Имя материала: Курс лекций по избирательному праву и избирательному процессу Российской Федерации

Автор: Князев С.Д.

Глава 2. система субъектов современного избирательного права российской федерации

§1. Субъекты избирательного права

Д.ю.н., проф. С.Князев

к.ю.н., доц. А.Яшин

Вопрос о субъектах права является одним из основополагающих для любой отрасли (подотрасли) права, поскольку с ним связано не только определение круга потенциальных участников соответствующих правоотношений, но и предметное закрепление перечня субъективных прав и юридических обязанностей, составляющих наиболее содержательную характеристику правового режима любого относительно самостоятельного юридического феномена объективного порядка. Как справедливо отмечает В.Н. Протасов, отношения, нуждающиеся в правовом обеспечении, не могут возникать, существовать и развиваться без определенных участников, которые, выступая в качестве субъектов права, представляют собой потенциальные элементы правоотношений и становятся реальными участниками правовых связей с появлением у них дополнительных целесообразных свойств юридического характера - субъективных юридических прав и обязанностей. Именно определение круга лиц, являющихся субъектами права, представляет собой отправную ступень в процессе воплощения юридических норм в социальную жизнь. Уже здесь нормы права в какой-то мере реализуются: реально определяется круг адресатов, которые могут быть носителями юридических прав и обязанностей. Соответственно этому и современное российское избирательное право одним из самых существенных своих идентификационных признаков имеет специфический круг собственных субъектов, особенности правового статуса которых во многом предопределяют механизм юридического обеспечения выборов в Российской Федерации.

Попытки очертить круг субъектов избирательного права уже предпринимались в литературе. Однако до настоящего времени целостная непротиворечивая система взглядов по данному вопросу не могла быть предложена юридической наукой, поскольку единство мнений отсутствует как в отношении перечня потенциальных участников избирательных кампаний, особенностей правового положения каждого из них, так и в отношении реестра их избирательных полномочий. Представляется, что подобная картина в значительной мере обусловлена тем, что в литературе по избирательному праву субъектная проблематика данной подотрасли публичного права освещается, как правило, посредством комментирования отдельных фрагментов избирательного законодательства, вследствие чего методологические координаты определения субъектов избирательного права до сих пор не выстроены.

Важнейшим условием обладания статусом субъекта избирательного права является наличие у лица особого юридического свойства - избирательной правосубъектности, которая выступает в качестве непременного условия наделения участников политических отношений избирательными правами и обязанностями. Правосубъектность является предпосылкой правового статуса, поскольку она представляет собой категорию возможности, тогда как правовой статус - категорию действительности. Содержанием правосубъектности по существу служит сообщаемая юридическими нормами участникам общественных отношений информация о возможности обладания правами и обязанностями, предусмотренными законодательством о выборах, и способности осуществления их своими личными действиями. Избирательная правосубъектность является разновидностью государственно-правовой правосубъектности, ориентирована на механизм реализации законодательства о выборах, выступает в качестве предпосылки участия граждан и иных лиц в юридических отношениях, опосредующих осуществление конституционного права избирать и быть избранными в органы государственной власти и органы местного самоуправления.

По своему внутреннему строению избирательная правосубъектность неоднородна и охватывает собой относительно обособленные структурные элементы: правоспособность, дееспособность и деликтоспособность. Хотя нередко автономное значение деликтоспособности отвергается на том основании, что она является элементом дееспособности, касающимся специфической правовой сферы - неправомерного поведения и реакции на него со стороны государственных и иных органов. Думается, однако, что выделение деликтоспособности в качестве самостоятельного элемента структуры правосубъектности опирается на определенные различия нормативного регулирования разных видов электорального поведения: правомерного и неправомерного.

Под избирательной правоспособностью понимают предусмотренную законодательством потенциальную возможность лица (физического или юридического) быть участником избирательных правоотношений, иметь права и нести обязанности в юридически значимой сфере организации и проведения выборов. Как справедливо отмечает Н.А. Богданова, правоспособность является основанием для включения того или иного субъекта, выступающего в соответствующем юридическом качестве, в правовые отношения, вследствие чего в ней раскрываются правовые связи субъектов, содержание которых служит предпосылкой обладания правами и обязанностями. Избирательная дееспособность означает способность участников избирательных отношений своими действиями реализовывать принадлежащие им права и возложенные на них обязанности по формированию выборных органов и должностных лиц публичной власти. Что же касается избирательной деликтоспособности, то это такой элемент правосубъектности, который свидетельствует о наличии предусмотренной законодательством способности лица отвечать за свои противоправные действия (бездействие) и нести перед компетентными органами ответственность, установленную нормами законодательства о выборах.

Необходимость выделения элементов, образующих полный состав правосубъектности, ощущается применительно не ко всем участникам избирательных правоотношений. Так, если в отношении граждан законодательство о выборах в полной мере различает условия и порядок обладания правоспособностью, дееспособностью и деликтоспособностью, то применительно к таким субъектам, как избирательные комиссии, государственные органы и органы местного самоуправления, избирательная правосубъектность объективируется в законодательстве в едином неразрывном качестве и фактически представляет собой их компетенцию как участников избирательных отношений, наделенных властными полномочиями публичного характера. В отличие от граждан, являющихся главными обладателями избирательных прав, непосредственная реализация которых сопряжена с достижением определенного возраста, отсутствием юридических запретов на участие отдельных категорий граждан в выборах, иными упомянутыми в законодательстве обстоятельствами, органы и должностные лица государственной и муниципальной власти имеют в роли участников избирательных правоотношений четко обозначенные функции, конкретизированные в рамках их компетенции, которая предполагает активную линию их поведения в качестве субъектов избирательного права, несовместимую даже с условным расчленением правосубъектности на правоспособность и дееспособность. Несомненно, это объясняется еще и тем, что само появление таких субъектов, как избирательные комиссии, государственные и муниципальные органы на орбите правового регулирования выборов, в отличие от граждан, не может быть таким, которое допускало бы только их потенциальную возможность обладания полномочиями в сфере избирательного права (правоспособность), исключающую, пусть даже чисто теоретически, способность реализовывать свою компетенцию (дееспособность).

Правосубъектность в сфере избирательных отношений является во всех случаях следствием законодательства о выборах, динамика развития которого оказывает определяющее воздействие на круг лиц, признаваемых субъектами избирательного права. Так, по историческим меркам, еще совсем недавно законодательство о выборах, действовавшее в нашей стране, относило к числу субъектов избирательного права трудовые коллективы предприятий, учреждений, организаций; коллективы учащихся и студентов средних специальных и высших учебных заведений дневной формы обучения; общественные организации; собрания избирателей по месту жительства; собрания военнослужащих по воинским частям. После принятия 26 октября 1994 г. Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав граждан Российской Федерации", заложившего концептуальные основы современной модели правового регулирования выборов, все они канули в лету. Однако на смену им впервые на законодательном уровне в числе субъектов российского избирательного права были названы избирательные объединения, избирательные блоки, члены избирательных комиссий с правом совещательного голоса, наблюдатели.

Существенные коррективы в систему субъектов избирательного права внес Федеральный закон "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" в новой редакции. С его принятием появились такие новые участники избирательных правоотношений, ранее не известные отечественному законодательству, как иностранные граждане, зарегистрированные кандидаты и временные избирательные комиссии. Хотя справедливости ради следует оговориться, что участие иностранных граждан в выборах принципиально допускалось и прежним законодательством, но только в тех случаях, когда они являлись обладателями двойного гражданства, одно из которых было российским.

Все многообразие субъектов современного российского избирательного права, опираясь на выводы общей теории права и отраслевых юридических наук, можно подразделить на две группы: индивидуальные и коллективные субъекты. Вместе с тем, отдельные исследователи считают необходимым дополнительное выделение в качестве самостоятельного вида субъектов права так называемых общественно-территориальных или социально-политических образований, к числу которых относят государство, субъекты Федерации, административно-территориальные единицы, муниципальные образования, избирательные округа и др. Представляется, что с такой постановкой вопроса вряд ли можно согласиться. Как справедливо было подмечено Л.С. Явичем, субъектами права могут быть признаны только такие образования, которые обладают определенной структурой и внешней обособленностью, способностью вырабатывать единую волю и определять цели единой деятельности, выступать вовне в виде одного лица и нести ответственность за результаты своей деятельности. Несомненно, что ни избирательные округа, ни муниципальные образования, ни иные "претендующие" на статус самостоятельных субъектов права социально-политические или территориально-общественные образования не обладают подобными признаками (свойствами). Более того, ни федеральное, ни региональное законодательство о выборах не упоминает о них, как о самостоятельных адресатах избирательных прав и обязанностей, вследствие чего обособление этих образований в самостоятельную группу субъектов избирательного права Российской Федерации выглядит умозрительным, лишенным юридического оформления и не имеющим практического значения.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 |