Имя материала: Информационное право России

Автор: Ковалева Н.Н.

2. правовой статус электронной цифровой подписи

 

Электронно-цифровая подпись - реквизит электронного документа, полученный в результате преобразования информации с использованием закрытого ключа электронно-цифровой подписи и позволяющий установить подлинность и целостность содержащейся в электронном документе информации, а также обладателя электронно-цифровой подписи. Электронно-цифровая подпись в электронном документе становится равнозначной собственноручной подписи при следующих условиях (одновременно).

1. Сертификат ключа электронно-цифровой подписи не утратил силу.

2. Подтверждена подлинность электронно-цифровой подписи в электронном документе.

3. Электронно-цифровая подпись используется в отношениях, имеющих юридическое значение.

Субъекты электронно-цифровой подписи:

- пользователи информационной системы;

- обладатели электронно-цифровой подписи;

- удостоверяющие центры;

- уполномоченные ФОИВ.

Электронная цифровая подпись - это современный, надежный юридический инструмент, позволяющий практически мгновенно, вне зависимости от времени суток и расстояний, заключить юридически полноценную сделку, а также в случае необходимости однозначно и без сомнений решить самые разнообразные споры, в том числе и в судебном порядке.

Электронное сообщение, подписанное электронной цифровой подписью или иным аналогом собственноручной подписи, признается электронным документом, равнозначным документу, подписанному собственноручной подписью, в случаях, если федеральными законами или иными нормативными правовыми актами не устанавливается или не подразумевается требование о составлении такого документа на бумажном носителе.

В  целях  заключения  гражданско-правовых  договоров  или  оформления  иных правоотношений, в которых участвуют лица, обменивающиеся электронными сообщениями, обмен электронными сообщениями, каждое из которых подписано электронной цифровой подписью или иным аналогом собственноручной подписи отправителя такого сообщения, в порядке, установленном федеральными законами, иными нормативными правовыми актами или соглашением сторон, рассматривается как обмен документами.

ЭЦП была известна и использовалась еще задолго до принятия закона. Ее внутренний стандарт утвердил Центральный банк РФ в 1993 г., с ее помощью Пенсионный фонд РФ принимал отчетности  от  организаций  через  Интернет.  И  только  13  декабря  2001  г.  в  третьем  чтении Госдумой РФ был принят Федеральный закон "Об электронной цифровой подписи", который регулирует правовые условия использования электронной цифровой подписи (далее - ЭЦП) в электронных  документах,  при соблюдении которых  ЭЦП в электронном документе признается

равнозначной собственноручной подписи в документе на бумажном носителе. Помимо основных понятий и целей, Закон содержит нормы применения ЭЦП.

Итак, ЭЦП - это программно-криптографическое (т.е. зашифрованное соответствующим образом) средство, которое позволяет подтвердить, что подпись, стоящая на том или ином электронном документе, поставлена именно его автором, а не каким-либо другим лицом.

Для  автора  документа  генерируется  закрытый  ключ  -  последовательность  цифр определенной   длины.  Любой  электронный   документ   с   технической   точки   зрения   также представляет   из   себя  последовательность   цифр.   ЭЦП   представляет   собой   некое   число, полученное в результате преобразования электронного документа как цифровой последовательности с помощью закрытого ключа автора. На базе закрытого ключа создается открытый ключ, доступный любому. Любой может проверить ЭЦП под документом при помощи соответствующих преобразований с использованием электронного образа документа, открытого ключа отправителя и собственно значения ЭЦП. Открытый и закрытый ключи однозначно связаны между  собой,  однако  вычислить  закрытый  ключ  по  открытому  практически  невозможно;  как минимум, это требует очень продолжительного периода времени.

Закрытый ключ, разумеется, содержится в тайне и известен только владельцу, чтобы никто, кроме владельца, не смог сформировать ЭЦП под документом. В то же время буквально любое заинтересованное лицо может проверить с помощью опубликованного открытого ключа, что документ подписал именно владелец, что документ не искажен (иначе меняется производная величина). Таким образом, подделать электронный документ, подписанный ЭЦП, существенно сложнее, чем документ на бумажном носителе. Защищенным оказывается и сам текст документа, причем не требуется помощи экспертов для выявления факта искажения документа. Проверка осуществляется строго математическим путем, причем автоматически, не нужно самому проделывать какие-либо вычисления. В результате запуска программы открытого ключа пользователь получает результаты проверки в наглядном виде как сообщение о том, что документ подписан таким-то лицом, возможно, некоторые другие дополнительные данные. Или получает отрицательный результат.

Не менее важно, чтобы информация о принадлежности открытого ключа определенному пользователю   была   документально   оформлена,  причем   такое   оформление   должно   быть выполнено соответствующим ответственным органом. Соответствующий документ получил название сертификата открытого ключа ЭЦП (сертификат ключа подписи). Требования к сертификату ключа подписи изложены в ст. 6 Закона об ЭЦП. Сертификат подтверждает принадлежность открытого ключа ЭЦП владельцу сертификата ключа подписи, т.е. лицу, на имя которого выдан сертификат ключа подписи и которое владеет закрытым ключом ЭЦП, соответствующим открытому ключу, указанному в сертификате. Такой документ выдает удостоверяющий  центр,  статус  и  основные  функции  которого  определены  ст.  8  и  9  Закона. Наличие сертификата важно при разрешении споров о принадлежности той или иной информации конкретному  пользователю.  Для  исключения  внесения  изменений  в  сертификаты  ключей  со стороны пользователей этот сертификат в виде электронных данных подписывается ЭЦП удостоверяющего центра, а сам сертификат выдается его владельцу в бумажной форме. В случае судебного   разбирательства  удостоверяющий   центр   может   подтвердить   подлинность   ЭЦП. Стороны, участвующие в электронной коммерции, при создании ЭЦП могут обойтись и без участия удостоверяющих центров, однако доказательная сила такой подписи резко падает.

Сертификаты ключей могут распространяться среди участников информационной системы

как в бумажном, так и в электронном виде. Бумажный сертификат должен быть оформлен на бланке удостоверяющего центра и заверен подписью уполномоченного лица с печатью центра. Электронный сертификат должен быть заверен ЭЦП удостоверяющего центра. Удостоверяющий центр изготавливает сертификаты ключей подписей; создает ключи ЭЦП с гарантией сохранения в тайне  закрытого  ключа;  приостанавливает  и  возобновляет  действие  сертификатов  ключей подписей, а также аннулирует их; ведет реестр сертификатов ключей подписей, обеспечивает его актуальность  и  возможность  свободного  доступа  к  нему  клиентов;  проверяет  уникальность открытых ключей электронных цифровых подписей в реестре сертификатов ключей подписей и архиве удостоверяющего центра;  осуществляет подтверждение подлинности  электронной цифровой подписи в электронном документе.

Действие данного Федерального закона распространяется на отношения, возникающие при совершении гражданско-правовых сделок и в других предусмотренных законодательством РФ случаях. Однако в некоторых странах сфера применения подобных законов гораздо шире и определяется методом исключения.

Например, в США согласно Закону об электронных подписях в мировой и национальной торговле (Electronic Signatures in Global and national Commerce Act), известному как Закон об электронной подписи (E-Sign Act), вступившему в силу 1 октября 2000 г., любой контракт, соглашение, документ, закладная или другая форма документа, имеющего отношение к недвижимости, или любой другой деловой документ может быть подписан с помощью электронной

подписи. Более того, документы, имеющие отношение к вещным правам, недвижимости, могут быть нотариально засвидетельствованы через электронные средства информации, если уполномоченный государственный нотариус работает в режиме on-line, т.е. имеет возможность видеть, что человек "подписал" документ, и подтверждает подлинность подписи. В связи с чем документ, отправленный, подписанный и нотариально засвидетельствованный с помощью электронных средств связи, может быть использован в суде и при отсутствии на нем традиционной подписи <*>.

--------------------------------

<*> Randell D. Wallace and Don F. Dagenais. The Changing World of Electronic Signatures //

 

Однако указанный Закон предусматривает ряд исключений, в частности последний не признает электронные подписи на завещаниях, дополнениях к завещанию, завещаниях с установлением доверительной собственности, бумагах, связанных с разводом и усыновлением; документах, сопровождающих опасные материалы. Судебные приказы также должны фактически подписываться судьей. С помощью электронной подписи не может быть осуществлен переход заложенной недвижимости в собственность залогодержателя, аннулирован страховой полис медицинского страхования страховыми компаниями. Необходимо отметить, что данный список имеет  тенденцию  к  сокращению.  В  связи  с  чем  представляется  целесообразным  создание правовых основ для использования электронной цифровой подписи в России не только в гражданском электронном документообороте, но и во взаимоотношениях с государственными и муниципальными органами власти.

Расхождение между названными актами еще и в том, что российский Закон не распространяется на другие формы аналогов собственноручной подписи.

Собственноручная  подпись неотделима от человека,  а наиболее важный с юридической

точки зрения компонент - электронно-цифровая подпись - секретный закрытый ключ - пока вполне отделим.  Отсутствие  норм,  уникально  увязывающих  электронную  цифровую  подпись  с физическим лицом, породит множество проблем правоприменительной практики. Так, если третьему лицу станет известен закрытый ключ, то отличить подлог подписи до аннулирования ключей будет невозможно. В силу этого возникает необходимость в установлении правомерности владения секретным ключом лица, подписавшего документ. Практически это не всегда достижимо, поэтому должна быть закреплена презумпция, согласно которой бремя юридических последствий за использование третьими лицами закрытого ключа лежит на его владельце. Иными словами, кто бы ни подписал электронный документ, он будет считаться подлинным лицом, обладающим закрытым ключом, если владелец не известил участников системы о необходимости его аннулировать в связи с выходом из-под контроля.

Важным вопросом представляется обеспечение защиты и сохранности секретного ключа. Такие ключи никогда не должны храниться в явном виде на носителях, с которых они могут быть скопированы и, соответственно, скомпрометированы. В числе способов обеспечения сохранности секретных ключей можно назвать следующие:

1) хранение на носителях, которые трудно копируются, например специальные чип-карты,

доступ к которым имеет лишь владелец ключа, знающий PIN-код;

2)   использование  методов,   позволяющих   с   очень   высокой   степенью   достоверности обеспечить привязку электронно-цифровой подписи к подписанту (примером может служить технология цифровой обработки папиллярного узора отпечатка пальца, радужной оболочки глаза, автографа и других биометрических параметров);

3) шифрование секретных ключей на других ключах, которые могут быть тоже зашифрованы. Недостаточно проработаны вопросы ответственности третьих лиц, участников электронного оборота документов и органов,  ответственных  за проведение сертификации средств ЭЦП.  Не установлено,      кто            несет   ответственность        в          случае,            если    убытки           будут  по        причине несанкционированного взлома сертифицированных средств цифровой подписи или наличия в них разного рода незаконно установленных  программных или аппаратных закладок. Не определен также порядок хранения и доступа к закрытым ключам ЭЦП в удостоверяющих центрах. Следует отметить,  что  эти  проблемы  можно  решить  договором  с  удостоверяющим  центром,  однако

типовую форму такого договора только еще предстоит разработать.

Неурегулированным вопросом является проверка уникальности открытых ключей. Такая проверка  проводится  в  реестре  сертификатов  ключей  подписей  и  архиве  удостоверяющего центра, причем удостоверяющий центр проводит проверку по данным своего реестра и архива. Вследствие этого без внимания остаются реестры и архивы других удостоверяющих центров, где могут храниться идентичные ключи. Выход из сложившейся ситуации видится в том, чтобы создать единый реестр ключей ЭЦП, возложив ведение этого реестра на государство, и сделать его доступным для граждан через сеть Интернет. Это позволило бы существенно сократить издержки, связанные   с   функционированием   множества   удостоверяющих   центров.   Принятие   на  себя

государством расходов, связанных с созданием и ведением реестра ключей ЭЦП, сократило бы затраты граждан на оплату услуг удостоверяющих центров, а следовательно, удешевило бы технологии цифровых подписей.

Электронный  документ  с  ЭЦП  как  форма  является  универсальным  для  документов,  в которых фиксируется динамика отношений, особенно в гражданско-правовой сфере, что и закреплено законодательно. Но динамики не меньше и в системе государственного и муниципального управления. Потребность органов государственной власти в ускорении доведения информации до исполнителей управленческих отношений, более широкие финансовые возможности системы государственного управления и меньший риск негативных последствий в случае возникновения сбоев и ошибок обусловливают развитие системы электронного документооборота. Однако эта сфера остается вне законодательного регулирования.

Что касается опыта зарубежных стран, то необходимо отметить следующее. Государства с разной правовой культурой традиционно расходятся в оценке подписи.  Страны общего права (США,  Великобритания)  не  предъявляют  особых  требований  к  подписи,  стоящей  в  конце документа, который может быть подписан либо одной стороной, либо двумя сторонами. При этом сама подпись может быть сделана любым способом. В романо-германских правовых системах (в странах  континентальной  Европы),  где  правовая  доктрина  традиционно  играла  существенную роль,  сложилась  иная   концепция  подписи.  Она  воспринимается   как  факт  окончательного выражения   воли  сторон,   придания  документу  характера  юридически  значимого   -   в  этом заключается  основная  функция  подписи.  Кроме  того,  в  США  и  Европе  структура сертификационных центров на практике сложилась самостоятельно, без какого-либо участия государства, при этом она существует на средства коммерческих компаний.

Государства и предприниматели заинтересованы в стандартизации регулирования электронной подписи, что было бы удобно и целесообразно при осуществлении международной торговли через Интернет. Однако практика пошла по пути разработки национальных моделей. Законы приняты в Германии, Австрии, Великобритании, Японии, ряде латиноамериканских стран. Национальное   законодательство  чрезвычайно   разнообразно.   Германия   и   Япония   уделяют большое внимание техническим стандартам, Сингапур и Малайзия - юридическому значению электронной подписи, государственному контролю за деятельностью удостоверяющих (сертифицирующих) органов.

Таким образом, действующее законодательство характеризуется наличием определенных пробелов,  что,  в  свою  очередь,  негативно  сказывается  на  развитии  соответствующих общественных отношений.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 | 76 | 77 | 78 | 79 | 80 | 81 | 82 | 83 | 84 | 85 |