Имя материала: Информационное право

Автор: Боер Виктор Матвеевич

Тема 12. правовые основы обеспечения информационной безопасности россии

 

В научной и публицистической литературе не раз обращалось вни- мание на отсутствие законодательства в области информационной безопасности, в связи с чем в 1990 году была начата разработка кон- цепции национальной безопасности под руководством академика Ю. А. Рыжова. В 1998 году был подготовлен законопроект, который

 

1  См.  подробнее: Юнг  К. Г. Тэвистокские лекции. М.,  1999.

2  См.:  Почепцов Г. Г. Информационные войны. М.,  2000. С. 51–105.

3  Данные вопросы призвано решать государство путем реализации  инфор- мационной политики и  обеспечения информационной безопасности.

неоднократно рассматривался на заседаниях Экспертного совета Ко- митета Государственной думы  по безопасности. Авторская группа включала ведущих специалистов в области юриспруденции, эконо- мики, психоэкологии, психологии, техники и др.

Информационная безопасность Российской Федерации должна

находиться под пристальным вниманием государства, в связи с чем Президент Российской Федерации утвердил 9 сентября 2000 г. Док- трину информационной безопасности за № Пр-1895, которая пред- ставляет собой совокупность официальных взглядов на цели, зада- чи, принципы и основные направления обеспечения информацион- ной безопасности Российской Федерации.

Информационная безопасность определена Доктриной как состо- яние защищенности национальных интересов Российской Федера- ции в информационной сфере, определяющихся совокупностью сба- лансированных интересов личности, общества и государства.

Интересы личности в информационной сфере заключаются в реа-

лизации конституционных прав  человека и гражданина на доступ к информации, на использование информации в интересах осуществ- ления не запрещенной законом деятельности, физического, духов- ного и интеллектуального развития, а также в защите информации, обеспечивающей личную безопасность.

Интересы общества в информационной сфере заключаются в обес-

печении интересов личности в этой сфере, упрочении демократии, создании правового социального государства, достижении и поддер- жании общественного согласия, в духовном обновлении России.

Интересы государства в информационной сфере  заключаются в создании условий для гармоничного развития российской инфор- мационной инфраструктуры, для реализации конституционных прав и свобод человека и гражданина в области получения информации и пользования ею в целях обеспечения незыблемости конституцион- ного строя, суверенитета и территориальной целостности России, политической, экономической и социальной стабильности, в безус- ловном обеспечении законности и правопорядка, развитии равно- правного и взаимовыгодного международного сотрудничества.

Доктрина информационной безопасности служит основой:

— для формирования государственной политики в области обес- печения информационной безопасности Российской Федерации;

— подготовки предложений по совершенствованию правового, ме- тодического, научно-технического и организационного обеспечения информационной безопасности Российской Федерации;

— разработки целевых программ обеспечения информационной

безопасности Российской Федерации.

Система обеспечения информационной безопасности Российской Федерации строится на основе разграничения полномочий органов законодательной, исполнительной и судебной властей в данной сфе- ре, а также предметов ведения федеральных органов государствен- ной власти и органов государственной власти субъектов Федерации.

Построение системы обеспечения информационной безопасности и анализ ее эффективности, совершенствование и внедрение требует использования статистических данных и данных психологических исследований об особенностях современного социума.

На особенности восприятия информации влияет уровень гипна- бельности субъекта. Кроме того, немаловажное значение имеет умыш- ленное манипулирование сознанием личности при помощи опреде- ленных средств и способов психологического воздействия, получив- ших широкое распространение в последнее время.

Подобные способы уже выходят из сферы профессионального пси-

хотерапевтического интереса, они все активнее используются совре- менными СМИ, общественными и политическими организациями, предпринимателями в конкурентной борьбе и, наконец, государством, о чем уже было отмечено ранее (см. с. 65–70). Кроме того, информа- ционно-психологические способы воздействия в последнее время все чаще стали использоваться для ведения так называемых «информа- ционных войн», в которых информация, граничащая с дезинформа- цией, стала орудием в этой войне. Введение термина «информацион- ная война» не отвечает юридическим требованиям, данный термин несет особую эмоциональную окраску, позволяющую привлечь по- вышенное общественное внимание к проблеме использование инфор- мации в деструктивных для человека, общества и конкретного госу- дарства целях.

«Информационной войной» стали называть любое распростране- ние информации, которое характеризуется целенаправленностью, деструктивностью и полным подавлением моральных сил противни- ка (лица, против которого направлена информационная кампания). Авторы используют данный термин, акцентируя внимание на гло- бальных размерах данного вида  информационных конфликтов, а также последствиях огромной разрушительной силы, к которым они могут привести.

Директор информационных войск министерства обороны США

определяет «информационную войну» следующим образом: «Инфор- мационная война состоит из действий, предпринимаемых для дости- жения информационного превосходства в обеспечении националь- ной военной стратегии путем воздействия на информацию и инфор- мационные системы противника с одновременным укреплением и за-

щитой нашей собственной информации и информационных систем. Информационная война представляет собой всеобъемлющую, целос- тную стратегию, призванную отдать должное значимости и ценности информации в вопросах командования, управления и выполнения приказов вооруженным силам и реализации национальной полити- ки. Информационная война использует все возможности и нацелена на факторы уязвимости, неизбежно возникающие в условиях возра- стающей зависимости от информации. Объектом внимания стано- вятся информационные системы (включая соответствующие линии передач, обрабатывающие центры и человеческий фактор этих сис- тем), а также информационные технологии, используемые в систе- мах вооружений. Информационная война имеет  наступательные и оборонительные составляющие, но начинается с целевого проекти- рования и разработки своей «архитектуры командования, управле- ния, коммуникаций, компьютеров и разведки», обеспечивающей лицам, принимающим решения, ощутимое информационное превос- ходство во всевозможных конфликтах».1

«Информационные войны» ведутся уже давно, среди историчес- ких примеров следует отметить следующие. Войска, к примеру, Чин- гисхана шли вслед за рассказами (слухами) об их невероятной жес- токости, что в сильной степени подрывало моральный дух их про- тивников. Использовался прообраз современных избирательных тех- нологий при выборах в Древнем Риме. Моральный дух воинов под- держивался особой идеологией («на  щите или  со щитом»). Вырос- ший в качестве потенциального плацдарма Интернет в современных условиях предоставляет неограниченные технические возможности для ведения информационных войн.

В Российской Федерации, как отмечают некоторые авторы,2 гото-

вятся специалисты в сфере информационных войн, кроме того, как свидетельствует пресса, к концу 1995 года должна была быть завер- шена работа по созданию основ информационной борьбы с противни- ком по заказу Совета Безопасности Российской Федерации.3

 

1  Цит. по:  Завадский И.  И.  Информационная война –  что  это  такое?// Кон- фидент. 1996. № 4.  С. 14.

2  См.:  Почепцов Г. Г. Указ. соч. С. 19;  Викторов А. Ф. Информационная война

в современных условиях // Информационное общество. 1997. №  1;  Филимо- нов  А. Ф. О разработке в США  системы мер  по защите национальной информа- ционной инфраструктуры // Там  же;  Расторгуев С. П. Информационная вой- на  как целенаправленное информационное воздействие информационных сис- тем  // Там  же.

3  См.:  Комов С. А. Информационная борьба  в политических конфликтах:

вопросы теории // Информатика и вычислительная техника. 1996. № 1–2.

В телепрограмме «Военная тайна» (RenTV. 1998. 22 нояб.) было представлено одно из подразделений для психологической войны в армии Российской Федерации. Оно включает 15 человек, занятых тремя видами деятельности: полиграфической, звуковещательной, а также звукозаписывающей и обрабатывающей информацию. Гром- коговорители вещают на расстояние 6 км. Приводился пример, ког- да на конкретный кишлак вещал человек, подражая голосу Горбаче- ва и призывая избавиться от повстанцев. Кишлак выполнил это по- желание. Были продемонстрированы листовки, где рисунки разде- лялись на две половины, на одной было — «Обещали», на второй —

«Получили». За подобные листовки во время войны в Чечне полевые командиры расстреливали тех, у кого их находили. Представленный в программе ефрейтор из этого подразделения в совершенстве знал английский и французский языки. Все это наглядно демонстрирует, как теория вполне адекватно трансформировалась в рутинной по- вседневной работе.1

В числе ярких примеров «информационной войны» прошлых лет можно назвать «холодную войну» СССР-США, приведшую к распа- ду СССР, до этого таким же примером агрессивного коммуникатив- ного воздействия было управление ситуацией в Чили, завершившее- ся свержением С. Альенде. «Комсомольская правда» (1997, 10 сент.) выносит на первую полосу рубрику «Информационные войнушки», где сообщается в числе прочего следующее: «Группа специалистов по

«активным мероприятиям», ранее  трудившихся в отечественных спецслужбах, недавно закончила отработку сценария по дискреди- тации двух первых вице-премьеров правительства Российской Феде- рации — Немцова и Чубайса, а также «примкнувшего к ним» А. Ко- ха.  Как сообщают некоторые руководители отечественных СМИ,

«борцы за правду» уже обратились к ним с предложениями выдать

нечто сенсационное. Недругов Березовского и Гусинского ожидает ворох разоблачений — от предания гласности пикантных подробно- стей личной жизни до обвинений в коррупции». Все это указывает на ведение внутригосударственных «информационных войн» в области

«политических игр».

«Информационные войны» активно используются и в предприни- мательской деятельности при рекламе продукции, с целью увеличе- ния  объема продаж и расширения рынка сбыта. Следует отметить тот факт, что современный человек, считая себя вполне рациональ- ным существом, оказался не готовым управлять столь же эффектив-

 

1  Почепцов Г. Г. Указ. соч.  С. 19.

но эмоциональной коммуникацией, как это он делал с коммуника- цией рациональной. В случае рекламного и пропагандистского воз- действия под видом рациональных аргументов на человека обруши- вается именно эмоциональная информация. К примеру, мебель рек- ламируется как символ успеха. Рационально данный аргумент не выдерживает критики, но он начинает действовать на уровне чувств, поддерживаемый визуальной коммуникацией, куда введены другие символы успеха в виде дорогой машины, виллы и т. д.

Приведенные примеры, несомненно, указывают на то, что «ин- формационные войны» ведутся не только в информационной сфере, включающей информационные пространства мировых стран, но и заняли свое место в информационном пространстве нашей страны. Следует отметить, что «информационные войны» как разновидность информационно-правовых конфликтов требуют детального изучения и выработки своих специфических способов профилактики и предот- вращения, так как конечным объектом воздействия являются люди, то ведение подобных «войн» явно нарушает все их законные инфор- мационные права.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 |