Имя материала: Информационное право

Автор: Боер Виктор Матвеевич

Схема 2.  элементы юридического механизма  профилактики  информа- ционно-правовых конфликтов

 

— угрозы конституционным правам и свободам человека и граж- данина в области духовной жизни и информационной деятельности, индивидуальному, групповому и общественному сознанию, духов- ному возрождению России;

— угрозы информационному обеспечению государственной поли- тики Российской Федерации;

— угрозы развитию отечественной индустрии информации, вклю- чая индустрию средств информатизации, телекоммуникации и свя- зи, обеспечению потребностей внутреннего рынка в ее продукции и выходу этой продукции на мировой рынок, а также обеспечению на- копления, сохранности и эффективного использования отечествен- ных информационных ресурсов;

— угрозы безопасности информационных и телекоммуникацион- ных  средств и систем, как уже  развернутых, так  и создаваемых на территории России.

Инструментальная составляющая юридического механизма предотвращения развития и профилактики информационных конф- ликтов выражается в совокупности общих и специальных методов и средств.

Общие методы обеспечения предотвращения развития и профилак-

тики информационных конфликтов в Российской Федерации разде- ляются: на правовые, организационно-технические и экономические.

К правовым методам обеспечения предотвращения развития и профилактики информационных конфликтов относится разработка нормативных правовых актов, регламентирующих отношения в ин- формационной сфере, и нормативных методических документов по вопросам обеспечения информационной безопасности Российской Федерации. Наиболее важными направлениями этой деятельности являются:

1) внесение изменений и дополнений в законодательство Российс- кой  Федерации, регулирующее отношения в области обеспечения информационной безопасности, в целях создания и совершенствова- ния системы обеспечения информационной безопасности Российской Федерации, устранения внутренних противоречий в федеральном за- конодательстве, противоречий, связанных с международными согла- шениями, к которым присоединилась Россия, и противоречий между федеральными законодательными актами и законодательными ак- тами субъектов Российской Федерации, а также в целях конкретиза- ции правовых норм, устанавливающих ответственность за правона- рушения в области обеспечения информационной безопасности Рос- сийской Федерации;

2) законодательное разграничение полномочий в области обеспе- чения информационной безопасности Российской Федерации между федеральными органами государственной власти и органами государ- ственной власти субъектов Российской Федерации, определение це- лей, задач и механизмов участия в этой деятельности общественных объединений, организаций и граждан;

3) разработка и принятие нормативных правовых актов Российс- кой Федерации, устанавливающих ответственность юридических и физических лиц за несанкционированный доступ к информации, ее противоправное копирование, искажение и противозаконное исполь- зование, преднамеренное распространение недостоверной информа- ции, противоправное раскрытие конфиденциальной информации, использование в преступных и корыстных целях служебной инфор- мации или информации, содержащей коммерческую тайну;

4) уточнение статуса иностранных информационных агентств, СМИ и журналистов, а также инвесторов при  привлечении иност- ранных инвестиций для развития информационной инфраструкту- ры России;

5) законодательное закрепление приоритета развития нацио-

нальных сетей  связи и отечественного производства космических спутников связи;

6) определение статуса организаций, предоставляющих услуги глобальных информационно-телекоммуникационных сетей на тер-

ритории Российской Федерации, и правовое регулирование деятель- ности этих организаций;

7) создание правовой базы для формирования в Российской Феде- рации региональных структур обеспечения информационной безопас- ности.

Организационно-техническими методами обеспечения предотв- ращения развития и профилактики информационных конфликтов являются:

1) создание и совершенствование системы обеспечения информа- ционной безопасности РФ;

2) усиление правоприменительной деятельности федеральных ор- ганов  исполнительной власти, органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации, включая предупреждение и пресе- чение  правонарушений в информационной сфере, а также выявле- ние, изобличение и привлечение к ответственности лиц, совершив- ших преступления и другие правонарушения в этой сфере;

3) разработка, использование и совершенствование средств защи- ты информации и методов контроля эффективности этих  средств, развитие телекоммуникационных систем, повышение надежности специального программного обеспечения;

4) создание систем и средств предотвращения несанкционирован-

ного доступа к обрабатываемой информации и специальных воздей- ствий, вызывающих разрушение, уничтожение, искажение инфор- мации, а также изменение штатных режимов функционирования систем и средств информатизации и связи;

5) выявление технических устройств и программ, представляю-

щих опасность для нормального функционирования информацион- но-телекоммуникационных систем, предотвращение перехвата ин- формации по техническим каналам, применение криптографических средств защиты информации при ее хранении, обработке и передаче по каналам связи, контроль над выполнением специальных требова- ний по защите информации;

7) сертификация средств защиты информации, лицензирование деятельности в области защиты государственной тайны, стандарти- зация способов и средств защиты информации;

8) совершенствование системы сертификации телекоммуникаци- онного оборудования и программного обеспечения автоматизирован- ных систем обработки информации по требованиям информацион- ной безопасности;

9) контроль над действиями персонала в защищенных информа- ционных системах, подготовка кадров в области обеспечения инфор- мационной безопасности Российской Федерации;

10) формирование системы мониторинга показателей и характе- ристик информационной безопасности Российской Федерации в наи- более важных сферах жизни и деятельности общества и государства.

Экономические методы обеспечения предотвращения развития и профилактики информационных конфликтов включают в себя:

1) разработку программ обеспечения информационной безопасно- сти Российской Федерации и определение порядка их финансирова- ния;

2) совершенствование системы финансирования работ, связанных с реализацией правовых и организационно-технических методов за- щиты информации, создание системы страхования информационных рисков физических и юридических лиц.

Организационная составляющая юридического механизма пре-

дотвращения развития и профилактики информационных конфлик- тов включает:

— определение основных направлений деятельности федеральных органов государственной власти и органов государственной власти субъектов Российской Федерации в этой области;

— закрепление обязанностей органов государственной власти со- ответствующего уровня по защите интересов Российской Федерации в информационной сфере  в рамках направлений их  деятельности базируется на соблюдении баланса интересов личности, общества и государства.

Функционирование государственных органов по обеспечению пре-

дотвращения развития и профилактики информационных конфлик- тов должно базироваться на следующих основных принципах:

1. Соблюдение Конституции Российской Федерации, законода- тельства Российской Федерации, общепризнанных принципов и норм международного права при осуществлении деятельности по обеспе- чению информационной безопасности Российской Федерации.

2. Открытость в реализации функций федеральных органов госу-

дарственной власти, органов государственной власти субъектов Рос- сийской Федерации и общественных объединений, предусматриваю- щая информирование общества об их деятельности с учетом ограни- чений, установленных законодательством Российской Федерации.

3. Правовое равенство всех участников процесса информационно-

го взаимодействия вне зависимости от их политического, социаль- ного и экономического статуса, основывающееся на конституцион- ном праве граждан на свободный поиск, получение, передачу, произ- водство и распространение информации любым законным способом.

4. Приоритетное развитие современных отечественных информа- ционных и телекоммуникационных технологий, производство тех-

нических и программных средств, способных обеспечить совершен- ствование национальных телекоммуникационных сетей, их подклю- чение  к глобальным информационным сетям в целях соблюдения жизненно важных интересов Российской Федерации.

Государство в процессе реализации своих  функций по обеспече-

нию предотвращения развития и профилактики информационных конфликтов в Российской Федерации:

— проводит объективный и всесторонний анализ и прогнозирова- ние угроз информационной безопасности Российской Федерации, раз- рабатывает меры по ее обеспечению;

— организует работу законодательных (представительных) и ис-

полнительных органов государственной власти Российской Федера- ции по реализации комплекса мер, направленных на предотвраще- ние, отражение и нейтрализацию угроз информационной безопасно- сти Российской Федерации;

— поддерживает деятельность общественных объединений, на- правленную на объективное информирование населения о социально значимых явлениях общественной жизни, защиту общества от ис- каженной и недостоверной информации;

— осуществляет контроль над разработкой, созданием, развити- ем, использованием, экспортом и импортом средств защиты инфор- мации посредством их сертификации и лицензирования деятельнос- ти в области защиты информации;

— проводит необходимую протекционистскую политику в отно-

шении производителей средств информатизации и защиты информа- ции на территории Российской Федерации и принимает меры по за- щите внутреннего рынка от проникновения на него некачественных средств информатизации и информационных продуктов;

— способствует предоставлению физическим и юридическим ли- цам доступа к мировым информационным ресурсам, глобальным ин- формационным сетям;

— формулирует и реализует государственную информационную политику России;

— организует разработку федеральной программы обеспечения им формационной безопасности Российской Федерации, объединяющей усилия государственных и негосударственных организаций в данной области;

— способствует интернационализации глобальных информаци-

онных сетей и систем, а также вхождению России в мировое инфор- мационное сообщество на условиях равноправного партнерства.

Совершенствование правовых механизмов регулирования обще- ственных отношений, возникающих в информационной сфере, яв-

ляется приоритетным направлением государственной политики в области обеспечения информационной безопасности Российской Федерации.

Это предполагает:

— оценку эффективности применения действующих законодатель- ных и иных нормативных правовых актов в информационной сфере и выработку программы их совершенствования;

— создание организационно-правовых механизмов обеспечения информационной безопасности;

— определение правового статуса всех субъектов отношений в ин- формационной сфере, включая пользователей информационных и телекоммуникационных систем, и установление их ответственности за соблюдение законодательства Российской Федерации в данной сфере;

— создание системы сбора и анализа данных об источниках угроз информационной безопасности Российской Федерации, а также о последствиях их осуществления;

— разработку нормативных правовых актов, определяющих орга-

низацию следствия и процедуру судебного разбирательства по фак- там противоправных действий в информационной сфере, а также по- рядок ликвидации последствий этих противоправных действий;

— разработку составов правонарушений с учетом специфики уго- ловной, гражданской, административной, дисциплинарной ответ- ственности и включение соответствующих правовых норм в уголов- ный, гражданский, административный и трудовой кодексы, в зако- нодательство Российской Федерации о государственной службе;

— совершенствование системы подготовки кадров, используемых в области обеспечения информационной безопасности Российской Федерации.

По мнению авторов, правовое обеспечение предотвращения раз-

вития и профилактики информационных конфликтов должно бази- роваться, прежде всего, на соблюдении принципов законности, ба- ланса интересов граждан, общества и государства в информацион- ной сфере.

Соблюдение принципа законности требует от федеральных орга- нов государственной власти и органов государственной власти субъек- тов Российской Федерации при решении возникающих в информа- ционной сфере конфликтов неукоснительно руководствоваться за- конодательными и иными нормативными правовыми актами, регу- лирующими отношения в этой сфере.

Соблюдение принципа баланса интересов граждан, общества и государства в информационной сфере предполагает законодатель-

ное закрепление приоритета этих  интересов в различных областях жизнедеятельности общества, использование форм общественного контроля деятельности федеральных органов государственной влас- ти и органов государственной власти субъектов Российской Федера- ции. Реализация гарантий конституционных прав и свобод человека и гражданина, касающихся деятельности в информационной сфере,

— важнейшая задача государства в области информационной безо- пасности.

Разработка механизмов правового обеспечения предотвращения развития и профилактики информационных конфликтов включает в себя мероприятия по информатизации правовой сферы в целом.

В целях выявления и согласования интересов федеральных орга-

нов государственной власти, органов государственной власти субъек- тов Российской Федерации и других субъектов отношений в инфор- мационной сфере, выработки необходимых решений государство под- держивает формирование общественных советов, комитетов и комис- сий с широким представительством общественных объединений и содействует организации их эффективной работы.

Нормативная составляющая юридического механизма предотв- ращения развития и профилактики информационных конфликтов ре- ализуется через правотворчество, правоприменение и участие государ- ства в развитии правосознания и правовой культуры граждан.

Законодательство в информационной сфере объединяет следую-

щие  области регулирования:  интеллектуальную собственность, СМИ, связь и телекоммуникации, информационную безопасность.

Под законодательством в сфере обеспечения предотвращения раз- вития и профилактики информационных конфликтов целесообраз- но понимать  совокупность правовых норм, регулирующих обще- ственные отношения по защите жизненно важных интересов лично- сти, общества и государства от угроз в информационной сфере.

Правовые нормы, составляющие законодательство в сфере  пре-

дотвращения развития и профилактики информационных конфлик- тов, могут быть выделены как в специальных нормативно-правовых актах по вопросам обеспечения информационной безопасности, так и в других нормативных актах федерального законодательства и законодательства субъектов Федерации.

При  формировании законодательства в информационной сфере

в самостоятельную отрасль российского права — информационное право — формирующееся законодательство в сфере обеспечения ин- формационной безопасности будет подотраслью информационного права, а при его кодификации, в случае принятия Информационного кодекса Российской Федерации, станет его составной частью. Потреб-

ность   в  подобном нормативно-правовом  акте  не  раз   отмечали В. А.  Копылов,  М. М. Рассолов,  В. Н.  Лопатин,  И.  Л.  Бачило, М. А. Федотов.1

В условиях формирования новой информационной инфраструк- туры – сращивания в единые системы (сети) средств связи, компью- терных возможностей, электронных СМИ, появления так называе- мых мультимедиа все чаще стали возникать такие виды информаци- онно-правовых конфликтов, как информационные споры.

Юридический механизм разрешения этих споров (правовое регу- лирование телерадиовещания, газетного дела) проходит этап станов- ления, с трудом вбирая в себя новые  информационные отношения. Поэтому здесь так много еще нравственных критериев, начал само- регулирования. Впрочем, многие ученые и практики в ряде стран убеж- дены, что такое восполнение правового регулирования — не «болезнь роста», а закономерное явление, вытекающее из предмета регулиро- вания — творческой деятельности, недопустимости ее окостенения, которое с неизбежностью порождает закон. А вот саморегулирова- ние, принципы которого принимает и реализует журналистское со- общество, как раз  то, что,  по их мнению, и нужно в деятельности СМИ.

Для  целей наиболее эффективного и оперативного разрешения информационных споров Указом Президента Российской Федерации от 31 декабря 1993 г. № 2335  «О судебной палате по информацион- ным спорам»2 был создан особый  судебный орган, явившийся «на- следником» Третейского информационного суда, созданного и дей- ствовавшего в целях обеспечения соблюдения законодательства уча- стниками избирательной компании 1993 года.  Указом Президента Российской Федерации от 31 января 1994 года № 228 было утверж- дено Положение о Судебной палате,3 в котором определялись основ- ные задачи и функции Судебной палаты.

Судебная палата рассматривала и разрешала споры, связанные:

— с ущемлением свободы массовой информации;

— необходимостью оперативного обеспечения исправления (оп- ровержения) в информационных сообщениях СМИ, затрагивающих общественные интересы;

— необъективностью и недостоверностью сообщений в СМИ;

 

1   См.,   напр.:  Копылов В.  А.  Информационное право.  С.  52–54;  Рассо- лов  М.  М. Указ. соч.  С. 45;  Бачило И.Л.,  Лопатин В. Н.,  Федотов М.  А. Указ. соч.  С. 36.

2  См.:  САПП. 1994. № 2.  Ст. 75.

3  См.:  Там  же. 1994. № 6.  Ст. 434.

— нарушениями принципа равноправия в сфере массовой инфор- мации;

— ущемлением нравственных интересов детства и юношества в СМИ;

— нарушением принципа политического плюрализма;

— распределением времени вещания на телевидении и радио для фракций, создаваемых в Федеральном Собрании.

Как следует из Положения о Судебной палате, данный орган соче- тал в себе квазисудебные функции (разрешение споров и конфликтов с участием СМИ или журналистов), а также обладал полномочиями исполнительного органа (распределение времени вещания на теле- видении и радио). При этом очевидным преимуществом перед судеб- ной властью Судебная палата обладала, рассматривая и разрешая информационные споры  и конфликты, связанные  с ущемлением в СМИ нравственных интересов детства и юношества. Несмотря на то, что ч. 3 ст. 55 Конституции РФ в развитие международных источ- ников права допускает ограничение прав и свобод человека федераль- ным законом в той мере, в какой это необходимо, помимо прочего, в целях защиты нравственности в России, до сих  пор отсутствует специальный федеральный закон, который определял бы конститу- ционно-правовое понятие «нравственность» и устанавливал прин- ципы и основания ограничений прав и свобод человека и гражданина в целях ее защиты. Таким образом, Судебная палата по информаци- онным спорам в силу своих полномочий смогла в какой-то мере обес- печить охрану нравственного здоровья населения страны.

Судебная палата просуществовала недолго. Указом Президента Российской Федерации от 3 июня 2000 года она была ликвидирова- на. Одной из причин ликвидации явилась проблема правового стату- са Судебной палаты. До создания Судебной палаты не было не толь- ко аналога данного института, но и стройной концепции самоорга- низации и саморегулирования. Существовавшие журналистские и правозащитные организации, третейские и товарищеские суды обес- печили практический, но не научный, теоретический прообраз.

За более чем семилетнюю историю своего существования Судеб- ной палатой был накоплен значительный опыт по разрешению ин- формационных споров между различными субъектами независимо от правового статуса сторон — физическими лицами, организациями, в том числе юридическими лицами (редакциями СМИ), органами го- сударственной власти, отдельными должностными лицами. Пала- той было рассмотрено более 300 споров, вытекающих из частных и публичных правоотношений, среди которых можно выделить четы- ре блока:

— споры о доступе к информации;

— споры о достоверности информации;

— споры о рекламе;

— информационные споры, связанные с защитой частной жизни и недопустимостью показа по телевидению чрезмерной жестокости, насилия, порнографии.

Информационные споры имеют четкую и формализованную струк- туру. Для  российского общества на  первое  место  выходят споры о доступе к информации.

Одно из дел, рассмотренных Судебной палатой по информацион- ным  спорам при  Президенте Российской Федерации, — об отказе в доступе к месту  аварии журналистам телекомпании «Афонтово» администрацией Красноярского края (решение от 23 марта 1995 г.). Этим решением Судебная палата разъяснила, что журналисты — не посторонние лица, какими посчитала их администрация, и по зако- ну имеют право посещать специально охраняемые места стихийных бедствий, аварий и катастроф (п. 7 ст. 47 «Права журналиста» Зако- на Российской Федерации «О средствах массовой информации»). Информационный спор разгорелся из-за того, что соответствующая инструкция департамента воздушного транспорта не включала жур- налистов в перечень лиц, допускаемых на место воздушной катаст- рофы. В этом случае Судебной палате удалось оперативно утвердить приоритет закона над подзаконным актом, на какие бы обстоятель- ства ни ссылались авторы инструкции (забота о безопасности журна- листов, необходимость сохранения всех предметов на месте катаст- рофы и т. п.). Было разъяснено, что права журналистов не должны ограничиваться, но, разумеется, сопровождаться и соблюдением мер предосторожности и сохранности.

29 июня 1995 года Судебная палата приняла Экспертное заклю- чение  «О соответствии части 2 пункта 1.1  Положения «О порядке аккредитации представителей средств массовой информации при ад- министрации Клинского района» Закону Российской Федерации

«О средствах массовой информации». Эта администрация ввела в По- ложение о порядке аккредитации ряд пунктов, противоречащих За- кону  Российской Федерации «О средствах массовой информации», в том числе обязанность журналиста сообщать в заявлении об аккре- дитации о своем образовании, профессиональной деятельности и т. п. Поскольку эти пункты были  направлены на ограничение доступа к информации, Судебная палата настояла на их отмене в Положении об аккредитации, подготовленной администрацией Клинского района .1

 

1  См.:  Закон и порядок. 1996. № 4.  С. 13.

Судебная палата сталкивалась и с иными формами ограничения доступа журналистов к информации: из-за критических статей в ад- рес должностных лиц, из-за боязни администрации, что в репорта- жах с некоторых открытых заседаний будут освещены недостатки в работе администрации, например, в медицинской сфере. В одном случае произвольно, оскорбительно журналисты были удалены с за- седания особо ретивыми руководителями администрации. Судебная палата, кроме публичной огласки этого случая, добилась и наложе- ния на этого администратора взыскания.

15 июля 1995 года Судебной палатой и Союзом журналистов Рос- сии были приняты Рекомендации «О свободе массовой информации и ответственности журналистов», где также рассматривалась неудов- летворительная практика доступа журналистов к информации, в частности ограничения на доступ в некоторые районы боевых дей- ствий во время чеченского конфликта.1

Как правило, споры о доступе к информации требуют оперативно- го рассмотрения, так как полученная с большим опозданием инфор- мация теряет всю свою ценность, устаревает. Может быть, поэтому спор о доступе к информации – весьма редкое явление в традицион- ной судебной системе, да и механизмов реализации судебного реше- ния в этой области также немного.

Кроме того, при рассмотрении такого спора возникает и иной, весь- ма значительный объем организационных вопросов, связанных с де- ятельностью органов исполнительной власти. Разрешение этих воп- росов не всегда под силу обычному суду, требует активного участия специалистов по управлению. В некоторых странах создаются спе- циальные государственные органы (комиссии), которые оперативно решают эти вопросы.

Следует отметить, что обеспечение принципа судебной защиты не исключает участие обычных судов в рассмотрении информационных споров  по доступу к информации. В новом  Уголовном кодексе РФ появилась ст. 140 «Отказ в предоставлении гражданину информа- ции». Неправомерный отказ должностного лица в предоставлении собранных в установленном порядке документов и материалов, не- посредственно затрагивающих права и свободы  гражданина, либо предоставление гражданину неполной или заведомо ложной инфор- мации, если эти деяния причинили вред правам и законным интере- сам граждан, является преступлением с соответствующими послед- ствиями для преступника. Но, разумеется, проблема разграничения и определения правомерного и неправомерного отказа, установлен-

 

1  См.:  Закон и порядок. 1996. № 4.  С. 14.

ного порядка сбора информации, ряд других вопросов требуют конк- ретизации, наличия законодательно установленных порядка и усло- вий сбора, поиска, получения и предоставления информации.

Второй весьма распространенной категорией информационных спо- ров являются споры  о достоверности информации. Яркий пример таких споров — обращение в Судебную палату министра строитель- ства  Российской Федерации Е.  В. Басина в связи с публикацией Ю. Калининой «“Золотой теленок” Чеченской республики»(журнал

«Итоги». № 2). Суть оспариваемой публикации — огульное обвине- ние работников министерства в корыстном распределении контрактов на строительство объектов в Чечне, оскорбительном утверждении о взятках, которые эти работники якобы брали. Причем в качестве ос- нования для таких утверждений журналист ссылался на «источник, заслуживающий доверия». Разумеется, в заседании источник назван не был, никаких иных доказательств приведено не было. Публикация в этой части была признана недостоверной и оскорбительной.

Особый блок вопросов в этой связи — распространение сведений,

умаляющих честь  и достоинство гражданина, его деловую репута- цию, а также деловую репутацию организации, учреждения. Распро- странение таких недостоверных сведений в СМИ,  соединенных с клеветой, оскорблениями в адрес конкретных лиц — это, безуслов- но, специфическое, весьма тяжелое преступление.

Вместе с тем публикации, передачи, критически освещающие дея-

тельность политических организаций, учреждений, иных структур, не могут быть, как правило, предметом рассмотрения в смысле нару- шения ст. 152 Гражданского кодекса РФ «Защита чести, достоин- ства и деловой репутации». Оценка «плохой руководитель», «плохо управляемая организация, отрасль» не дают, как правило, основа- ний  суду для  привлечения журналиста к ответственности. Другое дело,  если журналист критикует политического деятеля, конкрет- ного чиновника с использованием эпитетов типа «дурак», «тупица». Здесь появляются основания для защиты чести и достоинства конк- ретного лица и возмещения ему морального вреда.

Еще одна крупная социальная разновидность споров, связанных с достоверностью информации, которая может быть выделена в са- мостоятельный вид — это споры о рекламе. Исторически, это, пожа- луй, один из самых «древних» споров  в сфере СМИ. Но в условиях информационной революции значение этих споров приобретает осо- бое значение.

Примеров недобросовестной, неэтичной, недостоверной рекламы столь много во всех странах, что это становится проблемой, нуждаю- щейся не только в национальном, но и в международном решении.

Если  все предыдущие ситуации можно было обозначить как за- щиту информации от человека, прежде всего от ее искажения, то вто- рая ситуация предполагает защиту человека от информации, от об- вала  на него ложных, непроверенных сведений, особенно  недосто- верной рекламы, могущих причинить ему даже физический, а не толь- ко моральный вред.

Следует обратить внимание, что «Российская газета» отказалась опубликовать Рекомендации Судебной палаты, Департамента здра- воохранения Москвы, Антимонопольного комитета, которые напом- нили главным редакторам, что, печатая рекламу «звезд мира», «ба- бушки Оли», иных целителей, снимающих «порчу», «сглаз», леча- щих все, мыслимые и немыслимые болезни, им следует требовать от целителей лицензий, печатать номера этих лицензий.

Информационные споры, связанные с защитой частной жизни, с недопустимостью показа по телевидению чрезмерной жестокости, насилия, порнографии, также широко были распространены в прак- тике Судебной палаты. Особое внимание уделялось защите частной жизни, в том числе даже лиц, находящихся в заключении (в частно- сти, спор, связанный с показом по телевидению в одной из программ А. Невзорова — в передаче «Дни»).

Эти споры  также поднимают ряд теоретических и практических вопросов и главный из них, — какие правовые и нравственные крите- рии должны лежать в основе решения этих споров? Ведь до сих пор нет закона, который бы устанавливал, что относится к частной жизни, что является нарушением неприкосновенности частной жизни и т. п.

Регулирование в сфере эротики (запрет или ограничение порног-

рафии, недопустимость показа откровенно порнографических сцен) направлено, прежде всего, на защиту в СМИ нравственных интере- сов детства и юношества. К сожалению, Судебная палата сталкива- лась с грубыми нарушениями и в этой области. Появились газеты, редакторы которых не стесняются публиковать на ее страницах вы- ражения, которые, увы, тиражируют иные надписи на заборах, сте- нах  туалетов, используют то, что называют ненормативной лекси- кой. И опять же — ради  погони за подписчиком, адекватным, как принято сейчас говорить, такой лексике, — редакторы нарушают ста- тьи  Уголовного кодекса, определяющие эти  «шалости» как особо злостное хулиганство.

Перечисленные виды споров и другие поднимают вопрос о состоя- нии российского законодательства, обеспечивающего свободу массо- вой информации и борьбу со злоупотреблением этой свободой. Все ли в этой области идеально или надо что-то предпринимать радикаль- ное? Ведь отсутствие цензуры не означает вседозволенности в такой

тонкой сфере, как массовая информация, влияющая на духовное здо- ровье и жизнь российского общества. Европейская конвенция о за- щите прав  человека в ч. 2 ст. 10 устанавливает, что осуществление свободы выражения своего мнения и информации может быть сопря- жено с «формальностями, условиями, ограничениями или  штраф- ными санкциями, предусмотренными законом и необходимыми в де- мократическом обществе в интересах государственной безопасности, территориальной целостности или общественного спокойствия, в це- лях предотвращения беспорядков и преступности, защиты здоровья и нравственности, защиты репутации или прав других лиц, предотв- ращения разглашения информации, полученной конфиденциально, или обеспечения авторитета и беспристрастности правосудия».1

За время «отсутствия» Судебной палаты произошло достаточное количество информационных конфликтов и споров, ставящих воп- рос о необходимости появления и существования подобного органа. Политика Российской Федерации направлена на усиление вертика- ли и горизонтали государственной власти. Курс на верховенство фе- дерального законодательства и приведение вследствие этого норма- тивных актов субъектов России в соответствие федеральной право- вой системе, усиление судебно-правовой реформы позволяют сделать вывод о том, что рассмотрение вопроса о необходимости возобновле- ния  деятельности Судебной  палаты или  появления аналогичного органа следует рассматривать комплексно с учетом перспектив раз- вития российской государственности.

По утверждению Б. М. Лазарева, «правовой статус решения кон- фликтов должен усиленно внедряться в сознание. Если спорящими сторонами нарушается право, то это неизбежно вызывает ответные правонарушения и конфликтная ситуация запутывается, что неред- ко приводит к применению силовых (далеко не всегда правомерных) средств».2 Развитие правовой системы через юридический конфликт зависит с субъективной стороны от желания и способностей заинте- ресованных социальных групп вести борьбу за право, о которой гово- рил в свое время еще Р. Иеринг.3

 

1  См.:  Ткач А. Н. Судебная палата по информационным спорам: от ликвида- ции  — к реанимации? // Юрист. 2001. № 11.  С. 44–47.

2  Юридическая конфликтология / под  ред.  Б. М.  Лазарева. С. 21.

3  См.:  Иеринг Р. Борьба за  право. М.,  1874.

 

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 |