Имя материала: Исполнительное производство

Автор: Морозова И.Б.

Глава вторая содержание правоотношений в исполнительном производстве на современном этапе развития российского законодательства

 

1. Общая характеристика правоотношений в исполнительном производстве

 

Прежде   чем   говорить   о   правоотношениях   в  исполнительном   производстве,   следует отметить, что не все юрисдикционные акты подлежат принудительному исполнению. Е.В. Васьковский  писал  о  существовании  судебных  решений,  не  требующих  особого  исполнения: "Таковы решения по установительным (о признании) и многим преобразовательным искам", когда истец просит суд подтвердить существование определенного юридического отношения между ним и ответчиком. Если суд признает это требование правомерным и удовлетворяет его, постановив соответствующее решение, "то цель иска будет вполне достигнута, и ничего больше истцу не нужно" <*>.

--------------------------------

<*> Васьковский Е.В. Учебник гражданского процесса. С. 41.

 

Иное дело, когда решением суда удовлетворен иск о присуждении, т.е. когда вынесено решение о совершении ответчиком определенных действий или о воздержании от совершения определенных действий. В данном случае истцу для полного удовлетворения необходимо, чтобы ответчик действительно совершил то, к чему его обязал суд. Только тогда победа истца принесет ему реальные плоды, а не будет абстрактной, закрепленной лишь на бумаге. Ответчик может исполнить судебное решение добровольно, но если он почему-либо будет уклоняться от исполнения, то истец вправе потребовать от органов государственной власти принятия к ответчику таких мер, которые привели бы к реализации решения суда. Принятие таких мер происходит в порядке исполнительного производства.

Указанной точки зрения придерживается большинство авторов <*>, полагая, что принудительному исполнению подлежат решения судов о присуждении, выносимые по искам о присуждении. Решения, выносимые по искам о признании, не подлежат принудительному исполнению   по  правилам   исполнительного   производства.   Они   констатируют   наличие   или отсутствие правоотношения и реализуются в зависимости от волеизъявления заинтересованных лиц государственными и иными органами и должностными лицами. Не подлежат принудительному исполнению также большинство решений по делам особого производства и решения по ряду категорий дел, возникающих из административно-правовых отношений.

--------------------------------

<*> Учебник гражданского процесса / Под ред. проф. М.К. Треушникова. М., 1996. С. 350;

Гражданский  процесс:  Учебник  для  вузов  /  Отв.  ред.  проф.  Ю.К.  Осипов.  М.,  1995.  С.  387;

Гражданский процесс: Учебник / Под ред. М.С. Шакарян. М., 1993. С. 421.

 

Выявляя сущность правоотношений, возникающих в исполнительном производстве, необходимо прежде всего определить само понятие правоотношений. Правоотношения представляют собой волевые общественные отношения, возникающие на основе норм права, участники которых имеют субъективные права и юридические обязанности, обеспеченные государством  <*>.  В  правоотношениях  можно  выделить  следующие  элементы:  субъекты  - участники  правоотношений,  имеющие  субъективные  права  и  юридические  обязанности; содержание - субъективное право и юридическая обязанность, принадлежащие участникам правоотношений; объект - то, на что направлены субъективные права и юридические обязанности участников правоотношений. Основаниями возникновения, изменения или прекращения правоотношений являются юридические факты.

--------------------------------

<*> Общая теория права: Курс лекций / Под общ. ред. проф. В.К. Бабаева. Н. Новгород, 1993.

С. 406 - 409; Хропанюк В.Н. Теория государства и права. М., 1995. С. 307; Толстик В.А. Теория права и государства в определениях и схемах. Н. Новгород, 1996. С. 75.

 

Правоотношениям, возникающим в исполнительном производстве по ранее действовавшему законодательству, были присущи черты гражданских процессуальных правоотношений. Частично эти черты сохранились и в действующем законодательстве, регулирующем исполнительное производство.

Черты,  характерные  для  гражданских  процессуальных  правоотношений,  выделил  Ю.С.

Гамбаров.  Он  отмечал,  что  гражданским  процессуальным  отношениям  присущи,  во-первых,

"волевая связь, соединяющая двух лиц в том смысле, что одно имеет по отношению к другому известные правила, т.е. имеет возможность требовать от нее действия или воздержания, а другая является обязанной, т.е. поставленной в необходимость действовать или воздерживаться от действий"; во-вторых, наличие сторон, одной из которых является представитель государства, а другой - частные лица, "тяжущиеся". "Никаких отношений между тяжущимися в процессе нет и быть не может, если бы таковые были, то процесс лишился бы своего публично-правового характера, он стал бы отношением между частными лицами". В-третьих, гражданским процессуальным правоотношениям свойствен санкционирующий характер. Суд "дает санкцию и притом санкцию, имеющую за себя не теоретический авторитет, а авторитет практический", так как санкция является выражением государственной власти <*>. В-четвертых, добавлял К.И. Малышев, в гражданских процессуальных правоотношениях "суд не производит гражданских дел без просьбы заинтересованных лиц", движение гражданского процесса возможно по инициативе этих заинтересованных лиц, а не суда <**>. Этот признак в большей степени отличает гражданские процессуальные правоотношения от других видов правоотношений.

--------------------------------

<*> Хрестоматия по гражданскому процессу / Под общ. ред. проф. М.К. Треушникова. М.,

1996. С. 15 - 19.

<**> См.: Малышев К. Курс гражданского судопроизводства. С. 17.

 

По мнению К.С. Юдельсона, гражданское процессуальное правоотношение - это "урегулированное нормами права отношение между судебными органами советского государства и другими органами и лицами, складывающееся в процессе осуществления судом защиты прав и интересов граждан и социалистических организаций" <*>. Данное определение поддерживали многие процессуалисты <**>.

--------------------------------

<*> Юдельсон К.С. Советский гражданский процесс. М., 1956. С. 9.

<**> См.: Гуреев П.П. Судебное разбирательство гражданских дел. М., 1958. С. 12; Якубов С.А. О некоторых вопросах гражданского процессуального правоотношения // Известия Академии наук Узбекской ССР. Сер. общественных наук. N 3. Ташкент, 1960. С. 48; Чечина Н.А. Гражданские процессуальные отношения. Л., 1962. С. 8.

 

В соответствии с современным этапом развития гражданского процессуального права и действующего законодательства, на основании понимания гражданских процессуальных правоотношений можно выделить следующие признаки этих правоотношений. В гражданских процессуальных   правоотношениях   обязательным   участником   прежде  всего   является  суд; отношения между сторонами, третьими лицами, прокурором, государственными органами и т.п. не могут возникать помимо суда. В гражданском процессе суду отведена руководящая роль, так как он является органом государственной власти и по отношению к другим участникам процесса обладает властными полномочиями. Вследствие этого в гражданских процессуальных правоотношениях нет равенства, они являются отношениями власти и подчинения ("властеотношениями").

Эту точку зрения на основе гражданских процессуальных отношений разделяет большинство российских ученых <*>. Однако некоторые авторы считают, что гражданские процессуальные отношения могут складываться между участниками гражданского процесса помимо суда <**>. С данным утверждением трудно согласиться на том основании, что гражданское процессуальное право не дает участникам процесса никаких прав и не возлагает на них никаких обязанностей по отношению друг к другу. Поскольку отсутствуют гражданско-процессуальные обязанности участников процесса по отношению друг к другу, то не предусмотрены в законе и правовые последствия  на  случай  их  невыполнения.  Это  объясняется  тем,  что  в  гражданском  процессе главная роль отведена суду, и гражданские процессуальные отношения возникают, с одной стороны, между судом и, с другой - всеми остальными участниками гражданского процесса. Таким образом, властно-правовой характер гражданского процессуального правоотношения предопределяет решение вопроса о структуре связей его субъектов. Каждый субъект гражданского процесса находится в правовой связи с государственным органом, т.е. судом, осуществляющим властные полномочия <***>.

--------------------------------

<*> См.: Гурвич М.А. К вопросу о предмете науки советского гражданского процесса // Учен.

зап. ВИЮН. Вып. 4. М., 1955. С. 42; Мозолин В.П. О гражданско-процессуальном правоотношении

// Советское государство и право. 1995. N 6. С. 53; Юдельсон К.С. Советский гражданский процесс. С. 11; Чечина Н.А. Гражданские процессуальные отношения. С. 10; Чечот Д.М. Участники гражданского процесса. М., 1960. С. 7, 8; Джалилов Д.Р. Гражданское процессуальное отношение и его субъекты. Душанбе, 1962. С. 17; Щеглов В.Н. Гражданские процессуальные правоотношения.

М., 1966. С. 25; Якубов С.А. Субъекты советского гражданского процессуального права. Ташкент,

1973. С. 244.

<**> См.: Жеруолис И.А. Сущность советского гражданского процесса. Вильнюс, 1969. С. 62 -

64; Козлов А.Ф. Место суда среди других субъектов советского гражданского процессуального права: Учен. труды Свердловского юридического института. Вып. 6. Свердловск, 1966. С. 148; Ильинская И.М. Участие третьих лиц в советском гражданском процессе: Дис. ... канд. юрид. наук. Л., 1953. С. 93, 99.

<***> См.: Клейнман А.Ф. Советский гражданский процесс. М., 1954. С. 19; Валеева Р.Х. Органы исполнения судебных решений по советскому гражданскому процессуальному праву: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Л., 1961. С. 13; Щеглов В.Н. Гражданские процессуальные правоотношения. С. 26, 27.

 

Следующим  отличительным  признаком  гражданских  процессуальных  правоотношений,  а также принципом всего процесса является диспозитивность, которая определяет механизм движения  гражданского  процесса.  Диспозитивность  предполагает,  что  основным  движущим началом гражданского судопроизводства служит инициатива участвующих в деле лиц, т.е. гражданский процесс возникает, развивается, изменяется, переходит из одной стадии процесса в другую, прекращается главным образом под влиянием заинтересованных в деле лиц, а не под влиянием суда. А.Т. Боннер отмечает, что "инициатива в возбуждении, движении, изменении и прекращении гражданских дел по волеизъявлению заинтересованных лиц - основное содержание принципа диспозитивности. В то же время инициатива со стороны прокурора, а в случаях, предусмотренных  законом,  органов  государственного  управления,  общественных  организаций либо отдельных граждан, защищающих права и интересы других лиц, а также инициатива и активность  суда - важный составной компонент  принципа диспозитивности.  Она представляет собой дополнение "чистой" диспозитивности или исключение из нее" <*>.

--------------------------------

<*> Гражданский процесс: Учебник / Под ред. М.С. Шакарян. М., 1996. С. 39 - 40.

 

Среди  других  признаков  гражданских  процессуальных  правоотношений  необходимо выделить признак взаимосвязанных прав и обязанностей всех субъектов этих правоотношений. Иными словами, суд наделен не только процессуальными правами как властный орган, но и процессуальными обязанностями по отношению к другим участникам процесса. Другие участники гражданского процесса также носители как прав, так и обязанностей по отношению к суду. Отсюда юридическими фактами в гражданских процессуальных правоотношениях являются сами процессуальные действия суда и участников процесса, так как одно процессуальное действие есть основание  возникновения  другого  процессуального  действия.  В  этой  связи  весьма  ценно замечание М.А. Гурвича о том, что "движение в процессе представляет собой цепь, в которой процессуальная деятельность вызывает возникновение совокупности правомочий и обязанностей суда и других участников процесса, а исполнение последних служит основанием возникновения следующих правомочий и обязанностей" <*>. На корреспондирующую связь между субъективными процессуальными  правами и юридическими  обязанностями  субъектов гражданских процессуальных правоотношений указывают и другие процессуалисты <**>.

--------------------------------

<*> Гурвич М.А. Советское гражданское процессуальное право. М., 1964. С. 12.

<**> См.: Добровольский А.А. Исковая форма защиты права. М., 1965. С. 115, 116.

 

Одним  из  характерных  признаков  гражданских  процессуальных  правоотношений, отличающим их от многих других правоотношений, является признак обязательной урегулированности гражданских процессуальных правоотношений нормами права <*>. Иными словами, эти правоотношения возможны только в правовой форме. В отличие от материальных отношений они не могут существовать как фактические, т.е. не урегулированные нормами гражданского процессуального права.

--------------------------------

<*> См.: Каллистратова Р.Ф. Институт "особого участия" государственных и общественных

организаций в советском гражданском процессе: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 1954. С. 5; Чечот Д.М. Участники гражданского процесса. С. 6; Джалилов Д.Р. Гражданское процессуальное правоотношение и его субъекты. С. 17; Чечина Н.А. Гражданские процессуальные отношения. С.

63 - 67.

 

Таким образом, перечисленные признаки гражданского процессуального правоотношения позволяют выделить его элементы. К субъектам гражданского процессуального правоотношения относятся суд и другие участники гражданского процесса, которые, обладая процессуальными правами  и  обязанностями,  могут  вступать  с  судом  в  отношения,  регулируемые  нормами

гражданского процессуального права. Суд - основной и обязательный субъект гражданских процессуальных правоотношений. Содержанием гражданского процессуального правоотношения являются права и корреспондирующие им обязанности субъектов этого правоотношения, т.е. процессуальные права и обязанности суда, с одной стороны, и процессуальные права и обязанности сторон, третьих лиц, прокурора и т.д., с другой стороны. Объектом гражданского процессуального правоотношения является то, на что направлены процессуальные права его субъектов, т.е. процессуальные действия, осуществляемые на основе принципа диспозитивности.

Указанные элементы и признаки гражданских процессуальных правоотношений позволяют отличить их от других видов правоотношений. Однако гражданские процессуальные правоотношения обладают как отличными, так и сходными чертами с другими видами правоотношений. В настоящем исследовании нас интересует их различие и сходство с административно-правовыми отношениями, так как именно эти отношения просматриваются в исполнительном производстве.

Административно-правовые отношения, по словам Ю.М. Козлова, представляют собой "урегулированные административно-правовыми нормами управленческие общественные отношения, в которых стороны выступают как носители взаимных обязанностей и прав, установленных и гарантированных административно-правовыми нормами" <*>. Ю.М. Козлов выделяет  ряд  особенностей административно-правовых  отношений.  К ним он относит прежде всего  властную  природу  этих  правоотношений,  построенных  на  началах  "власть-подчинение". Таким образом, административно-правовые отношения, как и гражданские процессуальные правоотношения, можно назвать "властеотношениями".

--------------------------------

<*> Алехин А.П.,  Кармолицкий А.А.,  Козлов Ю.М. Административное право:  Учебник.  М.,

1996. С. 69.

 

Определение административно-правовых отношений как "властеотношений" возможно еще и потому, что для них характерна организационная подчиненность, возникающая из управленческой вертикали и проявляющаяся в связях между вышестоящими и нижестоящими звеньями исполнительной власти (государственного управления). В административно-правовых отношениях отсутствует равенство сторон, так как они возникают между соподчиненными сторонами.

В отличие от гражданских процессуальных правоотношений, где носителем властных полномочий является орган правосудия - суд, в административно-правовых отношениях носитель властных полномочий - орган государственного управления или орган исполнительной власти, которые прямо и непосредственно выражают волю и интересы государства. Следовательно, в административно-правовых отношениях одной стороной всегда будет являться официальный и полномочный субъект исполнительной власти (государственного управления). Эту сторону в административно-правовых отношениях Ю.М. Козлов называет "обязательной стороной, без которой такого рода отношения вообще не возникают" <*>.

--------------------------------

<*> Алехин А.П., Кармолицкий А.А., Козлов Ю.М. Административное право РФ. С. 75.

 

Существенной особенностью административно-правовых отношений, по мнению Ю.М. Козлова,  является  то,  что  обязательный  властный  субъект  этих  правоотношений  действует именно властно, т.е. принимаемые им решения либо совершаемые им действия приобретают юридическую силу независимо от согласия или несогласия другой стороны <*>. Хотя административно-правовые отношения могут возникать по инициативе любой из сторон, во многих случаях  согласие  или  желание  другой  стороны  не  является  обязательным  условием возникновения этих правоотношений. Скорее всего, они появляются вопреки желанию другой стороны или ее согласию. Эта особенность, как указывал В.А. Рязановский, в наибольшей степени отличает  административно-правовые  отношения  от  гражданских  процессуальных правоотношений. В.А. Рязановский отмечал, что "субъективные публичные права и право на наказание   не   подлежат   свободному   распоряжению.   Поэтому   принцип  диспозитивности   в уголовном и административном процессах неприменим. В этом большинство ученых видит принципиальное различие между гражданским процессом, с одной стороны, уголовным и административным, с другой" <**>.

--------------------------------

<*> Там же. С. 77, 78.

<**> Рязановский В.А. Единство процесса. М., 1996. С. 45.

 

При этом анализ особенностей гражданских процессуальных правоотношений и административно-правовых отношений позволяет выделить ряд таких же особенностей в правоотношениях, возникающих в исполнительном производстве.

Согласно Федеральному закону "Об исполнительном производстве" непосредственное осуществление функций по исполнению судебных актов и актов других органов возлагается на судебных приставов-исполнителей, объединенных в соответствующие подразделения, возглавляемые старшими судебными приставами (ст. 3). Следовательно, в правоотношениях в исполнительном производстве, как в гражданских процессуальных и административно-правовых отношениях, действует основной и обязательный субъект - судебный пристав-исполнитель, без которого не возникают сами эти правоотношения.

Судебный пристав-исполнитель, подчиненный согласно Федеральному закону "О судебных приставах" органам юстиции как представитель исполнительной власти, наделен властными полномочиями. По верному замечанию В.Н. Щеглова, "решение суда является актом государственной власти, законом для данного правоотношения. Проведение в жизнь этого закона возможно только при условии, что судебный исполнитель будет располагать правомочиями на совершение принудительных действий" <*>. Требования судебного пристава-исполнителя по исполнению судебных актов и актов других органов обязательны для всех органов, организаций, должностных лиц и граждан на всей территории Российской Федерации. За невыполнение требований судебного пристава-исполнителя Законом предусмотрена ответственность (ст. 4 ФЗ "Об исполнительном производстве"). Таким образом, правоотношения в исполнительном производстве как гражданские процессуальные и административно-правовые отношения можно назвать  "властеотношениями",  потому  что  в  них  отсутствует  равенство  субъектов правоотношений.

--------------------------------

<*> Щеглов В.Н. Гражданские процессуальные правоотношения. С. 26.

 

В  правоотношениях  в  исполнительном  производстве  просматриваются  отношения подчинения нижестоящих звеньев управленческой вертикали вышестоящим, что является признаком административно-правовых отношений. Этот признак правоотношений нашел свое подтверждение  в действующем законодательстве,  определяющем, что  служба судебных приставов  входит  в  систему  органов  Министерства  юстиции  РФ  и  возглавляется  Главным судебным  приставом  РФ,  одновременно  являющимся  заместителем  министра  юстиции  РФ. Службы судебных приставов в субъектах РФ возглавляют главные судебные приставы субъектов РФ, которые назначаются на должность и освобождаются от должности Главным судебным приставом РФ. Старшие судебные приставы возглавляют подразделения судебных приставов и назначаются и освобождаются от должности главными судебными приставами субъектов РФ. Судебные приставы назначаются на должность и освобождаются от должности также главными судебными приставами субъектов РФ (ст. 3 ФЗ "Об исполнительном производстве", ст. 6 - 10 ФЗ "О судебных приставах").

Правоотношения в исполнительном производстве возникают между судебным приставом- исполнителем, с одной стороны, и взыскателем, должником, прокурором и другими лицами, с другой. Хотя правоотношения в исполнительном производстве, как и правоотношения по рассмотрению и разрешению, скажем, гражданских дел, обеспечивают непосредственную защиту гражданских и иных прав, они тем не менее не являются правоотношениями по осуществлению правосудия. Судебный пристав-исполнитель не выясняет обстоятельств спорного материального правоотношения, не исследует связанных с этим доказательств, не судит о материальном праве. Его основная задача состоит в применении принуждения, предписанного исполнительным документом  и  законом,  причем,  организует  он  исполнение  судебных  и  иных  актов административно-правовыми методами.

Как  сторона  правоотношения  в  исполнительном  производстве  судебный  пристав- исполнитель действует единолично. Однако не все вопросы, возникающие в исполнительном производстве,  он  может  решить  самостоятельно  или  через  старшего  судебного  пристава. Согласно действующему законодательству вопросы восстановления пропущенного срока предъявления исполнительного документа к исполнению, отсрочки или рассрочки исполнения, приостановления и прекращения исполнительного производства, обращения взыскания на имущество должника, находящееся у других лиц, и некоторые другие (ст. 16, 18, 24, 48 ФЗ "Об исполнительном производстве") являются компетенцией суда, что делает суд и судью важными участниками исполнительного производства.

Хотелось бы еще раз подчеркнуть, что как гражданские процессуальные правоотношения, так и правоотношения в исполнительном производстве пронизывает принцип диспозитивности. Это находит подтверждение в норме Федерального закона "Об исполнительном производстве", устанавливающей, что судебный пристав-исполнитель возбуждает исполнительное производство, приняв исполнительный документ от суда или другого органа, его выдавшего, либо от взыскателя (ст. 9) <*>. Принцип диспозитивности непосредственно связан с положениями, определяющими основания прекращения исполнительного производства путем принятия судом отказа взыскателя от  взыскания  (хотя  это  противоречит  развитию  принципа  диспозитивности  в  действующем

законодательстве),  добровольного  исполнения  должником  своих  обязанностей,  утверждения судом мирового соглашения между взыскателем и должником, отказа взыскателя от получения предметов, изъятых у должника при исполнении исполнительного документа о передаче их взыскателю (ст. 23 ФЗ "Об исполнительном производстве"). Таким образом, по действию принципа диспозитивности правоотношения в исполнительном производстве сходны с гражданскими процессуальными правоотношениями.

--------------------------------

<*> На наш взгляд, редакция этой статьи более удачно приведена в законопроекте  "Об

исполнительном производстве": "Судебный пристав-исполнитель обязан принять к исполнению исполнительный  документ  от  взыскателя  или  органа,  его  выдавшего...  и  возбудить исполнительное производство".

 

Единство  гражданских  процессуальных правоотношений и  правоотношений  в исполнительном производстве проявляется также в основаниях возникновения этих правоотношений. Иными словами, юридическими фактами в правоотношениях в исполнительном производстве, как и в гражданских процессуальных правоотношениях, являются юридические действия, совершаемые субъектами этих правоотношений, причем каждое действие субъекта есть основание возникновения правомочия у другого субъекта. Так, обращение взыскателя к судебному приставу-исполнителю с исполнительным документом суда или иного органа, выдавшего исполнительный документ, представляет собой юридическое действие, с которым связано возникновение обязанности у судебного пристава-исполнителя при наличии необходимых условий принять исполнительный документ и возбудить исполнительное производство. У судебного пристава-исполнителя возникает и ряд других обязанностей: уведомить взыскателя, должника, суд или иной орган, выдавший исполнительный документ, о возбуждении исполнительного производства;  установить  должнику  срок  для  добровольного  исполнения  требований, содержащихся в исполнительном документе; предупредить должника о наступлении негативных последствий в случае его уклонения от добровольного исполнения; по заявлению взыскателя, до истечения установленного в законе срока для добровольного исполнения должником исполнительного документа, произвести опись имущества должника и наложить на него арест (ст.

9 ФЗ "Об исполнительном производстве").

Из всего сказанного следует, что правоотношения в исполнительном производстве очень сходны  с  гражданскими  процессуальными  правоотношениями,  хотя  обладают  рядом отличительных черт, присущих административно-правовым отношениям, т.е. правоотношения в исполнительном производстве не являются ни "чисто" гражданскими процессуальными правоотношениями, ни "чисто" административно-правовыми отношениями. Иными словами, на правовое регулирование исполнительного производства распространяются нормы административного права и административного процесса, нормы гражданского процессуального права, а также других отраслей права, например, гражданского (при регулировании договорных отношений по реализации арестованного имущества).

Приведенная характеристика правоотношений в исполнительном производстве способствует развитию идеи выделения института исполнительного производства в самостоятельную отрасль российского  права.  Эта  идея  близка  многим  ученым  <*>.  Однако,  как  верно  отмечено  в юридической литературе, "дифференциация действующего права на отрасли и институты права не зависит от субъективных желаний и взглядов законодателя или ученого, а определяется объективными факторами, в конечном счете предметом правового регулирования, т.е. теми общественными отношениями, которые регулируются правом" <**>. Формула К. Маркса о том, что "право не может быть понято из самого себя и что его природу следует искать в базисе общества", полностью распространяется и на систему права.

--------------------------------

<*> См.: Гордон В.М. Понятие процесса в науке гражданского судопроизводства. Ярославль,

1901. С. 18; Гольмстен А.Х. Юридическая квалификация гражданского процесса. Казань, 1916. С.

12, 13; Елисейкин П.Ф. Предмет и принципы советского гражданского процессуального права. Ярославль, 1974. С. 24 - 39; Юков М.К. Теоретические проблемы системы гражданского процессуального права: Автореф. дис. ... докт. юрид. наук. Свердловск, 1982. С. 16 - 19; Шерстюк В.М. Система советского гражданского процессуального права. С. 8, 15 - 21, 119.

<**> Керимов Д.А. Кодификация и законодательная техника. М., 1962. С. 58.

 

Исполнительное производство, согласно действующему ГПК, продолжает оставаться предметом правового регулирования гражданского процессуального права, хотя нормы, регулирующие принудительное исполнение судебных и иных актов, вряд ли можно считать однородными с процессуальными нормами, регулирующими гражданские процессуальные отношения. В этой связи М.А. Гурвич указывал, что исполнительное производство не входит в состав деятельности по правосудию и является по отношению к ней "инородным клином". Он

утверждал, что это производство "так же связано с правосудием, как и с деятельностью арбитража и нотариуса в части его исполнительных действий" <*>. Следовательно, как верно замечал С.Н. Братусь, "если же Общая часть для определенной группы внешне связанных между собой институтов не может быть выработана, значит, эти институты регулируют разнообразные общественные отношения, между ними нет внутренней необходимой связи" <**>.

--------------------------------

<*>  Гурвич  М.А.  Особые  производства  в  гражданском  процессе  //  Социалистическая

законность. 1958. N 8. С. 28.

<**> Братусь С.Н. Предмет и система советского гражданского права. М., 1963. С. 178, 179.

 

Разнородность правоотношений в исполнительном производстве и гражданских процессуальных правоотношений подтверждается наличием различных субъектов этих правоотношений.  "Поэтому,  если  согласиться  с  тем,  что  отношения,  возникающие  в исполнительном производстве, относятся к гражданским процессуальным отношениям и регулируются гражданским процессуальным правом, то пришлось бы значительно расширить круг субъектов гражданского процессуального права и признать, что участники арбитражного процесса, участники спора в третейском суде и другие являются одновременно и субъектами гражданского процесса"  <*>.  И.М.  Зайцев  верно  замечает,  что  состав  участников  при  исполнении юрисдикционных актов существенно меняется <**>. В исполнительном производстве уже не фигурируют лица, участвующие в деле, свидетели и т.п., основными становятся взыскатель и должник. Причем ими могут быть не только лица, ранее участвовавшие в гражданском процессе в качестве истца и ответчика, но и многие другие лица, так как по правилам исполнительного производства исполняются не только судебные решения и определения, но и другие акты, предусмотренные ст. 7 Федерального закона "Об исполнительном производстве".

--------------------------------

<*> Шерстюк В.М. Проблемы российского законодательства // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 11.

Право. 1995. N 1. С. 13.

<**> См.: Зайцев И.М. О функциях гражданского судопроизводства // Межвузовский сб. науч.

трудов: Проблемы применения норм гражданского процессуального права. Свердловск, 1986. С.

17.

 

Развивая  идею  выделения  исполнительного  производства  в  самостоятельную  отрасль права,  В.В.  Ярков  предложил  проект  Исполнительного  кодекса  РФ,  который,  по  его  мнению, должен объединить в себе различные способы реализации исполнительных документов и разнообразные исполнительные процедуры, учитывающие особенности гражданского, налогового, финансового, инвестиционного, земельного, жилищного и иного законодательства, а также способствовать  образованию  административной  юстиции  в  системе  исполнительной  власти  с целью решения проблем, существующих в исполнительном производстве <*>.

--------------------------------

<*> См.: Ярков В.В. Концепция реформы принудительного исполнения в сфере гражданской

юрисдикции // Российский юридический журнал. 1996. N 2. С. 37, 45 - 47.

 

Итак, рассматривая правоотношения в исполнительном производстве с позиции элементов правоотношений,   можно   увидеть,   что   объектом   этих   правоотношений   являются  действия субъектов, направленные на исполнение исполнительных документов, осуществляемые на основе принципа диспозитивности в строгом соответствии с законом, регулирующим исполнительное производство. Содержание этих правоотношений представляет собой взаимосвязанные и корреспондирующие права и обязанности субъектов правоотношений: с одной стороны, права и обязанности судебного пристава-исполнителя по принудительному исполнению исполнительных документов, который выполняет свои функции административно-правовыми методами, и, с другой стороны, права и обязанности других участников исполнительного производства. К субъектам правоотношений в исполнительном производстве относятся прежде всего судебный пристав- исполнитель - основной и обязательный субъект, являющийся представителем исполнительной власти и обладающий властными полномочиями в правоотношении, а также взыскатель, должник, суд, прокурор и др.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 |