Имя материала: История государства и права зарубежных стран

Автор: Кудинов О.А.

7.3. якобинский террор как прообраз большевизма

 

Третий этап революции – со 2 июня 1793 г. по 27 июля 1794 г. – стал периодом наивысшего подъема революции, ее кульминационным моментом. К власти пришли яко- бинцы – экстремистская партия. Это была наиболее радикальная сила в истории француз- ской революции.

Он начался с издания закона о продаже крестьянам земли, конфискованной у фео- далов, и закона о ликвидации всех феодальных повинностей. Был укреплен союз с кресть- янством. За время правления якобинцев были приняты новые: Декларация прав человека и гражданина 1793 г. и Конституция 1793 г. Декларация запрещала монархию под страхом смертной казни и закрепляла право народа на революцию. Она легла в основу Конститу- ции, но последняя осталась фикцией, т.к. принималась в пропагандистских целях.

Государственный механизм якобинской диктатуры отличался примитивностью и жестокостью (см. схемы 65 и 66). Высшим органом власти оставался Конвент, обладав- ший законодательными полномочиями и управлявший страной при помощи системы ко- митетов и комиссий.

Решающую роль играли два комитета – Комитет общественного спасения и Коми- тет общественной безопасности. Оба избирались Конвентом и обладали широчайшими полномочиями: от дипломатических до административных. Возглавлял якобинцев М. Ро- беспьер. Для суда над “врагами республики” был учрежден Революционный трибунал как орган внесудебной, чрезвычайной расправы.

За короткий период своего правления якобинцы провели ряд радикальных меро- приятий – уничтожили рабство в колониях, реорганизовали армию, что позволило высто- ять в борьбе с интервенцией и подавить внутреннюю контрреволюцию. Но осуществляя эти мероприятия, якобинская диктатура обратилась к террору, первый шаг был сделан при решении продовольственного вопроса. Конвент принял декреты о введении всеобщего максимума (твердых цен на предметы первой необходимости). Из выступления прокурора коммуны Шометта: “Тираны Европы и внутренние враги нашего государства ... упорст-

 

вуют в своем желании уморить французский народ голодом, чтобы победить его и заста- вить постыдно променять свою свободу и суверенитет на кусок хлеба... Тайные внутрен- ние враги со словом “свобода” на устах пытаются остановить течение жизни. Невзирая на наши благодетельные законы, они запирают свои амбары, хладнокровно подсчитывая, что даст им голод, мятеж и резня... Долой пощаду, долой милосердие к предателям... настал час расплаты.”

17 сентября был принят декрет “О подозрительных”, согласно которому подозри- тельным объявлялся каждый сторонник старого строя, кто был дворянином или состоял у дворян на службе, если не было свидетельств его революционности, кто не мог доказать, на какие законные средства он существует. Все подозрительные (враги республики) под- лежали аресту: если на них были обличительные материалы, то предавались суду, если нет, то содержались под арестом, до заключения мира.

 

Схема 65

 

РЕВОЛЮЦИОННОЕ ПРАВИТЕЛЬСТВО ЯКОБИНСКОЙ ДИКТАТУРЫ

 

Национальный конвент

 

Комитеты

 

Парижский якобинский клуб

 

 

Комит.

законод.

Комитет общественно- го спасения

 

 

Комит. общест- венной безоп.

 

Революцион- ный трибу- нал

 

 

Министерства           и ведомства

 

Парижская Коммуна

 

ПАРИЖ

 

Администра-

ция

 

ДИСТ  РИКТ

 

Комиссар

Конвента

 

Комиссар

Конвента

 

 

Якобинский клуб

 

Муниципали-

тет

 

КОММУНА

 

Революцион-

ный комитет

 

КОММУНА

 

Схема 66

 

ЧРЕЗВЫЧАЙНЫЕ ОРГАНЫ  ЯКОБИНСКОЙ ДИКТАТУРЫ ВО ФРАНЦИИ

 

Национальный конвент

 

Комитеты конвента

 

 

 

Революцион- ные трибуналы

 

Национальные агенты

О        О б б         б  е щ с    щ з е  п    е  о с  а     с  п т  с     т  а в  е     в  с е  н    е  н н  и    н  о н  я    н  с о         о  т г          й  и о

 

Революцион- ные комитеты

 

Революцион-

ная армия

 

Комиссары конвента

 

 

Те, кто предавался суду, подлежали смертной казни. Рассматривал эти дела рево- люционный трибунал, состоящий из одного председателя, 4 заместителей, 12 судей и 50 присяжных. Декрет от 10 июня 1794 г., ввел понятие “враг народа”, упростил судопроиз- водство: отменил предварительное расследование, свидетели вызывались только в том случае, если не было моральных или вещественных доказательств, упразднялось право на защиту для “заговорщиков”. Приговоры не подлежали кассационному обжалованию и приводились в исполнение в течение 24 часов. Врагами народа были все, кто или отзывал- ся недоброжелательно о Национальном конвенте и Революционном правительстве, кто “вызывал в народе отчаяние, кто пытался ввести народ в заблуждение и мешал его про- свещению, кто портил нравы и развращал общественное сознание”. Каждый обязан доне- сти, имеет право задержать лиц, подпадающих под категорию “враг народа”. М. Робес- пеьер отправил на гильотину и своих ближайших приспешников: Демулена, Дантона, эбертистов. Антирабочий закон Ле Шапелье продолжал действовать. Террор обрушился на все слои населения, в том числе и на саму буржуазию.

 

Лозунг Робеспьера: “В создавшемся положении первым правилом нашей политики должно быть управление народом – при помощи разума и врагами народа – с помощью террора” (Под “врагами народа” подразумевались все несогласные).

Проводилась политика принудительного равенства: принудительные займы, сверх- высокий подоходный налог на богатых, ограничения прав наследования, законы против торговли, принудительные реквизиции. Это вело Республику не “к счастью добродетели и скромного довольства”, о чем мечтали ее вдохновители, а к гибели.

Якобинцы обнаружили непонимание и нужд рабочих, т.е. распространили макси-

мум и на зарплату, сохранили закон Ле Шапелье.

Не поняли якобинцы и то, что “облагодетельствовав” крестьянство землей, надо бы- ло еще и прекратить реквизиции продовольствия и мобилизации рабочих рук. Все это вело к кризису якобинской диктатуры. Уничтожая фракции Дантона и Демулена, Робеспьер по- казал бессилие по отношению к критике справа, Шоммета и эбертистов – слева. Зато не тронул болото. Все революционеры были молоды и неопытны: Робеспьеру – 35, Сен-Жюсту

– 25, Дантону- 35, Шоммету – 30, Демулену –33, Фуше –30 лет. Террор – следствие авантю- ристических действий безответственных политиков. “Кратчайший путь в мир равенства, справедливости и счастья” оказался путем в тупик.

Большинство Конвента представляло “болото” – оно следовало за якобинцами пока те были в силе и наводили “железной рукой” порядок в стране, противостояли ин- тервенции. Но как только внешний враг был разбит, произошел термидорианский пере- ворот (9 термидора по календарю якобинцев, или 27 июля 1794 г.). Якобинцы сами раз- делили участь своих врагов. Так закончился третий этап революции. Бессмысленный террор был прекращен.

9 термидора (27 июля ) 1794 г. войска, поддерживающие Конвент, ворвались в зда- ние ратуши, где собрались вожди якобинцев. Жардам Мерда выстрелом из пистолета раз- дробил челюсть Робеспьеру. Все были арестованы. На следующий день Робеспьер и его товарищи, живые и мертвые, всего 22 чел. были поспешно гильотинированы. Все было завершено. Якобинцы, успевшие “перестроиться”, стали “демократами”.

Драма и трагедия революции была закончена во Франции, но повторилась в России.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 |