Имя материала: История отечественного государства и права

Автор: Борис Николаевич Земцов

Глава  2. северо-западная русь

 

Условия развития региона. В XII–XV вв. этот регион именовался «Новгородской землей». (Термин «земля» означал в то время «государство»). Его территория на севере омывалась водами Белого моря, на северо-востоке уходила за Северный Урал, на востоке граничила с Тверским княжеством, на западе доходила до Финского залива Балтийского моря, а на юге и юго-западе заканчивалась около завоеванных немецкими и датскими крестоносцами земель латышей и эстонцев.

С географической точки зрения, этот регион представлял собой составную часть

Северной Европы. Однако, во-первых, Швеция, Норвегия и Дания территориально были ближе к другим европейским странам, что порождало относительно тесные торгово- ремесленные и культурные связи с этими странами. Во-вторых, влияние Гольфстрима делало климат скандинавских стран менее суровым. В результате Северо-западная Русь в XIII–XIV вв. обрела свою специфику.

В средние века даже в Европе основой экономики всех стран являлось земледелие. Лишь в отдельных регионах Италии и в южной Франции большая часть населения зани- малась ремеслом и торговлей. В покрытой же озерами, болотами и валунами Северо- западной Руси урожаи были скудными, поэтому основным занятием ее жителей в тече- ние сотен лет оставались охота и рыболовство. Не случайно на гигантской территории региона возникло всего лишь несколько городов: Псков, Изборск, Ладога, Волоколамск, Ржев, Торжок, Старая Руса, Великие Луки, Пермь, Печора и Югра. Да и те находились в основном на западе Новгородской земли и представляли собой, прежде всего, крепости.

Показателем не очень высокого уровня развития региона являлся также речной

бандитизм – ушкуйничество. (Ушкуей называлась лодка, куда садились от 10 до 20 чело- век). Численность разбойничьих отрядов доходила до нескольких тысяч. Этот вид «про- мысла» был организован новгородскими боярами в 20-е гг. XIV в. для грабежа торговых караванов и прибрежных городов Волги, Камы и их притоков. В соседних скандинавских странах морской бандитизм в IX–XI вв. был чуть ли ни основным занятием. Но в XII в. со- циально-экономический потенциал их традиционных жертв – Англии, Германии, Фран- ции, Италии – вырос, и грабежи прекратились. Население же Поволжья и Камы оказать сопротивление не могло и подвергалось нападению новгородцев.

Административным и торгово-ремесленным центром региона являлся Новгород. В нем проживали и трудились ремесленники десятков специальностей: ювелиры, коже- венники, кузнецы, гончары, оружейники и т.д. Одна из двух сторон города называлась

«Торговой», два из пяти районов именовались «Гончарный» и «Плотницкий». Были ули-

цы «Щитная», «Котельницкая», «Молотная». Однако объёмы развития ремесла не стоит преувеличивать: основой экспорта Новгорода были не ремесленные изделия, а пушнина и воск. То есть богатство города было построено на дани, собираемой с охотников.

Политическая специфика. Основы политической специфики Новгорода восходят к договору новгородцев с Рюриком в 862 г., в соответствии с которым власть приглашен- ного князя ограничивалась городским самоуправлением.

 

Шли столетия, но из-за низкого уровня развития производительных сил феодаль- ные, то есть частнособственнические отношения, формировались здесь крайне медленно. Поэтому новгородские князья до 1136 г. не успели обзавестись земельными угодьями, и вы- гнать их не составило труда. Новгородцы стали приглашать князей. При этом, во-первых, их функции сузились до командования лишь одной дружиной, а, во-вторых, княжеская дружина по численности значительно уступала новгородскому ополчению. Поэтому даже при желании князь не мог совершить военный переворот и захватить власть.

С 1156 г. новгородцы стали сами выбирать епископа (тогда как ранее он присылал- ся киевским митрополитом). Такая ситуация дала основание историкам классифициро- вать политический режим Новгорода как республиканский.

Механизм его возникновения весьма любопытен.

В начале второго тысячелетия н.э. городские республики существовали только в Италии. Они появились в течение XI–XII вв. благодаря выгодному географическому по- ложению и экономической конъюнктуре (Италия в то время оказалась в начале торгового пути между арабским Востоком и остальными странами Европы). Корни возникновения олигархической формы власти Новгорода имеют иной характер.

Новгород находился слишком далеко от Киева, чтобы князья считали его выгод-

ным пунктом. В отличие от южных областей, они никогда не спорили за обладание Нов- городом. В результате власть в городе постепенно концентрировалась в руках «старцев градских». Со временем в XIII–XIV вв. они превратились в бояр, но в XII в. таковыми не являлись, и это принципиально важно для понимания механизма возникновения Новго- родской республики и определения потенциала ее будущего развития.

В Юго-Западной Руси бояре представляли собой социальный слой, сравнимый с

категорией западноевропейских феодалов – собственников земли, обладающих на своей территории политическими и судебными функциями. Но в Новгороде до 1136 г. боярско- вотчинного землевладения не существовало. В суровых природно-климатических усло- виях Северо-восточной Европы иного в то время и быть не могло. Тем не менее, новго- родские «бояре» оказались настолько богатыми и активными, что в начале XII в. высту- пили в качестве политических противников Киева. Откуда такая смелость?

В XI–XII в. «старцы градские» отвечали за сбор налогов. За каждым из них была за-

креплена определенная часть новгородской земли. «Боярских» родов в Новгороде было

300-500. Налог в натуральной форме, главным образом в виде пушнины и воска, приво- зился в новгородскую усадьбу конкретного «старца». Переправлять этот налог водно- перевалочным путём в Киев по старому и привычному пути «из варяг в греки» было до- вольно хлопотно. Поэтому собранное сырье в «боярских» ремесленных мастерских пре- вращалось в товар, который через «боярских» купцов продался в Европе. В Киеве вряд ли знали европейскую динамику цен на новгородские товары. Между тем, после превраще- ния сырья в товар, его стоимость значительно возрастала. Эту разницу бояре и брали се- бе. Таким образом, их можно назвать «предпринимателями», можно – «казнокрадами», но никак не «феодалами».

Таким  образом,  республиканско-олигархическая форма  власти  в  Новгороде  и

Пскове являлась не показателем высокого экономического уровня развития этих городов, а специфическим проявлением экономической неразвитости Северо-западной Руси. Производительных сил региона хватило лишь на то, что наряду с Новгородом независи- мым стал только Псков.

Хотя уже с XIII в. псковичи самостоятельно приглашали к себе князя, этот город считался новгородским пригородом. Признавать его самостоятельность Новгород не хо-

 

тел. А псковичи, в условиях постоянной военной опасности со стороны Швеции, от по- мощи Новгорода тоже не спешили отказываться. Ситуация изменилась лишь в конце XIV в. Литва и Тевтонский орден заключили соглашение о походе на Псков и Новгород. Однако в 1397 г. Псков одержал победу над литовскими рыцарями без помощи Новгорода. На этой волне на следующий год Псков провозгласил независимость от Новгорода. А с це- лью предотвращения возможных будущих нападений с чьей-либо стороны, Псков за- ключил оборонительный союз с Москвой.

Политическое устройство Новгорода и Пскова было приблизительно одинаковым. Верховным органом в Новгороде считалось вече. В нем принимали участие все дееспособные мужчины города с 15 лет. Когда-то на вече решались наиболее важные во-

просы города. Со временем его функции, конечно, сокращались.

В XIII–XIV вв. вся власть сосредоточилась в руках городского совета численностью

300 человек, а в XV в. он сузился до 40 боярских родов. Тем не менее, даже в этих условиях административная система города продолжала формироваться на основе выборов.

Во главе управления стол посадник. Его выбирали на год или два из числа наибо-

лее знатных боярских родов города.

Не меньшую роль играл архиепископ. Помимо своих духовных забот, он ратифи- цировал международные договоры города, осуществлял контроль финансовой деятель- ности, совместно с купеческой корпорацией регулировал эталоны мер и весов. Это на первый взгляд странной увлечение мирскими заботами предопределяли огромные зе- мельные угодья, оказавшиеся в руках новгородских иерархов. В результате, как и новго- родское бояре, церковь втянулась в рыночные отношения и весьма преуспевала на этом поприще.

Интересы незнатных слоев города представлял, в основном, тысяцкий. До XIV в. он избирался из торгово-ремесленной среды, а затем – из боярской. В мирное время он ведал торговыми делами, принимал участие в работе суда, в период военных действий помогал князю: тысяцкий руководил народным ополчением.

Князья и его дружина не имели в городе земельных владений, поскольку приглаша- лись городом на службу на определенный срок. Предварительно кандидатура князя обсу- ждалась городской верхушкой. После чего с князем заключался договор. Имеется около 80 договоров XIII–XV вв. Судя по ним, функции князей ограничивались командованием дру- жиной. Вмешиваться в административно-политическую жизнь города они не могли.

Все ныне действующие высшие должностные лица, также избиравшиеся ранее ты- сяцкие и посадники, совместно с представителями наиболее знатных родов, входили в городской совет – «Оспода». Первоначально его численность достигала 300 человек, а в XV в. она сократилась до 50.

Псковская система управления была построена по тому же принципу.

По такому же демократическому принципу строилась административная система

управления. Низшей административной единицей этой системы была улица. Ее жители

выбирали «улицких» старост, каждый из них имел свою «уличную» печать и вечевую из-

бу, где разбирал конкретные дела. Улицы входили в один из пяти районов города. Их

выборные представители также имели свою печать и казну.

Новгородская республика просуществовала до 1478 г., Псковская – до 1510 г., когда

обе республики были поглощены Москвой.

 

Социальная специфика. По мнению В.Л. Янина, частная земельная собственность появилась в Новгороде к середине XV в.1  До этого в городе доминировала коллективная собственность: городская, боярская, купеческая и церковная.

Как  уже  было  сказано, на  вершине социальной лестницы в  Новгороде стояли

«старцы градские». Со временем стали именоваться «боярами», но их социальные функ- ции были иными, нежели в Юго-Западной Руси. В XII–XIII вв. источником богатства нов- городских «бояр» являлась дань с подвластного городу населения. На этом этапе они вы- ступали как представители городской общины. В XIV в. – богатели уже за счет торговли. И лишь в XV в. – окончательно оформились как социальный слой, основным источников доходов которого была собственность. То есть стали боярами – феодалами.

Основная часть населения города состояла из купцов и ремесленников. Верхушка купечества представляла собой закрытую корпорацию. Ремесленники объединялись в цеха («слободы», «сотни»).

Меньшей по численности частью являлись новгородские крестьяне. Одни владели

крохотными участками земли, вероятнее всего – огородами.

Что же касается основной массы населения Новгородской земли, то оно представ- ляло собой охотников и рыболовов. Они проживали в лесу или на берегах многочислен- ных рек и озер в небольших деревнях. Процесс социального расслоения там шел крайне медленно.

В силу природно-климатических условий, крепостное право в регионе было не-

рентабельным и поэтому не сложилось. Конечно, все крестьяне Северо-западной Руси выплачивали Новгороду налоги, находились в той или иной форме зависимости: источ- ники называют такие категории крестьян как «половники» (те, в свою очередь, делились на «изорников», «огородников» и «рыболовов»), «смерды», «сироты». При этом подав- ляющая масса крестьян оставалась лично свободной. Расплатившись с владельцем земли или кредитором, они могли идти куда хотели. Могли и убежать, не рассчитавшись с дол- гами. В этом случае никто их не искал, «пострадавшая сторона» просто забирала имуще- ство беглеца.

Правовая специфика. В течение первых столетий существования Новгородской

республики важную роль в качестве правового источника продолжала играть «Про- странная редакция «Русской правды». Но специфическая политическая система требова- ла ее корректировки. В результате появился целый комплекс новых источников.

Специфическим правовым источником Новгорода были договоры с приглашав- шимися на службу князьями. В них определялись прерогативы князя, а также излагались те социально-политические особенности, с которыми князю предстояло столкнуться.

Не менее важным источником являются договоры Новгорода с немецкими купече-

скими городами. В них регламентировались правила международной торговли, напри-

мер, договор 1189–1199 гг. запрещал заключать иностранцев в долговую тюрьму.

Известны грамоты, определявшие прерогативы церкви: например: грамота XV в.

Троице-Сергиеву монастырю на беспошлинный провоз товаров по Двине.

Сохранились документы, где изложена процедура вступления в торгово-ремеслен-

ные корпорации.

Определенную роль продолжали играть правовые обычаи.

Основными источниками по истории права XV в. являются Псковская и Новгород-

ская судные грамоты.

 

1 Янин В.Л. Новгородская феодальная вотчина.

 

Новгородская грамота дошла до нас в единственном экземпляре в редакции 1471 г. Причем не полностью, а виде фрагмента из 42 статей. Она дает представление о судоуст- ройстве и судопроизводстве города.

Псковская судная грамота сохранилась полностью. Ее основы были созданы в 1397 г., окончательная же редакция относится к 1467 г. В отличие от «Русской правды», регули- ровавшей отношения внутри княжеских и боярских усадеб, Псковская судная грамота дает возможность познакомиться с жизнью горожан и простых крестьян.

Псковская судная грамота характеризует общество более высокой правовой куль-

туры, нежели то, где действовала «Пространная редакция «Русской правды». Хотя казу- альность еще не была преодолена, ее авторы возвысились до обобщений, например: поя- вились понятие «преступление», «взятка». Она более системна, чем «Русская правда».

Из 120 статей этой грамоты 63 посвящены гражданскому праву, из них более 40 –

обязательственному праву. Но преувеличивать уровень развития частного права в Пскове и Новгороде не стоит. Если значимость правовых отраслей определять по структуре Псковской грамоты, то на первом месте для законодателя стояло судопроизводство.

Псковская судная грамота состоит из двух частей, каждая из которых, в свою оче-

редь, подразделяется на разделы. В первой части три раздела: о видах суда, судопроиз- водстве, судебных доказательствах и пошлинах. Во второй части восемь разделов: об уго- ловных преступлениях, земельной собственности, займах, кредитах и процентах, наслед- стве и опеке, братчине, пайщиках, договорах, торговле.

Процессуальное право. В Пскове существовали пять видов суда:

−    суд князя и посадника. Это один вид суда, где судили одновременно два высших должностных лица,

−          суд выборных судей (городской суд, пригородный, посадников и старост),

−    церковный суд. До 1385 г. верховным судьей по церковным делам считался мос- ковский митрополит, а затем его прерогативы перешли в руки новгородского епископа. Этот суд вел или сам владыка, или его представитель.

−          суд «братчины». Вероятно, это были корпоративные суды, разбиравшие споры,

возникшие во время пиров. Его решениям подчинялись лишь те, кто с ним был согласен,

−          общегородской вечевой суд. Ни князь, ни посадник на нем не присутствовали.

Считалось, что приговор вынес город в целом.

Существенные изменения произошли в самом процессе:

−          хотя, в основном, процесс все еще носил состязательные характер, роль суда уси-

лилась: ответчика вызывали в суд по повестке, через судебного исполнителя,

−          появилась инквизиционно-розыскная форма суда,

−          появляются новые  виды  доказательств: «поле»  (поединок), письменные доказа-

тельства. Причем письменным доказательствам стала отводиться главная роль,

−          устное делопроизводство заменилось на письменное. При судах появились канце-

лярии с дьяками;

−          дела о наиболее опасных преступников разбирало вече. Но со временем его судеб-

ные прерогативы, конечно, сужались,

−          если по «Русской правде» суд был публичным, то теперь он вершился на княже-

ском дворе, куда посторонние не допускались.

−          появилась возможность апелляции.

Уголовное право. Принципиальным новшеством стало понимание преступления:

отныне оно трактовалось не только как причинение вреда частным лицам, но и государ-

 

ству. Государственными преступлениями считались выдача государственной тайны, шпионаж, попытка дачи взятки, преступления против порядка управления, насилие над представителями власти.

Перечень имущественных преступлений расширился, а  ответственность усили-

лась. Законодатель различал кражу простую и кражу с отягчающими обстоятельствами. В Псковской судной грамоте не перечисляются конкретные виды наказаний, но из дру- гих источников известно, что воров – вешали, поджигателей – сжигали, убийцам отруба- ли голову, предателей – убивала толпа.

Гражданское право. Гражданское право представляет собой совокупность право-

вых норм, регулирующих имущественные и личные неимущественные отношения: жизнь, здоровье, личную неприкосновенность, честь и достоинство. Основой этого права является политическое и социальное равенство участников гражданского оборота, без че- го невозможна свобода выбора решений. В Новгороде и Пскове такая свобода была.

Псковской судной грамоте известны три формы собственности: государственная,

частная и общинная.

Вещное право предусматривало деление вещей на движимые («живот») и недви-

жимые («отчина»), а также на наследственное («вотчина») и условное («кормля»).

Дееспособность мужчин начиналась с 14 – 15 лет. Дееспособность женщин была ограниченной: они могли выступать лишь в качестве продавца.

Обязательственное право регламентировало договоры купли-продажи, дарения, залога, займа мены, поклажи, найма помещений и личного найма. Форма договора могла быть устрой и письменной.

Известны три способа заключения договоров: устный, «запись» и «доска». Устные договоры были характерны для мелких операций. Они заключались при свидетелях. Большинство сделок заключалось именно таким образом. «Доска» представляла собой письменный документ, составлявшийся без особых формальностей, и хранившийся, ве- роятно, у одной из сторон. «Запись» же делалась, когда заключалась важная сделка: взя- тие большого кредита, договор о поставках и т.д. После подписания договора «запись» передавалась в Софийский собор на хранение.

 

Вопросы для обсуждения на семинарах

 

1.   В чем социально-политическая специфика Северо-западной Руси?

2.   Какое право доминировало в этом регионе: обычное или новгородско-псковское?

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 |