Имя материала: История отечественного государства и права

Автор: Борис Николаевич Земцов

§ 3. социальные процессы

 

В течение этого периода все социальные слои утратили те минимальные права и свободы, которые они имели. Такое принципиальное изменение социальной системы произошло в условиях образования единого государства без необходимых на то социаль- но-экономических предпосылок и ухудшения внешнеполитического положения. Единст- венным средством обеспечения безопасности и единства страны стало усиление админи- стративно-финансового нажима государства на все слои населения.

Изменение социального статуса бояр. Первой причиной наступления государст- ва на права удельных князей и бояр стала логика политической борьбы: любой социаль- но-политический институт (в данном случае государство в лице великого князя), не имеющий политических ограничений, всегда стремится к абсолютной власти.

К началу княжения Ивана III Тверь, Рязань, Новгород и Псков лишь формально

сохраняли статус самостоятельных государств. Их владельцы еще могли пытаться заклю- чить союзы с противниками Москвы, однако шансов изменить расстановку сил в стране у них уже не было. К концу XV в. формальную независимость сохраняли только Рязанское княжество и Псков. «Отъезд» удельных князей и бояр в иные княжества в Москве рас- сматривался уже как государственная измена. Поэтому московские князья стали брать с них «присяжные» записи с обязательством о неотъезде. В 1474 г. появилась первая запись о «неотъезде». (Официально право «отъезда» было перечёркнуто в 1534 г.: отныне в слу- чае отъезда боярин лишался своей вотчины).

В середине ХV в. в Москве проживало приблизительно 40 боярских московских ро- дов, наиболее известными и влиятельными из которых являлись Кошкины, Морозовы, Бутурлины,  Челяднины,  Воронцовы,  Ховрины,  Головины,  Сабуровы,  Вильяминовы. В 1463 г. Ивану III били челом о принятии на службу все (Великий с удельными) князья ярославские, в 1472 г. – остававшиеся вольными князья ростовские (половину княжества Москва приобрела раньше). К концу же ХV в. из разных княжеств в Москву прибыло бо- лее 150 княжеских и боярских родов.

Приехавшие стали яростно отстаивать право на получение чина в зависимости от знатности своего рода и собственных служебных заслуг. Потомок Великого князя считал себя выше удельного, удельный – выше своего боярина, но московский боярин мог быть выше удельного князя, тем более – выше боярина других княжеств. Так возникло «мест- ничество».

Название этого социального института происходит от слова «место»: в соответст-

вии с родовитостью бояре получали те или иную должности и, в частности, место за ве- ликокняжеским столом. Местничество утвердилось в условиях сохранения в политиче- ской системе традиций удельной Руси и являлось по своей сути компромиссом между властью и феодальной аристократией.

Наплыв кандидатов на службу дал Ивану III возможность одаривать должностями наиболее преданных, независимо от знатности. Преданность во многом проявлялась в угодничестве. Знатные, но гордые подданные имели гораздо меньше шансов на хорошую должность. Боярство как слой не преследовалось, однако у Великого московского князя появилась возможность их унижать.

Столкновения великих князей с боярами были редкостью и носили характер лич- ных конфликтов. У Ивана III он произошел в самом конце его княжения – в 1499 г. Иван III сначала назначил своим наследником внука Дмитрия (от старшего сына своей первой жены) и венчал его на великое княжение. Затем «развенчал» и назначал наследником сы- на от своей второй жены – Василия. Мать Василия бояре не любили, поскольку та в быту сохраняла итальянские привычки, и выступили на стороне Дмитрия. Началась полоса

 

дворцовых интриг. Сторонники Дмитрия потерпели поражение: князь С. Ряполовский- Стародубский поплатился головой, а князь И.Ю. Патрикеев с сыном были насильно по- стрижены в монахи, остальные отделались легким испугом.

Такой же характер личной вражды носили конфликты Василия III с боярами.

Второй причиной сокращения административной свободы боярства стала тяжелая внешнеполитическая обстановка.

Война требовала больших затрат, а бояре имели значительные финансовые льготы. Фактически Великий князь собирал армию на средства своего собственного удела, поэтому Ва- силий III начал лишать бояр их финансовых привилегий. Завершил начатое его сын Иван IV: в 1550 г. он лишил бояр финансовых льгот. «Тарханных грамот впред не давати никому, – говорилось в Судебнике Ивана IV, – а старые тарханные грамоты поимати у всех».

Кроме того, осложнение международного положения Московской Руси продемон- стрировало ущербность местнического принципа организации армии. Этот принцип оз- начал, во-первых, что удельные князья и бояре приходили на военные сборы со своими людьми – «людно». Во-вторых, что командиры отдельных соединений подчинялись друг другу лишь в том случае, если нижестоящий командир был менее знатным, чем выше- стоящий. В случае возникновения конфликта любой из них мог вывести из боя своих лю- дей. Поэтому при назначении на военную должность, правительство должно было руко- водствоваться не профессиональными качествами претендента, а местнической иерархи- ей. Четкая, оперативная система управления армией в этих условиях была просто невоз- можна. Ради искоренения этого зла правительство в 1549 г. приняло приговор «О местах». Его смысл заключался в попытке устранения местнических споров в полках, особенно – во время походов.

Третьей причиной ухудшения статуса боярства стала потребность государства в эффективном государственном управлении. До начала XVI в. Московская Русь представ- ляла собой конфедерацию княжеств, которая лишь формально управлялась из Москвы с помощью «кормленщиков». Но время шло, единое Московское государство постепенно становилось централизованным (то есть центральные органы власти были дополнены местными). В правление Елены Глинской властные возможности кормленщиков сократи- лись, а контроль над ними со стороны центральных органов возрос. В 1550 г. из рук кормленщиков к государству перешло право сбора пошлин и налогов. В это же время не- которые волости получили право самим выплачивать казне налоги взамен выплаты кормов волостелю. С 1552 г. местное управление стало строиться без кормленщиков, а в 1556 г. кормления были отменены.

Существовала и четвертая причина – рост государственного аппарата. Темпы его роста превышали темпы естественного прироста бояр как социальной группы. Требова- лись и воеводы в армию, и наместники в уезды и волости, и чиновники в приказы, куда боярам идти было зазорно. В результате эти места стали заполняться дворянами, эконо- мические и политические интересы которых столкнулись с интересами бояр.

К середине XVI в. социально-политическое положение этого слоя значительно из-

менилось. По указанию царя бояр переселяли из их вотчин на другие земли, но уже на правах помещика. Отныне бояре должны были нести военную или чиновничью повин- ность в пользу государства. Из некогда правящего сословия они превратились в «служи- лых людей по отечеству».

По своему положению они делились на чины боярские (бояре, окольничие, дум- ные дворяне и думные дьяки), московские (стольники, чашники, постельничие и т.д.) и городовые (провинциальное боярство).

Судьба «служилых по отечеству» принципиально отличалась от жизни европей-

ских феодалов: служба во всех европейских странах была добровольной. Например, в

 

Польше шляхтичи могли не ходить на войну даже в том случае, если враг напал на их собственную страну. В Москве же термин «служилые люди» стал синонимом «кабальные люди», «государевы холопы».

В 1556 г было принято «Уложение о службе». Отныне все бояре обязаны были слу- жить с 15 лет и до 60 (впрочем, последний срок не соблюдался, и служили обычно до смерти). Уклониться было невозможно, даже если человек был ранен или болен, как не- возможно было и служить спустя рукава. Перед поступлением на службу каждый бояр- ский сын должен был представить в Разрядный приказ «поручительную запись». В ней перечислялись имена и чины людей, которые ручаются своим имуществом и семьёй, что данный человек не изменит на государственной службе или поле боя. Число поручите- лей колебалось от 2 до 118 человек. Таким образом, власть связала всех бояр круговой по- рукой. Поручительную запись не предоставлял только один человек – царь.

Не менее важным положением этого закона стало превращение бывших боярских вотчин в поместья. Отныне размеры земельных владений и качество определялись по та- кому же принципу, что для дворян, – в зависимости от успехов в службе. Таким же обра- зом, не по собственному желанию, а по воле государя и в зависимости от размеров помес- тий бояре должны были выставлять в поле определенное число вооруженных людей. Бы- ла проведена опись боярских земель, исключившая отныне возможность для уклонения от службы и комплектования армейских частей.

В 50-е гг. право распоряжаться своими вотчинами потеряли даже удельные князья. Сначала это было сделано в отношении земель, передаваемых в монастырь на «помин души», а затем – в отношении тех, которые князья собирались отдать за дочерьми в качестве придан- ного. Ограничивалось и право передачи князьями своих вотчин по наследству. Нарушение установленного порядка влекло за собой конфискацию вотчин в пользу государства.

Дворяне (служилые люди). Термин «дворяне» (дворовые люди князя) появляется

в источниках с конца XII в. Так обозначались несвободные люди, служившие у князя или боярина. Они находились на их полном материальном обеспечении и являлись низшей прослойкой вотчинной администрации.

Поскольку дворянам выделялись поместья в качестве платы за службу, то они ста- новились помещиками. Со второй половины XVIII в., понятия «дворянин» и «помещик» ассоциировались с европейским понятием «феодал». Но проведение таких параллелей применительно к XV–XVII вв. неверно.

В те века чаще употреблялся термин «служилые люди». Это был зависимый от го- сударства слой, изначально лишенный административной свободы и гражданских прав. Его рост начался во второй половине XV в., что обуславливалось административными по- требностями объединенного русского государства.

Дворянство создавалось государством на базе разных групп населения. Неграмот- ные горожане и крестьяне становились пограничниками. Так, после завоевания Новгоро- да, Пскова, Вятки тысячи горожан были переселены на южные окраины Московского княжества – в Алексин, Боровск, Муром и в крепости. Священники и грамотные горожа- не пополняли ряды приказных подьячих.

В октябре 1550 г. был составлен список по расселению в радиусе 50 – 60 км от Мо-

сквы 1070 боярских и дворянских семей, собранных из разных уголков страны. Хотя в

этот список входили и бояре, в целом это решение стало одной из мер, направленных на уменьшение влияния боярства. В лице зависящего от него дворянства, царь создавал по- служную политическую силу.

Размеры поместий в середине XVI в. зависели от служебного места дворянина и со- ставляли, в основном, от 150 до 300 десятин, московские дворяне получали до 1500 деся- тин. За воинские доблести размеры поместья могли быть увеличены. Но в случае плохого

 

выполнения своих обязанностей поместье могли и отобрать. К поместному содержанию полагалось денежное, но обычно оно выдавалось лишь перед подготовкой к походу, по- скольку без него служилому человеку было сложно приобрести оружие.

Законодательное оформление, юридическую стройность и законченность помест- ная система приобрела в 1556 г., когда были созданы Поместный приказ (ведавший во- просами поместного землевладения) и Разрядный (занимавшийся распределением слу- жилых людей).

Изменение в положении крестьян. Зависимые крестьяне существовали еще во

времена Киевской Руси. Но то были частные формы зависимости. С XVI же века устано-

вилась общая зависимость крестьян как социального слоя.

Закрепощение крестьян было вызвано целым комплексом обстоятельств.

Прежде всего, оно предопределялось низким уровнем развития производительных сил и плотностью населения.

Уже в начале XV в. в крестьянской среде появился слой «старожильцев», которые

утратили возможность перехода с одного участка земли на другой, от одного землевла- дельца к другому. Отдельные удельные князья и бояре устанавливали у себя ограниче- ние перехода неделей до «Юрьева дня осеннего» (26 ноября) и неделей позже (временем, когда урожай был уже собран и установился санный путь). В масштабах всей страны это ограничение появилось в 1497 г.

И все-таки, основная масса крестьян оставалась свободной. В Судебнике 1497 г. речь шла не о запрещении перемещения крестьян, а только о запрещении перемещения крестьян-должников. Кроме того, ограничение в переходе от одного землевладельца к другому касалось только главы семьи, именно он не имел права покидать землевладель- ца, не расплатившись с долгами, взрослые же сыновья хозяина были свободны. Даже бу- дучи должником, крестьянин в рамках своего княжества был волен менять поля столько, сколько того требовала агрономическая необходимость.

Юридический статус крестьянина определялся обычным правом. Он не отвечал перед судом своим имуществом за проступки землевладельца, и наоборот – землевладе- лец не нес ответственности за крестьянина. При рассмотрении в суде уголовного престу- пления голос крестьянина-свидетеля приравнивался к голосу боярина и дворянина. Кре- стьяне привлекались к формированию местных органов управления. При переходе с од- ного земельного участка на другой крестьянин заключал с его владельцем договор об ус- ловии проживания – порядную грамоту, или запись. И в этом случае, как и в судопроизвод- стве, крестьянин являлся юридическим лицом.

Таким  образом, возможность перехода ограничивалась не  столько  Судебником

1497 г., сколько необходимостью уплатить землевладельцу «пожилое» – своеобразную

плату за пользование двором и земельным наделом. В лесных районах оно равнялось

50 копейкам, а в степных – 1 рублю. По тем временам это была баснословно большая

сумма: 1,5 тонны ржи стоили как раз 50 копеек. Все это оговаривалось частным договором

крестьянина с землевладельцем.

Однако с наступлением XVI в. положение крестьян стало быстро ухудшаться. На

этот раз основной причиной оказалась тяжелая внешнеполитическая обстановка.

До ликвидации татаро-монгольского ига русские княжества активную внешнюю

политику не вели и большой армии не имели. Свержение ига в 1480 г., с одной стороны, привело к прекращению выплаты дани, но с другой – к необходимости держать в посто- янно боевой готовности полки против Крымского и Казанского ханства. Для этой цели была создана «поместная система»: ратники обеспечивались земельным наделом с рабо- тающими на нем крестьянами, с помощью которых ратник мог приобрести вооружение, двух коней, и прокормить семью.

 

Торгово-ремесленное население. Бедность крестьян побуждала их изготавливать максимальное количество необходимых вещей. Это лишало ремесленников даже мини- мального рынка сбыта товаров. Что касается купцов, то и их предпринимательская дея- тельность сдерживалась целым комплексом факторов.

Становление торгового сословия относится, в основном, к XVI в. Купцы делились на четыре категории: гости, лучшие, средние и молодшие люди, гостиная сотня. В отли- чие от европейских стран, торговля в России считалась государственной службой. Глав- ное занятие купца состояло в выполнении торгово-финансовых поручений Великого князя, который требовал то найти деньги, то поставить в армию снаряжение и оружие.

Купцов было мало. Главными препятствиями для развития оптовой торговли яв- лялась удаленность от мировых торговых путей и неблагоприятное внешнеполитическое положение. От Балтийского моря Московскую Русь отрезали шведы. Азовское море кон- тролировали крымские татары, Черное – турки. Волга на всем её протяжении была отвоё- вана у татар лишь в 1552–1556 гг.

Как и все остальные слои населения, горожане были бесправным и забитым слоем. В  середине ХVI в.  горожане составляли приблизительно 2\% населения страны. Причем доля торговцев и ремесленников не превышала 30\% (остальные 70\% населения

городов составляли служилые люди и их холопы).

Высшей, наиболее богатой и влиятельной группой являлись «гости». «Гость» пред- ставлял собой пожалованный властью статус: жалованная грамота выдавалась царем лично. Обязанностью гостей являлось финансирование власти. За это им отдавалось пра- во сбора налогов.

«Гости» (или  «сурожане») и  «суконная сотня»  представляли собой  следующую

группу купцов. «Сурожане» вели торговлю с Крымом, «суконники» – с европейскими странами.

Далее шли мелкие, розничные торговцы.

Наиболее многочисленную и бедную группу посадских составляли ремесленники. Основная масса ремесленников и торговцев концентрировались в таких крупных городах, как Москва, Новгород, Псков. Прожить за счет производства ремесленных изде- лий даже там было довольно трудно, поэтому ремесленники, обычно совмещали не- сколько профессий: «делали сапожное и торговали житом», «пекли калачи и извознича-

ли», «кузнечали и мясничали».

Крупных торговцев на всю страну по-прежнему было несколько десятков родов. Государство нуждалось в финансовых услугах и постоянно их разоряло. Поэтому обычно купцы стремились бросить свое опасное ремесло, купить землю с крестьянами и попы- таться получить дворянское звание. В свою очередь, раз в 2–5 лет правительство зачисля- ло в гостиную и суконную сотни торговцев более низкого уровня помимо их воли. И да- лее все продолжалось по кругу. Деньги не делали купцов административно свободными.

Русский город никогда не был единым. Он состоял из двух частей:

1. В центре располагался Кремль, где проживал воевода и располагались приказы.

2. Вокруг Кремля находились посады. В свою очередь посады делились на «белые» и «черные» слободы. Белые слободы принадлежали частным лицам – боярам. Общины существовали лишь в «черных слободах», населенных торговцами и ремесленниками. Причем основное предназначение общины состояло в выполнении государственных за- дач: как правило, в сборе налогов из местного населения.

Напротив, в Европе уже в X–XI вв. в городах начал формироваться капитализм.

Как и другие слои населения, горожане делились на определенные сословия. Но перед

лицом врагов-феодалов они выступали как единое целое, благодаря чему и добились по-

 

беды. В результате уже в XII–XII вв. многие европейские города из торгово-ремесленных центров превратились в социально-политические.

 

* * *

 

Итак, к середине XVI в. в социальной системе России произошли существенные изменения. Если еще в княжение Ивана III социальная система состояла из разнообраз- ных групп, наделенных как обязанностями, так и правами, то в течение последующих десятилетий от прав ничего не осталось. Социальные отношения стали строиться не по европейскому (частноправовому принципу), а по служебно-иерархическому. Место каж- дого отдельного социального слоя определялось формой служения Родине: бояре выпол- няли военные и административные функции, крестьяне и торгово-ремесленные слои были обязаны платить подати. Изменение положения не только крестьян, но также бояр и дворян позволяет сделать вывод о принципиальном отличии российской социальной системы от западноевропейской.

Все социальные слои в течение первой половины XVI в. утратили гражданские свободы. Это означало завершение формирования российской разновидности восточной социальной системы, где все социальные слои в равной степени бесправны по отноше- нию к государству.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 |