Имя материала: История отечественного государства и права

Автор: Борис Николаевич Земцов

Глава  2. государство и право в первой половине xix в.

 

§ 1. Исторические условия

 

Экономика

Основные изменения в этой сфере экономики заключались в следующем:

−  в последней четверти XVIII в. в состав России был включен Крым, угроза вторже- ния крымской конницы исчезла окончательно, и крестьяне начали осваивать земли юж- нее Ельца. В результате южные регионы страны – Ставропольская и Екатеринодарская губернии, земли  области Войска Донского – превратились в основного поставщика то- варного хлеба;

−  перемещение центра зернового производства на юг, позволило изменить структу- ру экономики в губерниях Центральной России: взамен нерентабельного зернового про- изводства здесь стали переходить на мясомолочное;

−  расширялись посевы технических культур – хмеля, табака, льна, картофеля, (кото- рый стал не только «вторым хлебом» для крестьян, но и сырьем для пищевой промыш- ленности),

−  -увеличивались посевы новой культуры – сахарной свеклы, особенно на Украине и на юге Черноземья. Это вызвало появление предприятий по переработке сахарной свек- лы. Первый завод по производству свекловичного сахара был построен в Тульской губер- нии в 1802 году, а в 1848 году их было свыше 300;

−  начали внедряться новые машины: молотилки, веялки, сеялки, жатки и др.

Подавляющая часть промышленных предприятий была представлена мелким фабриками и заводами, что было вызвано отсутствием покупательского спроса. Крупны- ми были лишь государственные, оборонные заводы и фабрики.

Промышленность переживала переходный период: 80 \% рабочих было сконцен- трировано в торгово-промышленных селах центральных губерниях: Московской, Влади- мирской, Ярославской, Костромской, Нижегородской, Тверской и Калужской. Здесь про- изошло окончательное отделение промышленности от земледелия и начала формиро- ваться региональная, экономическая специализация:

−  Иваново, Тейково, Кохма Шуйского уезда Владимирской губернии, Вичуга Кине-

шемского Костромской, стали центры хлопчатобумажной промышленности;

−  Щелково под Москвой – шелкоткацкого;

−  Павлово Горбатовского уезда Нижегородской губернии – слесарной,

−  Кимры, Корчевского Тверской – обувной.

Одним из показателей развития экономики является развитие транпортных путей.

Еще в середине XVIII в. была усовершенствована Вышневолоцкая система каналов. В 1803 г.

прорыли Северо-Екатерининский канал, связавший Каму с Северной Двиной и Выче-

гдой. Через два года вступили в строй Огинский и Березниковский каналы, соединившие

 

Днепр с Вислой и Западной Двиной. В 1808–1811 гг., благодаря созданию Марьинской и

Тихвинской системы каналов Верхнюю Волгу соединили с Балтийским морем.

На  втором  месте  среди  путей  сообщения после  рек  стояли  грунтовые дороги.

К 1825 г. было построено 389 км таких дорог, а к 1860 г . – 9026.

Практически одновременно с другими странами в России началось строительство

пароходов и железных дорог. Первый в мире пароход был построен в 1807 г., в России – в

1815 г. В 1825 г. по рекам страны плавало 25 пароходов, а в 1850 г. – уже 99. Первая в мире

железная дорога появилась в Англии в 1825 г., а уже через 12 лет – в России.

Россия являлась большой по численности населения страной, поэтому в абсолют-

ном выражении ее экономика, не только развивалась, но на фоне друг европейских стран

выглядела вполне достойно.

Однако при пересчете экономических достижений на душу населения, Россия с

конца XVIII  в., то есть со времени промышленной революции в Англии, все более и боле

отставала от буржуазных стран Европы. Медленные темпы развития экономики России

порождались целым комплексом обстоятельств.

На первом месте оставались географическое положение и природные условия. На

рубеже XVIII–XIX вв. ¾ населения страны проживало в давно обжитых великорусских гу-

берниях. Хотя Степная Украина, Нижнее и Среднее Поволжье вошли в состав России

200–300 лет назад, эти территории еще предстояло освоить. Крестьяне считали чужими

земли южнее Тамбова, Воронежа и Симбирска. Лишь в 1837 г., когда было создано Мини-

стерство государственных имуществ, правительство начало оказывать помощь крестья-

нам в переселении в эти районы.

Экстенсивное развитие экономики затормаживало социальные процессы. Населе-

ние за этот период увеличилось с 36 млн. человек в 1795 г. до 72 млн. к середине XIX в. Та-

кой огромный прирост был достигнут благодаря присоединению к России территорий с

высокой плотностью населения – Польши, Белоруссии, Украины, Молдавии, а также –

Финляндии, Северного Кавказа, Казахстана и Аляски. Но сам по себе естественный рост

населения страны не порождал качественных социальных процессов.

На рубеже XVIII–XIX вв. в Санкт-Петербурге проживало 250 тыс. человек, в Москве –

200 тыс., в Астрахани, Казани и Риге – по 30 тыс., в Ярославле – 25, в Туле, Тобольске – по

20 тыс. В Астрахани, Калуге, Киеве, Воронеже, Орле, Иркутске – по 15 тыс. В подавляющем

же числе случаев в городах редко насчитывалось и несколько тысяч человек. Они были тесно

связаны с деревней: культура имела те же истоки, образ жизни был тем же. Новые же соци-

альные отношения формировались, если число жителей составляло 20–30 тыс.

На втором месте среди факторов экономического развития находилось социальное

положение крестьян. Более 50\% из них составляли помещичьи крестьяне, остальные – го-

сударственные (казенные). Государственные крестьяне проживали, в основном, в Помо-

рье и Сибири. В экономическом плане эти регионы были малозначимыми. Крепостные

крестьяне занимали более плодородные земли, но эксплуатация помещиков лишала их

минимальных стимулов к труду.

Помещичьи крестьяне по  характеру отбывания повинностей делились на  бар-

щинных и оброчных. К югу от Москвы основную часть составляли барщинные крестьяне,

а к северу – оброчные. С течением времени росла менее эффективная барщинная экс-

плуатация крестьян. Конечно, в разных районах этот процент менялся. В нечерноземных

губерниях, где сельскохозяйственный труд был неэффективен, на барщине трудилось

32,5\% крепостных крестьян, в черноземных губерниях, на Средней и Нижней Волге – бо-

лее 70\%, в Литве, Белоруссии и на Украине – более 90\%.

В 20-е гг. XIX в. феодальная эксплуатация достигла предела. Доходы помещичьих

имений упали, задолженность возрастала. Только за 1834–1858 гг. число владельцев кре-

стьянских душ сократилось со 127 тыс. до 104 тыс.

 

Крепостное право заблокировало изменение структуры экономики. Во второй по- ловине XVIII в. стал использоваться вольнонаемный труд, но рынок труда оставался крайне узким. В 50-е гг. XIX в. сельском хозяйстве насчитывалось 700 тыс. наемных работников (из них по 300 тыс. батрачило на Украине, 150 тыс. – в Заволжье, 120 тыс. – в Прибалтике, 130–

150 тыс. – в остальных регионах). Несколько сот тысяч вольнонаемных рабочих трудилось в промышленности. Для такой большой страны это была мизерная величина.

Уровень жизни подавляющей массы населения страны был нищенским. Это про- являлось, в частности, в отсутствии даже в некоторых уездных городах постоянно дейст- вующей магазинной и лавочной торговли. По деревням ходили коробейники (офени), носившие весь свой товар с собой, лишь некоторые из них имели подводы. В свою оче- редь, низкая покупательная способность населения страны сдерживала развитие про- мышленности.

Итак, экономика этого периода по своей социальной сущности и источникам раз- вития оставалась государственно-помещичьей. Она не порождала социальных измене- ний, не могла явиться источником исторического развития России.

Внешняя политика. Внешняя политика этого периода оставалась затратной, и ис-

точникам развития экономики илди решения социальных проблем не являлась.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 |