Имя материала: История отечественного государства и права

Автор: Борис Николаевич Земцов

§ 3. формирование государственного аппарата

 

Государственный аппарат у восточных славян начал формироваться в IX в., с раз- ницей в несколько десятков лет – в двух регионах восточнославянского мира: сначала на юге (в районе Днепра и Днестра), а затем – на севере (в низовьях Волхова).

В районах среднего Днепра и Днестра простиралась лесостепь, что давало воз-

можность развивать пашенное земледелие с меньшими трудовыми затратами, чем на ос- тальных территориях Восточной Европы, где простирались таежные леса. Однако еще в середине VII в. на территории Нижнего Поволжья, Северного Кавказа и Причерноморья возникло государство хазар.

благодаря выгодному географическому положению, хазары установили торговые отно- шения с Византией и арабским халифатом. Они подчинили себе Волжскую Булгарию, царство гуннов-сафидов и наверняка брали дань с восточных племен – полян, северян, уличей и тиверцев, располагавшихся в доступной для хазарской конницы лесостепной зоне. Между тем, за 200 лет, благодаря развитию производительных сил, военно- экономический потенциал восточнославянских племен вырос, и они могли как оборо- няться, отказываясь платить дань хазарам, так и перейти на них в наступление. Так или иначе, судя по результатам археологических раскопок, хазары в 30-е гг. IX в. приступили к строительству на своих западных границах оборонительной линии. Это значит, что к этому времени славяне начали представлять для них серьезную угрозу.

В сооружении укреплений хазарам помогали византийцы, поэтому между южной группой восточнославянских племен и Византией возник конфликт. Для его разрешения в 839 г. в Константинополь отправилось посольство русов. Восточные славяне находились на гораздо более низком уровне развития, чем Византия, тем не менее, их представители пытались действовать по правилам цивилизованного мира. Это говорит об определенной организационной зрелости южной группы восточнославянских племен.

Катализатором формирования государства на севере стала иная причина.

В середине VIII в., в силу удачного расположения, территория ильменских словен

оказалась в зоне транснациональной торговли. С верховий Волги к Ладожскому озеру по- дошли арабские купцы (самый ранний клад арабских монет датируется 786 г.), а с запада, со стороны Балтийского моря, – скандинавские. Население региона также стало втяги- ваться в торговлю, например: арабские купцы приобретали у местного населения пуш- нину, а поставляли ткани, посуду и серебряные монеты, которые ремесленники исполь- зовали в качестве сырья.

В течение последующих 100 лет объемы охотничьих промыслов, уровень ремесла и военные возможности ильменских словен выросли до такой степени, что они решили вести торговлю без посредников. На запад и восток пути были закрыты. Но еще со второй половины VIII в. был известен путь на юг через территорию родственных восточносла- вянских племен: вверх по Волхову, через Ильменское озеро, затем по реке Ловать, а потом по Днепру; было начато его освоение. (Позднее он вошел в историю под названием «путь из варяг в греки»).

У населения, через территорию которых проходил этот путь, со временем возник- ли общие социально-экономические интересы: они смогли сбывать продукцию лесных промыслов и получать взамен из других краев ремесленные и ювелирные изделия. Таким образом, возникли предпосылки для образования единого древнерусского государства на базе северной и южной территорий.

Столицей нового государства стал Киев. Во-первых, его положение оказалось более выгодным, чем новгородское: к югу от Киева находилась самая развитая в то время стра- на – Византия, тогда как Новгород имел выход лишь на страны северной Европы. Во- вторых, бассейн Днепра оказался более значимым, чем Днестра: в него входили Березина, Припять, Десна, Сож. Это существенно облегчало сбор дани. В-третьих, в конце IX в. в низовьях Днепра появились печенеги. Южные города оказались под их ударами, тогда как Киев был защищен лесами. Поэтому именно там в течение зимы накапливались то- вары, полученные от других племен в виде дани, и под охраной, иногда достигавшей размеров войска, на больших лодках (вмещавших до 40–50 человек) отправлялись в пунк- ты назначения. Таким образом, в княжение Олега Киев из столицы полян превратился в своеобразное общерусское оптовое хранилище, и, одновременно, – в столицу древнерус- ского государства.

 

Первоначально в его состав вошли ильменские словене, кривичи и поляне. В 883 г. Олег с дружиной подчинили себе древлян. В 884 г. – освободили от дани хазарам северян, в 886 г. – радимичей, в результате были присоединены еще два племенных союза. К 907 г. потребность в устойчивых связях с остальными племенами возникла у древлян, хорватов, дулебов и тиверцев. Лишь у вятичей не было такой потребности, поскольку они распола- гались в труднодоступных районах будущих Курской и Орловской областей. Скорее все- го, их включение в состав государства состоялось в конце X в. насильственным путем.

До середины Х в. древнерусское государство по форме административно-террито-

риального устройства представляло собой не единое (унитарное) государство, и даже не федерацию племенных союзов с общим административным центром, а, скорее всего, конфедерацию. То есть входившие в его состав племена пользовались большой автоно- мией, племенные вожди подчинялись киевскому князю лишь во время военных походов, а в мирное время племенами руководили больше местные вожди и жрецы. Киевские кня- зья своих сыновей в регионы не посылали.

Большинство историков считают, что в переход власти от местных племенных во- ждей к князьям пришелся на правление Ольги и Святослава1. В доказательство приводит- ся ссылка на договоры с греками 944 и 971 гг. В первом из них перечислено множество знатных руссов, а во втором – только Святослав и его воевода Свинельд. Но есть версия, что Святослав перессорился с остальными племенными вождями и отправился в поход на Византию фактически в одиночестве – только со своей дружиной. Не случайно, отправ- ляясь в дальний поход, Святослав на всякий случай, старшему сыну завещал Киев, сред- нему – землю древлян, младшему – Новгород. То есть за сто лет после князя Олега киев- ские князья распространили свою прочную власть с двух регионов – Киева и Новгорода – только на один – землю древлян.

В XI в. в стране утвердились три системы управления – общинная, княжеская и

церковная.

В течение IX–XI вв. государство оставалось слабым, то есть не имело своих предста- вителей-администраторов на местах, но общины представляли собой самоуправляющие- ся системы.

Ключевым политическим институтом оставалось вече2. Его прерогативой явля- лись, в основном, внутриполитические проблемы. Выборы и механизм принятия реше- ния не регламентировались: приходили всем миром и вопросы решали криком.

По мере укрепления государства вечевые собрания собирались все реже и реже. Летописцы еще упоминают вечевые собрания в Звенигороде в 1147 г., Ростове и Суздале – в 1157 г., Полоцке – в 1159 г., Переяславле – в 1175 г., Рязани – 1177 г., Смоленске – в 1185 г. Но после нашествия татаро-монгол этот политический институт фактически уходит в историю.

Древнерусское государство IX–X вв. было варварским, по типу тех, что существо- вали в Европе в VI–VII вв. То есть резко выраженных социальных противоречий Киевская Русь не знала, князья являлись только военными вождями, а их дружина – воинами. Управление же на местах оставалось в руках племенных вождей и жрецов. Такое отстава- ние от Европы в определенной степени объясняется тем, что иностранным государствам в их историческом развитии во многом помог опыт разгромленной Римской империи, которого у нас не было.

Первоначально княжеская система управления была нацелена на организацию во-

енных походов и оборону страны. В XI в. князь и его дружина стали совмещать военные

 

1 Королев А.С. История междукняжеских отношений на Руси в 40–70- е гг. X в. М., 2000. С. 29.

2 Слово «вече» произошло от «вещать» – говорить.

 

функции с административными. В XII в. ситуация еще более изменилась: князья, прежде всего, были администраторами, а уже потом – военноначальниками.

Во главе государственной иерархии стоял киевский князь – старший в династии Рюриковичей. Его сыновья, братья, дяди и племянники управляли отдельными частями государства – волостями. (Эти образования сложились на основе территории прежних племенных союзов, и их границы менялись в результате княжеских решений и междо- усобных войн).

Князь имел свой собственный двор, обслуживавший его самого, его семью и дру-

жину. Управлялся этот двор с помощью многочисленных помощников – тиунов.

Передача власти происходила по старшинству – от умершего князя к его старшему сыну. Освободившееся место старшего сына занимал второй сын, правивший в менее значимом регионе. Второго сына заменял третий, третьего – младший брат умершего князя. На место первого брата – приходил второй, на место второго – третий. Дальше, ве- роятно, все решала борьба в роду Рюриковичей, поскольку обычай остальные места не регулировал.

Например, старшим в роду Рюриковичей после Владимира являлся его племянник Святополк. Он был сыном старшего брата Владимира I – Святополка, которого убил Вла- димир. То есть если бы Ярополк остался киевским князем, то со временем он передал бы власть своему сыну Святополку. Владимир I, в нарушение устоявшихся правил, передал власть Борису, но ее на законных основаниях забрал Святополк.

Еще в середине XII в. Юрий Долгорукий, будучи князем Ростовским, по инерции боролся за власть, мотивируя это тем, что он старший сын от второй жены Владимира Мономаха. Это означает, что как минимум в первой половине XII в. принцип передачи власти по наследству в сознании князей утвердился не полностью. Однако уже сын Юрия Долгорукого Андрей Боголюбский вернулся из-под Киева в родной Ростов, выгнал младших братьев, и те смирились. Таким образом, принцип передачи власти по наслед- ству утвердился лишь в период удельной раздробленности. Правили князья с помощью своих дружин. У киевского князя в дружине насчитывалось от 500 до 800 человек, у ос- тальных князей – меньше. Основными функциями государства были защита народа от врагов (главным образом, нападавших на южнорусские земли кочевников), сбыт в Визан- тии и Болгарии пушнины и меда в обмен на необходимые русским ремесленные изделия. С конца Х в. у дружины наряду с внешнеполитическими появились и внутренние, соци- альные функции. Таким образом, начался процесс превращения дружины из военной силы в государственный аппарат управления.

В XI в. княжеская дружина делилась на «старшую» и «молодшую». Из первой чуть позднее начал комплектоваться боярский слой, вторые были собственно воинами. При этом статья 18 Краткой редакции «Русской правды» и 53 статья «Пространной правды» ясно дают понять, что в даже в XII в. Киевской Руси не было единовластия великого кня- зя: князья не просто советовались с боярами, а правили совместно с ними.

Важнейшей частью государственного механизма являлось войско. Оно состояло из княжеской дружины и дружин других князей. В случае необходимости собиралось на- родное ополчение.

По мере усложнения социальных отношений, возникали сферы, требовавшие за- щиты государства. До поры до времени государство не могло этого сделать. Но в XI в. Ярослав и его сыновья создали первый письменный сборник законов – «Русскую правду». Сам факт ее появления на свет говорит об усилении государства до такой степени, что появилась возможность возвыситься над обществом и регулировать отношения в нужном направлении.

 

Поскольку юридическое оформление любого процесса всегда отстает во времени от самого процесса, то завершение формирования государственного аппарата следует отнести к концу X в.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 |