Имя материала: История отечественного государства и права

Автор: Борис Николаевич Земцов

§ 4. становление основ  большевистского права

 

До революции уровень развития права соответствовал уровню развития общества. Оно принималось подавляющей массой населения, о чем, в частности, свидетельствует статистика и характер преступлений: при минимальной численности сотрудников пра- воохранительных органов общество не разваливалось, все социально-политические и экономические институты функционировали. Крестьяне вообще жили не по закону, а по дедовским обычаям. Большевики же воспринимали дореволюционное право как нормы поведения, навязываемые народу царской властью. Отсюда следовало ошибочное убеж- дение, что его можно разом отменить, что они и сделали.

Приход большевиков к власти осенью 1917 г. ознаменовал начало создания прин-

ципиально нового права. Его социальным предназначением стала защита интересов бед- нейших слоев страны и подавление богатых. И это можно было бы приветствовать, если бы не выбранные большевиками методы достижения поставленной цели. Большевики изначально был готовы к насилию, установлению диктатуры. Это исключало существо- вание права не только в период революции, но в обозримом будущем. При таком подхо- де право не могло выполнить свою функцию социального стабилизатора. Не случайно большевики отбросили такие социальные регуляторы, как религия и мораль. Из нового права они отвергли общепринятые в Европе и дореволюционной России принцип за- конности, юридического равенства субъектов правоотношений. Вместо них они ввели классовый подход, приоритеты интересов государства над интересами личности и др.

 

В результате из системы общепринятых норм право превратилось в законы и подзакон-

ные акты, навязываемые обществу новой властью.

Конституция 1918 г. Прообразом Конституции 1918 г. являлась «Декларация прав трудящегося и эксплуатируемого народа», написанная В.И. Лениным 3 января 1918 г. Двухмесячный разрыв во времени между II Всероссийским съездом Советов и написани- ем Декларации объясняется тем, что документы уровня Декларации должно было при- нимать Учредительное собрание. Опубликование их каким-либо иным органом массы бы не приняли. Но 6 января 1918 г. большевики собрание разогнали и теперь должны были заявить о своих исторических целях.

Декларацию большевики внесли на обсуждение III Всероссийского съезда Советов. Поскольку на съезде еще присутствовали делегаты от других социалистических партий, с разным отношением к понятиям «диктатура», «демократия», «власть», то ее обсуждение

растянулась на два дня1.

В Декларации определялись политические и экономические основы нового госу-

дарственного строя, намечалась национальная политика и основные принципы внешней

политики. Отныне новая Россия называлась Российская Советская Федеративная Респуб-

лика – РСФСР.

Однако левые эсеры считали, что одной Декларации недостаточно и что требуется

Конституция. Поэтому III съезд принял постановление о необходимости ее написания.

В течение двух последующих месяцев большевики о поручении III съезда не вспоминали.

В XVIII–XIX вв. предназначение Конституции состояло в ограничении государства

правом. C конца XIX в. появилась еще одна цель – создание системы социальной защиты.

Большевики пришли к власти с желанием достигнуть второй цели, но во введении для

себя каких-либо правовых рамок смысла не видели. Поэтому идея разработки Конститу-

ции принадлежала не им, а левым эсерам. По их инициативе состоявшийся в январе 1918 г.

III Всероссийский съезд рабочих, солдатских и крестьянских депутатов поручил ВЦИКу

разработать этот документ. В течение 2,5 месяцев большевики к выполнению поручения

съезда не приступали, поскольку был неясен вопрос: нужна ли Конституция в переход-

ный период? Первый большевистский народный комиссар юстиции П.И. Стучка весной

1918 г. в статье с символическим названием «Конституция гражданской войны» писал:

«Переходная эпоха, в которой «только движение постоянно», не укладывается в твердые

рамки  писаного закона. В  эту  переходную эпоху  «государство не  может  быть  ничем

иным, как революционной диктатурой пролетариата, а диктатура пролетариата как-то

плохо вяжется со словами «писаный закон» 2.

К работе над Конституцией большевиков подтолкнули конфликты между цен- тральными органами власти и местными Советами. Законодательно прерогативы тех и других определены не были, и это порождало существенные проблемы. (Прежде всего, местные Советы отказывались выполнять решения ВЦИК и СНК). Поэтому 30 марта Пленум ЦК создал комиссию при ВЦИКе для разработки Конституции. Ее председателем стал Я.М. Свердлов. Это был человек с неполным средним образованием. Ни до назначе- ния на пост председателя Конституционной комиссии, ни после никаких теоретических статей он не писал и о содержании конституций других стран вряд ли знал.

Стенограммы и протоколы работы созданной Конституционной комиссии отсут- ствуют; возможно, они не велись, поэтому сложно сказать, почему ее работа затянулась. Не исключено, что, в условиях разрастающегося конфликта большевиков с другими со-

 

1 Третий Всероссийский съезд Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов. Петроград,

1918. С. 20, 34–40, 44.

2 Стучка П.И. Конституция гражданской войны // Пролетарская революция и право. 1918 г. №3–4.

С. 15.

 

циалистическими партиями между членами комиссии: большевиками, с одной стороны, и левыми эсерами и максималистами – с другой, – возникали какие-то разногласия по со- держанию Конституции. Скорее всего, большевики не придавали ей большого значения и таким образом невольно тормозили работу. Например, Я.М. Свердлов одновременно возглавлял ВЦИК и был председателем этой комиссии, большевик В.И. Лацис также со- вмещал  работу  в  ВЧК  и  коллегии  НКВД  с  работой  в  данной  комиссии.  Большевик Н.И. Бухарин был единственным из разработчиков, кто всерьез интересовался и занимал- ся теоретическими проблемами марксизма, тем не менее, другие свои обязанности он считал более важными и на заседания комиссии не ходил. Так что непосредственной под- готовкой текста занимались 7–8 человек (прежде всего, Ю.М. Стеклов и Шейнкман)1.

По всей видимости, отсутствие интереса к разработке Конституции связано с тем, что большевики предполагали в будущем создать систему самоуправления народа. И в создании для народа каких-то рамок не видели необходимости. Им казалось, что вполне достаточно деклараций. Тем более они не нуждались в правовых рамках для себя. Может быть, поэтому в течение апреля–июня комиссия собиралась одиннадцать раз. Парал- лельно в Наркомате юстиции работала своя комиссия.

Поскольку члены комиссии был загружены работой, то она пополнялась новыми людьми. Тем не менее, процентов на 80\% она всегда состояла из большевиков, оставшиеся были левыми эсерами. Это давало однозначные преимущества при голосовании по структуре Конституции и проектам ее формулировок.

Основным содержанием развернувшихся в комиссии и в Наркомюсте дискуссий

стали вопросы территориально-административного устройства. Эсеры предлагали ос- новной объем власти передать местным Советам и трудовым коммунам, большевики, на- оборот, основное внимание уделяли механизму работы  центральных органов власти. О необходимости создания системы сдержек и противовесов в работе центральных орга- нов власти, о гарантиях прав личности никто из разработчиков даже не вспомнил.

К началу работы V съезда советов комиссия явно не успевала выполнить поруче- ние III съезда Советов. Для ускоренной подготовки проекта 28 июня ЦК РКП (б) создал комиссию ЦК РКП (б) во главе с В.И. Лениным. В примечаниях к 36 тому говорится, что В.И. Ленин внес в предложенный проект поправки, а на полях сделал пометки2. Но, судя по тому, что какие это были поправки и пометки, в томе не уточняется, они не были су- щественными. 3 июля проект был опубликован в «Известиях ВЦИК». На следующий день открылся V съезд Советов. Он создал редакционную комиссию из 9 человек. 10 июля на съезде от имени комиссии выступил Ю.М. Стеклов, и менее чем через час Конституция была принята.

Она состояла из 6 разделов: 1. Декларация прав трудящегося и эксплуатируемого народа; 2. Общие положения Конституции; 3. Конституция Советской власти; 4. Актив- ное и пассивное избирательное право; 5. Бюджетное право, 6. О гербе и флаге РСФСР.

Социальной основой нового государства становились рабочие и беднейшее кре- стьянство, политической формой – Советы рабочих, крестьянских и солдатских депута- тов. Поэтому политические права предоставлялись лишь трудящимся.

Экономической основой РСФСР становилась национализированная экономика. Ча-

стная собственность еще сохранялась. Но Конституция брала курс на ее национализацию.

С точки зрения устройства центральных органов власти Россия становилась феде-

рацией республик.

 

1  Деятели Союза Советских Социалистических Республик и Октябрьской революции. Автобиогра-

фии и биографии. М., 1989. Т. 3. С. 127.

2 Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 36. С. 720.

 

Конституция создавала механизм власти, то  есть определяла прерогативы цен-

тральных и местных органов власти.

Срок действия Конституции определялся переходом от капитализма к социализ-

му, в ходе которого должны были быть уничтожены эксплуатация человека человеком и

деление общества на классы.

Ни большевики, ни их основные оппоненты, левые эсеры, не рассматривали Кон-

ституцию как важный вопрос: в ряду обсуждаемых на Съезде проблем она оказалась на

последнем месте. Обсуждения не было, все ограничилось выступлением Ю.М. Стеклова и

члена фракции максималистов Полянского. Ни тот, ни другой теоретиками не являлись

и всей важности проблемы понять не могли. В результате в государственный механизм

были заложены трагические ошибки, превратившие Конституцию в фикцию.

Во-первых, высшим законодательным и исполнительным органом стал съезд Сове-

тов. Он должен был созываться на несколько дней не менее трех раз в год. (И в 1918 г.

действительно прошло 5 съездов, но в 1919 г. и 1920 г. – уже по одному). Число делегатов

составляло несколько сот человек. Такой орган представлял собой длившийся несколько

дней митинг. В лучшем случае делегаты съездов Советов успевали лишь вникнуть в суть

разработанных не ими декретов. Работать над самим текстом закона они не могли из-за

нехватки времени и отсутствия опыта.

На период между съездами высшей властью в стране становился Всероссийский

Центральный Исполнительный Комитет. Его численность составляла около 200 человек.

Но и ВЦИК не был постоянно действующим органом. Поэтому из состава ВЦИК был вы-

делен Президиум ВЦИК. Он и стал работать на постоянной основе. Его численность со-

ставляла приблизительно 80 человек. Однако, во-первых, выборы делегатов съездов Сове-

тов, членов ВЦИК и Президиума ВЦИК находились под жестким контролем ЦК РКП (б).

Во-вторых, реальная законодательная работа сосредотачивалась в руках большевистских

руководителей в лице Политбюро ЦК.

Вторая ошибка состояла в наделении СНК (орган исполнительной власти) законо-

дательными полномочиями.

Третьей принципиальной ошибкой Конституции стал изначальный отказ от де-

мократии. Статья 9 закрепляла диктатуру городского и сельского пролетариата и бед-

нейшего крестьянства. Ее целью было полное подавление буржуазии ради уничтожения

эксплуатации человека человеком и построения бесклассового общества – социализма.

В политической сфере диктатура пролетариата означала, прежде всего, лишение

определенных социальных групп избирательных прав. Основанием для этого являлось

получение нетрудовых доходов (с капитала, предприятий, от использования наемного

труда). Избирательного права были лишены приблизительно 5 млн. человек. Это было

меньше, чем в дореволюционной России, и меньше (в процентном отношении), чем в за-

падных странах. И такое ограничение избирательных прав было бы определенным ша-

гом вперед, в сравнении с механизмом выборов в Государственную думу 1907 г.

Но большевики не остановились на этом. Опыт Учредительного собрания показал,

что при проведении всеобщих и равных выборов большевики терпят поражение. Поэто-

му, во-первых, путем предоставления политических прав только рабочим и беднейшему

крестьянству, они резко сузили социальную базу Советов. Во-вторых, рабочие имели пя-

тикратное преимущество при выборе делегатов съездов: от городских Советов – 1 делегат

на 25 тыс. избирателей, от губернских съездов Советов – 1 делегат на 125 тыс. жителей.

В-третьих, большевики и рабочих лишили права выбора, жестко контролируя выдвиже-

ние кандидатов. Конституция закрепила многоступенчатую систему выборов. Прямыми

были выборы только в сельские и городские Советы.

Сведение большевиками основных функций государства к насилию восходило к

середине XIX в., когда молодые К. Маркса и Ф. Энгельса создавали свое учение. В Европе

тогда мало что знали об истории и функциях государств древнего и средневекового Вос-

тока и Латинской Америки, но материалов по Древнему Риму сохранилось очень много.

На Апеннинском полуострове для основной массы населения государство действительно

 

было рабовладельческим. К. Маркс и Э. Энгельс, а вслед за ними и В.И. Ленин восприни- мали государство как аппарат насилия. Понимание ими государства было классовым, никаких организационных или экономических корней у государства они не видели. По- этому они не видели в нем необходимости и вместо государства они предполагали созда- ние системы самоуправления трудового народа. Это преувеличение созидательных воз- можностей простых людей являлось второй трагической ошибкой большевиков.

История XX в. показала, что свобода и демократия важны сами по себе, как прин-

цип. Только они в состоянии застраховать общество от принятия властью долговремен-

ных ошибочных экономических и политических решений. И дозированная свобода – не

для общества в целом, а только для рабочих и крестьян – в самом скором времени обер-

нулась не только ее исчезновением, но и возможностью борьбы с этими самыми рабочи-

ми и крестьянами.

Четвертой грубой ошибкой большевистской Конституции стал отказ от приорите-

та прав человека в сравнении с интересами общества в целом.

С момента возникновения первых Конституций, их предназначение заключалось в

ограничении власти правом, ради защиты жизни и имущества граждан от власти. Больше-

вики Конституцию понимали иначе: отдельного раздела о правах и свободах там не было. В

статье 15 содержалось лишь общее положение о свободах для трудящихся: право на собра-

ния, митинги, шествия и использования для собраний «помещений с обстановкой, освеще-

нием и отоплением». В статье 16 трудящимся предоставлялось право созданий союзов. При-

чем эти права носили ярко выраженный классовый характер. Такое понимание политиче-

ских прав и свобод означало значительный шаг назад в сравнении с Конституцией 1906 г.,

содержавшей целую главу «Права и обязанности российских подданных».

Такая ситуация объясняется тем, что культура большевиков в большей степени со-

ответствовала национальным традициям и ментальности, чем культура дореволюцион-

ных законодателей. До революции законодатели находились под влиянием индивиду-

альной западной культуры, тогда как подавляющая масса населения страны исповедова-

ла коллективистско-общинные идеалы. Поэтому и получилось, что если в западных кон-

ституциях на первом месте стояли права человека, то у большевиков – права трудящихся.

Пятая, не менее значимая ошибка, состояла в толковании понятия «трудящиеся».

Под ним имелись в виду люди, занятые физическим трудом. Занятые же интеллектуаль-

ным и управленческим трудом объявлялись врагами.

Так же вульгарно большевики трактовали «большинство народа» и «меньшинство

народа». Эта ошибка восходит к представлениям В.И. Ленина о социальной структуре

России, сформировавшегося у него в молодости. Он ошибочно полагал, что пролетариат

и   беднейшее  крестьянство  составляют   большинство  жителей   страны.   Социологом

В.И. Ленин не был, поэтому смешивал экономическое положение крестьян-бедняков с их

мировоззрением. Любой, даже самый бедный крестьянин, мечтал стать крепким хозяи-

ном, по терминологии В.И. Ленина «кулаком». В.И. Ленин же бедняков зачислял в союз-

ники рабочего класса. Эта ошибка привела к тому, что большевики неправильно опреде-

лили масштабы предстоящих репрессий: по их расчетам буржуазия составляла меньшин-

ство населения страны, и масштабы насилия не должны были достичь значительных раз-

меров. Оказалось же, что большевистские идеи отвергала подавляющая часть населения.

Это породило гражданскую войну, обернувшуюся миллионами жертв.

Источником права в этот период было «революционное сознание». Это предопре-

делялось, во-первых, ориентацией на создание системы самоуправления народа, то есть

передачу властных полномочий во всех сферах и правовой – в том числе. Во-вторых, есте-

ственным отсутствием нового законодательства, для создания которого требовалось вре-

мя. Теоретическим основанием такого подхода к правотворчеству являлась психологиче-

ская теория права, в соответствии с которой правом является не столько правовые нормы,

сколько правосознание. В  результате правотворчеством в  этот период занимались все

высшие государственные органы – Съезды Советов, ВЦИК, СНК, отдельные наркоматы и

комитеты, а также и суды.

 

Правовая идеология. Содержание права определяется правосознанием пришед- ших к власти политических групп. Правосознание складывается из двух элементов: пра- вовой психологии и правовой идеологии.

Правовая психология представляет собой обыденное отношение к праву. Больше- вики до революции были нелегальной партией. Из 171 делегата VI большевистского съез- да (август 1917 г.), давших о себе сведения, арестовывались 150 человек, в тюрьме побыва- ли 120, в ссылке – 85, на поселении – 24, в эмиграции – 27, на каторге – 10 человек1. Естест- венно, их отношение к царскому праву было резко отрицательным.

Однако более важную роль в их правосознании играла не психология, а идеология.

Правовая психология – это совокупность идей и взглядов на право.

На протяжении столетий существовали разные теории права. Из европейских са-

мой ранней является естественно-правовая теория, уходящая корнями во времена Сокра-

та и Аристотеля, Цицерона и Ульпиана. На протяжении XX в. в западных странах окон-

чательно утвердился подход, в соответствии с которым право рассматривалось как ком-

промисс между разными слоями общества. Марксистское правопонимание было иным.

Пожалуй, впервые К. Маркс и Ф. Энгельс высказались относительно права в «Ма-

нифесте коммунистической партии», когда одному из них было 29, а другому – 27 лет.

Правом  они  считали возведенную в  закон  волю  господствующего класса2.  Поскольку

К. Маркс был философом, а Ф. Энгельс смог получить лишь среднее образование, о су-

ществовании иных взглядов на право и разных правовых систем они не знали. Понятие

«право» они употребляли обязательно вместе со словом «буржуазное». Общесоциального

содержания в праве они не видели. «Что касается права, – писали К. Маркс и Ф. Энгельс в

«Немецкой идеологии», – то мы, наряду со многими другими, подчеркнули оппозицию

коммунизма против права как политического и частного, так и в его наиболее общей

форме – смысле права человека»3.

В правовой науке такое отношение к праву определяется как «правовой ниги-

лизм». Причем сами К. Маркс и Ф. Энгельс это вполне осознавали и никакой беды в этом

еще не видели. «Появление молодой буржуазии нашло свое отражение в либерально-

конституционном движении, а зарождение пролетариата – в движении, которое обычно

называют нигилизмом»4.

В большевистской России среди членов Политбюро ЦК РКП (б) юридическое об-

разование  имели  и  перед  революцией  работали  по  специальности  В.И.  Ленин  и

Н.Н. Крестинский. Г.Е. Зиновьев и А.И. Рыков учились на юридических факультетах

меньше семестра, Л.Б. Каменев – почти два семестра. Из членов ЦК юридическое образо-

вание имели М.С. Урицкий и П.И. Стучка. Однако, будучи марксистами, все они были

правовыми нигилистами. «Декреты – это инструкции, зовущие к массовому, практиче-

скому делу, – писал В.И. Ленин. – Мы не будем смотреть на них как на обстоятельные по-

становления, которые надо во что бы то ни стало тотчас же, сразу провести»5. Ему вторил

В.В. Оболенский (Н. Осинский): «В момент массового штурма на капитал необходимо

провозгласить в виде декрета цель, к которой массы должны стремиться и никакого зна-

чения не имеет то, что юридическое слово расходится здесь с революционным делом».6

Крайне   нигилистически   относился   к   праву   большевистский   нарком   юстиции   (!)

П.И. Стучка7. Даже А.В. Луначарский, считающийся самым интеллигентным из больше-

виков, не постеснялся написать: «Законы Конституции не распространяются на ЦК»8.

Интересы революции все они считали бесконечно большей ценностью, чем право.

 

1 Шестой съезд РСДРП (большевиков). Август 1917 года. Протоколы. М., 1958. С. 294 – 300.

2 Маркс К., Энгельс Ф. Собр. соч. Т. 4. С. 443.

3 Там же. Т. 3. С. 197.

4 Там же. Т. 22. С. 41.

5 Там же. Т. 38. С. 198 – 199.

6 Народное хозяйство. 1918. № 11. С. 14.

7 Стучка П.И. Избранные произведения по марксистско-ленинской теории права. Рига, 1964.

8 Луначарский А.В. Письмо Ленину от 13 января 1922 г. //Власть и интеллигенция. Документы ЦК

 

Гражданское право. Исторически гражданское право создавалось ради защиты имущества и связанных с ним личных неимущественных отношений. В этом плане большевикам оно не только не требовалось, а являлось чуть ли не основной целью раз- рушения. Декретами «О земле», «О социализации земли» и другими нормативно- правовыми актами частная собственность на землю, недра, лес и воду была отменена. Это соответствовало настроениям основной массы крестьян. Вместо правовой защиты частной собственности, большевики однозначно взяли курс на огосударствление всех видов соб- ственности. Отношения между государственными предприятиями строились уже не на основе гражданского, а на основе административного законодательства.

Прежде всего, большевики приняли серию актов, направленных на пресечение распродажи собственности (к чему стремились ее хозяева, пытаясь хоть что-то сохранить в условиях нарастающей национализации). Так, 14 декабря 1917 г. СНК приостановил сделки с недвижимостью. Лишь кустари могли сохранить за собой предметы (частную собственность), необходимые для работы.

Декретом от 27 апреля 1918 г. наследование по закону и завещанию отменялось. Все движимое и недвижимое имущество стоимостью выше 10 тыс. руб. переходило в соб- ственность государства. Особым декретом запрещалось дарение или безвозмездная пере- дача имущества на сумму свыше 10 тыс. руб.1

В течение 1918 г. была установлена государственная монополия на продажу золота и платины, спичек, риса, свечей, кофе, перца и некоторых других товаров.

В результате всех этих мер сфера товарно-денежных отношений оказалась прак-

тически свернута.

Земельное право. Основными задачами это отрасли права являлось устранение

частной собственности на землю и создание в деревне коллективных хозяйств.

Его основы заложил уже «Декрет о земле», принятый II Всероссийским съездом

Советов. Единственным собственником земли объявлялось государство. Недра, леса, воды

переходили в распоряжение государства, мелкие же реки, озера и рощи – в распоряжение

крестьянских общин. В равной степени устанавливалась государственная собственность и

на городскую землю.

Большевики предполагали, что, передав помещичьи земли крестьянам, они полу-

чат в деревне социалистические формы хозяйства в виде совхозов и колхозов. Однако в

действительности этого не произошло. Крестьяне разделили землю на основе привычных

принципов: «по едокам» или «по работникам». Большевиков это не устраивало.

В феврале 1918 г. был опубликован декрет ВЦИК «О социализации земли», кото-

рый обязывал вновь создаваемые в деревне земельные комитеты озаботиться в первую

очередь созданием коллективных хозяйств. Эта идея противоречила вековым мечтаниям

крестьян, поэтому таких хозяйств оказалось чрезвычайно мало: в июле 1918 г. по всей

стране насчитывалось чуть более 1500 коммун и артелей.

В июне 1918 г. вышел декрет ВЦИК «Об организации деревенской бедноты и снаб-

жении ее хлебом, предметами первой необходимости и сельскохозяйственными орудия-

ми». Декрет был направлен на изъятие хлеба у «кулаков и богатеев» руками деревенской

бедноты. Взяв курс на ликвидацию товарно-денежные отношения зимой 1917–1918 гг.,

большевики сами создали ситуацию, когда крестьяне потеряли интерес к продаже своего

хлеба. Не удалось им получить хлеб и после создания комбедов. Бедняки лишь захватили

земли богатых односельчан. Но ни совхозов, ни колхозов и на этот раз не создали.

В феврале 1919 г. ВЦИК издал положение «О социалистическом землеустройстве и

о  мерах перехода к  социалистическому земледелию». Единоличное землепользование

отменялось. Ради создания единого народного хозяйства вся земля объявлялась государ-

ственным фондом. Фонд находился в распоряжении соответствующих наркоматов.

 

РКП (б) – ВКП (б), ВЧК – ОГПУ – НКВД о культурной политике. М., 1999. С. 33.

1 Сумма в 10 тыс. рублей в тот год была равна приблизительно трем месячным зарплатам рабочего.

 

Уголовное право. Развитие уголовного права определялось «теорией самоуправ- ления народа» и логикой революции. В соответствии с ними старое право отменялось, а источником новых норм становилось «революционное правосознание».

Первый нормативный сборник по уголовному праву был принят в 1919 г. и назы- вался «Руководящие начала по уголовному праву РСФСР». Особенность этого документа состояла в отсутствии Особенной части. Это вызывалось стремлением большевиков к раз- витию революционной инициативы масс, для которой не следовало ставить какие-либо правовые ограничители.

«Руководящие начала» состояли из введения, разделов о сущности уголовного права, об уголовном правосудии, преступлении и наказании, стадиях совершения пре- ступления, соучастии, видах наказания, об условном осуждении, о пространстве действия уголовного права.

Преступления делились на простые и контрреволюционные. Считалось, что про- летарии и крестьяне могут совершать простые – уголовно-бытовые – преступления, кото- рые менее опасны для общества, чем контрреволюционные, совершаемые «классовыми врагами». Поэтому при анализе правонарушения и определении наказания суд должен был исходить не из действия и его результатов, а из социального происхождения и поло- жения правонарушителя. Например, сам факт работы до революции в полиции прирав- нивался к контрреволюционному преступлению.

В «Началах» отсутствовало понятие «преступление». «Начала» предоставили судь- ям самим трактовать его и определять меру наказание преступникам. (Это развязывало руки репрессивным органам)

Неопределенно трактовалось и понятие «вина». В результате покушение прирав-

нивалось к окончательному деянию.

Акты, усиливающие наказание, у большевиков имели обратную силу.

Разрешалось использование «принципа по аналогии».

Так образом, большевистское уголовное право сделало значительный шаг назад в

сравнении с Уголовным уложением 1903 г.

Семейное право. После революции 1917 г. вся система права начала коренным об-

разом перестраиваться. Это относилось и к сфере семейных отношений, поскольку до ре-

волюции она регулировалась, в основном, церковью, а церковь в молодой советской рес-

публике была отделена от государства.

Формирование этой отрасли права началось в декабре 1917 г., когда появился

декрет «О гражданском браке, о детях и о ведении книг актов гражданского состояния».

В соответствии с декретом, государство впредь признавало лишь гражданский брак, цер-

ковный становился частным делом супругов. Многие прежние ограничения отменялись;

так, для вступления в брак не требовалось ни согласие родителей, ни разрешения на-

чальства. Внебрачные дети уравнивались в правах с брачными. Допускался судебный по-

рядок установления отцовства.

Декретом ВЦИК и СНК от 1 января 1918 г. «О расторжении брака» предусматри-

валась полная свобода развода по обоюдному согласию супругов или даже по заявлению

одного из них.

Дела о расторжении брака от церкви переходили к местным судам.

Брачный возраст для мужчин устанавливался с 18 лет, для женщин – с 16.

16  сентября 1918  г.  принят «Кодекс законов об  актах гражданского состояния,

брачном, семейном и опекунском праве», в котором все эти новые подходы были объеди-

нены и систематизированы.

Несомненный шагом вперед стали ликвидация института родительской власти,

отказ от принципа сословности при государственном регулировании семейных отноше-

ний. Была сделана попытка посмотреть на ребенка как на носителя определенных прав.

Трудовое право. Будучи коммунистической партией, РКП (б) приложила макси-

мум усилий для защиты социальных прав рабочих:

−          29 октября 1917 г. был установлен 8-часовой рабочий день,

 

−          24 декабря принято решение о страховании на случай безработицы,

−          5 февраля 1918 г. вышел декрет ВЦИК «О страховании на случай болезни»,

−    14 июня СНК ввело ежегодные оплачиваемые двухнедельные отпуска рабочих и служащих,

−    в декабре того же года появился первый большевистский кодекс – «Кодекс законов о труде». В нем закреплялась продолжительность рабочего времени и отдыха, устанавли- вались льготы для женщин и молодежи. Он подробно регулировал трудовые отношения и связанные с ними социальные права.

РКП (б) стремилась к созданию системы социального равенства, поэтому макси-

мальная зарплата превышала минимальную лишь в 1,7 раза.

Однако труд рассматривался большевиками и как обязанность. Уже «Декларация

прав трудящегося и эксплуатируемого народа» (январь 1918 г.) объявила о необходимо-

сти всеобщей трудовой повинности. В июне 1919 г. началось введение трудовых книжек,

что усиливало контроль над трудящимися. В соответствии с декретом Наркомюста от

23 июля 1918 г., лишение свободы всегда предполагает принудительные работы.

Гражданско-процессуальное  право.  Судьба  этой  отрасли  права  определялась

принципиальным отрицанием большевиками гражданского права.

Власть ограничилась установлением самых общих принципов посредством Декре-

тов о суде №№1,2 и 3. и Инструкции об организации и действий местных народных су-

дов от 23 июля 1918.

Декретом №1 старая адвокатура была отменена. Отныне ее функции выполняли

все лица, обладающие гражданскими правами. Правда, вскоре была создана «коллегия

правозаступников», из бывших адвокатов. Судьям предписывалось руководствоваться со-

ображениями революционной идеи и не связывать себя формальным законом.

Уголовно-процессуальное право. Эта отрасль права имела те же недостатки, что и

гражданско-процессуальное право:

−          низкая профессиональная подготовка судей,

−          судебный произвол,

−          бездействие кассационных инстанций.

Декреты не регламентировали процессуальное положение обвиняемых.

Отказ от судебных уставов 1864 г. привел также к тому, что прокуратуру отменили,

а аналогичный орган еще не возник. Поэтому из процесса исчезла состязательность про-

фессионалов – адвокатов и прокуроров, вместо чего обвиняемый, фактически, оставался

беззащитным: с одной стороны выступало государство (в лице революционных трибуна-

лов или судьи общего суда), с другой – сам обвиняемый. Апелляция заменялась кассаци-

ей, что ухудшало положение осужденного.

Рассмотрение особо важных дел в революционных трибуналах проходило без уча-

стия народных заседателей.

Правоприменительная практика. Изучение только нормативно-правовых актов

может привести к ошибочному выводу, что они в полном объеме воплощались в жизнь,

чего на самом деле не было.

Деятельность государственных органов и граждан по воплощению в жизнь норма-

тивно-правовых актов называется правоприменительной практикой.

Что касается граждан СССР, то возможности для правонарушений у них были незна-

чительными. Во всем мире основным видом правонарушений является воровство. Однако,

во-первых, в СССР, в условиях государственной собственности на средства производства та-

кие возможности были минимальными. Во-вторых, в условиях тоталитарной системы за ад-

министративные правонарушения власть карала граждан довольно жестоко. Поэтому ос-

новной бедой правоприменительной практики было нарушение законов самой властью.

Большевистское правительство было создано на II Всероссийском съезде Советов в

ночь с 26 на 27 октября 1917 г. Уже через несколько недель после прихода к власти боль-

шевики начали нарушать решения своего же съезда:

 

−    в соответствии с декретом съезда, Совет народных комиссаров избирался как оче- редное Временное правительство до начала работы Учредительного собрания (выборы в которое должны были состояться в ноябре). Большевики выборы провели, но не получив в составе собрания большинство, сначала отложили созыв собрания на месяц, а в январе

1918 г. его разогнали,

−          тот же съезд отменил смертную казнь. Однако Совнарком декретом от 21 февраля

1918 г. «Социалистическое отечество в опасности», в условиях наступления немцев, ее

вернул. Предполагалось, что расстрелу на месте подлежали германские шпионы, непри-

ятельские агенты, спекулянты, хулиганы, контрреволюционные агитаторы, организато-

ры и участники восстаний и «члены буржуазного класса независимо от пола, отказываю-

щиеся рыть окопы». Кто конкретно будет заниматься расстрелом, в декрете не говори-

лось, и эту функцию взяла на себя Всероссийская чрезвычайная комиссия (ВЧК). III Все-

российский съезд Советов 3 марта 1918 г. декрет от 21 февраля отменил, но ВЧК свои рас-

правы не прекратила, более того, она произвольно увеличивала расширила круг лиц,

подпадающих под расстрел. Официально смертная казнь была возвращена 16 июня 1918 г.,

когда большевикам понадобилось казнить командующего Балтийским флотом адмирала

А. Щасного. (Хотя в европейской юридической практике существовал следующий прин-

цип: закон, увеличивающий размер наказания, обратной силы не имеет)

 

С такой же легкостью большевики нарушали и свои конституции. Прежде всего,

это относится к работе съездов и ВЦИК:

−    как уже говорилось, в соответствии с Конституцией 1918 г. съезды Советов должны были созываться не менее трех раз в год. В 1918 г. это положение было выдержано, но в 1919 г. и 1920 г. было проведено только по одному. И не война сыграла здесь главную роль,

−    в ноябре 1918 г. на VI съезде Советов в Конституцию была внесена поправка относи- тельно ВЦИКа: отныне он переставал действовать как постоянный орган и должен был со- бираться на сессии раз в два месяца. Это решение обосновывалось тем, что в условиях войны значительная часть членов ВЦИК находится вне пределов Москвы и не может выполнять свои обязанности. Функции ВЦИК передавались вновь созданному Президиуму ВЦИК,

−     другим видом нарушения Конституции являлось создание непредусмотренных ею государственных органов, например: в ноябре 1918 г. был создан Совет рабочей и кре- стьянской обороны, решения которого были обязательны для всех наркоматов и всех ме- стных органов. Он создавался как чрезвычайный орган на время войны, но в 1920 г. он был преобразован в Совет труда и обороны и в этом качестве просуществовал до 1937 г. (когда его функции были переданы Экономическому Совету при СНК СССР). В январе

1918 г. возник Малый СНК. В него входили представители ВЦИК, ВСНХ. ВЦСПС и семи министерств (из 17). Решения Малого СНК автоматически без обсуждения принимались на большом СНК. (упразднен в 1930 г.),

−    в сентябре 1918 г. республика была объявлена «военным лагерем» и ВЦИК создал Ре- волюционный совет республики. В его задачу входило мобилизация всех имеющихся ресур- сов для борьбы с внешней и внутренней контрреволюцией. Его постановления были обяза- тельны для всех центральных и местных советских учреждений и граждан республики. 30 ноября он был переименован в Совет рабочей и крестьянской обороны. 7 апреля 1920 г. этот орган был реорганизован в Совет труда и обороны, а 16 апреля 1920 г. – в СТО.

 

Причиной нарушений собственных Конституции являлось то, что большевики не видели в праве особого смысла. Идея Конституции была навязана им левыми эсерами. Они считали, что съезд выше Конституции. Большевики неосознанно, из самых лучших побуждений, создавали неправовое государство. В Конституциях не было норм, закреп- ляющих порядок отмены противоречащих им актов.

Повседневностью правоприменительной практики было нарушение действующе-

го законодательства.

 

Вопросы для обсуждения на семинарах

 

1.   В чем состояла ошибка большевиков в создании нового государства?

2.   Чем отличается царская Конституция 1906 г. от большевистской Конституции 1918 г.?

3.   В чем специфика большевистского права?

4.   В чем причины победы большевиков в Гражданской войне?

5.   В чем разница между Советами лета 1917 г. и Советами лета 1918 г.?

6.   В чем причины вытеснения из органов власти большевиками меньшевиков и эсе-

ров влетом 1918 г.?

 

Тесты

 

1.   Сколько государственных переворотов совершили большевики к лету 1918 г.?

а) один,

б) два,

в) три.

 

2.   Какой месяц правильнее считать днем рождения Красной армии?

а) январь,

б) май 1918 г.

 

3.   Когда в большевистской России установилась однопартийная система?

а) в мае,

б) в июле 1918 г.,

в) в августе 1918 г.

 

4.   Сколько наркомов было в составе первого советского правительства?

а) 13,

б) 15,

в) 20,

г) 27.

 

5.         Кто командовал Северным фронтом (со стороны белых) в годы Гражданской войны?

а) Миллер,

б) Мюллер,

в) Юденич,

г) Врангель,

д) Краснов.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 |