Имя материала: История отечественного государства и права

Автор: Борис Николаевич Земцов

§ 2. государственный механизм

 

Центральные государственные органы. Официальные, конституционные орга- ны власти – съезды Советов – выполняли свое предназначение, пожалуй, только в 1918 г. Уже в 20-е гг. они превратились в фикцию и в таком качестве функционировали в тече- ние 30-х г. Например, шестой съезд Советов СССР за 10 дней – с 8 по 17 марта 1931 г. –

«рассмотрел» следующие вопросы:

1.   Отчет правительства Союза ССР.

2.   Совхозное строительство.

3.   Колхозное строительство.

4.   Доклад о конституционных вопросах.

 

Между 5-м и 6-м съездами Советов были приняты сотни законов, которые на шес-

том съезде даже не упоминались.

Замена в 1936 г. съездов Советов Верховным советом ничего не изменила: как съез-

ды не могли серьезно работать над законами, так не мог это делать и Верховный совет.

В силу сессионного характера работы и незначительного числа членов, не явля- лись полноценными законодательными органами ВЦИК и Президиум ВЦИК. Ключевые вопросы этого периода – пятилетки, коллективизация, форсированная индустриализа- ция – в этих структурах предварительно не рассматривались.

Но и высшие партийные органы также стали декоративными. С 1930 г. власть окончательно ушла к Политбюро.

В 30-е гг. Политбюро в среднем рассматривало около 3,5 тыс. вопросов в год1. Сре- ди них – множество мелких дел, типа определения сумм, выделяемых для лечения ответ- ственных работников за границей. Наиболее частыми были кадровые вопросы.

Когда в 20-е гг. в Политбюро и ЦК партии шла борьба за власть, большинство ре- шений принималось коллегиально. По мере разгрома оппозиций трения и ссоры сглажи- вались, и к середине 30-х гг. исчезли вовсе.

С 1932 г. И.В. Сталин стал единолично определять, какие вопросы рассматривать на Политбюро. По мере укрепления его личной власти, он все реже советовался с осталь-

 

1 Сталин, Политбюро в 30-е гг. М., 1995. С. 15.

 

ными членами Политбюро. Если в начале 30-х гг. Политбюро созывалось по 7–8 раз в ме-

сяц, то в 1935 – г. приблизительно раз в месяц, в 1936 г. – всего 9 раз.

В 1937–1938 гг. И.В. Сталин перестал их убеждать в необходимости того или иного решения. В этом уже не было необходимости, поскольку были устранены все, кто мог иметь собственное мнение. Из-за конфликта с И.В. Сталиным в 1937 г. покончил жизнь самоубийством  (или  был  убит)  член  Политбюро,  нарком  тяжелой  промышленности СССР Г.К. Орджоникидзе, были расстреляны член Политбюро, зам. Председателя Сов- наркома СССР С.В. Косиор, член Политбюро, нарком финансов СССР В.Я. Чубарь, кан- дидат в члены Политбюро, нарком земледелия СССР Р.И. Эйхе.

К 1939 г. многие решения стали приниматься не на пленарном заседании, а путем опроса, без общей встречи. Заинтересованные лица предоставляли в аппарат Поскребы- шева  (секретарь  И.В.  Сталина)  проект  решения.  Поскребышев  согласовывал  его  со И.В. Сталиным, а затем это решение оформлялось в виде постановления Политбюро1.

Поскольку в конституциях 1918 г. и 1924 г. партия не упоминается, то есть реше-

ния Политбюро были незаконными, то с 1931 г. те из них, которые требовалось обнаро- довать, публиковались в виде постановлений ЦК, СНК СССР или Верховного Совета СССР.

Политбюро управляло страной с помощью партийных чиновников. Революцио- неров среди них после репрессий 30-х гг. не осталось, поэтому и выступлений против на- рушений партийно-государственным руководством конституций и нормативно- правовых актов со стороны этих чиновников тоже не было.

Возникновение культа личности вождя. До 1929–1930 гг. И.В. Сталин не оказы- вал определяющего влияния на внутриполитические процессы. Не он создал систему, а системе потребовался человек с характером И.В. Сталина. Не будь его, точно такую же политику проводил бы кто-либо другой из Политбюро. Практически все большевистские руководители проявили себя в годы гражданской войны как диктаторы. Но в 1929 г. в партийно-государственном руководстве у И.В. Сталина не осталось соперников. С этого момента черты его тяжелого характера начали сказываться на жизни общества самым от- рицательным образом.

Это был мелочный, злопамятный и   мстительный человек. Его амбиции не соот- ветствовали его интеллекту, поэтому он не умел вести дискуссии, слушать оппонента. Вместо этого И.В. Сталин  обрушивался на него с бранью, а затем старался уничтожить физически. Для партии и страны это обернулось неисчислимыми жертвами.

Ни оратором, ни  публицистом, что  в  большевистской партии очень ценилось, И.В. Сталин не был. Тем не менее, книги, выступления и статьи Сталина выходили в стране гигантскими тиражами. По данным Всесоюзной книжной палаты, к 1975 г. ленин- ских книг было опубликовано 483 млн. экземпляров, К. Маркса и Ф. Энгельса  – 108 млн., И.В. Сталина (к 56 г., после чего публикации прекратились) – 672 млн.

Из-за низкого уровня образования, И.В. Сталин упрощал проблемы. Троцкий дал ему убийственную характеристику: «Наиболее выдающаяся посредственность нашей партии, …упорный эмпирик, лишенный творческого воображения». При этом И.В. Ста- лин оказался более сильным политиком, чем его интеллектуально одаренный оппонент.

И.В. Сталин, безусловно, был крупнейшим государственным деятелем России в целом и Советского Союза в частности. Но его восприятие массами и самого себя не столь однозначны.

Строй, который возник в СССР, лишь частично можно определить как марксист-

ский. Для того чтобы это увидеть, надо обратиться к  дореволюционным источникам

 

1 Политбюро ЦК ВКП (б) и Совет Министров СССР. 1945–1953. М., 2002. С. 112.

 

большевиков. Представления о социализме никто из них не связывал с экономическими целями, к чему стремился И.В. Сталин. Перед революцией русские марксисты говорили только о социальных параметрах будущего строя. Однако И.В. Сталин при этом все-таки постоянно использовал марксистскую фразеологию и это не было идеологическим прие- мом и политическим камуфляжем.

Впервые вопрос о степени марксизма в политике И.В. Сталина поставил Н.С. Хру- щев в 1956 г. в своем выступлении на XX съезде КПСС, а затем – в постановлении ЦК КПСС «О преодолении культа личности и его последствий». Тогда был сделан вывод, что И.В. Сталин в методах проведения социалистических преобразований отошел от мар- ксизма, в то же время его политика в целом была правильной. Иного вывода ни Н.С. Хрущев, ни кто-либо из его окружения сделать не могли. В противном случае им при- шлось бы признать ошибочность марксизма.

До революции И.В. Сталин входил в марксистскую партию. Но после революции он, прежде всего, – глава государства и крупный политический деятель. Воплощать в жизнь марксистскую теорию ему пришлось в конкретной исторической обстановке. По- этому, в своей главной цели – индустриализации, он исходил из реалий первой полови- ны XX в. Мощь государства тогда определялась уровнем промышленного развития, и ра- ди его повышения И.В. Сталин насилие над народом довел до максимальной степени, что в принципе не совместимо с марксизмом. В социально-политической сфере – он руково- дствовался марксистскими характеристиками, пытаясь создать бесклассовое общество. Направления же внешней политике, скорее всего, предопределялись его имперскими ам- бициями.

Местные государственные органы. К началу 1929 г. было ликвидировано дореволю- ционное административно-территориальное деление: губерния – уезд – волость. Вместо нее были созданы области (края) – округа – районы. В 1930 г. округа были ликвидированы.

Судебные органы. В 1934 г. была расширена подсудность областных судов. К ним перешла значительная доля дел, которые ранее рассматривались судебной коллегией ОГПУ.

В 1934 г. были расширены права Верховного Суда СССР в области судебного надзора. Правоохранительные органы.  В  течение  30-х  гг.  правоохранительные органы подвергались многочисленным реорганизациям, рассчитанным на укрепление социали-

стической законности.

В марте 1935 г. созданием Всесоюзной правовой академии было восстановлено юридическое образование. Но академия и открывшиеся вслед за ней юридические фа- культеты в других вузах были сориентированы на подготовку специалистов для работы в прокуратуре и судах. Статус адвоката считался непрестижным. В результате правоохра- нительная система не смола выполнить свое правоохранительное предназначение и спа- сти страну от массовых нарушений законности.

Прокуратура. До 1933 г. прокуратура входила в систему республиканских органов юстиции. В 1933 г., в связи с общей тенденцией концентрации власти в руках централь- ных органов исполнительной власти, была создана Прокуратура СССР. Ее основной за- дачей являлось укрепление законности. Но, во-первых, органы государственной безопас- ности были выведены из-под ее надзора. Во-вторых, прокуроры участвовали во всех сфальсифицированных процессах, то есть были составной частью репрессивной системы.

Милиция. До 1932 г. милиция находилась в ведении местных Советов. В 1932 г., в связи с той же тенденцией концентрации власти в руках центральных органов власти, милиция, во-первых, включается в систему ОГПУ. Во-вторых, это оказалось не простым переподчинением, а фактически изменением функций. Основной задачей органов госу-

 

дарственной безопасности была борьба с контрреволюцией. Сотрудников в ОГПУ было в

3,5 раза больше, чем в милиции.

В 1934 г. возник Народный комиссариат внутренних дел – НКВД СССР. Милиция оказалась в его структуре на правах Главного управления при ОГПУ. И в этом случае власть считала, что стоящие перед ОГПУ задачи важные тех, что стоят перед милицией.

Органы государственной безопасности. Физическое уничтожение и всякого рода преследование классовых противников происходили во всех революциях. Но время шло, политические страсти утихали, и по мере укрепления нового политического строя махо- вик репрессий постепенно уменьшал свои обороты. В русской же революции произошел парадокс: политические противники ВКП (б) были уничтожены в ходе сфальсифициро- ванных процессов еще в первой половине 20-х гг., и вдруг на рубеже 20-30-х гг. число за- ключенных начало стремительно увеличиваться. Этот трагический поворот оказался, прежде всего, результатом ошибочно поставленных экономических целей.

Еще в марте 1928 г. постановлением ВЦИК и СНК было ограничено досрочное осво-

бождение заключенных, с тем, чтобы в дальнейшем использовать их на принудительных работах без выплаты зарплаты. В июне 1929 г. Политбюро ЦК ВКП (б) приняло решение о создании массовых лагерей под управлением ОГПУ. В июле оно было оформлено в виде постановления СНК СССР «Об использовании труда уголовно-заключенных». С этого мо- мента началась определенная координация действий: Госплан планировал объемы работ заключенных, а НКВД осуществлял поставку рабочей силы. Новая политика власти в от- ношении осужденных решала две проблемы. Во-первых, отныне заключенные сами себя содержали, снимая тем самым с государства необходимость решения этой задачи. Во- вторых, в силу природно-климатических условий, население страны всегда располагалось неравномерно: его большая часть проживала в центральных и западных регионах страны, тогда как Сибирь и северные регионы оставались практически неосвоенными.

Такое отношение к заключенным совпало с утверждением в Политбюро сталини- стов. Эта группа партийно-государственного руководства упрощала причины социально- экономических трудностей, полагая, что все их можно решить силовым путем. В июле

1928 г. И.В. Сталин на пленуме ЦК ВКП (б) выдвинул ни на чем не основанный тезис о возрастании классовой борьбы по ходу строительства социализма. На XVI партийной конференции (апрель 1929 г.) идея «окончательной ликвидации капиталистических эле- ментов» была поставлена в виде практической задачи.

Первые крупные потери советский народ понес в ходе коллективизации.

В декабре 1929 г. И.В. Сталин на конференции марксистов-аграрников выдвинул тезис  «ликвидации  кулачества  как  класса».  Понятие  «кулак»  обосновано  не  было, поэтому удар пришелся по зажиточным крестьянам. Их имущество передавалось в кол- хозы, а сами они подлежали депортации. Для этого в каждом районе создавались «трой- ки», включавшие секретаря райкома, председателя райсовета и местного руководителя ГПУ. В конце января Политбюро приняло секретное постановление «О мероприятиях по ликвидации кулацких хозяйств в районах сплошной коллективизации», где доля кулаков в общей массе крестьян определялась в 3–5\%. Он также определило масштабы репрессий: в концлагеря следовало отправить 60 тыс., а выселить –150 тыс. человек. Но обычно рас- кулачивали 10–15\%, а в некоторых районах – 20–25\%. Кроме того, под арестованными и выселяемыми Политбюро понимало только отцов семейств. Члены семей с согласия рай- исполкомов могли остаться дома. Однако в реальности, если арестовывали главу семьи, то вся семья подлежала депортации. В абсолютных цифрах число арестованных составило (по разным методикам подсчета) от 5 до 9 млн. человек. Часть из них бросили в лагеря и тюрьмы, часть – отправили в Сибирь и Казахстан.

 

Репрессии против служащих были вызваны иной причиной. Разрушив рыночный механизм, И.В. Сталин и его единомышленники вынуждены были искать иные методы управления экономикой. Одним из них и стало давление на государственных служащих. В 1930 г. ОГПУ сфабриковало дела «Промышленной партии», «Союзного бюро ЦК меньшевиков», «Трудовой крестьянской партии». В качестве руководителей этих органи- заций фигурировали крупные ученые-экономисты и советские служащие: Л.К. Рамзин, Н.Д. Кондратьев, А.В. Чаянов и др. После этих процессов начался очередной этап вакха- налии смещения руководителей всех уровней. Всего за «антисоветскую деятельность» было уволено 138 тыс. человек и нескольких тысяч арестовано. Однако создать эффек- тивный механизм управления так и не удалось.

В августе 1932 г. в условиях массового голода И.В. Сталин собственноручно напи- сал закон «Об охране имущества государственных предприятий, колхозов и кооперации и укреплении общественной собственности». Любая кража колхозного имущества кара- лась смертной казнью. Только при смягчающих обстоятельствах этот приговор мог быть заменён 10 годами тюремного заключения. В результате применения этого закона только за первые 5 месяцев были осуждены 55 тыс. человек и более 2 тыс. расстреляны. А 8 мая

1933 г. последовал секретный циркуляр, где местным государственным органам предпи- сывалось навести порядок в проведении арестов и разгрузить в течение двух месяцев мес- та заключения с 800 тыс. до 400 тыс.

Начиная с 1932 г. были отброшены всякие попытки совершенствования уголовно- го законодательства. Вместо этого начала стремительно возрождаться политика государ- ственного произвола.

В 1934 г. ОГПУ было упразднено как самостоятельная государственная структура и

вошло в Народный комиссариат внутренних дел в качестве отдельного подразделения.

Его задача отныне заключалась в борьбе с иностранной разведкой. Между тем, в том же

году И.В. Сталин начал борьбу со своими личными противниками в составе Политбюро

и ЦК ВКП (б). Для этого он привлек органы ОГПУ.

В ходе реорганизации 1934 г., вместе с ликвидацией ОГПУ как самостоятельной го-

сударственной структуры, были ликвидирована и судебная коллегия ОГПУ. Подсудные

ей дела были переданы в суды и военные трибуналы. Это означало, что отныне спец- службы освобождались от несвойственных им судебных функций. В рамках НКВД было создано Особое совещание. Ему было запрещено приговаривать к высшей мере наказа- ния, но в административном (то есть внесудебном) порядке Особое совещание могло применять ссылку и заключение в исправительно-трудовые лагеря. Данная структура рассматривала дела без обычных для судов процессуальных норм, например, в отсутст- вие обвиняемого и адвоката. В её состав входил Заместитель наркома внутренних дел, уполномоченный НКВД, начальник Главного управления милиции, Народный комиссар внутренних дел, на территории которой возникло дело, и Прокурор СССР, имевший право опротестовывать решение Особого совещания в Президиум ЦИК СССР (но на практике таких случаев не было).

Поскольку с увеличением дел Особое совещание не справлялось со своей работой,

в 1935 г. на местах были также созданы «тройки». В них входили первый секретарь соот- ветствующего обкома партии, начальник областного управления НКВД и областной прокурор. В 1937 г. представители партийных органов из этой конструкции были исклю- чены. Но даже если бы он и остались, вряд ли масштабы репрессий стали бы меньше.

Уже 1 декабря 1934 г. по указанию И.В. Сталина, без опроса членов Политбюро,

было написано постановление «О внесении изменений в действующие уголовно- процессуальные кодексы союзных республик». В соответствии с ним, следствие по делам о террористических актах должно быть закончено в 10-дневный срок, дела слушались без

 

участия сторон, кассационное обжалование не допускалось, приговор приводился в ис-

полнение немедленно после его вынесения.

В январе 1935 г. состоялся первый сфабрикованный политический суд над быв-

шими сталинскими соратниками. На скамье подсудимых оказалось 19 человек.

Если бы этот и все последующие процессы ограничились уничтожением личных противников И.В. Сталина, в масштабах истории они остались бы незначительным эпизо- дом. В конечном счете, на скамье подсудимых оказались видные большевики, жестоко на- казанные системой, которую сами же и создали. Но после каждого из этих процессов, на всех административных уровнях – в республиках, областях, городах и районах – начина- лось выявление «своих» врагов. Например, следствием первого московского процесса стало:

−    выселение из Ленинграда «социально чуждых элементов» – почти 12 тыс. бывших дворян, офицеров, купцов и членов их семей. В несколько меньших масштабах такую же операцию НКВД организовал в Москве и других городах,

−    ужесточение уголовного законодательства. Отныне к уголовной ответственности привлекались дети с 12-летнего возраста,

−          преследованиям стали подвергаться и «члены семьи изменников Родины»,

−          в ВКП (б) г. развернулась проверка партийных документов, в результате под аре-

стом оказалось более 15 тыс. человек.

 

В 1935 г. – первой половине 1936 г. политическая обстановка в стране несколько смягчилась, но со второй половины1936 г. начался новый виток политических репрессий. По всей вероятности, это стало следствием политики И.В. Сталина, направленной на де- мократизацию советского общества. С одной стороны, он по-прежнему стремился вне- дрить в жизнь базовые характеристики социалистической системы самоуправления. Су- ществовавшие в СССР «выборы» в советские органы власти, когда на одно место откры- тым голосованием выдвигался один кандидат, конечно, не являлись демократическими. С другой стороны, у И.В. Сталина не было уверенности, что в ходе альтернативных вы- боров не устранят его самого. Поэтому, подталкивая процесс подготовки новой Консти- туции СССР в направлении некоторой демократизации, он должен был обезопасить свое будущее путем уничтожения возможных политических конкурентов. И.В. Сталин видел отсутствие искренней поддержки его идей даже в контролируемом им Политбюро ЦК ВКП (б). Но раздавить ближайшее окружение он еще не мог. Поэтому борьбу за свое еди- новластие он начал издалека – с теми, кого он вытеснил из партийно-государственного руководства еще во второй половине 20-х гг.

В августе 1936 г. в Москве прошел процесс против «Антисоветского объединенного троцкистско-зиновьевского центра». К уголовной ответственности привлекли 16 бывших членов ЦК РКП (б).

Судя по выступлению И.В. Сталина на июньском пленуме ЦК ВКП (б) 1936 г., он предполагал после московского процесса исключить из партии около 600 бывших «троц- кистов и зиновьевцев». Однако аппарат НКВД стремился выслужиться перед вождем, по- этому с августа по декабрь политическим репрессиям подверглись приблизительно 4–6 тыс. человек.

В январе 1937 г. на скамье подсудимых оказались 17 членов «параллельного анти- советского троцкистско-зиновьевского центра». Среди обвиняемых находились один из руководителей Коминтерна К.Б. Радек, бывший заместитель наркома тяжелой промыш- ленности Г.Л. Пятаков, бывший нарком финансов, бывший секретарь ЦК Л.П. Серебря- ков, один из руководителей Красной Армии в годы гражданской войны Н.И. Муралов.

В марте 1938 г. состоялся очередной сфабрикованный процесс. На скамье подсу-

димых оказалось 19 человек. Среди них – Н.И. Бухарин, которого В.И. Ленин назвал «лю-

 

бимцем партии», А.И. Рыков, ставший в 1924 г. приемником В.И. Ленина на посту Пред- седателя СНК, бывший секретарь ЦК Н.Н. Крестинский. Все они при жизни В.И. Ленина входили в узкий состав руководителей партии и государства. Среди подсудимых оказа- лись крупные государственные деятели: Г.Х Раковский – бывший руководитель прави- тельства Украины, Ф. Ходжаев – руководитель правительства Узбекистана; нарком фи- нансов Г.Ф. Гринько, нарком земледелия М.А. Чернов, нарком внутренних дел, организа- тор  первых  фальсифицированных  процессов  Г.Г.  Ягода,  нарком  лесного  хозяйства В.И. Иванов; первый секретарь ЦК Белоруссии В.Ф. Шарангович, первый секретарь ЦК Узбекистана А. Икрамов. Все они являлись членами ЦК ВКП (б). 18 обвиняемых суд при- говорил к  расстрелу, врач, профессор Д.Д. Плетнев получил 25  лет, Г.Х Раковский –

20 лет, советник советского посольства в Германии С.А. Бессонов – 15. Смертные пригово-

ры были приведены в исполнение через два дня после их вынесения. Остальных подсу- димых расстреляли в сентябре 1941 г. вместе с другими заключенными орловской тюрь- мы, в связи с угрозой захвата города немцами. После процесса на местном уровне было смещено около 20\% руководящих работников.

С 1934 по 1938 гг. поставленные перед НКВД И.В. Сталиным задачи были выпол-

нены. К этому времени все его потенциальные критики из партийно-государственного руководства страны были уничтожены. Так, к концу 1938 г. из 1966 участников состояв- шегося в 1934 г XVII съезда ВКП (б), были репрессированы 1108, из 139 членов и кандида- тов в члены ЦК – 98. В результате появилось постановление ЦК ВКП (б) и СНК СССР от

17 ноября 1938 г. «Об арестах, прокурорском надзоре и ведении следствия». В нем гово- рилось о большом числе врагов, пробравшихся в органы НКВД, которые собственно и занимались  массовыми  террором.  Теперь  было  репрессировано  75\%  руководителей НКВД. Массовые репрессии прекратились.

 

Красная Армия. В 30-е гг. Красная Армия пережила несколько реорганизаций.

В 1934 г. изменилась структура управления армией и военно-морским флотом. Во- первых, был упразднен созданный еще в годы гражданской войны Реввоенсовет СССР. Его работа строилась на основах коллегиальности, что в 30-е гг. было уже анахронизмом. Во- вторых, Наркомат по военным и морским делам был преобразован в Наркомат обороны СССР. При наркоме обороны учреждался военный совет, но уже как совещательный орган.

В августе 1939 г., в связи с резким обострением международной напряженности была введена всеобщая воинская обязанность, от территориально-милиционной системы перешли кадровой.

Эти реорганизации принесли бы больше пользы, если бы не массовый террор,

коснувшийся и Красной Армии.

Более или менее точные данные о числе репрессированных имеются в отношении командирах уровня комбрига и выше. Так, из 5 маршалов было репрессировано 3, из

15 командармов – 13, из 85 командиров корпусов – 57, их 201 командиров дивизий – 122, из 406 командиров бригад – 220. Число же репрессированных безвестных майоров и ка- питанов трудно определить даже приблизительно.

Разгром генералитета и офицерского корпуса был вызван тремя причинами:

−    И.В. Сталин опасался заговора со стороны силовых структур. Поэтому политиче- ские убийства обрушились не только на Красную Армию, но и на НКВД, где было ре- прессировано более 20 тыс. сотрудников,

−    между маршалами М.Н. Тухачевским и К.Е. Ворошиловым шло открытое сопер- ничество. Каждый из них предлагал свою программу построения армии и вооружения. Принятие одной из программ автоматически ослабляло позиции автора другой;

 

−    созданная репрессивная система не могла ограничиться ликвидацией источни- ков мнимого и реального конфликтов (между И.В. Сталиным и командным составом, М.Н. Тухачевским и К.Е. Ворошиловым). И по инерции придала репрессиям гигантский масштаб.

Репрессии привели к падению профессионального уровня генералитета и офи-

церского корпуса. В начале 1937 г. в армии насчитывалось 206 тыс. офицеров, среди ко- мандного и военно-технического состава свыше 90\% имели высшее образование, среди хозяйственного состава – от 43 до 50\%. Это был достаточно хороший уровень. Но к началу Великой Отечественной войны репрессиям подверглось более 44 тыс. генералов и офи- церов, причем основной удар пришелся на высший командный состав. В течение полу- тора лет генералов было уничтожено вдвое больше, чем позднее погибло в годы войны. К 1941 г. разгромленными оказались руководство Наркомата обороны, Военно- воздушных сил и Военно-морского флота. Сменились все командующие военных окру- гов, 90\% их заместителей, помощников, начальников штабов, начальников родов войск и служб, 80\% руководящего состава корпусов и дивизий, 91\% командиров полков, их по- мощников и начальников полковых штабов. История не знает примеров, когда накануне войны правительством уничтожался цвет собственной армии. Новые выдвиженцы по уровню подготовки значительно уступали своим предшественникам.

Массовые аресты не просто деморализовали армию. Одновременно с репрессиро- ванными, уничтожались и их идеи. Так, после казни М.Н. Тухачевского были расформи- рованы танковые корпуса и воздушные армии. Вместо них К.Е. Ворошилов и С.М. Буден- ный осуществили свою давнишнюю мечту: увеличили на 50\% кавалерию. После расстре- ла И.Э. Якира и И.П. Уборевича ликвидировали все диверсионные училища и базы. По- литбюро состояло из полуобразованных людей, не понимавших целесообразность строи- тельства подводных лодок, торпедных катеров, морской авиации. В результате на не- сколько лет было задержано развитие ПВО, постановка на конвейер танка Т-34, штурмо- вика ИЛ-2, «Катюш», прекращены работы в области ракетного вооружения. Военная мысль оказалась парализована, дискуссии в области военной науки прекратились. Место изучения опыта начавшейся Второй мировой войны заняла пропагандистская кампания, в которую должен был включиться и генералитет.

Рабоче-крестьянская инспекция. Возникновение это органа в начале 20-х гг. было одним из направлений воплощения в жизнь марксистской идеи ликвидации государства и передачи его функций народу. Предполагалось, что рабочие и крестьяне через участие в деятельности РКИ обретают опыт управления обществом. На практике эта расплывча- тая задача должна была быть конкретизирована, поэтому партийно-государственное ру- ководство страны сориентировало РКИ на совершенствование и повышение эффектив- ности работы государственного аппарата.

Постановлением ЦИК и СНК СССР от 1 июня 1929 г. он получил право привлече- ния виновных к ответственности. Еще в конце 20-х гг. РКИ представляла собой влиятель- ную организацию.

Однако в 1934 г. деятельность Рабкрина была свернута. Официальной причиной являлось создание специализированных государственных структур – Инспекции труда, Государственной торговой инспекции, Государственного санитарного надзора и т.д. Но реальной причиной было окончательное уничтожение в стране гражданских свобод и концентрация власти в руках государственных органов.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 |