Имя материала: История отечественного государства и права

Автор: Борис Николаевич Земцов

§ 3. право

 

В 20-е гг. в СССР была проведена кодификация советского права. И новые кодек- сов, которые соответствовали бы политической ситуации, в 30-е г. не принималось. Но новые нормативно-правовые акты и правоприменительная практика 30-х гг. настолько не соответствовали кодексам, что фактически означали правовую революцию. Кодифика- ция в 30-е гг. не была проведена потому, что даже большевистские юристы и идеологи не могли обосновать необходимость того, что творилось в жизни.

Именно в этот период произошел окончательный отказ от базовых принципов права:

−          свобода личности и собственности,

−          презумпция невиновности,

−          соразмерность наказания и преступления,

−          личная ответственность,

−     публичное право стало окончательно доминировать, а частное – превратилось в обязанность.

В современном правоведении считается, что право как система норм поведения относительно независима от государства и его законов. Все они – и право, и государство, и закон – порождаются целым комплексом объективных обстоятельств. Государство не есть творец права, оно не столько устанавливает его, сколько формулирует. Другими сло- вами, закон – это форма выражения права. Вне закона нет права, но подавляющая масса законов 30-х гг. являлась неправовой.

Право этого периода являлось составной частью нежизнеспособной сталинской системы. Оно обладало следующими чертами:

−          основной целью права являлась защита не человека, а государства,

−    изначально отказавшись от регламентирования работы государственных органов, оставив их без какого-либо контроля со стороны общества, это право оставляло большой простор для неправовой деятельности как отдельных чиновников, так и целых государст- венных структур (наибольший вред из которых принес НКВД),

−          высшей силой в советском праве обладал не закон, а подзаконный акт. Причем,

как правило, эти акты не публиковались,

−          сталинское право выполняло идеологические функции, прославляло существую-

щий строй, хотя правовая действительность не соответствовала принятым законам1.

В 30-е гг. для всех стадий правотворчества и реализации права было характерно

массовое нарушение законности и попрание всех известных науке демократических норм и принципов. Это отнюдь не воспринималось законодательным органами как норма. На- пример, в июне 1932 г. ЦИК и СНК приняли постановление «О революционной законно- сти». В нем прокуратуре и судам предписывалось привлекать к ответственности должно- стных лиц, виновных в проведении незаконных арестов, обысков и наказаний. Однако все попытки исправить ситуацию ни к чему не приводили, прежде всего, потому, что эти нарушения уходили корнями в революцию 1917 г. и марксизм.

Во-первых, марксизм как теория не был ориентирован на защиту прав человека. Такую цель ставило перед собой либеральное (буржуазное) право. Для марксистов же на первом месте всегда стояли интересы общества в целом. В результате в 30-е гг. по- прежнему действовали принципы целесообразности, аналогии и объективного вменения.

Во-вторых, в Конституциях 1924 г. и 1936 г. отсутствовал механизм их защиты. Считалось, что съезды Советов и ВЦИК (а по Конституции 1936 г. – Верховный совет) мо- гут принять к рассмотрению любой вопрос с последующим изменением Конституции.

 

1 Алексеев С.С. Теория права. М., 1995.С. 298 -299.

 

В-третьих, право мешало власти. Не случайно подготовка дипломированных спе-

циалистов сокращалась: если в 20-е гг. вузы выпускали по 500 юристов, то, например, в

1933 г. – 180. Даже Н.И. Бухарин, последний из членов Политбюро, кто пытался оцени- вать политику власти с точки зрения совести, во взгляде на право оставался правовым ни- гилистом. В 1933 г. он писал: «Диктатура пролетариата вообще и диктатура пролетариата (?) в частности, кроме единодержавия класса, включает особый момент несвязанный даже св о и м и  собственными законами » 1. Конституция 1936 г. закон трактовала как орудие государства, то есть само государство правом не связывалось; получалось, что лю- бой произвол со стороны власти считался законным.

Эти основы большевистского правопонимания привели И.В. Сталина и его едино-

мышленников к нарушению уже собственных законов.

Во-первых, по Конституции 1936 г. право разработки и принятия закона принадле- жало Верховному совету. Однако на практике нормативно-правовые акты принимали Пре- зидиум Верховного совета, СНК и ЦК ВКП (б). В случае, когда постановление принималось СНК СССР, оно являлось подзаконным актом, требующим последующей рассмотрения и принятие (или отклонения) Верховным советом. На практике этого не было. Что касается ЦК ВКП (б), то партия вообще не являлась конституционным государственным органом и не имела права принимать участие в разработке нормативно-правовых актов.

Во-вторых, в этот период массовым явлением стало принятие норм, противореча-

щих Конституции СССР и Конституциям союзных республик. Например, Конституция

1924 г. предусматривала создание ОГПУ. Независимо от той роли, какую он сыграл в ис-

тории страны в 20-е гг., это был конституционный орган, ликвидировать его мог лишь

съезд Советов. Однако в действительности его расформировали в соответствии с поста-

новлением ЦИК СССР, и на последующем съезде Советов это решение не обсуждалось.

В-третьих, общесоюзные органы принимали по Конституции постановления, от-

несенные к ведению союзных республик.

В-четвертых, в действие вводились неопубликованные нормативно-правовые акты,

например: постановление ВЦИК и СНК от 26 марта 1928 г. «О карательной политике и

состоянии мест заключения», постановление СНК СССР от 11 июля 1929 г. «Об использо-

вании труда уголовно-заключенных».

Конституция 1936 г. В мировой практике принятие новых конституций вызыва-

лось как глубинными общественными изменениями (обычно это происходит после рево-

люций), так и политическими изменениями. Этими же причинами было вызвано появле-

ние Конституции 1936 г.

Что касается глубинных изменений, то к середине 30-х гг. они действительно про-

изошли (в сравнении с 1918 г., когда была принята первая большевистская конституция).

Но не меньшее влияние на содержание Конституции оказал И.В. Сталин.

Во-первых, как революционер, И.В. Сталин хотел увидеть то счастливое будущее, ради которого он многие годы перед революцией провел в тюрьмах и ссылках, терпел лишения на фронтах гражданской войны. То, что подхлестнуть исторические процессы нельзя, что их масштабы не соответствуют рамкам человеческой жизни, он не осознавал.

Вторая ошибка заключалась в определении этого строя как социалистического,

что связано с его теоретической безграмотностью.

Ни К. Маркс с Ф. Энгельсом, ни В.И. Ленин теорию социализма (первой, начальной

фазы коммунизма) не разрабатывали. Были определены лишь общие черты коммунизма:

−          в экономике на месте рыночного механизма предполагалось создать плановый,

−          в социальной сфере вместо враждебных классов должно было возникнуть бесклас-

совое общество,

 

1 Бухарин Н.И. Избранные труды. Л., 88. С. 224.

 

−    в политической сфере государство должно было уступить место самоуправлению народа.

Экономика СССР с начала 20-х гг. развивалась по плану. В начале 30-х гг. был окончательно вытеснен рыночный механизм. После проведения коллективизации сло- жилось бесклассовое общество, что является вторым признаком социализма. Правда, если социализм – это половина коммунизма, а коммунизм – это система самоуправления тру- дящихся, то с политической точки зрения построение социализма должно было означать передачу половины государственной власти народу. Этого не было. Но в 1928 г. И.В. Ста- лин выступил с теорией о возрастании в ходе строительства социализма классовой борь- бы, в 1933 г. он ее подтвердил. Идея отмирания государства стала восприниматься как враждебная. Поэтому сталинское заявление на XVII съезде ВКП (б) 1934 г. о победе социа- лизма в СССР никого не удивило.

Скорее  всего,  И.В.  Сталин  действительно  воспринимал  сложившийся  в  СССР

строй как социалистический и потребовал конституционного закрепления этого рубежа.

Вопрос об изменении Конституции был поставлен на повестку дня в феврале 1935 г.

на пленуме ЦК ВКП (б). Сначала предполагалось внести поправки в действующую Кон-

ституцию, затем пришли к выводу о создании новой. В разработке Конституции 1936 г.

принимало участие большое число людей:

−    конституционную комиссию возглавил И.В. Сталин. В состав 12 подкомиссий вхо- дило более 100 видных партийных и государственных деятелей, представители всех со- юзных республик,

−    12 июня 1936 г. проект документа был опубликован, и в течение полугода, по офи- циальным данным, в его обсуждении приняли участие более 50 млн. человек. В ходе об- суждения в конституционную комиссию поступило более 154 тыс. предложений,

−          на VIII Чрезвычайном съезде советов в редакционную комиссию было избрано

200 человек. Комиссия внесла 47 поправок и дополнений в более чем 30 статей.

 

Основное новшество касалось избирательной системы: отныне выборы из много- ступенчатых становились прямыми, разные нормы представительства рабочих и кресть- ян упразднялись. Отменялись также всесоюзные, республиканские и областные съезды Советов. На их месте создавались органы парламентского типа – районные, городские, областные, республиканские и всесоюзный Советы. В общих чертах политическая систе- ма становилась более прогрессивной.

Но власть оставалась в руках одной и той же политической группы. Изменение сис-

темы выборов ничего не значило, поскольку выбирать приходилось из одного кандидата.

Появление новой главы о правах и обязанностях (глава X) тоже ничего не меняло.

Таким образом, эта Конституция, как и две предыдущие, оказалась фиктивной.

Это проявлялось, в частности, в следующем:

−          статья 126 предоставляла гражданам страны право на создание политических пар-

тий. Но в реальности ВКП (б) своей монополией ни с кем не поделилась,

−          основой государственного строя считались Советы депутатов трудящихся, в дейст-

вительности же власть полностью находилась в руках И.В. Сталина,

−    Советский Союз провозглашался федеративным государством, но в реальности был унитарным.

Гражданское право. После ликвидации НЭПа и проведения коллективизации гражданское право в его римском понимании, то есть как частное право – вещное, обяза- тельственное, семейное и наследственное, – прекратило свое существование.

Однако полностью порвать с романо-германской правовой семьей советские юри-

сты не решились. В противном случае им пришлось бы отбросить не только культуру и

 

традиции, но и юридическую технику. Создать же что-то принципиально новое было не- возможно. В результате осталось романо-германская терминология, в частности, «граж- данское право», но суть этой отрасли принципиально изменилась. Отныне под граждан- ским правом стали понимать отрасль, регулирующую, прежде всего, имущественные от- ношения между государственными организациями (которые, по определению римского права, являлись сферой публичного права).

Хозяйственное право. В 20-е г. перед государственными предприятиями стояла за-

дача работы с прибылью. По мере свертывания НЭПа она становилась все менее значимой и с переходом к пятилетним планам исчезла. Еще в 1931 г. правительство обязывало пред- приятия заключать договоры, но по сути это уже стало формальностью. Отныне от них требовался лишь выпуск нужной продукции. Фактически плановые задания служили ос-

нованием для возникновения обязательств. В равной степени формальностью стали и кре- дитные отношения между предприятиями: в условиях тотального огосударствления, кре- диты к частному праву (в его римском понимании) не имели никакого отношения.

Колхозное право. Эта отрасль права фактически была создана заново в ходе кол-

лективизации.

Ее первый этап (1929–1933 гг.) являлся грубым нарушением существующего совет-

ского законодательства.

Прежде всего, был нарушен Гражданский кодекс РСФСР 1922 г., гарантировавший

защиту государством собственности граждан. Под этот закон, безусловно, подпадали и

крестьяне, которые стали именоваться «кулаками». Был нарушен также Уголовный ко- декс РСФСР 1922 г. Раскулачивание определялось как конфискация, но, в соответствии с УК РСФР 1922 г. ее можно было применять лишь по отношению к лицам, совершившим уголовное преступление. Нарушалось и процедура их наказания. УК РСФСР предписы-

вал судебные разбирательства, чего в ходе коллективизации не практиковалось.

Коллективизация фактически означала вторую гражданскую войну, которую вело

государство с собственным крестьянством. И, как и в любой войне, ее результаты оказа-

лись катастрофическими.

К середине 30-х гг. ситуация в этой сфере экономики стабилизировалась и стали

ясны контуры колхозного права. Его основой стал «Примерный устав сельскохозяйствен-

ной артели», принятый в феврале 1935 г. Он состоял из 25 статей, сведенных в 8 разделов.

Колхозная земля закреплялась за артелью в бессрочное пользование, при этом не

подлежала продаже или сдаче в аренду. Размеры приусадебных участков варьировались в

зависимости от региона страны от ¼ до ½ га, а в отдельных районах и до 1 га.

В «Примерном уставе» определялись порядок вступления в колхоз, его цели и за-

дачи, средства производства, подлежащие сдаче в колхоз, и то, что остается в личном

пользовании, устанавливались организация работы и порядок распределения доходов.

Все эти положения время от времени уточнялись. Естественно, их основным пред-

назначением являлась защита государственных интересов. Ликвидировав всякую мате-

риальную заинтересованность крестьян в результатах своего труда, власть стремилась в

максимальной степени сузить их возможность зарабатывать на приусадебных участках.

Так, в мае 1939 г. СНК СССР и ЦК ВКП (б) приняли постановление «О мерах охраны об-

щественных земель от разбазаривания». Оно предписывало провести обмер всех приуса-

дебных участков колхозников и вернуть излишки колхозу. Постановление также устанав-

ливало обязательный минимум трудодней.

Начиная с 1940 г. обязательные поставки зерна исчислялись не с объема посевов, а

с общего объема земель, закрепленных за колхозами, – погектарно. Поставки молока ис- числялись не с поголовья коров, а с размера лугов. Все это заставляло колхозное начальст- во увеличивать уровень эксплуатации своих односельчан.

 

Административное право. В декабре 1932 г. ЦИК и СНК СССР приняли совмест- ное постановление «Об установлении единой паспортной системы по Союзу ССР и обя- зательной прописке паспортов». Прописка существенно ограничила свободу передвиже- ния граждан.

Семейное право. Это отрасль была ориентирована на преодоление больших де-

мографических потерь, понесенных страной в ходе коллективизации, и падения уровня

жизни в первой половине 30-х гг. Постановлением ЦИК и СНК СССР от 27 июня 1936 г.

«О запрещении абортов, увеличении материальной помощи роженицам» устанавлива-

лась материальная помощь многосемейным, расширялась сеть родильных домов, яслей и

детских садов, усиливались наказания за невыплату алиментов, усложнялись разводы.

Трудовое право. Развитие этой отрасли права определялось, с одной стороны, со-

циалистическим характером государства, с другой – необходимостью обеспечить народ-

ное хозяйство трудовыми ресурсами.

Что касается первого фактора, то оно проявилось в следующем:

−          в течение 1928–1935 гг. был проведен перевод предприятий и организаций с вось-

ми- на семичасовой рабочий день при шестидневной рабочей неделе,

−          возможности материального вознаграждения были свернуты самой властью. Основ-

ным видом вознаграждения передовиков стали моральное поощрение. В 1931 г. на предпри-

ятиях и в организациях стали устанавливаться Доски почета, в 1938 г. учреждено звание «Ге-

рой социалистического труда», медали «За трудовую доблесть» и «За трудовое отличие».

Но все эти позитивные новеллы в трудовом праве перечеркивались ошибочной

экономической политикой сталинистов.

Отказ от рыночных механизмов уже в 1929 г. повлек падение производительности

труда и рост спроса на рабочие руки. Поэтому в октябре 1929 г. ЦИК и СНК СССР при-

няли постановление «Об основах дисциплинарного законодательства СССР и союзных

республик».

С 1932 г. работник подлежал увольнению за один день неявки на работу без уважи-

тельной причины с естественным лишением всех льгот, получаемых им на этом предприятии.

В 1932–1934 гг. были приняты суровые дисциплинарные уставы железнодорожного

и водного транспорта, связи, гражданского флота и т.д.

Постоянно сокращались права профсоюзов по охране трудовых прав граждан.

В 1938 г. началась реализация третьего пятилетнего плана. Его задача являлась

кульминацией экономического безрассудства: догнать и  перегнать капиталистические

страны по производству продукции на душу населения. Ради его выполнения государст-

во в максимальной степени расширило свою власть над обществом.

Постановлением СНК СССР от 20 декабря 1938 г.  вводились единые трудовые

книжки. В трудовые книжки вносились сведения о занимаемой должности, поощрения и

взыскания. Но фактически их введение преследовало ту же цель, что и введение паспор-

тов, – прикрепление работников к их рабочим местам.

В январе 1939 г. изменилось понятия «прогул»: отныне им считалось любое опо-

здание на 20 минут.

10 июня 1940 г. последовал Указ Президиума Верховного совета «Об ответственно- сти за выпуск недоброкачественной или некомплектной продукции и за несоблюдение обязательных стандартов промышленными предприятиями». За эти правонарушения директора, главные инженеры, начальники отделов наказывались тюремным заключени- ем на срок от 5 до 8 лет.

Через 16 дней Президиума Верховного совета СССР принял указ «О переходе на 8- часовой рабочий день, на семидневную неделю и запрещении самовольного ухода рабо- чих и служащих с предприятий и учреждений». За самовольный переход с одной работы на другую устанавливалась уголовная ответственность вплоть до лишения свободы. За

 

опоздание на работу более чем на 20 минут следовало наказание исправительно- трудовыми работами до 6 месяцев. За первый месяц его действия было возбуждено 100 тыс. дел о нарушении трудовой дисциплины, за следующие полтора месяца – 900 тыс.1

С октября 1940 г наркоматы и администрации предприятий, в соответствии с Ука- зом Президиума Верховного совета СССР «О порядке обязательного перевода инженеров, техников, мастеров, служащих и квалифицированных работников с одних предприятий и учреждений в другие» получили право переводить работников на другие виды работ и даже в другую местность без их согласия.

Жесткие трудовые условия устанавливались и для колхозников. В соответствии с постановлением СНК СССР и ЦК ВКП (б) «О повышении для колхозников обязательного минимума трудодней» обязательная норма увеличивалась со 100 до 120 трудодней. Не выполнивших норму людей отдавали под суд.

Указом Президиума Верховного Совета СССР «О государственных трудовых ре- зервах» от 2 октября 1940 г. жесткое трудовое законодательство было распространено на подростков.

Эти и ряд других решений СНК СССР, ЦК ВКП (б) и ВЦСПС существенно ухуд- шили правовое положение советских людей. Кодекс о труде фактически был отменен. Работа оказалась сведена к трудовой повинности, осуществляемой под принуждением государства. Все это было обусловлено логикой тоталитарной системы, при которой ин- тересы государства ставились выше социально-бытовых проблем простых людей.

Уголовное право. Основной чертой уголовного права этого периода стало его ужесточение. Так, максимальный срок лишения свободы повышается до 25 лет. Значи- тельно расширяется число составов преступлений, за которые назначаются смертная казнь и длительные сроки лишения свободы.

Так, постановлением ЦИК и СНК СССР от 7 августа 1932 г. «Об охране имущества

государственных предприятий, колхозов и кооперации и укрепления общественной (со- циалистической) собственности», хищение этих видов собственности возводилось в ранг контрреволюционных преступлений. Власть воскресила термин «враг народа». Разгра- ничение между понятиями «мелкое хищение» и «крупное хищение» отсутствовало: для нарушителей устанавливались в равной степени жёсткие наказания. Аналогичная ошиб- ка содержалась в постановлении ЦИК и СНК СССР от 22 августа 1932 г. «О борьбе со спе- куляцией». В частности, за торговлю пирожками на рынке можно было получить наказа- ние до 10 лет лишения свободы. В 1934 г. в уголовном законодательстве появилась статья об измене Родине. При смягчающих обстоятельствах преступления по этой статье кара- лись лишением свободы на срок до 10 лет с конфискацией имущества.

Коллективизация вытолкнула в город большие массы людей. Вписаться в новый быт удавалось далеко не всем. В результате в первой половине 30-х гг. начался рост пре- ступности. Власть главную причину этого видела в субъективном факторе. В результате

7 апреля 1935 г. постановлением ЦИК и СНК СССР уголовная ответственность за совер- шение особо тяжких преступлений, кражи и насилия устанавливалась с 12 лет. Принятие этой нормы отбросило советское законодательство к началу XX в.: тогда Уголовное уло- жение 1903 г. предусматривало уголовную ответственность с 10 лет, но при этом умыш- ленные преступления, совершенные лицами в возрасте с 14 до 21 года, оценивались более мягко, чем после 21 года.

Постановлением ЦИК СССР от 2 октября 1937 г. за особо опасные государственные преступления – шпионаж, вредительство, диверсии – срок наказания был увеличен в 2,5 раза – до 25 лет.

 

1 История отечественного государства и права. М., 1997. С. 285.

 

За самовольный уход из училищ и школ, а также систематическое нарушение школьной дисциплины устанавливались наказания вплоть до заключения в трудовые ко- лонии сроком до года. Это было закреплено в указе Президиума Верховного Совета СССР от 28 декабря 1940 г.

31 мая 1941 г. указом Президиума Верховного Совета СССР по всем составом преступ- лений уголовная ответственность устанавливалась с 14 лет. Одновременно был расширен перечень составов преступлений, по которым устанавливалась ответственность с 12 лет.

Уголовно-процессуальное право. Наиболее негативное влияние на данную от- расль права оказало постановление ЦИК и СНК СССР от 10 июля 1934 г. «О рассмотре- нии дел о преступлениях, расследуемых Народным комиссаром внутренних дел Союза ССР и его местными органами». Многие категории дел стали рассматриваться без уча- стия народных заседателей.

В нарушение Уголовно-процессуального кодекса 1923 г., вводившего в качестве ос- новных принципов судопроизводства гласность, публичность, устность (подсудимый имел право высказаться), 1 декабря 1934 г. Президиум СССР принял постановление, мак- симально упрощавшее порядок производства дел о террористических актах против ра- ботников советской власти:

−          следствие по таким делам должно было занимать не более 10 дней,

−          обвинительное заключение вручалось обвиняемому за сутки до рассмотрения его дела (вместо трех дней),

−          дело слушалось без участия сторон (из судебного заседания устранялся прокурор,

присутствие обвиняемого тоже не требовалось),

−          кассационное обжалование приговора и подача ходатайств о помиловании не до-

пускалось,

−          приговор о высшей мере наказания приводился в исполнение немедленно.

Поскольку в конституциях СССР отсутствовали и нормы, закрепляющие права и

свободы советских граждан, апеллировать к ним, обосновывая незаконность актов, уста-

новивших внесудебную расправу над людьми, не имело смысла.

В Конституции 1936 г. были закреплены демократические принципы судопроиз-

водства: право обвиняемого на защиту, подчинение суда только закону, гласность судеб- ного разбирательство и другие принципы. Тем не менее, ЦИК СССР 14 сентября 1937 г. внес в УПК союзных республик изменение, появившиеся в 1 декабря 1934 г.

Применение даже этого УПК могло в какой-то мере сдержать масштабы репрес-

сий. Однако на практике карательные органы его просто игнорировали.

 

Вопросы для обсуждения на семинарах

 

1.   В чем причина фабрикации органами ОГПУ политических процессов на рубеже

20-30-х гг.?

2.   Почему на рубеже 20–30-х гг. партия не поддержала линию Н.И. Бухарина?

3.   Решили ли сталинисты к концу 30-х гг. экономические проблемы страны? А соци-

альные?

4.   Чем вызвано ужесточение уголовно-процессуального права?

5.   Чем вызвано ужесточение трудового законодательства в конце 30-х гг.?

6.   Почему Конституция 1936 г. оказалась формальной?

7.   Какой смысл был во введении паспортной системы?

8.   Какой смысл был во введении трудовых книжек?

 

Тесты

 

1.   Какую должность занимал И.В. Сталин в 1936 г.?

а) Председатель СНК (глава правительства), б) Председатель ВЦИК (глава государства), в) секретарь ЦК ВКП (б).

 

2.   Сколько  пятилеток  удалось  провести  советскому  правительству накануне войны?

а) две,

б) три.

 

3.   С каких лет наступала уголовная ответственность в июне 1941 г.?

а) с 10, б) с 12, в) с 14.

 

4.   В каком году в СССР были введены паспорта?

а) в 1918 ,

б) 1925,

в) 1932.

 

5.   С какого года началось массовое привлечение заключенных к хозяйственным ра-

ботам?

6.   а) с 1927,

7.   б) с 1929,

8.   в) с 1931.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 |