Имя материала: История отечественного государства и права

Автор: Кудинов О.А.

Гражданское и семейное право

 

Гражданское право.  В регулировании имущественных отношений центральное место занимают проблемы правового регулирования феодальной поземельной собствен- ности (см. схему 27).

 

Схема 27

Право феодальной  поземельной  собственности  по Соборному Уложению 1649 года

 

Феодальное землевладение

 

Поземельная собст- венность государ- ства или непос- редственно царя

Вотчинное землевладение

Поместья

 

 

Дворцовые

Земли

Родовые

Жалованные  Купленные

земли

черных волостей

вотчины         вотчины         вотчины

 

 

Некоторые трудности вызывает методология классификации феодального землевла- дения. Прежде чем выявить общие черты  и различия между поместьем и вотчиной в XVII веке, необходимо указать на признаки этой классификации. По субъекту собственности феодальное землевладение в России XVII различалось на государственное (дворцовые и чернотягловые земли), церковно–монастырские, общинное и частно–владельческое. По комплексу правомочий собственника (пользование, владение, распоряжение) феодальное землевладение разграничивалось на вотчинное и поместное. В рассматриваемое время прак- тически все категории свободного населения владели вотчинами или «черными» землями на праве, максимально приближенном к вотчинному. Вместе с тем наблюдался рост поместно- го землевладения, приобретение им черт, сближавших его с вотчиной. Наиболее полно и юридически определенно это явление отражено в специальных главах Соборного Уложения о поместных и вотчинных землях – XVI–й и XVII–й. Интенсивно шли процессы сближения вотчины и поместья, уравнения в правах боярской знати и поместного дворянства. При этом важно помнить о чертах, различавших две основные формы частного землевладения.

 

В свою очередь вотчины по характеру субъекта собственности делились на госу- дарственные, дворцовые, церковные и частновладельческие. Главный признак, их объеди- няющий – право на наследственную передачу. Наконец, по способу приобретения вотчи-

 

ны различались как родовые, выслуженные и купленные. Все упомянутые основания классификации следует учитывать при чтении XVII главы Соборного Уложения «О вот- чинах».

Кроме того, изучая развитие феодального землевладения XVII века, нельзя обойти вопросы о церковно–монастырском и общинном землевладении. В отношении статуса первого следует руководствоваться тезисом о том, что проблема церковно–монастырского землевладения в XVII в. самым тесным образом была связана с политическим положени- ем церкви в Российском государстве. Двойственная позиция царской власти во взаимоот- ношениях с православной церковью – с одной стороны, призыв к священослужителям идеологически укреплять авторитет монархии, а с другой – стремление ограничить ог- ромные материальные ресурсы церкви – проявилась в Соборном Уложении 1649 г.

Что касается общинного землевладения, то в рассматриваемую нами эпоху наблю- далось тенденция к сужению реализации общинных прав распоряжения землей: она носи- ла внутренний для общины характер, проявлялась преимущественно в сделках мены, в земельных переделах.

Широкое распространение получили обязательства из договоров (договоры купли- продажи, мены, займа, поклажи и др.). Соборное Уложение, стремясь облегчить положе- ние должников (особенно дворян), запретило взыскивать проценты по займу, считая, что он должен быть безвозмездным. Исковая давность по займу устанавливалась в 15 лет, час- тичная уплата долга прерывала течение давности. Несмотря на запрещения, взыскание процентов по договорам займа фактически продолжалось. Однако эти взыскания не могли уже иметь правовой защиты в суде.

Законодательство предусматривало порядок заключения договоров. Наиболее крупные сделки оформлялись крепостным порядком, при котором документ, удостове- рявший сделку, составлялся площадным подьячим при обязательном участии в этом не менее двух свидетелей. Менее крупные сделки могли оформляться домашним способом. В законе точно не определялся круг сделок, которые должны были оформляться крепост- ным порядком. Предусматривались способы обеспечения исполнения договоров – залог и поручительство.

Законодательство уделяло внимание также и обязательствам из причинения вреда. Устанавливалась ответственность за причинение вреда, вызванного потравами полей и лугов. Собственник скота, потравившего угодья, обязан был возместить нанесенный ущерб. Задержанный при потраве скот подлежал возвращению собственнику.

Наследование осуществлялось, как прежде, по завещанию и по закону.

Брачно-семейное право.  Брачно-семейное право отражало патриархальный уклад жизни, непременным признаком которого являлось подчинение воле старшего и прини- женное положение женщины. Ярче всего патриархальные черты быта проявлялись в пе- риод создания новой семьи – при ее возникновении главными действующими лицами бы- ли не молодые люди, которым предстояла совместная жизнь, а их родители. Именно они совершали обряд сватовства: родители невесты собирали сведения о репутации жениха (что он не пьяница, не лентяй и т.д.), а родители жениха усердно изучали перечень того, что невеста получит в приданое. Если результат удовлетворял обе стороны, то наступал второй этап обряда – смотрины невесты.

Смотрины совершались тоже без участия жениха – по его поручению смотрельщи- цами выступали мать, сестры, родственницы или те, «кому он, жених, сам верит». Цель смотрин состояла в установлении отсутствия умственных и физических недостатков у невесты. Положительный исход смотрин давал основание для разговоров о решающей

 

процедуре определения времени венчания и свадебных торжеств. Сроки закреплялись документом, в котором указывалась сумма неустойки, если одна из сторон откажется от условий контракта.

Под венец невеста шла закутанной в фату. Только во время свадебного пиршества невесту «открывали», и муж мог разглядеть супругу. Иногда случалось, что супруга ока- зывалась с изъяном: слепой, глухой, умственно неполноценной и т.д. Такое происходило, если во время смотрин показывали не невесту с физическими недостатками, а ее здоровую сестру или даже девушку из другой семьи. Обманутый муж исправить дела не мог – пат- риарх не удовлетворял челобитной о разводе, ибо руководствовался правилом: «Не про- ведав подлинно, не женися». В таком случае муж мог в конце концов добиться своего пу- тем ежедневных истязаний супруги, требуя пострижения в монастырь. Если молодая женщина упорно отказывалась переселяться в монастырскую келью, то ее родители пода- вали патриарху челобитную с жалобой на жестокость супруга. Обоснованная жалоба мог- ла иметь последствие – изверга определяли в монастырь на покаяние сроком на полгода или год. Развод давали лишь после того, как возвратившийся из покаяния супруг продол- жал истязать жену.

Традиционная обязанность детей беспрекословно повиноваться воле родителей в XVII в. приобрела силу закона: Уложение 1649 г. запрещало сыну или дочери жаловаться на отца или мать, челобитчики подлежали наказанию кнутом. Уложение устанавливало разную меру наказания за одинаковое преступление, совершенное мужем и женой: муже- убийцу ожидало закапывание по шею в землю и мучительная смерть, а репрессии по отно- шению к мужу Уложение не предусматривало – на практике ограничивались покаянием.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 |