Имя материала: История отечественного государства и права

Автор: Кудинов О.А.

Военная реформа

 

При рассмотрении донного вопроса следует помнить, что в любом обществе армия всегда была орудием государства, направленным на разрешение задач внутренней и внешней политики. Не была исключением в этом отношении и русская армия. Ее состоя- ние накануне реформ было критическим. В ходе реформы были созданы местные органы военного министерства – военные округа; проведена военно–судебная реформа 1867 года и принят Устав о воинской повинности 1874 года, вводивший в стране всеобщую воинскую повинность и установивший систему комплектования русской армии.

Военные реформы 1860–1870-х гг. не обеспечили создание прочных основ оборо- носпособности Российского государства и Россия потерпела поражение в русско– японской, первой мировой и гражданских войнах. Причины этого те же, что и в предшест- вующий период – непрофессионализм, рекрутский, принудительно–репрессивный прин- цип комплектования армии.

 

Проекты конституционных реформ

 

Вопрос о конституционной реформе возник еще во второй половине 50-х годов. Уже тогда в правительственных кругах стала обсуждаться проблема объединения дея- тельности всех отраслей государственного управления или, как тогда говорили, «единства власти».

Дело в том, что существовавший тогда порядок решения государственных дел не обеспечивал такого единства. Каждый министр докладывал свои вопросы Императору лично. При этом нередко министры действовали несогласованно, а то и просто не знали о действиях друг друга. Правительства как коллегиального органа не существовало. Правда, существовал Комитет министров, была даже должность председателя Комитета минист- ров. Но этот Комитет занимался решением повседневных мелких вопросов, вплоть до на- значения пособий и пенсий чиновникам.

Имелся еще Государственный совет – законосовещательный орган при Императо- ре. Но его состав постоянно заполнялся отставными министрами и другими престарелыми сановниками.

Император в условиях абсолютной монархии был наделен всей полнотой как зако- нодательной, так и исполнительной власти. Именно он лично (по идее) должен был коор- динировать и объединять деятельность всех министерств и ведомств. Но государственное

 

управление усложнилось настолько, что он физически не в состоянии был это делать. По- этому в 1857 г. был создан Совет министров, в который вошли ведущие министры и руко- водители самостоятельных ведомств, а также председатели Государственного совета и Комитета министров. В отличие от Комитета министров, по-прежнему занимавшегося мелкими текущими делами, Совет министров под председательством Императора обсуждал и решал важнейшие вопросы государственной жизни. В 60-е годы Совет мини- стров заседал довольно часто. Но по мере того как Царь Александр II старел, Совет мини- стров заседал все реже, а при Александре III   он практически перестал собираться. И вновь возобладал старый порядок единоличных докладов министров царю.

Нередко использовалась такая форма обсуждения вопросов, как созыв различных Особых совещаний. Обычно Царь поручал двум-трем министрам или иным видным са- новникам разобраться в каком-то вопросе. Иногда в работе совещания участвовал и сам Царь. Рекомендации таких совещаний оформлялись затем Императорскими указами. От- сутствие коллегиального правительственного органа весьма отрицательно сказывалось на государственном управлении.

Реформы носили половинчатый характер.  Недовольство проявляли не только кресть-

яне, разночинная интеллигенция, но и господствующий класс.

Оппозиционные настроения проявляли довольно широкие слои буржуазии и либе- рального дворянства. Они требовали дальнейших реформ госаппарата, суда, отмены цен- зуры. Наконец, они выдвигали требования привлечения их представителей к управлению государственными делами – создания представительных органов.

Недовольна правительством была и масса дворян-крепостников. Они считали, что правительство ущемило их интересы проведением крестьянской реформы, и также выдви- гали различные конституционные проекты, сформулированные, например, камергером Безобразовым, суть которых сводилась к неким политическим компенсациям дворянству за потерю крепостных, введению «аристократической» конституции, призванной усилить политическую власть и влияние аристократии.

В верхушке царской бюрократии боролись две основные группировки: буржуазно- либеральная, группировавшаяся вокруг Великого князя Константина Николаевича – брата Царя, занимавшего пост председателя Государственного совета, и сторонников незыбле- мости самодержавия во главе с наследником престола, будущим Царем Александром III и его воспитателем и наставником обер-прокурором Синода К. П. Победоносцевым.

Столкновения этих группировок происходили при подготовке практически всех за- конопроектов о реформах. Однако наиболее резкими они были при обсуждении конститу- ционных проектов.

Первый такой проект был подготовлен министром внутренних дел П. А. Валуевым еще в 1863 г. Суть его сводилась к образованию при Государственном совете съезда госу- дарственных гласных, состоявших из выборных от всех частей Империи (кроме Польши и Финляндии): по 1-3 человека от губернских земских собраний, по 3 – от Петербурга и Мо- сквы и по 1 – от 12 крупных городов. Кроме выборных, в состав съезда должны были вой- ти   и лица,   назначаемые правительством, а также представители высшего духовенства, общая численность назначаемых членов съезда должна была составлять 1/5 от всех вы- борных. Предполагалось, что этот съезд будет рассматривать бюджет, сметы, а также во- просы, решение которых связано с изучением новых законов, уставов или изменением действующих актов. После съезда все эти вопросы должны были направляться в общее собрание Государственного совета, состоявшего из назначенных Царем членов, но с уча- стием избранных съездом 16 гласных. Хотя в проекте Валуева и предусматривалось соз-

 

дание своеобразной двухпалатной представительной системы, однако сам Государствен- ный совет был лишь законосовещательным органом и его решения носили характер реко- мендаций и нисколько не ограничивали самодержавной власти Императора. 7 декабря

1863 г. Царь отверг проект Валуева. В апреле 1866 г. новый проект выдвинул Великий князь Константин Николаевич. Его идея заключалась в создании при Государственном совете двух съездов гласных: земского (избранного губернскими земскими собраниями) и дворянского (избранного губернскими дворянскими собраниями). По существу это было в какой-то мере повторением проекта Валуева, только в еще более ограниченном варианте, так как, во-первых, вводилось сословное дворянское представительство, а, во-вторых, съезды гласных должны были заниматься лишь разбором жалоб и ходатайств местных органов самоуправления и вопросами местной хозяйственной жизни. Но и этот проект был отклонен Царем. Однако вторая революционная ситуация в конце 70-х – начале 80-х годов заставила правительство вернуться к этим проектам и поставить их на официальное обсуждение в Особом совещании под председательством Царя. Совещание 29 января 1880 г. отвергло оба эти проекта, хотя они и не представляли собой конституции в полном смысле слова. Суть их сводилась к созданию в том или ином виде выборных представи- тельных органов, причем не законодательных, а лишь законосовещательных.

Взрыв в Зимнем дворце 5 феврале 1880 г. привел   к диктатуре М. Т. Лорис- Меликова, ставшего начальником Верховной распорядительной комиссии с неограничен- ными полномочиями. Популярный генерал, герой русско-турецкой войны 1877-1878 гг., он хорошо понимал, что одними репрессиями укрепить самодержавие невозможно. По- этому он проводил, с одной стороны, политику беспощадных репрессий в отношении тер- рористов, а с другой – старался привлечь на свою сторону либеральное дворянство и бур- жуазию обещаниями конституции. В январе 1881 г. М. Т. Лорис-Меликов подал Импера- тору Александру II записку с проектом, который вошел в историю как «конституция Лорис-Меликова».

Лорис-Меликов предлагал создать две временные подготовительные комиссии для подготовки законопроектов по финансовым вопросам и местному управлению, а также общую законосовещательную комиссию. В эти комиссии должны были войти наряду с чиновниками выборные депутаты, избираемые губернскими земскими собраниями (по 2 от губернии) и городскими думами (от крупных городов). Предлагалось также дополнить Государственный совет 10-15 выборными представителями общественности. При всей скромности и ограниченности этого проекта он все же вводил в государственный меха- низм важный конституционный принцип – принцип народного представительства. Преоб- разованный Государственный совет становился как бы зародышем будущего парламента, а сам проект знаменовал возможное зарождение парламентской системы.

Александр II в общих чертах одобрил проект М. Т. Лорис-Меликова.  Он даже ут- вердил проект соответствующего «Правительственного сообщения». По иронии судьбы это произошло утром 1 марта 1881 г. В этот же день Александр II был убит террористами- народовольцами.

Новый Царь Александр III колебался, но затем отверг «конституцию Лорис- Меликова». В прошении об отставке генерал, обращаясь к Царю, писал: «История нас рассудит». По тем временам это была неслыханная дерзость.

Новое правительство Александра III, из которого были изгнаны либерально на- строенные министры (Лорис-Меликов, Милютин, Абаза), взяло курс на укрепление само- державия, усиление роли дворянства и укрепление репрессивного аппарата.

 

Контрреформы 80–90-х годов

 

Непоследовательность реформ и деятельность революционно–террористических организаций (народников) привели в конце 70-х – начале 80-х к обострению социальной обстановки в стране.

1 марта 1881 года народовольцами–террористами был убит Царь–реформатор Александр II, который собирался продолжить либеральные реформы. После этого новый Царь Александр III стал на путь контрреформ. Был издан ряд актов, усиливавших власть МВД и полиции.

Первым мероприятием по осуществлению нового курса стало принятие Положения об усиленной и чрезвычайной охране (1881 г.). В дополнение к нему в 1892 г. принимает- ся Закон о военном положении, регламентировавший полномочия военных властей в прифронтовой полосе в условиях войны. Однако этот закон предусматривал возможность объявления военного положения и в мирное время в случае массовых беспорядков. Власть в местностях, объявленных на военном положении, передавалась военному командова- нию, и на гражданских лиц распространялась юрисдикция военно-полевых судов.

В отношении крестьянства наряду с прекращением временно-обязанного состоя- ния, некоторым снижением выкупных платежей, заменой подушной подати поземельным налогом и отменой соляного налога проводилась линия на усиление патриархальных на- чал в крестьянской семье. Закон 1886 г. устанавливал, что для семейного раздела (выделе- ния взрослых детей) требовалось согласие главы семьи и решение сельского схода, приня- тое квалифицированным большинством в две трети голосов.

Следующим шагом явилось учреждение в 1889 г. института земских участковых на- чальников. Каждый уезд делился на участки, в которые назначались участковые земские на- чальники из местных потомственных дворян, имевшие в данном уезде земельные владения.

В 1889 г. с введением института земских начальников правительство отчасти вос-

станавливало помещичью власть над крестьянами.

Земская контрреформа 1890 г. и городская контрреформа 1892 г. повышали иму-

щественный ценз и приводили к господству дворян и крупной буржуазии в этих органах.

В судебной области произошла ликвидация мировых судов во многих уездах, су-

жается компетенция суда присяжных.

 

Тенденции развития права

 

На основе материалов кодификаций, проведенных в дореформенный период, были изданы второе и третье Полное собрание законов. В него вошла значительная часть ново- го пореформенного законодательства. Такие же новеллы включались в Свод законов.

В ограниченном виде применялись нормы обычного права: в крестьянских волост- ных судах, в некоторых областях торгово-промышленной деятельности. С 1863 г. издается периодическое Собрание  узаконений и распоряжений  правительства,  издаваемое под контролем Сената. В него входили уставы акционерных обществ, кредитных обществ, постановления министров и сенатская практика.

Толкование законов и решение юридических коллизий находилось в ведении Сена- та. Разъяснения Сената стали обязательными для юридической практики. Отдельные по- становления Сената, утвержденные Императором, приобретали статус законов.

Правовое регулирование экономики осуществлялось набором правовых норм  из различных отраслей права. В пореформенный период в России происходил быстрый рост

 

различных организационно-правовых форм экономической деятельности. В 1870 г. в Петер-

бурге состоялся торгово-промышленный съезд с участием представителей правительства.

В праве окончательно сформировалось понятие юридического лица. Вначале оно применялось к государству, монастырям, учебным заведениям. Развитие товарно- денежных отношений выдвинуло на первый план купеческие, промышленные организа- ции, товарищества, акционерные общества. Правоспособность юридических лиц опреде- лялась в соответствии с целями их деятельности: соответствие мог устанавливать Сенат, предписывающий санкции против нарушителей.

Закон разделял все юридические лица на публичные, частные, соединения лиц, уч-

реждения.

Вещи по закону делились на движимые и недвижимые, родовые и благоприобре- тенные. (Особую группу недвижимостей составляли заповедные и майоратные земли. За- поведные земли могли принадлежать только потомственным дворянам и иметь соответст- вующие размеры; они не отчуждались ни в какой форме, не облагались налогами, на них не распространялись сроки давности, они не могли дробиться; с 1899 г. появилась новая категория недвижимости – временнозаповедные земли.)

Закон давал определение собственности: «Власть, установленная гражданскими законами, исключительная и независимая от лиц посторонних, владеть, пользоваться и распоряжаться имуществом вечно и постоянно». Право собственности защищалось иско- вой давностью, срок которой устанавливался в десять лет.

Практика также знала ряд ограничений, налагаемых на право собственности. Преж- де всего, это были сервитуты («право участия общего», или личные сервитуты). В 1895 г. крестьянским обществам было запрещено отдавать свои надельные земли в залог частным лицам, решением Сената 1895 г. было определено, что усадебная оседлость является не личной, а мирской собственностью.

При отсутствии завещания супруги получали седьмую долю, сестры при братьях – четырнадцатую часть недвижимого и восьмую часть движимого имущества. Усыновлен- ные наследователи получали только благоприобретенное имущество, незаконорожденные вовсе устранялись от наследства. Ближайшие родственники устраняли от наследства по- следующих, нисходящие – боковых, первые нисходящие (дети) – вторых (внуков)

Имущество крестьянского двора могли наследовать только члены семьи, а надель- ную землю – лица, приписанные к сельскому обществу. К наследованию в крестьянских семьях допускались посторонние лица, ставшие членами крестьянского двора: усынов- ленные, приемыши и незаконнорожденные дети. Дочери допускались к наследству в рав- ной степени, если выходили замуж за примака и жених входил в семью невесты. Раздел крестьянского двора мог производиться только с согласия большинства сельского обще- ства. В 1886 г. законодатель существенно ограничил разделы крестьянских хозяйств.

Церковь осуждала смешанные браки и браки, заключенные без согласия родителей (по жалобе родителей непослушных детей можно было подвергнуть тюремному заключе- нию, лишению наследства).

До 1904 г. сохранялось наказание за прелюбодеяние – осуждение на безбрачие.

Основаниями для возникновения обязательств служили: договор, «как бы дого- вор»(промежуточная форма), правонарушение, «как бы правонарушение», «прочие фак- ты». Практика и закон знали большое число договоров: подряда и поставки, казенного подряда, имущественного найма(допускалась аренда предприятий на срок до тридцати шести лет), займа и ссуды (допускалась шестипроцентная ссуда), товарищества(полного, на вере, на паях). В 1870 г. принимается положение об акционерных компаниях, о страхо-

 

вании, личном найме(правила, регулирующие этот договор, были разбросаны по разным актам), доверенности или поручительстве.

Обеспечение обязательств осуществлялось посредством задатка, залога, неустой- ки, поручительства. Специфическими договорами, известными русскому праву, были до- говор запродажи и мировая сделка.

Договоры могли заключаться в разных формах: крепостным порядком, засвиде-

тельствованием «у крепостных дел» или «у дел маклерских», домашним порядком.

Развитие «хозяйственного» права столкнулось с рядом анахронизмов: сохранялось трехлетнее право выкупа недвижимости, были изъяты из оборота (на них также не рас- пространялось обложение по взысканиям) заповедные имения. Сохранялись майоратные имения (для западных губерний Империи). Право разработки недр закреплялось за всей общиной, а не за отдельными лицами.

Закон стремился преодолеть установленные ранее традиции и порядки: запреща- лась средневековая по своему характеру мена недвижимости и безвозмездные сделки с нею. Родовые недвижимости теряли свой сословно-дворянский характер: из них выделя- лись крестьянские наделы, на них строились фабрики и заводы.

Формулируется понятие вечной собственности. Появляются новые виды догово-

ров: комиссии, страхования, товарищества (новые виды его), издательский.

В 1861 г. принимается положение «О найме рабочих для казенных и общественных работ». В 1870-1874 гг. разрабатывается проект закона о найме рабочей силы, на новых принципах трудового права. В ходе контрреформ (в 1886 г.) издается особое положение о найме на сельские работы, включавшее некоторые архаичные элементы: заключение дого- вора по особой форме (договорные листы выдавались волостными правлениями), использо- вание полиции для розыска самовольно ушедших рабочих. В 1882, 1886 и 1897 гг. издаются новые законы о фабричных рабочих; в 1886 г. для регулирования фабричных порядков соз- даются специальные губернские присутствия.

Быстро развивалось коммерческое законодательство. Издаются «Устав  о промыш- ленности заводской и фабричной» (регламентирующий деятельность казенных, частных и частных посессионных предприятий), новый «Ремесленный устав»,  типовые «Торговый ус- тав»  и «Биржевой устав», «Вексельный устав» и «Устав о торговой несостоятельности».

Система  уголовного права пореформенного периода строилась на основе «Уложе-

ния о наказаниях уголовных и исправительных», новые редакции которого появились в

1857, 1866, 1885 гг. (в нем предусматривалось 180 видов наказаний и не менее 2 тысяч составов преступлений). Расхожее мнение о репрессивной  политике правительства опро- вергается схемой 48.

Разработка нового уголовного уложения была стимулирована рядом существенных недостатков, содержавшихся в Своде законов. К ним И.С. Таганцев относил противоре- чия, формализацию, неполноту, неопределенность санкций и отсутствие четкой иерархии наказаний.

В 1865 г. делается попытка сочетать «Уложение о наказаниях уголовных и испра- вительных» с Уставом  о наказаниях, налагаемых мировыми судьями. В редакции 1885 г. Уложение включает более широкий круг актов: законы об оскорблении государя (1882 г.), о взрывчатых веществах (1882 г.), об отмене работных домов (1884 г.), об изменении пас- портного устава (1885 г.), о рабочих и сельскохозяйственных работниках (1886 г.). Однако противоречия, различие организующих принципов и боязнь теоретических обобщений сохранились в этой редакции. Кроме того, в нее проникает «принцип аналогии», дающий право суду дополнять закон в случаях пробелов в праве.

 

Схема 48

 

Количество  лиц, казненных по политическим процессам в 60-х и 80-х годах XIX века

 

1861 г. – 1 человек    1880 г. – 8 человек

1862 г. – 5 человек    1881 г. – 5 человек

1864 г. – 4 человека  1882 г. – 5 человек

1865 г. – 1 человек    1883 г. – 1 человек

1866 г. – 7 человек    1884 г. – 4 человека

1867 г. – 1 человек    1885 г. – 6 человек

Всего 19 человек       1886 г. – 1 человек

1887 г. – 4 человека

1889 г. – 3 человека

Всего 37 человек

 

В течение двадцати лет разрабатывалось новое уголовное уложение (подготовлен- ное лишь к 1903 г.), а источниками действующего права в тот же период были Уложение о наказаниях, налагаемых мировыми судьями (1864 г.), Военно-уголовный кодекс ( 1875 г.), Военно-морской устав ( 1886 г.).

Вплоть до 1903 г. применялись церковные наказания (покояние, заточение в мона- стырь), оказавшие влияние на полицейский устав. Субъектом преступления до 1903 г. могли быть юридические лица, например, крестьянская община.

Закон различал следующие категории преступлений: тяжкие преступления (за которые могли быть назначены смертная казнь, каторга, поселение); преступления (за которые могли назначаться заключение в крепость, тюрьму, исправительный дом); проступки (за которые на- значались арест, штраф). Закон предусматривал случаи, когда ответственность за убийство и иные преступления исключались: когда совершивший деяние действовал во исполнение закона или приказа, с дозволения власти или осуществляя профессиональные обязанности, в состоя- нии крайней необходимости или необходимой обороны.

Закон разделял умысел на предумышленный и внезапный, умышленные преступле- ния – на совершенные хладнокровно или в состоянии аффекта. Практика Сената часто руководствовалась принципом объективного вменения: достаточно было факта преступ- ления, хотя вина отсутствовала, для применения наказания. По Своду законов наказывалась неосторожная вина (на основании особых постановлений или по усмотре- нию суда при наличии особых обстоятельств).

В «Уставе о наказаниях, налагаемых мировыми судьями» предусматривались нака- зания за неосторожные проступки и преступления, совершаемые по небрежности. В про- екте Уложения преступная неосторожность не наказывалась, а неосторожные проступки наказывались только в случаях, предусмотренных законом. Уложение предусматривало три типа неосторожности: тяжелая, средняя, легкая.

Предусматривалось наказание за голый умысел в разряде государственных престу- плений, за угрозу (даже нереальную) поджога. Приготовление к преступлению наказыва- лось, если приобретение средств для совершения преступления само по себе являлось не- законным или было связано с угрозой лицу или обществу.

Покушение на преступление определялось как «действие, которым начинается приведение злого умысла в исполнение», и наказывалось только в случаях, предусмот- ренных в законе. Свод законов не делил покушения на стадии, но настаивал на уменьше- нии наказания за покушение в сравнении с законченным преступлением. Уложение 1885

 

г. подразделяет покушение на законченное и незаконченное и ставит наказание в зависи- мость от стадии покушения. В проекте нового Уложения (1903 г.) предусматривался доб- ровольный отказ от преступления.

Виды соучастия по Уложению 1885 г. делились на:

скоп, включавший главных виновников и участников и образовывающийся в мо-

мент совершения преступного действия;

сговор, в котором участвовали зачинщики (интеллектуальные и физические), со- общники (участвующие и согласившиеся), подстрекатели, пособники; сговор мог быть на совершение нескольких преступлений, не все его участники являлись исполнителями, при сговоре ответственность наступала и за совершенные действия;

шайка, состоящая из главных виновных, сообщников и пособников. (По «Уставу о наказаниях, налагаемых мировыми судьями»соучастники делились на совершившие деяние, подстрекавших к нему, и соучастников. По проекту нового Уложения соучастники делились на непосредственно участвующих и участвующих, прямо подстрекавших и пособников).

Уложение 1885 г. наряду с соучастием знало понятие прикосновенности: сюда от-

носились попустители, укрыватели и недоносители.

Возрастной ценз для привлечения к уголовной ответственности (1885 г.) опреде- лялся в семь лет, с 1903 г. – в десять лет. Наказания смягчались в применении к преступ- никам, не достигшим 18-летнего возраста.

Наказания делились на:

главные (смертная казнь, поселение, заключение в исправительный дом, крепость,

тюрьму, арест, штраф);

дополнительные (лишение всех или особенных прав состояния, звания, титулов, семейных прав, право на участие в выборах, прав заниматься определенной деятельно- стью, помещение в работный дом, конфискация имущества); заменяющие (принудитель- ное лечение, опека).

В Уложении (редакции 1885 г.) предусматривалась смертная  казнь через повешение. Каторга назначалась на срок от четырех до двадцати лет или бессрочно. Ссылка имела 30 степеней: от года до четырех лет в разные районы страны (по степени удаленности от цен- тра). Заключение в исправительный дом могло продолжаться от полутора до шести лет, тю- ремное заключение – от двух месяцев до двух лет, арест – от одного дня до шести месяцев.

К уголовным и исправительным наказаниям (общим, особенным, дополнительным, главным) не относились применяемые меры полицейского воздействия. Уложение 1885 г. пре- дусматривало ряд других мер: отдача под надзор, высылка за границу, запрещение жить в оп- ределенных местах, выговор, розги.

Принятый в 1876 г. «Устав  о пресечении преступлений» в значительной степени смешивал полицейскую власть с судебной, в практике такая тенденция была еще более очевидной. Так, в областях усиленной или чрезвычайной охраны арест, секвестр (приос- тановка хозяйственной деятельности, арест имущества без конфискации) и штрафы нала- гались в административном, а не судебном порядке. Сельские общества передавали своих

«порочных» членов земским начальникам и государственным органам для применения к ним тюремного заключения и ссылки.

В целом же система преступлений в своей основе сохранялась прежней, включая

11 родов и 37 степеней.

В 1903 г. вступило в силу новое уголовное Уложение, которое состояло из 37 глав и

687 статей. Число составов преступлений было сокращено в нем до шестисот пятнадцати.

 

Уложение давало формальное определение преступления: «Деяние, воспрещенное законом во время его учинения, под страхом его наказания». Принцип аналогии отвергал- ся: «нет преступления, нет наказания без указания на то в законе». Уложение принимало трехчленное деление: тяжкое преступление, преступление, проступок.

Субъектом  преступления было лицо, достигшее десятилетнего возраста (вменяе- мое и физическое). Законодатель предусматривал ситуацию «уменьшенной» вменяемости, относящейся к лицам в возрасте от десяти до семнадцати лет.

Новое Уложение в отличие от старого не делило умысел на заранее обдуманный и внезапно возникший. Неосторожность подразделялась на преступную небрежность (пре- ступник не предвидел последствий, хотя мог и должен был их предвидеть) и преступную самонадеянность (предвидел наступление последствий, но легкомысленно предполагал их предотвратить). Приготовление к преступлению (приобретение или приспособление средств для приведения в исполнение преступного умысла) наказывалось лишь в случаях, указанных законом. Добровольный отказ от преступления исключал наказание. Покуше- ние на преступление (действие, которым начинается исполнение преступного умысла, но не доведенное до конца по обстоятельствам, не зависящим от воли виновного) наказыва- лось в случаях, предусмотренных законом (при покушении на тяжкое преступление во всех случаях). Соучастниками признавались лица, действующие заведомо сообща или согласившиеся на совершение деяния, учиненного несколькими лицами. Закон давал оп- ределение исполнителя, подстрекателя и пособника. При совершении проступка наказы- вался только исполнитель, участие в сообществе и шайке наказывалось особо.

Впервые давалось определение пространства действия закона: он распространялся на всю территорию России, одинаково на всех лиц, на ней пребывающих.

Система  наказаний была упрощена, все наказания делились на главные, дополни- тельные и заменяющие, В Уложении предусматривались восемь родов главных наказаний и восемь родов дополнительных. Сословная принадлежность преступника и жертвы учи- тывалась судом при определении наказания (предложение отменить сословный критерий было отвергнуто Государственным советом). Смертная казнь совершалась через повеше- ние, публичная не применялась к лицам моложе семнадцати и старше семидесяти лет. Приговоренные к смертной казни лишались всех прав состояния и иных прав. Каторга назначалась без срока или на срок от четырех до пятнадцати лет, ссылка назначалась без срока, но с правом досрочного освобождения за хорошее поведение. Заключение в кре- пость назначалось на срок до шести лет, в тюрьму – до двух лет, арест – на срок до шести месяцев, помещение в исправительный дом – до восьми лет.

Вступление в силу Уложения было отложено, но в действие постепенно вводились главы и статьи, содержавшие новые составы политических преступлений. Законом 1904 г. были введены в действие статьи о бунте против верховной власти, о государственной из- мене, о смуте.

Судебный процесс в пореформенный период включал новые принципы и институ- ты, которые были выработаны в ходе судебной реформы 1864 г.: бессословность суда, процессуальное равенство сторон, обеспечение защиты и участие присяжных заседателей, свободная оценка доказательств, принятие презумпции невиновности (нет виновного, по- ка не будет доказана виновность), отделение судебного процесса от административного вмешательства.

Вместе с тем в судебном процессе и позже сохранялись существенные черты ста-

рого судопроизводства, особенно это касалось местных судов.

 

В мировом суде рассмотрение дел осуществлялось в упрощенном порядке без раз- деления на стадии и в нем соединялись следователь, обвинитель и судья. Здесь допуска- лось примирение сторон,  чему должен был способствовать сам судья. В качестве доказа- тельств в мировом суде служили: показания истцов, ответчиков, потерпевших, свидете- лей; письменные доказательства; присяга; показания окольных людей (соседей, знакомых, односельчан).

В волостных судах еще более ярко проявился сословный, специальный порядок су-

допроизводства.

В общих судах предварительное следствие осуществляли следователи под надзо- ром прокуроров или членов судебных палат, дознание по полицейским делам вели жан- дармы. На этой стадии участие защиты не допускалось. Следственные материалы после предъявления их обвиняемому направлялись прокурору. Тот составлял обвинительный акт и направлял его в судебную палату. Палата выносила определение о предании суду. Затем дело переходило на рассмотрение окружного суда с присяжными (дело без присяж- ных сразу направлялось прокурором в окружной суд).

В судебном заседании присутствовали три члена суда, секретарь суда (в суде при- сяжных – двенадцать постоянных и двое запасных заседателей). Допускался отвод судей. Права судей и заседателей объявлялось равными.

Судебное следствие начиналось с оглашения обвинительного заключения, затем производился допрос обвиняемого, свидетелей, проверка иных доказательств.

Завершалось судебное следствие заключительными прениями – речами прокурора (или частного обвинителя) и защитника или объяснениями подсудимого. До вынесения вердикта прокурор не мог касаться вопроса о мере наказания.

Вердикт присяжных о виновности или невиновности подсудимого предшествовал вынесению приговора. Председатель суда вручал старшине присяжных опросный лист и да- вал наставление. Присяжные принимали решение большинством голосов. При вынесении вердикта присяжные не имели права пользоваться материалами дела в совещательной комна- те. После вынесения вердикта (обвинительного) прокурор делал заключение о мере наказа- ния. Защитник выдвигал возражения, затем последнее слово предоставлялось подсудимому. Действия, признанные заседателями, не могли опровергаться подсудимым и защитником.

Затем коронный суд в совещательной комнате определял меру наказания. Если суд признавал, что присяжными осужден невиновный, дело передавалось на слушание нового состава присяжных (их решение было окончательным).

Приговоры окружных судов с присяжными заседателями и приговоры судебных палат считались окончательными. Они могли быть обжалованы или опротестованы (про- курором) в кассационном порядке в Сенат. Приговоры Сената и Верховного уголовного суда (с 1872 г. Особого присутствия Сената) могли отменяться только в порядке помило- вания Императором. Приговоры окружных судов без участия присяжных считались не- окончательными и могли быть обжалованы в апелляционном порядке в судебную палату, вступившие в законную силу приговоры исполнялись полицией.

В гражданском  процессе принципы устности, публичности и состязательности проявились особенно широко. Гражданские дела начинались с подачи искового заявления, на которое ответчик мог дать свои возражения. Стороны привлекали адвокатов и закон- ных представителей, допускалось примирение сторон: выдвинутые обстоятельства дока- зывала заинтересованная сторона. По окончании слушания суд оглашал резолюцию по делу, а окончательное решение сообщалось в течение двух недель. Решение могло быть обжаловано в судебную палату в течение четырех месяцев.

 

Дальнейшее развитие гражданского судопроизводства было отмечено возложением на него некоторых фискальных функций: в 1882 г. на суды возлагается решение дел о пошлинах с безвозмездно приобретенных имуществ, в 1889 г. -дела о пошлинах с наследства.

В 1866 г. в сферу гражданского судопроизводства были включены дела об акцио- нерных компаниях, в 1867 г. – об ипотеке, в 1868 г. – дела о межевых спорах и несостоя- тельности.

В 1881 г. из гражданского судопроизводства были произведены существенные изъ- ятия по делам об убытках, причиненных высшими должностными лицами, к 1891 г. зна- чительно сужена гласность гражданского судопроизводства.

 

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 |