Имя материала: История отечественного государства и права

Автор: Кудинов О.А.

Глава 9. советское  государство  и право в октябре  1917 – 1953 гг.

 

Общая характеристика государственно-правовой политики большевиков 1917-1953 гг.

 

Захват власти большевиками в октябре 1917 г. произошел в условиях нарождаю- щихся в России демократических основ государственности. Были созданы, но нереши- тельно стали действовать такие институты государственной власти и управления, как Временное правительство, Советы и т.д. Передовые мыслители уже разрабатывали кон- ституционные нормы, по которым могла бы жить Россия. Закладывались основы много- партийности, основы участия народа в управлении государством.

Большевистская партия понимала, что становление этих государственных структур власти и управления могут выбить почву для задуманного военного переворота. Именно поэтому В. Ульянов-Ленин так торопил события, торопил подготовку и проведение «ре- волюции» по захвату власти.

После того, как переворот был удачно завершен, и на волне привлекательных обе- щаний о мире, земле, хлебе, фабриках и заводах прокатился по большей части Российских губерний, встал вопрос об удержании власти.

Однако удержать власть только за счет политической борьбы, за счет реальных из- менений жизни, профессионального подхода к управлению страной, экономикой и обще- ством, да еще в условиях войны было делом сомнительным, сулило возможный проиг- рыш. Необходимо было создать и претворить в жизнь новые, приспособленные для поли- тических целей правовые нормы, действующие, в первую очередь, не против уголовной преступности, а против политических соперников.

Исторические факты, ярко показывают методы борьбы за власть путем приклеива- ния различного рода ярлыков. Это и «мятежники» Крондштадта, «банды» антоноцев, мах- новцев и т.д.

Под понятие классовых противников, а значит преступников, попали не только приверженцы иных политических воззрений, но и целые слои населения. Это и интелли- генция, духовенство, специалисты как военного, так и промышленного дела. Под разряд преступников попадали не только те, кто прежде высказывал иные политические взгляды, но и те, кто не понимал коммунистической идеологии, отрицал ее как неприемлемую для всего общества.

Можно понять стремление коммунистических лидеров захватить власть, стремле- ние удержаться у власти как можно дольше. Но оправдать их действия с позиции «цель оправдывает средства» не просто невозможно, но и преступно.

Ответив на мифический белый террор красным террором, они провозгласили госу-

дарство, в котором террор возводился в ранг государственной политики.

Идеологическая и «научная» основа такой политики строилась на лозунгах «клас-

совых»  интересов, на  якобы  защите  трудящихся от  угнетения, на  защите  строителей

«коммунизма» от буржуазной идеологии.

Одна из форм такой защиты, кроме уничтожения политических противников внут- ри государства, выражалась в действиях по экспорту революции, но особенно ярко про- явилась в установлении «железного занавеса».

Анализ правового материала и идеологии большевизма показывает, что основные направления их правовой политики отвечали поставленным политическим целям. На уго- ловную преступность не хватало сил и средств. Да и система наказаний уголовников, как

 

 

рекрутов коммунизма была мягкой. А вот за политические преступления, как правило ус- танавливался расстрел. Система наказаний за уголовные преступления как и в феодальном обществе, зависела от социального происхождения, законность определялась с позиции интересов правящего коммунистического класса.

Выступая от имени «пролетариата», от имени союза рабочих и крестьян, проводя в жизнь марксистско-ленинскую доктрину «диктатуры пролетариата», возникла и сама дик- татура партноменклатуры. Таким образом политический вождизм Ленина естественным путем перерос в диктатуру Сталина.

Последствия этого превращения повлекли развитие государственного терроризма в отношении не только политических противников, но и против бывших и настоящих «ре- волюционных соратников».

Терроризм в отношении «преданных делу партии и Ленина» лиц был вынужденной мерой  и имел своей целью не только уничтожение политических соперников, но и унич- тожение тех, кто помогал становлению диктатуры, кто мог сказать правду о революции и ее вершителях, правду о цели захвата власти и правду о том, как эта власть использова- лась для достижения личных, амбициозных целей.

Весь государственно-правовой аппарат был задействован на полную мощность, выискивая «врагов народа», карая беспощадно «вредителей и шпионов», обеспечивая дик- татуру послушными, запуганными и не умеющими мыслить слепыми исполнителями воли и желаний «отца народов».

Парадоксально, но факт, что «ежевые рукавицы» хватали и изобличали в два и бо-

лее раз больше различного рода «шпионов и вредителей», чем уголовных преступников.

Под понятие враг народа попадал всякий, на кого хоть как-то падала тень прошло- го, тень «обуржуазившегося перерожденца». Тут уж было не до вора, карманника или гра- бителя. Встает вопрос – почему это происходило? Ответ достаточно ясен и прост. Раз уго- ловная преступность является наследием царизма и мелкобуржуазного прошлого – то при строительстве социализма исчезают основы уголовной преступности и она отомрет сама собой. А коль уголовщина обречена на естественное отмирание, то и тратится на борьбу с ней нет необходимости. Лучше направить силы и средства на «истинного врага», врага идеи и врага, подрывающего эти идеи. А лучше вести «наступление на этого врага широким, опережающим фронтом».

А раз так, то естественно необходимо опережать противника и наказывать его уже тогда, когда он начал задумываться, начал сомневаться. В такой борьбе философские дис- путы уже ни к чему (да и страшно дискутировать – вдруг проспоришь), необходимо лишь

«власть употребить».

Если в первый послереволюционный период острие репрессивной государственной машины было направлено против явных политических противников, то в дальнейшем ве- лась война на истребление уже возможных политических противников или возможных конкурентов за власть.

Здесь и обнаружилась сущность репрессивной системы социалистического госу- дарства, а именно – с уголовной преступностью власть бороться не будет, так как эта пре- ступность не угрожает созданному тоталитарно-диктаторскому устройству, не угрожает и тем вождям, которые «ведут наш кораблю в светлое будущее».

В какой-то мере на уголовную преступность было обращено внимание в период второй мировой войны. Уголовная преступность проявила себя как явление, привлекаю- щее к себе дезертиров и «прислужников фашизма», и расхитителей и иной контингент людей, наживающихся на общенародном горе и усугубляющем общенародную трагедию.

 

 

К тому же поубавилось работы органам госбезопасности, а занять этот громадный карательный аппарат государственной власти было чем-то необходимо да и патриотизм граждан «страны Советов» показывал, насколько они готовы, несмотря на социальное положение, несмотря на убеждения и политические взгляды, сражаться и умирать «за Ро- дину, за Сталина».

Однако, по  окончанию войны, уголовно-правовая политика вновь  вернулась на

«старые рельсы». И хотя степень преследования инакомыслящих претерпела изменения,

но сущность осталась прежней.

Именно в это время окончательно сформировался аппарат Комитета государствен- ной безопасности. Но защищала и обеспечивала безопасность эта организация не государ- ства, как территориально-экономическое пространство, а государства, как политизирован- ные структуры власти.

Под особый контроль КГБ берутся уже не только политические противники, кото- рых уже почти нет, но и представители общественных организаций, священнослужители, часть интеллигенции, органы уголовной юстиции – прокуратура, суд, милиция.

 

Октябрьский переворот  в России в 1917 г. и развитие и деятельность карательных органов коммунистического режима в 1917-1921 г.г.

 

О самом Октябрьском перевороте существует, разумеется, много версий. Согласно Суханову и Троцкому, переворот фактически уже совершился 21 октября, когда гарнизон столицы признал единственной властью Совет и его Военно-революционный комитет (ВРК). Суханов говорит, что формально в таком поведении гарнизона не было ничего не- обычного, ибо и раньше – в апрельские, июньские, июльские дни, а также во время кор- ниловского восстания – гарнизон признавал только распоряжения Совета  и в очень малой степени считался с приказами Временного правительства. Формально это так. Однако в действительности разница, разумеется, была огромна. Раньше Советы могли иметь и име- ли конфликты с Временным правительством, но только конфликты. В основном Советы, руководимые меньшевиками и эсерами, не только признавали правительство, но с ним также активно сотрудничали. В предоктябрьские недели и дни Советы – особенно петро- градский, кроштадский и московский – стали большевистскими. Отказ гарнизона выпол- нять приказы Временного правительства без санкций большевистских Советов фактиче- ски означал акт неповиновения. В таких условиях это означало, что в борьбе против большевиков правительство не может рассчитывать на поддержку гарнизона.

Дело в том, – и в этом, может быть, состоял весь трагизм положения, – что ни Ке- ренский, ни его штаб во главе с Полковниковым, по-видимому, не отдавали себе отчета в происходящем. Военные полагали, что создание ВРК и невыполнение приказов Времен- ного правительства было результатом… недоразумений, точнее результатом второстепен- ного конфликта между ЦИКом Советов (где все еще главенствовали правительственные меньшевики и эсеры) и петроградским Советом, где уже прочно засели большевики и их союзники – левые эсеры. Они не понимали, что это «недоразумение» и этот «второсте- пенный конфликт» решали судьбу страны.

После октября 1917 г. большевики, исходя из учений Маркса разбивают старый государственный аппарат и начинают создавать новый.

28 октября 1917 г. постановлением НКВД республики учреждалась рабочая мили- ция, которая должна была находится «в ведении Совета Рабочих и Солдатских Депута- тов». Ленин после октября 1917 г. неоднократно отстаивал идею всеобщего вооружения

 

 

народа. 29 октября 1917 г. он говорил о ней как о задаче «… которую мы ни на минуту не должны выпускать из виду…». Указания вождя большевики пытались реализовывать на практике. В некоторых местах для охраны общественного порядка учреждалась народная милиция, построенная на принципе обязательной повинности всех взрослых граждан. В

1917 – начале 1918 гг. НКВД РСФСР считал, что милиция должна «по мере возможности уступить место всеобщей охранной повинности, где каждый гражданин обязан отдежурить безвозмездно установленные часы». По постепенно эта утопическая идея пересматривается. В марте 1918 г. Народным комиссаром  внутренних дел Петровским в СНК «был возбужден вопрос о необходимости организации Советской милиции» на штатных началах.

В июле на съезде председателей губернских Советов, в работе которого участвовал Ленин, было признано невозможным всеобщее вооружение всего населения из-за начав- шегося сопротивления. Поэтому съезд выказался за организацию Советской Рабоче- Крестьянской милиции. Функции у милиции были многочисленны: борьба с мародерст- вом, спекуляцией, дезертирством, хищениями, охрана революционного порядка и т.д. Од- ной из важнейших функций милиции являлось оказание содействия карательным органам, ведущим борьбу с контрреволюцией и устанавливающим новый порядок в стране.

Главным карательным органом в годы гражданской войны являлась Всероссийская Чрезвычайная Комиссия (ВЧК). Вопрос о создании этого органа возник не сразу. Первое время после прихода к власти большевики и не ставили задачу создания единой организа- ции, ведущей борьбу с политическими противниками.  Эту задачу выполняли Советы, военно-революционные штабы, революционные комитеты, различные комиссии и коми- теты, имеющие в своем распоряжении вооруженные формирования.

6 декабря СНК рассмотрел вопрос «О возможности забастовки служащих в прави- тельственных учреждениях во всероссийском масштабе» и постановил: «Поручить т. Дзержинскому составить особую комиссию для выяснения возможности борьбы  с такой забастовкой путем самых энергичных революционных мер, для выяснения способов подав- ления злостного саботажа». В соответствии с постановлением СНК Дзержинский вечером 7 декабря провел организационное заседание комиссии. В этот же вечер он выступил на засе- дании Совнаркома, где изложил основные задачи комиссии, отраженные в протоколе:

1. Пресекать и ликвидировать все контрреволюционные и саботажнические попыт-

ки и действия по всей России, со стороны кого бы они не исходили.

2. Предание суду Революционного трибунала всех саботажников и контрреволю-

ционеров и выработка мер борьбы с ними.

3. Комиссия ведет только предварительное расследование, поскольку это нужно для пресечения…»

Дзержинский обратил внимание на то, что комиссия должна бороться с политиче- скими партиями и печатными органами, противостоящими большевикам. По докладу Дзержинского СНК постановил: «Назвать комиссию – Всероссийской Чрезвычайной Ко- миссией при Совете Народных Комиссаров по борьбе с контрреволюцией и саботажем – и утвердить ее». ВЧК, созданная СНК явилась непосредственным преемником Петроград- ского военно-революционного комитета. Из 10 членов Чрезвычайной комиссии, назна- ченной СНК 7 декабря, шесть являлись руководящими работниками ВРК. Впоследствии в ВЧК направлялись и другие деятели ВРК. ВЧК в начале своей деятельности явилась од- ной их многих организаций, ведущих борьбу с противниками большевиков, причем ее функции первоначально распространялись только на Петроград. Но постепенно ВЧК рас- ширяет сферу своего влияния. Комиссия В.Д. Бонч-Бруевича в начале 1918 г. была ликви- дирована и ее функции переданы ВЧК, которая к весне 1918 г. переехав вместе с прави-

 

 

тельством в новую столицу – Москву, превращается в главный общегосударственный ор- ган борьбы с политическими противниками большевиков. 22 марта 1918 г. ВЧК приняла постановление, которым вновь предложила всем Советам организовать местные чрезвы- чайные комиссии для борьбы с контрреволюцией и спекуляцией, злоупотреблениями по должности и посредством печати. В этом постановлении было отмечено, что «отныне право производства всех арестов, обысков, реквизиций принадлежит исключительно этим чрезвычайным комиссиям как в г. Москве, так и на местах».

В 1918 г. бурно идет процесс создания губернских чрезвычайных комиссий, кото- рый в основном завершился в августе. К этому времени по стране имелось 38 губчека. Важной вехой в становлении ВЧК явилась 1-я Всероссийская конференция чрезвычайных комиссий, проходившая 11-14 июня 1918 г. В ее постановлении ставилась задача органи- зовать чрезвычайные комиссии не только в каждом областном и губернском Совдепе, но также «при крупных уездных Совдепах, узловых железнодорожных центрах, крупных портах, в пограничной полосе…». Этим решением был дан импульс созданию нижнего звена чекистского аппарата: уездных и районных ЧК. В 1919-1920 гг. уездные ЧК слива- ются с уездными управлениями милиции. Организационной формой этого слияния стали политические бюро при уездных начальниках милиции. По директиве, подписанной Дзержинским, во главе политбюро должны были быть поставлены надежные коммунисты,

«не менее чем с двухгодичным стажем». Непосредственно заведовать политбюро должен был особый помощник начальника уездной милиции, тоже испытанный коммунист. 28 ноября 1918 г. 2-я Всероссийская конференция ЧК поставила образовать при ВЧК транс- портный отдел. К началу 1919 г. чекистские органы контролировали практически всю сеть железных дорог и водных путей. Транспортные ЧК были изъяты из подчинения губерн- ских ЧК, так как они создавались в соответствии с административными делениями НКПС. Расширяя сферу своего влияния ВЧК не могла оставить без внимания вооруженные силы. Первая Чрезвычайная комиссия в Красной армии была создана 16 июля 1918 г. во главе с М.Я. Лацисом на Восточном фронте. Но против создания чрезвычайных комиссий высту- пали армейские работники. Они предлагали создать на базе Военного контроля (Военный контроль – отдел Революционного Совета Республики (РВСР), занимавшейся борьбой со шпионажем противника) особые отделы, которые занимались бы борьбой со шпионажем и контрреволюцией. В конце 1918 г. победила точка зрения армейских работников. В ре- зультате в начале 1919 г. Военный контроль и Военный отдел ВЧК были объединены в один орган – Особый отдел республики во главе М.С. Кедровым. Но борьба за особые отделы между ВЧК и РВСР продолжалась. В феврале 1919 г. ВЦИК принимает постановле- ние, по которому особый отдел вливается в структуру ВЧК. Но одновременно он должен был находится под контролем РВСР и выполнять его задания. Армейские работники были не согласны с данным решением. Они требовали передать особые отделы в оперативное подчинение фронтов и армий. УШ съезд РКП(б) согласится с этим требованием, оставив за Особым отделом ВЧК «функции общего руководства и контроля над их деятельностью».

При создании чекистских органов большое внимание обращалось на разработку и развитие методов и средств оперативной деятельности. Вопрос о допустимости в работе ВЧК агентуры обсуждался 12 июля 1918 г. на собрании фракции РКП(б) 1 Всероссийской конференции ЧК. Конференция приняла решение: «Секретными сотрудниками пользо- ваться». Развитие агентурного аппарата ВЧК шло по двум направлениям: создание инсти- тута штатных агентов внутреннего наблюдения и формирование осведомительной сети. Штатный агенты внутреннего наблюдения комплектовались в основном ЧК из сотрудни- ков чрезвычайных комиссий. Но их было недостаточно. Поэтому основным направлением

 

 

в развитии агентурного аппарата ВЧК стало создание массовой осведомительной сети. Решением ЦК РКП(б) от 15 июня 1919 г. всем учреждениям и всем партийным работни- кам вменялось в обязанность «… о всех фактах измены, дезертирства, шпионаже сооб- щать в особый отдел ВЧК». «Хороший коммунист в тоже время есть и хороший чекист» – подчеркивал Ленин. 30 июня 1921 г. ВЧК потребовала «… Принять меры насаждения ос- ведомления на фабриках, заводах, центрах губерний, совхозах, кооперативах, лесхозах, карательных отрядах, деревнях. К работе по постановке осведомления отнестись возмож- но внимательней, соблюдая принципы конспирации». 17 июля 1921 г. ВЧК разработала специальную инструкцию по осведомительной службе. Параллельно с развитием агентур- ного аппарата ВЧК развивались и службы наружного наблюдения («народная разведка») и контроля почтовой и телеграфной корреспонденции. Развитие секретных методов и средств оперативной деятельности требовало изменить структуру ВЧК и ее органов. По- этому в ВЧК  был создан секретно-оперативный отдел, который занимался постановкой агентурно-осведомительной работы и службой наружного наблюдения. 14 января 1921 г. в ВЧК было создано секретно-оперативное управление, в состав которого входили 6 отде- лов: особый, секретный, оперативный, информационный, иностранный и регистрационно- статистический.

К концу гражданской войны структура ВЧК стала намного сложнее. Секретно- оперативное управление насчитывало 6 отделов. 25 января 1921 г. было создано экономи- ческое управление, призванное бороться с контрреволюцией в промышленности и торгов- ле. Кроме того в структуре ВЧК имелись: транспортный отдел, специальный отдел, управ- ление делами ВЧК    и административно-организационное управление, управление войсками ВЧК, следственная часть и специальное отделение по охране правительства. Схема местных органов ВЧК также представляла сложную структуру. Особому отделу ВЧК подчинялись особые отделы фронтов, армий, дивизий, границ, округов, губернских ЧК. В компетенции иногородних отделов ВЧК были губернские и областные ЧК, уездные ЧК, районные и городские ЧК, полномочные представительства ВЧК. В ведении транс- портного отдела ВЧК находились дорожные, районные и участковые ЧК. Такая структура ВЧК и ее органов, пронизывающая все гражданские и военные учреждения, позволяла ей осуществлять репрессии в массовом порядке. Заметную роль в трагических событиях времен гражданской войны играли специальные войска вспомогательного назначения, находившиеся в подчинении различных ведомств. Так, свои войска формировала ВЧК. Право ВЧК иметь специальные отряды было законодательно закреплены Положением о Всероссийских и  местных чрезвычайных комиссиях, утвержденных ВЦИК 28 октября

1918 г. Осенью 1918 г. в основном формирование войск ВЧК было закончено. Числен-

ность их менялась в связи с отправкой частей на фронт. В феврале 1919 г. она составляла

22 тысячи штыков и сабель. Помимо ВЧК войска вспомогательного назначения были сформированы и в других ведомствах (НКВД, Народного комиссариата путей сообщения, и др.). Все эти войска не имели общего управления. Силы были распылены. Естественно, что встал вопрос о реорганизации войск вспомогательного назначения. Процесс объеди- нения специальных войск был завершен созданием войск внутренней службы. Постанов- лением СТО от 1 сентября 1920 г. с войсками ВОХР были слиты караульный войска, вой- ска железнодорожной охраны и транспортная милиция в один вид войск – войска ВНУС.

Важную роль в осуществлении карательной политики большевиков играли суды и революционные трибуналы. При  обсуждении проекта Декрета о суде, подгтовленного П.И. Стучкой, его основные положения подвергались критике со стороны левых эсеров во ВЦИКе. Потом декрет о суде был принят СНК самостоятельно, минуя ВЦИК, 24 ноября

 

 

1917 г. Декрет о суде ликвидировал все старые судебные органы, упразднил институты судебных следователей, прокурорского надзора, присяжных и частной адвокатуры. Пред- варительное следствие возлагалось на местных судей. В роли же обвинителей и адвокатов допускались «все непорочные граждане обоего пола, пользующиеся гражданскими права- ми..». Такая формулировка не устанавливающая форму организации судебной защиты, позволяла организовывать судебное дело без состязательности. Все суды решали вопросы руководствуясь революционной совестью и революционным правосознанием.   Суд мог руководствоваться и законами «свергнутых правительств, но лишь постольку, поскольку таковые не отменены революцией и не противоречат революционной совести и револю- ционному правосознанию». Для наведения «строжайшего революционного порядка» сис- темы судов было мало. Поэтому одновременно создается система Революционных трибу- налов. Статья 8 декрета №1 о суде гласила: «Для  борьбы против контрреволюционных сил в целях принятия мер ограждения от них революции и ее завоеваний, а равно для ре- шения дел о борьбе с мародерством и хищничеством, саботажем и прочими злоупотреб- лениями торговцев, промышленников, чиновников и прочих лиц, учреждаются рабочие и крестьянские революционные трибуналы, в составе одного председателя и шести очеред- ных заседателей, избираемых губернскими или городскими Советами Р.С. и КР. депута- тов. Для производства же по этим делам предварительного следствия при этих же Советах образуются особые следственные комиссии. Революционные трибуналы создавались по всей стране заменяя старые суды с их «буржуазной законностью». Для рассмотрения кас- сационных жалоб и протестов на приговоры революционных трибуналов, за исключением приговоров Ревтрибунала при ВЦИК (его приговоры не подлежали обжалованию) 11 ию- ня 1918 г. был создан кассационный отдел при ВЦИК. Первые военно-следственные орга- ны возникли в частях, которые вели боевые действия с Дутовым еще весной 1918 г. Они были созданы явочным порядком без санкции высших государственных органов.

Важной составной частью карательного механизма Советского государства явля- лись органы, исполняющие наказание. Для ускорения процесса ликвидации контрреволю- ции предполагалось создать принципиально новую отличную от царской, систему испол- нения наказания, в которой тюрьмы должны были быть заменены воспитательными учре- ждениями на основе новой идеологии. 25 декабря 1917 г. было создано Тюремное управление, преобразованное в январе 1918 г. в Тюремную коллегию. Для охраны мест лишения свободы была создана конвойная  стража Республики. В 1918 г. организуются места заключения нового типа – сельскохозяйственные колонии и реформатории. 12 де- кабря 1919 г. в постановлении НКО «Руководящие начала по уголовному праву РСФСР» давались примерные виды наказаний от выражения общественного порицания до объяв- ления врагами революции или народа и расстрела. А 5 сентября 1918 г. СНК в декрете о

«красном терроре», подтверждалась законность ленинской идеи, указывал: «Обеспечить Советскую Республику от классовых врагов путем изолирования их в концентрационных лагерях».

Итак, государственная карательная машина, включающая в  себя разветвленную сеть чрезвычайных комиссий, судов, революционных  трибуналов, мест лишения свобо- ды, была создана. С первых дней Советской власти большевики стремились к тому, чтобы карательные органы находились под их контролем, это им нужно было и для того, чтобы проводить в жизнь свои идеи,  и для того, чтобы удержаться у власти. С первых дней по- сле прихода к власти большевики формируют карательные органы по партийному прин- ципу, комплектуя их из своих сторонников. Для координации действий различных кара- тельных органов была создана Центральная межведомственная комиссия по борьбе с бан-

 

 

дитизмом по главе с председателем Реввоенсовета Республики Э. Склянским. В нее вошли представители ЦК, СТО, ВЧК, НКВД, СОН и других органов.

В стране установилась беспрецедентная в истории партийная монополия на ре- прессивные органы при которой небольшая элитная часть коммунистов управляла эконо- микой, контролировала и распределяла богатство стран. Причем теоретически это обосно- вывалось необходимостью новых производственных отношений для добровольной или принудительной «переделки» «старых» людей и создания «новых» членов будущего ком- мунистического общества. И важнейшая роль в этой «переделке» принадлежала каратель- ным органам.

 

Государственно-правовое развитие Советской  России в годы гражданской войны и иностранной интервенции (октябрь 1917-1920 гг.)

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 |