Имя материала: История отечественного государства и права

Автор: Кудинов О.А.

Основные тенденции развития права

 

В соответствии с указаниями В.И. Ленина на III съезде комсомола, в 1920 г., о том, что

«Россия через 10-15 лет будет коммунистической», И.В. Сталин в 1936 г. объявил о построе-

нии социализма – первой фазы коммунизма. Была принята очередная конституция.

 

 

На ее основе формально вся полнота власти сосредотачивалась в Верховном Совете, реально у партаппарата, принцип разделения властей отвергался как «буржуазный». В ряду правовых источников первенствующая роль отводилась закону. Закон в формальном смысле – всякий акт, принятый представительным органом, в материальном смысле – это акт, который не обязательно исходит от законодательной власти, но содержит в себе нор- мы общего значения, устанавливающие определенные правила поведения. По смыслу Конституции 1936 г. формальный и материальный аспекты советского закона всегда сов- падают. На практике Верховный Совет делегирует свои функции (на период между сес- сиями) Президиуму. СНК также принимает постановления и решения на основании и во исполнение действующих законов. Процесс делегирования законодательной власти от одного органа другому облегчался тем, что эти государственно-властные структуры были консолидированы партийно-политическим единством. Руководящие партийные органы принимали самое активное участие в их формировании. С 30-х гг. все больше постановле- ний правительства стало приниматься совместно с руководящим партийным органом (ЦК ВКП(б)). Партийные решения приобретали фактически характер нормативных актов. Та- кая трансформация была обусловлена также представлением о праве как об инструменте государственной политики (поэтому акты, которыми регламентировались наиболее серь- езные политические акции, например коллективизация сельского хозяйства, исходили из двух источников: правительства и ЦК).

Доктрина «социалистической законности», сложившаяся в 30-е гг. и опиравшаяся на марксистско-ленинскую идеологию, исходила из нормативистского представления о пра- ве. Первоначальные психологическая и социологическая теории права 20-х гг. были от- вергнуты. Победа нормативизма, однако, не означала установления верховенства закона: сохранялись принципы целесообразности, аналогии и объективного вменения. На практи- ке имели место многочисленные нарушения законности. Вместе с тем советское право носило императивный характер, требуя толкования закона в строгом соответствии с наме- рениями его авторов, а не свободного или буквального толкования (как в западном праве).

Процессы концентрации политической власти внутри узкого крута партийных и го- сударственных чиновников (номенклатуры) сопровождались сужением гражданских прав для основной массы населения. В сферах трудового, колхозного и уголовного права это было особенно очевидно.

Введение паспортов и института прописки усиливало административный контроль над населением. Сельские жители, часто не получавшие паспортов, были фактически при- вязаны к месту проживания и ограничены в праве передвигаться по стране.

Особенно варварским социалистическое законодательство было в отношении кре- стьян. Как отмечалось ранее для сверхмилитаризации крестьян надо было ограбить. 20 февраля 1929 г. ЦИК и СНК СССР принимают Постановление о порядке применения КЗоТ в кулацких хозяйствах. В его развитие 21 мая того же года СНК принял Постановле- ние о признаках кулацких хозяйств, в которых должен применятся КЗоТ. В соответствии с ними работодатель ставился в такие условия, что ему не выгодно было нанимать работни- ков.

Началось неизбежное падение сельскохозяйственного производства. Для того, что бы его приостановить Совет Труда и Обороны принимает 5 июня 1929 г. Постановление об организации машинно-тракторных станций. Но и эта утопия провалилась. Тогда боль- шевики, нуждаясь в деньгах, возвращаются к методам гражданской войны – откровенно- му грабежу. Начинается так называемая «коллективизация». 1 февраля 1930 г. ЦИК и СНК принимают Постановление о мерах по укреплению социалистического переустрой-

 

 

ства сельского хозяйства в районах сплошной коллективизации и по борьбе с кулачест- вом. Правда лишившись основного сельхозпроизводителя – кулака, большевики пошли на частичные уступки, приняв 3 июля 1931 г. Постановление президиума ЦИК «О порядке восстановления в гражданских правах выселенных кулаков». Но было уже поздно. В стране начался голод, унесший 5-7 миллионов человеческих жизней.

В середине 30-х годов с трудом было частично восстановлено аграрное производст- во. Но в связи с непосредственной подготовкой к войне в сфере сельского хозяйства был принят ряд мер, направленных на усиление репрессивных начал. В мае 1939 г. ЦК ВКП(б) и СНК СССР приняли постановление «О мерах охраны общественных земель колхозов от раздробления», закреплявшее колхозные земли в установленных пределах и ограничи- вающее процесс нарастания приусадебных земель колхозников. В январе 1940 г. те же органы принимают постановление «Об обязательной поставке шерсти государству», в марте «Об изменении в политике заготовок и закупок сельскохозяйственных продуктов». Еще в сентябре 1939 г. была изменена система сельхозналога, включавшая прогрессивно- подоходное обложение приусадебных участков и освобождение от налога получаемых колхозниками трудодней. Для колхозов устанавливался погектарный принцип обложения (с количества земли), стимулирующий более интенсивное использование колхозами зе- мельных владений. Одновременно с этими мероприятиями в апреле 1939 г. принимается постановление «О запрещении исключения колхозников из колхозов». Государство стре- милось закрепить рабочую силу на колхозных землях и в колхозном производстве.

Одновременно с коллективизацией началось ужесточение финансовой политики. И без того скудные средства направлявшиеся в социальный сектор производства перерас- пределялись в пользу военно-промышленного комплекса. В частности, на это было на- правлено Постановление ЦИК и СНК «О кредитной реформе». В практику широко вне- дрялась система принудительных займов, от выплаты которых социалистическое государ- ство бессовестно отказалось.

Еще в гражданскую войну и в начале 20-х годов была узаконена преступная практи- ка варварского ограбления России для поддержания Советской империи и мирового со- циализма. Например, закавказские республики, имея 4\% населения Союза получали 7,5\% бюджетных поступлений. В бюджете Туркменской ССР лишь 10\% составляли собствен- ные доходы. Даже Украина за счет собственных средств покрывала меньше 40\% расход- ной части бюджета. Аналогичная ситуация была и по автономным образованиям внутри России. Естественно, что огромные дотации экзотическим республикам шли за счет рус- ских регионов. Такая политика ограбления у большевиков называлась интернационализ- мом и продолжалась до 90-х годов.

Сверхмилитаризация экономики потребовала милитаризации труда. После красивого демагогического постановления ЦИК и СНК от 2 января 1929 г. «О семичасовом рабочем дне», уже 13 октября того же года вводится Постановление об основах дисциплинарного законодательства Союза ССР и союзных республик. Но труд из-под палки при мизерной оплате был неэффективен. Поэтому большевики продолжали расширять репрессивные меры на производстве. 7 августа 1932 г. ЦИК и СНК принимают Постановление «Об ох- ране имущества государственных предприятий, колхозов и кооперации и укреплении об- щественной (социалистической) собственности»; 27 декабря 1932 г. Постановление «Об установлении единой паспортной системы по Союзу ССР и обязательной прописке пас- портов»; 14 марта 1933 г. Постановление «Об ответственности служащих в государствен- ных учреждениях и предприятиях за вредительские акты»; 8 декабря 1933 г. Постановле-

 

 

ние «Об ответственности за выпуск недоброкачественной продукции». Таким образом, и для рабочих, вслед за крестьянами, было введено крепостное право.

С началом непосредственной подготовки к войне усиливаются репрессивные меры в сфере промышленного труда. В декабре 1939 г. ЦК ВКП(б), СНК и ВЦСПС приняли по- становление «О мероприятиях по упрочению трудовой дисциплины...», в котором уста- навливались дифференцированные нормы страхового обеспечения, зависящие от стажа работы на данном предприятии (учреждении). Одновременно правительство вводило на производстве трудовые книжки, в которых фиксировались занимаемая должность, поощ- рения и взыскания, налагаемые на работника. В июле 1940 г. Указом Президиума Верхов- ного Совета СССР была повышена обязательная мера труда: вместо существовавшего се- ми- и шестичасового рабочего дня устанавливался восьмичасовой рабочий день; вместо пятидневной рабочей недели – шестидневная рабочая неделя. Через месяц новым Указом запрещался самовольный уход работников с предприятий и учреждений, а также переход с  одного предприятия (учреждения) на другое. К нарушителям применялись уголовные наказания.

В октябре 1940 г. Указом Президиума Верховного Совета СССР наркоматам было предоставлено право переводить рабочих и служащих с одного предприятия на другое (независимо от их территориального расположения) в принудительном порядке. В то же время принимается указ «О государственных трудовых резервах», на основании которого разворачивается сеть ремесленных училищ и фабрично-заводских школ для подготовки кадров квалифицированных рабочих. Государственные резервы рабочей силы должны были находиться в непосредственном распоряжении правительства.

Одновременно 10 июля 1940 г. принимается Указ Президиума ВС СССР «Об ответ- ственности за выпуск недоброкачественной продукции и за несоблюдение обязательных стандартов промышленными предприятиями», а 28 декабря 1940 г. Указ «Об ответствен- ности учащихся ремесленных, железнодорожных училищ и школ ФЗО за нарушение дис- циплины и за самовольный уход из училища (школы)».

Рядом правовых актов определялась политика государства по отношению к «подрас- тающему поколению». В апреле 1936 г. вводится институт патроната: дети-сироты и дети, отобранные у родителей по постановлению суда, могли передаваться на воспитание в дру- гие семьи. В июне 1936 г. принимается постановление ЦК и СНК СССР «О воспрещении абортов, увеличении материальной помощи роженицам, установлении государственной помощи многосемейным, расширение сети родильных домов, детских яслей и детских садов, усилении уголовного наказания за неплатеж алиментов и о некоторых изменениях в законодательстве о разводах».

Право в рассматриваемый период все более приобретает роль инструмента укрепле- ния административно-командной системы, установившегося в стране тоталитарного ре- жима. Хотя формально декларировался принцип законности, на практике он не только не соблюдался, но постоянно нарушался. Характерным является постановление ЦИК и СНК СССР от 25 июня 1932 г. о революционной законности. В нем указывалось на наличие нарушений законности, особенно в деревне. В постановлении говорилось о фактах, имев- ших широкое распространение (факты наложения твердых заданий раскулачивания, до- пущенные в отношении отдельных колхозников и единоличных середняцких хозяйств) и не пресекавшихся должным образом.

Постановление предлагало государственным органам, прокуратуре обеспечить про- верку поступивших заявлений о фактах нарушения революционной законности и принять решительные меры к их устранению.

 

 

На практике же многие нарушения законности совершались самими государствен-

ными органами. Таковыми были, например, сфабрикованные судебные процессы 1928,

1930 гг. – Шахтинское дело, дело Промпартии, а также процессы 1936-1938 гг., широко проводившиеся массовые репрессии невинных людей. Всего в 30-е – начале 50-х гг. было репрессировано и умерло от голода в период коллективизации более 20 млн. человек.

В уголовном праве был принят ряд явно репрессивных законов, предусматривавших суровые наказания за некоторые преступления . 7 августа 1932 г. издается постановление ЦИК и СНК СССР «Об охране имущества государственных предприятий, колхозов и коо- пераций и укреплении общественной (социалистической) собственности». Постановление предусматривало возможность применения высшей меры наказания – расстрела с конфи- скацией всего имущества и с заменой при смягчающих обстоятельствах лишением свобо- ды на срок не ниже 10 лет с конфискацией имущества за хищение государственного и об- щественного (колхозного и кооперативного) имущества. Существенным изъяном поста- новления,  делавшим  его  крайне  репрессивным,  являлось  отсутствие  четкого разграничения между мелкими и крупными хищениями.

22 августа 1932 г. ЦИК и СНК СССР приняли постановление «О борьбе со спекуля- цией». В нем так же, как и в законе от 7 августа 1932 г., отсутствовало разграничение ме- жду мелкой, средней и крупной спекуляцией. Это приводило зачастую к наказаниям, не- соизмеримым с содеянным.

В апреле 1935 г. постановлением ЦИК и СНК СССР устанавливается уголовная от- ветственность за тяжкие преступления (убийство, изнасилование, нанесение увечья, кра- жа) для несовершеннолетних двенадцатилетнего возраста; за все остальные преступления (по майскому 1941 г. Указу) ответственность устанавливалась с 14-летнего возраста.

26 июня 1940 г. Указом Президиума Верховного Совета СССР были введены восьми- часовой рабочий день и семидневная рабочая неделя, а также установлена уголовная ответст- венность за самовольный уход с работы и опоздание на работу более чем на 20 минут.

Серьезные отступления от принципов даже революционного правосудия имели ме- сто в уголовно-процессуальном праве. 1 декабря 1934 г. и 14 сентября 1937 г. ЦИК СССР установил особый порядок рассмотрения дел о террористических организациях и терро- ристических актах, о вредительстве и диверсиях. Обвинительное заключение по этим де- лам вручалось за сутки до их рассмотрения в суде, отменялось участие прокурора и адво- ката, кассационное обжалование по этим делам не допускалось. Приговор к высшей мере наказания приводился в исполнение немедленно.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 |