Имя материала: История политических и правовых учений

Автор: О. Э. Лейст

Глава 10 политическая и правовая мысль россии в xvii в.

 

§ 1. Введение

 

Семнадцатое  столетие   можно   назват ь  переходным  периодом  в истории  России.  В  течение   его  происходит  дальнейшее  развити е тех  тенденций в  социально-экономической,  политической и  духов­ ной  жизн и  русского  общества,   которые  наметились  в  XV—XVI  вв. "Смута " начала  XVII в. лиш ь  ускорила  начавшийся   при  Иване  III и  стимулированный жестокой  опричниной Ивана  IV процесс  упад ­ ка княжеско-боярской аристократии. Многие представители мос­ ковской   родовитой   знати  выступили  на  стороне  самозванных   ца ­ рей  —  Лжедмитриев ,   немалая   часть   знати   совершила   и  прямое предательство России,  перейд я  на  службу  интересам польского ко­ роля.  Естественно,  что  по  окончании "Смуты " бояре-предатели от­ ветил и  за  свою   измену   и  навсегда   исчезл и  с  политической  арен ы России.  Кроме  того,  значительное  число   князе й  и  бояр   погибло  в сопровождавших  "Смуту"  междоусобицах,  мятежах ,  военных стол­ кновениях.  В результат е доминирующая  роль в политической  жиз ­ ни   русского  общества  стала   переходить  к  служилом у  дворянству. Данному  процессу  способствовал  отход  царей   Михаила  Федорови­ ча  и,  особенно,  Алексея   Михайловича  от  правила  назначени я  на места  в государственном  управлении  с учетом знатности  рода.  При цар е Федоре  Алексеевиче  в  1682 г. местничество  было официально отменено.

На   протяжени и  XVII  в.  в  России  продолжалс я  начавшийся  в предшествующи й  период   процесс  усиления царской  власти  и  цен ­ трализованной  системы управлени я  страной. При  этом  новая   цар ­ ская династия  — из  бояр  Романовых  — стремилась  следовать основ­ ным идеологическим постулатам, которыми руководствовались Мос­ ковские  государи династии  Рюриковичей.  Сформулированная  Ива ­ ном  IV теори я  "православного  христианского  самодержавия "  была воспринята новыми царям и  в  качестве   официальной политической идеологии.

Будуч и   продолжение м   предшествующег о   периода   развити я русского  общества  семнадцатое  столетие  стало  вместе  с  тем  пред ­ дверием  новой  эпохи  в истории России, начало  которой ознаменовали

 

реформ ы  Петр а  I.  Предпосылк и  эти х  рефор м  формировалис ь  во второй  половине XVII  в.  Боле е  того, многое   в  содержани и  реформ , осуществленных Петром I,  было  предвосхищено проектами государ­ ственных преобразований,  разработанных сподвижником  цар я  Алек­ сея   Михайловича   выдающимс я   русским   государственным   деяте ­ ле м  А.  Л.  Ордин-Нащокины м  (1605/1606—1680).

Таки е  события XVII  в., ка к  "Смута" , избрани е  на  царски й  пре ­ стол  Михаил а Романова,  приняти е в состав  России  Украины ,  цер ­ ковный раскол,  заставлял и  по-новому решат ь идеологические про ­ блемы,  решенны е русскими  мыслителям и  (как  тогда  казалось ,  на ­ всегда)  в предшествующем столетии. Это  в первую  очередь  проблема сущности  царско й  власти,  ее  предназначения .  Это  и  проблема  со­ отношения  светской  и церковной  власте й — "царства "  и  "священ ­ ства", проблема борьбы с ересью.  Это, наконец, и проблема истори­ ческой  миссии  Русского  государства,  и  вопрос  о  причина х гибели государств   в  мировой  истории,  и  противоположный  ему  вопрос   о том,  ка к  убереч ь  государство  от  крушения .

Развити е политической  и правовой  мысли  России  в XVII в. про ­ исходило  в   условия х  небывалого  прежд е  духовного   подъема   рус ­ ского   общества.   Самы м  явны м  свидетельство м  его  было   резко е увеличени е  количества  выпущенны х в  свет  книг.   В  основе данного явлени я  лежал о  вовлечение  в  активну ю  общественную  жизн ь  но­ вых и  более  широких  слоев  населения,   возрастани е  числа  образо­ ванных   людей   в  простонародье  — ка к  среди  горожан,  та к  и  сред и сельских  жителей .  Одновременно   расширилос ь  и  культурное  про ­ странство:  появилис ь  литературны е  центр ы  в  Поволжье , Сибири, на  Севере.

Вовлечение   в  литературно е  творчество  представителе й  самых различны х слоев  населени я вызвал о  увеличени е жанрового  разно ­ образия литературны х произведений,  обогатило содержани е после­ дних  новыми темами. Политическа я и  правова я  мысль  выражалас ь в XVII в. не только в "посланиях" ,  "поучениях",  "повестях",  "сказа ­ ниях",  летописях и законодательных  акта х и т. п.,  но и в политичес­ ки х трактатах ,  агитационных  воззваниях ,  автобиографических   со­ чинениях. В  указанно м  столетии большое  развити е получила дело ­ ва я  письменность.  Разного  рода   "записки "  и   "челобитные "  стал и выступат ь  в  качеств е  новых  и  довольно   распространенны х  фор м выражени я политических  и правовых  идей. Кроме  того,  появился  и такой  новый литературный жанр , как  сатирическая повесть.  В форм е этого  жанр а  находила  свое  воплощение   критика   судебных  поряд ­ ков, существовавши х в России в XVII в. Наиболее ярким и образца ­ ми  произведени й  данного  жанр а  были  народная  повесть  о  Шемя ­ киной  суде и  сатирически й  "Список  с  судного  дел а  слово  в  слово, ка к  был  суд у лещ а  с  ершом" , более  известны й  ка к  повесть   о Ерш е Ершовиче.

 

Новую   жизн ь  в  рамка х  семнадцатого  столети я  получило  рус ­ ское   литературно е   наследие  прошлы х  веков.   Многие  сочинения, созданные  в  Киевской и  Московской  Руси  в  XI—XVI вв.,  сохрани­ лись  именно в списках указанного столетия. В их числе  и  знамени­ та я  переписка  Ивана  Грозного с  Андреем   Курбским.

Духовная    культура    русского   общества   обогатилась   в   течение XVII  в.  и  значительны м  числом   произведений  иностранных  авто ­ ров,  переведенных на  русский  язык .  Во  многом  благодаря именно переводным произведениям в духовное  поле  русского общества вош­ ли   политические  и   правовые  идеи   Платона,   Аристотеля,  Ксено- фонта,  Демосфена, Цицерона  и  других  древних  философов.

Неотъемлемо й    часть ю   духовной    культур ы    Росси и    стал и    в XVII  в.  сочинения  западнорусских  православных  мыслителей  Ук­ раин ы  и  Белоруссии.  В  40-х  годах  указанного  столети я  в  Москве были   напечатан ы   сборники  полемических  произведений  украин ­ ских  и белорусских богословов  "Кириллова книга"  и  "Книга  о вере" .

Для  развити я  русской   политической  и  правовой  мысли   огром­ ное   значение  всегда   имело   осмысление  исторического  опыта   Рус ­ ского  государства.  Вместе  с  тем  русские   мыслители, начина я  еще  с эпохи  Киевской Руси, не  ограничивались этим  опытом, но  обраща­ ли  свое  внимание и  на  историю других  стран.  В  XVII  в.  наблюдает­ ся  небывалое  прежд е  возрастание  интереса  русских   мыслителей  к устройству   иностранных   государств.  В  связ и   с   этим   появляютс я специальные  сочинения,  посвященные  организации  государствен­ ной  власти   и  управлени я  в  наиболее  крупны х  европейских  и  ази ­ атских  странах.  Больше всего  работ  посвящается,  естественно, Тур ­ ции, Польше, Англии, Франции.

 

§ 2. Политико-правовые идеи в первой  половине XVII в.

 

События  "Смуты "  начала   XVII  в., а  именно:  воцарение  на  рус ­ ском   престоле  самозванца,  захва т  Москвы  поляками,  вакханали и насилий  иностранцев  над   русскими  людьми,  в   том   числе   и   над самыми знатными из  них,  надругательства над  русскими православ­ ными  святыням и  глубоко  оскорбляли и  унижал и  национальное  до­ стоинство  русского общества. В  результат е  в нем  произошел насто­ ящи й взры в патриотических чувств.  Эхо  данного взрыв а  ясно  отра ­ зилось   в  содержани и  русской   литератур ы  XVII  в.  Применительно же  к  политической  и  правовой  идеологии  России  указанного  сто­ лети я   можно    смело   говорить    об  усилении   в   ней   национального   на­ чала.

Крушение  русской   государственности  во  врем я   "Смуты "  пре ­

вратило   жизн ь  русских   людей   в  сплошное  бедствие.   В  результат е

 

в русском  общественном сознании появилось понимание православ ­ ного    Русского    государства   как    величайшей    святыни,    как    жизнен­ но   необходимого  условия  существования  русского    общества.  Избра ­ ние  в  феврал е  1613  г.  нового   цар я  было  воспринято  русским и  ка к восстановление  Русского  государства. В  "Утвержденно й  грамоте   об избрании на  Московское  государство Михаила Федоровича Романо­ ва "  это   событие  представлялос ь  ка к  спасение  всех  православны х русски х  людей   от  гибели.

Большое  участие  иностранцев  в  бедствиях,  выпавши х  на  долю русских   людей   во  врем я  "Смуты "  начал а  XVII  в.,  породило в  рус ­ ском   обществе  отношение  к  Европе  ка к  к  враждебно й  силе.   Рус ­ ское  политическое сознание первой  половины данного столетия было пронизан о  антизападным и   настроениями .   Приче м   активнейши м проводником  и х  выступа л  отец   цар я  Михаил а  патриар х  Москов­ ский   и  Всея   Рус и  Филаре т  (в  мир у  — Федо р  Никити ч  Романов), который после  возвращени я  из  польского  плена   в  1619  г.  и  вплоть до  своей  смерти  в  1633  г.  фактическ и  прави л  Россией.

После   "Смуты "  в  русском   политическом  сознании  сформиро ­ валось   представлени е   о   Русском   государстве  ка к   об   осажденной крепости,  ка к  о  единственном  оплоте   благоверия  и  благочестия  в окружени и  стран,  плененных  Антихристом.

Усилению национального начала  в русской  политико-правовой идеологии  способствовало  и  осознание  русски м  обществом  истин­ ных  причин  "Смуты" , т.  е.  действительной подоплеки  произошед ­ шего  в  начал е  XVII  в.  крушени я  Русского  государства.

Обида на иностранцев, сколь ни велика  она была, не помешала русскому   обществу   увидеть,  что  главным врагом  Русского  государ­ ства,  сокрушившим  его,  были...  сами  русские.   Иностранцы же  лиш ь воспользовались   "Смутой "  дл я  достижени я   своих   корыстны х  целей.

Одно  из  самых  ранни х  свидетельст в  такого   понимания причи н "Смуты "  представляе т  собой   "Нова я   повЪсть   о  преславном ъ  Ро - сийскомъ царств е  и  великом  государстве Московском...",  написан ­ на я  в  феврал е  — начал е  март а  1611  г.  "Скаж у вам ъ  истинну,  а  не ложь , — писал  ее  автор,  оставшийс я  неизвестным, — что  однолич- но   сопостаты  наши,   которы я   у   нас,   нынЪ    с   нашими   измЬнники- единовЬрники, и  с  новыми  богоотступники, и  кровопролители, и разорител и вЧзры  християнския , с первенц ы сатанины, со июдины- ми  предател я  Христова   братиею,  с  началники,  и  со  иными их под­ ручники, и  угодники, и  единомысленники, иж е недостойны по  сво­ им  злым ъ  ДБЛОМЪ  прямы м  своимъ   званием ъ  именоватися  (рещи достоит   их ъ  — душапагубны я  волки),  хотят  нас ъ  конечно  погуби- ти,  и  под  меч  подклонити"  (курсив   мой.   — В.  Т.).   В  другом  месте своей  повести ее  безымянны й  автор  конкретизирует , кого  он  имеет в  виду  под   "нашим и  изменниками-единоверцами" .  Это   в  первую очередь   русские   бояре-землевладельцы .  Обвиняя  в  предательств е

 

своего   отечества  землевладельце в  и  правителей ,  которые словно ослепли или онемели и ни один из них не смеет тому врагу ничего запретить , "Нова я повесть о преславном Российском царстве..." от­ мечала, что  другие  при  этом  молчат, не  говорят,  ни  в  чем  врагу  не перечат.

Ка к  известно,  Россию  спасла   от  окончательного  крах а  в  нача ­ ле   XVII   в.    русская   провинция.    Для   русских    людей    того   времени такой   выход   из   "Смуты "  был   вполне  закономерным.  В  их  пред ­ ставлении   спасение  России   не   могло   прийти  из   столицы.   "Писа ­ ние  о преставлении и погребении княз я Михаила Васильевича Шуй ­ ского, рекомаго Скопина",  созданное в середине XVI в., за несколь­ ко месяцев до освобождения столицы провинциальным ратным опол­ чением,  показывает,  что   Москва  считалась  тогда   скопищем   преда­ телей.  Весной 1610  г. войска, предводимые племянником тогдашнего цар я Василия Шуйского князе м М. В. Скопиным-Шуйским, разгро ­ мили   польскую  армию,  осаждавшую  Москву.  Княз ь  с  почестями был  принят в  столице. Цар ь  не  имел  детей, и  талантливы й  полко­ водец  Скопин-Шуйский  серьезно рассматривалс я  многими в каче ­ стве наиболее вероятного наследника царского престола. Однако в апрел е  1610  г., после  посещения одного  из  московских пиров, княз ь заболел   и  спустя  некоторое врем я  умер.  Был о  ему  в то  врем я  всего

23 года.  В русском обществе распространилось мнение о его отравле­ нии  на  пиру.  В вышеназванном произведении рассказывается , ка к мать  Михаила Скопина-Шуйского  умоляет  своего  сына  не  ездит ь в Москву. "И  колько я  тобъ, чадо, в  Олександрову слободу  приказы ­ вала:    не   Ъзди   во  грае?   Москву,  что  лихи   в   МосквЬ   звЬри  лютые,   а пышат   ядом   змииным,  измЬнничъим"  (курсив  мой.   —  В.   Т.).

Представля я  крушени е  Русского  государства  в  начале   XVII  в. как  следствие предательств а  русскими правителям и  и  их  прибли­ женными своего  отечества,  русские мыслители  трактовал и  порож ­ денные этим  крушение м бедствия в качестве наказания , насланно­ го Богом на всех русских  за их грехи. И. А. Хворостинин в своем произведении "Словеса дней, и царей, и святителе й московских...", написанном в первое десятилетие после  окончания  "Смуты", усмат­ рива л  суть  последней  в  том,  что  русские,  ка к  согрешившие  пере д Богом  и  будучи   не  в  состоянии  исправиться,  пал и  от  меча   своих собственных пороков  и  были  посечены  неправдою,  погублены раз ­ личными страстями.

Стремление русских  мыслителей понять истинные причины ка ­ тастрофы ,  постигшей русскую  государственность в  начал е  XVII  в., побуждало их  обращаться к  аналогичным событиям в  истории дру­ гих   государств.

Тема  гибели  государств, вошедшая  в  проблематику русской ли ­ тератур ы  еще  в эпоху  Киевской  Руси,  получила дальнейшее разви ­ тие  в  сочинениях  русских   писателей  второй   половины  XV—XVI в.

 

в  связ и  с  падением   в   1453  г.  Византии.   В  XVII  в.  данна я  тема становится одной  из главных  тем русской политической мысли. Происходивши е   в   мировой  истори и   события  гибели    государств рассматриваются теперь  русскими мыслителями чере з призму опы­ та  отечественной   истории.  В чужо м  же  историческом   опыте  иска ­ лись  ими  закономерности,  проявившиес я  во  врем я  "Смуты " нача ­ ла  XVII  в.  в  России.

Именно  поэтому широкое распространени е  в  правящи х круга х русского общества в течение указанного столетия получил полити­ ческий  тракта т "Описание  вин ъ ил и причинъ,   которыми  к погибе­ ли  и  к  разорень ю  всяки е  царств а  приходят,  и  которыми делам и  в цЪлости  и в покою  содержатц а и  строятца" .

Содержани е  трактат а  само  по  себе  объясняет,  почему   он  выз ­ ва л  в  России  такой  большой  интерес  (и  почему  автор  его  остался неизвестным). Главные  идеи  рассматриваемого  произведени я  сво­ дятс я  к  следующему:  1)  каждо е  государство  имеет   свои  исконные и естественные  основы,  и ка к бы ни было превосходно  и прочно  оно устроено, его  все  равно  жде т гибель;   2)  причиной гибели  государств всегда являютс я  "люди,  которые  властельм и  и начальникам и госу- дарств ъ бывают,  егда  за их злобою  и за  их хотЪниемъ  и гордостью, и   за   их   неправдою  всяки е   царств а   переменяютц а   и   погибают";

3)  гибнут  государства  по  воле  и  суду Бога,  а  вершитс я  суд Божи й за грехи  и преступления,  совершаемые людьми, отпавшими от Бога, и  от  того  гнев  его  страшны й  на   себя  навлекшими.  "А  приходит гневъ  Божи й  на  все  люди  злоб  ради  ихъ ,  к  симъ  же  и  за  гръхи началниковъ." ;   4)   там,  где   злоба   человеческа я   размножаетс я   и расширяетс я  и  где  нет  единомыслия  начальников  с  подданными, все  приходит к  тому,  что  все  царств о  переполняетс я  злобой и  гре ­ хами  человеческими, за  что  его  и  наказывае т Бог;  5)  "надобет  госу­ даре м  и  начальником  во  всяком ъ  государстве  добро   и  праведно жити ,  чтобы  были  обрасцом   всяких ъ  добродетелей   того  для ,  что каковы х  обычаев ъ  будет  царь , таков ы  же  смотря  на  него,  будут  и подданные  его";  6)  до  те х  пор  будет  существовать всякое  государ­ ство,  пока   в  нем   будет  правит ь  добродетель  и  будут  чтитьс я  доб­ ры е святы е и праведны е обычаи  и установления;  7) "изначал а вся ­ кому  государю  и  начальнику  подобает  того  беречи,  чтобы  силою  и неправдою  ничто   не   дЪлалось  в  государстве.  Егда   бо   коли   чере з силу  что-нибудь  дЪлаетца,  тогда  тако е  дЪло  не  будет  уж е  постоян­ ное  и крЪпкое того  для , что  ни  одного мучител я не  была  постоянная и  долговечная   власть  и  сила...";   8)  дл я  всех  начальников  любовь подданных, которыми они  правят , есть  красота и честь  и бесстраш­ на я жизнь , напротив,  нелюбовь  и ненависть  подданных  есть бесче­ стье  дл я  всех  государей и  начальников,  в  большинстве  своем   при ­ водяще е  их  к  погибели.  "А которые  начальник и  хотят ъ  того  и  же ­ лают,  чтобы   подданнии  больши  боялись  их,  нежел и  любили  их,

 

8     Истори я  политических  и  правовых учени й

 

тогда   таки е  къ  погибели,  что  слепые,  идут ъ  того  для , что  ничево нЪтъ  ме ж  всЪми   вещьми  лутчев о  къ  содержанию  величества  госу- дарского,  только   коли   государи  имъютъ   любовь   всЪх  подданных";

9)   дл я   сохранения   государства  в   целости  необходимо,  чтобы   не изменялис ь  законы  или   судебники  и  государственные  установле­ ния, но  больше в  целости  сохранялись  потому,  что  перемена  дав ­ них  и  стары х  обычаев  влече т  перемен у  в  государстве.  А  если   на ­ добно  изменить какие-нибудь обычаи в государстве, то не подобает делат ь это  наспех, но  постепенно, чтобы  от быстрых  перемен серд ­ ца  подданных не  смутились и  чтобы  вслед  зате м  не  возник стра х в государстве,  потому   что  от  всякого  нововведения  государству бы­ вает  убытков   больше,  чем  выгод,  — нововведение  порождает сму­ ту  и  мяте ж  в  государстве.

Вышеописанные  выводы  из   размышлени й  о  причинах  гибели государств  в  полной  мере   соответствовали  характер у  русского  по­ литико-правового сознания XVII в. Большинство русских  мыслите ­ ле й  главную  причину крушени я  Московского  государства усмотре­ ли  именно в  поведении правяще й  группировки. Мнение о  тогдаш­ них  правителя х России,  высказанное в  "Новой повести о преслав - ном  Российском царстве..." словами "и тако тЪ наши благороднии зглупали  и  душами  своими  пали" ,  было, по   существу,  всеобщим среди   русских   писателей.

Вполне  гармонировало  с   характеро м   русского  общественного сознания XVII в. и выраженно е в трактат е о причинах гибели  госу­ дарств  опасение быстрых  и резки х нововведений. В сознании обще­ ства,  пережившег о   такую   катастрофу ,  которая выпала  на   долю России в начале  указанного столетия, неизбежно должно было  во­ зобладать консервативное,  охранительное настроение.

Проявление м данного настроени я в официальной политической идеологии XVII в. стало  настойчивое подчеркивание преемственности новой царской власти  относительно власти  Московских государей предшествующи х веков.   В  "Утвержденной грамоте   об  избрани и  на Московское  государство Михаил а  Федоровича  Романова "  неодно­ кратно говорилось, что  он  великий государь  "от благороднаго коре - ни благоцветущая отросль, благочестиваго и праведнаго великого государя  цар я   и  великого  княз я  Федора  Ивановича,  всеа   Руси и самодержца, племянник".

Соответственно  этому   царска я   власт ь   объявлялас ь   династий- ной  и   богоустановленной.    Однако  обстоятельства  "Смуты "   и   фак т избрани я  нового цар я  на  Земском соборе  не  могли  не  внести серь ­ езны х коррективов в  политическую теорию   царской власти, выра ­ ботанную  в  XVI  в.

Как   известно,  дл я   Ивана  Грозного  богоустановленность  цар ­ ской  власти  означала полную независимость от "хотытая многомя- тежнаго человечества". Он  резк о противопоставлял себя, Богом из -

 

бранного  русского  царя ,  избранному людьми польскому королю. Пере д идеологами же  царской власти, установившейся после   "Сму­ ты" , встал а  проблема примирени я  принципа  богоизбранности рус ­ ского   цар я  с   факто м  избрани я   его  людьми. Данную проблему и призван а  была  решит ь  "Утвержденна я  грамота..."  1613  г.

Решени е оказалось изящны м по  форм е и убедительным по  сво­ ей   логике.  Автор ы   "Утвержденно й   грамоты..."  провели  мысль    о том, что  избрани е Михайло Романова на  царски й престол Земски м Собором  не   есть   избрание  человеческим  хотением.  "Тем   же  тебя убо,  превелики й   государь    Михайло  Федорович,  —  говорилось  в грамоте, — не  по  человеческому единомышлению,  ниж е по  челове ­ ческому  угодию   предъизбра ;   но   по   праведном у  суду  Божи ю  сие царское избрани е  на  тебе,  великом  государе,  возложен" .  По  мне ­ нию  авторов  рассматриваемо й грамоты, Бог, избра в царе м  Михаи ­ ла  Романова,  внуши л  свою   волю  людя м  Московского  государства, т.   е.    глас   Божий  стал    гласом    народа.    Не    случайн о   поэтому  в "Утвержденно й  грамоте..." говорится не  только   о  царях , Богом из ­ бранных,   но   и   о   "предъизбранных   Богом"    царях .

Данна я политическа я концепция, совмещающа я принцип бого­ избранности цар я  с факто м  его  избрани я  людьми, не  была  изобре ­ тена  пр и написании  "Утвержденной грамоты...". Духом  этой  концеп­ ции  была  изначальн о пронизана сама  организаци я избрани я нового цар я  на  Земско м Соборе. Участники Земского Собора не  избирал и Михаила Романова на  должность носителя  верховной государствен­ ной  власт и  из  нескольких кандидатов. Они  не  устраивал и  выборы цар я  в  современном  понимании  данного  явления .  (Хотя   попытки устроит ь  таки е   выборы  предпринималис ь   некоторыми  боярами.) Главны й  вопрос, который решал и  член ы  Земского Собора,  заклю ­ чалс я  в  том,  кто   може т  быть   царе м  в  России,  кто   соответствует сложившемус я  к  тому  времени в  русском политическом  сознании образ у  царя .  Вот   почему   в   "Утвержденно й  грамоте..."  говорится, что  с  земского  совета   "лутчих , крепки х  и  разумны х  людей "  Мос­ ковского  государства выбирали  государя  царя ,  "кого   Господь  Бог даст,  из  Московских из  Руски х родов".

К  начал у  1613  г.  в  русском обществе  сформировалось  прочное убеждение,  что  царе м  в  России  може т  быть  только  человек  право­ славной   веры  ("Аще   не   будет   единогласен  вЪры   нашея ,  несть   нам царь !  Не  сый  вЪрен, да  не  будет  нам ъ владыко и  царь!" , — говорил в  1610  г.  в  одной   из  своих  публичных проповедей  патриар х Гермо- ген).   Только   природный   русский   ("Царь    православный  долже н   быть из  русских,  есть  на  это  место  в  наше й  земл е достойные  сыны!" , — заявля л   Гермоген).   Только   родственник  последнего    царя   из   дина­ стии  Рюриковичей, т.  е.  Федора Ивановича.  Только  тот,  на ком единогласно    сосредоточатся   желания    всех    людей     Русского   госу­ дарства.

 

Кроме того,  цар ь  долже н  был  соответствовать народному пред ­ ставлению о добром человеке. Это представление отразилось в "Ут­ вержденной   грамоте...".   Согласно   рассказу ,   содержащемус я  в  ее тексте,  21  феврал я  1613  г.  член ы  Земского  Собора вместе  с  жите ­ лям и  Москвы,   пришедшими   со  своими  женам и  и  детьми,  молили Бога  в  Успенском  соборе   Московского Кремля , чтобы  он  отвратил от них свой праведный гнев и дал бы на Московское государство "государя   цар я  праведна  и  свята,  и  благочестива,  и  благородна и христолюбива, чтоб, по  милости Божий , вперед  их царска я  степень утвердилас я  на  веки,   и  чтоб  было  вечно,   и  твердо,   и  крепко   и неподвижно  в  род   и   род   на   веки" .   Шестнадцатилетни й   Михаи л Романов,   свободный  в  силу  молодости  своей  от  пороков,   казалс я воплощением  всех  перечисленных  качеств.   Избрани е  его  на   цар ­ ство  не  нарушило, таким  образом, сформулированных Иваном Гроз­ ным канонов официальной политической идеологии, а, напротив, подтвердило  их.  Будуч и  избранным  Земским  Собором,  Михаи л  не становился выборным властителем, наподобие польского короля. Земской Собор   фактическ и  избра л  на  царство не  одного   человека, а  сраз у  всю  династию  Романовых,  т.  е.  не   только   Михаила,  но  и всех его еще  не родившихся  потомков.

В рамка х такой  политической концепции не  могло  найтись мес­ та  учению  об  общественном   договоре  межд у  властителем   и  под­ данными, по  которому властител ь  принимает на  себя  в  отношении своих  подданных определенные  обязанности.  В соответствии с рус ­ ской   политической   идеологией   цар ь  несет   на   себе   обязанности относительно  своих   подданных  не  по  договору   с  ними,  но  в  силу самого  своего  звани я русского  царя.  Вот почему  он не должен  при ­ сягать  своим   подданным, как  это  делал и  европейские короли.

В  этом  плане  совершенно   логичным   выглядит  ответ,  который да л в  1654 г. украинским  полковникам посланный  на  Украину  ца­ ре м  Алексеем   Михайловичем боярин  В.  В.  Бутурлин .  Полковники попросили  боярина  присягнуть  за  своего   государя   в  том,  что  тот после  приняти я  Украины  в  состав   России  выполнит все  свои  обе­ щания, данные украинскому казачеству. "Непристойное дело за государя  присягать,   никогда  этого  не  повелось",  — ответил  Бутур ­ лин.  На  это  полковники заметили, что  польские короли всегда  сво­ им  подданным присягают. Тогда  русский боярин сказал :  "Польские подданным  своим   присягают,  но  этого   в  образец  ставить   не  при ­ стойно, потому что это короли неверные и не самодержцы, на чем и присягают, на  том  никогда в  правде   своей  не  стоят".

Высокое   звание  русского  цар я  предполагало   строгое  соблюде­ ние его носителем целого комплекса разнообразных условий осуще­ ствления власти,  а такж е  исполнение царем  массы  различны х обя­ занностей  по  отношению  к своим  подданным,   одним  словом,  всего того,  что  составляло  содержание   его  исторической   миссии,   кото-

 

рую   коротко  можно  выразит ь   словами:    "служение   России   и   Богу, Богу    и   России".

 

§ 3. Политические и правовые идеи патриарха  Никона и протопопа Аввакума: политико-правовая идеология церковного раскола

 

Патриар х  Никон и  протопоп  Авваку м  были   главными  идеоло­ гами  двух течений в  рамка х русской православной церкв и — нико­ нианства и  старообрядчества,  возникши х в  середине XVII  в.  и  оз ­ наменовавших собой  церковный раскол — одно  из самых  главных событий  русской  истории  указанного  столетия,  во  многом  предо ­ пределивше е  последующую  историческую  судьбу  России.

Непосредственной причиной  раскола русской церкв и  на  нико­ ниан и  старообрядцев  стал а  осуществленная патриархо м  Никоном в  50-х   годах   XVII  в.  реформ а  церковных  обрядов  и  исправление богослужебных  книг.   Протопоп  Авваку м  и  его  сторонники  высту ­ пили  против данной реформы , т. е. за стары е обряды и книги, отто­ го  и  были   назван ы  "старообрядцы" .  Расхождени е  по  поводу   цер ­ ковных  обрядов  и  богослужебной  литератур ы  составляло,  однако, лиш ь внешнюю сторону церковного раскола. Если  бы  причина рас ­ кола   заключалас ь  только   в  разногласия х  относительно обрядов и книг, он  не  был  бы  таки м  глубоким, не  приве л  бы  к  трагическому разлом у  русской  церкви , от  последствий  которого  она  никогда  не сможет  оправиться, не  вылилс я бы  в настоящую гражданскую вой­ ну  внутр и  православного  русского  общества.

Глубинный  смысл   церковного  раскола,  произошедшего  в  Рос ­ сии   в  середине  XVII  в.,  заключалс я  в  столкновении  двух  различ ­ ных  воззрени й  на  историческое  будущее  Русского  государства, его предназначение, сущность царской власти  в русском обществе. Глав­ ные   идеологи  обоих   течений  — и  Никон  и  Аввакум   — выступал и за  независимость  церкв и  от  государственной власти,  однако  пут и достижени я  этой  независимости представлял и  по-разному.

Таки м  образом,  в  сущности  своей   русский  церковный  раско л середины XVII в.  был расколом в политической идеологии русской православной    церкви,    конфликто м   политических   воззрени й   нико­ ниан и  старообрядцев, хот я  внешне представа л в  качестве раскола религиозного, обрядового.

Как   бы  то  ни  было,  церковный раско л  стал  настояще й  траге ­ дией  дл я  русского  общества.  Трагичным  в  нем  было, помимо про ­ чего,  и  то,  что  в  войну   друг  с  другом   вступили  самые   активные, самые   волевые,  самые   духовно  стойкие,  одаренные умом  и  талан -

 

том  представители русского общества — люди, способные ради  своей веры   пожертвовать не  только   мирскими  благами, но  и  даж е  жиз ­ нью  своей.

Именно  такими людьми были  патриар х  Никон и  протопоп Ав­

вакум.

Никон  (в  миру  Никита  Минов)  родился в  1605  г.  в  Нижегород­ ском  уезд е  в  крестьянской семье.  Духовное   образование получил в Макарьевском  Желтоводском  монастыре  (Костромская  губерния). С  1625  г.  служи л священником в одной  из  сельских церквей,  затем в одном  из московских церковных храмов.  В 1630—1634 гг. Никон пребывал  в   одном   из   монашеских  скитов  Северной  Руси,  после этого  12 ле т жи л в Кожеозерском монастыре. Здес ь он  в  1643  г. был рукоположен  в  игумены.  В   1646   г.   во   врем я   деловой  поездки  в Москву  его  представили  только   что  взошедшем у  на  престол  царю Алексею   Михайловичу.  Цар ь  после   встречи   с  Никоном  пожелал , чтобы   тот  служи л  в  Москве.  В  результат е  Никон  был  возведен  в сан   архимандрита  Новоспасского   монастыря,   в  котором  находи­ лась родовая усыпальница рода Романовых. В 1648 г. он стал мит­ рополитом Новгородским, а спустя  четыр е года  был  избран на  пат­ риарши й  престол.

К  началу  50-х  годов  XVII в. в окружении цар я  Алексея  Михайло­ вича  возникла мысль  о необходимости приведения русских  церков­ ных  обрядов  и  богослужебных  книг   в  соответствие  с  обрядами и книгами  тогдашней греческой церкви.  За  время,  прошедшее с  мо­ мента   приняти я  русским  обществом  христианства,  византийские церковные  обряды  претерпел и  изменения,  на   Рус и  же  они   оста­ лись  неизменными. Идею  указанной реформ ы проповедовали цар ­ ский   духовник  Стефа н  Вонифатьев,  протопоп  Казанского  собора Иоанн Неронов, поддерживали воевода Ф.  М. Ртищев , многие пред ­ ставител и  московского  духовенства и  служилого дворянства.  Цар ь тож е  увлекс я  данной идеей.   В рассматриваемое врем я вызрел и  все предпосылки дл я  вхождения в  состав  Русского  государства Украи ­ ны, где  православная церковь уж е  приняла  новогреческие обряды. Принят ы  последние  были   и  православной  церковью  в  южносла­ вянских странах.  Приведение русских  церковных обрядов в соот­ ветствие с новыми греческими обрядами сближало церковные орга­ низации России и Украины, содействуя таким  образом процессу государственного  объединения.

Вместе с тем стремление сблизить русскую церковь с другими православными церковными организациями было  реакцией на аг­ рессивную экспансионистскую политику западной римско-католи­ ческой церкви.  Ид я  навстречу греческой церкви,  русска я  церковь отдалялась от церкви западной. Именно такой  смысл  имели  попытки патриарха Филарета , деда  цар я  Алексея   Михайловича,  согласовать русские церковные  обряды и  богослужебные книги с  греческими.

 

Наконец,  рассматриваемая церковная реформа отвечала и стрем­ лению   цар я  Алексе я  Михайловича  быть  царе м  всех  православны х христиан.  Бе з   унификаци и   церковны х  обрядов  реализоват ь   это стремление, запрограммированное в официальной идеологии, в кон­ цепци и  "Москва — Трети й  Рим" , было  бы  затруднительно .

Избранны й  на   пост   патриарх а  Никон  долже н  был   стат ь  ору­ дием  церковной реформы , задуманной при  царском дворе  и являв ­ шейс я  по  своей   сущности политической   реформой. И  действительно, едв а вступи в на  патриарши й  престол, Никон начинае т данную  ре ­ форму. Смысл затеянного царе м  мероприяти я  им  понят  вполне.  В первой же  своей   реч и  Никон высказывае т  пожелание , чтобы   "Бог собрал   воедино   его   благочестивое  царство"    и   чтобы  русский  цар ь ста л     "царем     вселенским,   и    самодержцем   христианским".

Однако сам  Никон прида л унификаци и церковных обрядов рус ­ ской  и  греческой церкве й  ещ е  и  свой  затаенны й  от  цар я  смысл. С середины  XVI  в.  русска я  церковна я  организаци я  пребывал а  фак ­ тически  под  полной  власть ю  царя ,  который волен   был   и  ставит ь угодных   себе  митрополитов  (с   1589  г.  патриархов),  и  смещат ь  не ­ угодных.   Никон  увиде л  в  сближени и  русской  церкв и  со  Вселен ­ ской   православно й  церковью  возможность  укрепитьс я  церковной власт и в России и  стать  в конечном итоге  в самостоятельное, неза ­ висимое  от  власт и  царско й  положение.  Он  понял, что  до  те х  пор, пока   предел ы   власт и   церкв и   будут  совпадать  с   границами  госу­ дарства,  церков ь  будет  неизбежн о  пребыват ь  в  подчинении  госу­ дарственной власти, поскольку две  самостоятельные  власт и  не  мо­ гут  существоват ь  в  одних   и  тех  же  территориальны х  рамках.  Та ­ ки м  образом,  и  патриархо м  Никоном  при   проведении  церковной реформ ы преследовались политические цели.  Правда, цели, во мно­ гом  противоположные царским. В этом  противоречии таилас ь пред ­ посылка  будущего   разрыв а  Никона  с  царе м   Алексеем  Михайло ­ вичем.

И  этот   разры в  произоше л  в  конце  50-х  годов   XVII  в.  Резуль ­ татом  его  стало  демонстративное оставление Никоном  патриарше ­ го престола в 1658 г. Церковный собор  1666—1667 гг., подтвердив правильность реформ ы  обрядов, проведенной Никоном,  лиши л его архиерейского  сана   и   священства.   "...Да   вменяетс я   и   именуетс я он  отныне  простым монахом Никоном,  а  не  патриархо м  Москов­ ским" ,  —  гласил   приговор  Собора.  Приговором  было   определено назначит ь ему  местопребывание до  конца его  жизн и  "в какой-либо древней обители, чтобы  он там мог в совершенном безмолвии оп­ лакиват ь грехи  свои".  Умер  Никон в  1681  г.

Главное сочинение  Никона,  в  котором  выражен ы  его  полити ­ ческие  и  правовы е  взгляды ,  было   написано  им   в  монастырском уединении после  его  низвержени я  с  патриаршег о  престола. Оттого оно   и  выделяетс я  откровенностью  суждени й  и  резкость ю  форму -

 

лировок. В рукописи сочинение  Никона  составляет 900 листов. Его полное  название  отражае т его полемический характер : "Возражеш я или   раззорет я  смиреннаго  Никона,   Бож1ею  милостгю  naTpiapxa, противо   вопросов   боярина   С.   СтрЪшнева,  еж е  написа   Газскому митрополиту  Паисио  Лигариддусу  и на  ответы  Паисеовы".

Бояри н  Стрешнев был  открытым противником  взглядов Нико­ на  на  соотношение церкв и и государства.  В  1666 г. боярин  вел доп­ рос  Никона,  на  котором зада л  ему  в  письменной форм е  30  вопро­ сов. На  них и отвечал  Никон  своим  произведением.

Основная  тема  данного  сочинения — взаимоотношения церкв и и  государства. Никон  исходил прежд е  всего  из  того,  что  "священ ­ ство" и  "царство " представляют  собой  две самостоятельные  власти в  обществе,  кажда я  из  которых исполняет  свою   функцию.  "Цар ь здЪшним  ввБрен  есть,  а аз небесным.  Цар ь телъсным  ввъряем  есть,

1ерей  же  — душам.  Цар ь долги  имъниям  оставляет,  священник же долги  согрЪшешям. Он  принуждает , а  сей  и  утЪшает.  Он  — нужею, сей  же  советом.  Он  оруж1я  чувствена  имать,  а  сей  — духовная.  Он брань   имат ь  к  супостатам,  сей   же  к  началом  и  миродержателе м тьмы  вЪка  сего".

В  соответствии   с  этим  своим  воззрением   Никон   отвергал  те ­ орию   "Москва  — Трети й  Рим" , т.  е.  учение   о  "православном  Ро - мейском   Царстве" ,  согласно  которому  носителем   истинного   хрис­ тианского  идеала   становилось  Московское  государство.  "Т ы  гово­ ришь ,  что  римская   слава  и  честь  перешл а  на  Москву:  откуда  ты это  взялЪ",  — писал  Никон   в  послании   ("Возражениях" )  боярину Стрешневу.  Русски й  цар ь  в  концепции  "Москва  —  Трети й  Рим " представал  в качестве  единственного хранител я православной хри ­ стианской церкви — Никон  справедливо усмотрел здесь  возвыше ­ ние  царской власти  над  церковной.

Из  этих  различи й  межд у  церковью  и  государством  Никон   де­ ла л вывод  о превосходстве  церкви  над государством.  "И  сего  ради: священство  царства  преболъ есть". Он считал,  что церковь  перестает быть  церковью, если  подпадает под  государственную власть:   "...Иде- же церковь под  м1рскую власт ь снидет, несть  церковь, но  дом  чело­ веческий  и вертеп  разбойников".

Превосходство  церкви  над  государством  коренится,  в  понима­ нии   Никона,  прежд е  всего  в  превосходстве   церковных   функци й над  государственными.  Государству поручено земное,  т.  е.  низшее , церкв и  — небесное,  т.  е.  высшее.  "Ащ е  бо  и  честен   Вам  престол царск ш  являетс я  от  приложны х ему  камента  и  обдержащ а  и  зла ­ та,  долже н  есть  судитися  яко   царь,  но  обаче   яж е  на  земл и  полу­ чил  есть  строительствовати  и  множа е  с1я  власт и  не  им*т ь  ничто- же . Священства   же престол  на  небеси  посажен  есть.  Кто  си  глаго­ лет е — Сам  Небесный Царь :  елика  бо  ащ е свяжет е на  земли, будут связан ы на  небесЬх".

 

Никон  выража л  в  рассматриваемо м  сочинении  взгля д  на  свя ­ щенников ка к  на  посредников межд у Богом  и  людьми, распростра ­ ненный в  западноевропейской теологии.

Именно  поэтому, утвержда л  дале е  Никон, цар и  принимают по­ мазани е  от  рук и  священника,  а  не  священник и  от  царской  руки. Рук а  священник а  — больша я  властительница , чем  царска я  голова, " И  самую  царску ю  главу  под  священниковы  руц ^ принося, полага­ ет  Бог,  наказуе т  нас,  як о  сей  она  болыни  есть  властник,  меньшее бо  от  болыпаго,  благословляется".

По  мнению Никона,  "священство "  стоит  выш е  "царства " пото­ му еще, что последнее произошло от первого, и оттого, что  "священ ­ ство"    честнее   "царства" .   Данный  вывод   он   обосновывал,  помимо прочего,  приняты м  Московскими царям и  идеологическим постула­ том,  согласно которому царска я  власт ь  даетс я  Богом.

Никон декларирова л  также , что  церковна я  власт ь  лучш е  свет ­ ской,  поскольку небо  лучш е  земли.   Пр и  этом  он  подчеркивал,  что имее т  в  вид у не  только   власт ь  местны х князей , но  и  царскую.  По его  словам:    "Якож е  капл я  дожд я  от  велгайя   тучи,  т.  е.  земл я  от небеси  мЪрится, так о  царство меньшитс я  от  священства" .

По  мнению Никона, до те х пор, пока  описанное им  соотношение церковной  и  государственной  власт и  поддерживаетс я  царями ,  их царства   стоят  прочно. Нарушени е  же  этого  богоустановленного по­ рядк а  несет  с  собой   гибель  царству.

Это   нарушени е  Никон  усматрива л   в   политике  цар я   Алексе я Михайловича относительно церкви. Царь , с  точки   зрени я  Никона, незаконно  приня л  на   себя   "святительски й  чин   и  власт ь  церков ­ ную".  Боле е  того,  он  посягнул  на  церковное  имущество  —  "обни­ ща л  и   ограбил   св.   церковь" .   "Все  царско е  величество,  —  укоря л Никон   Алексе я   Михайловича ,  —   чере з   божественны е   законы , вышеописанные   здЪ,  олихоимствова.  И   не   имвет   свята я   велика я церковь  никотораго  причаст1я  в  Москве,  якож е  прежд е  пр и  пре ­ жни х царъ х и  велики х князъ х имЪла.   Но  есть  пуста  всякаго перва - го  своего  состояшя,  як о  вдова  осиротъвши".

В  данном утверждени и  Никон противоречи л  собственным выс ­ казывания м  о том, что царств у поручено земное,  а церкв и — небес­ ное.   Посяга я  на  церковное  имущество,  цар ь  не  выходил   за  рамк и отданного  ему  во  власт ь  земного  мира.   Очевидно,  что  к  указанно й логической  ошибке  в  рассуждения х о  соотношении церкв и  и  госу­ дарства  Никона  привело стремление максимально обособить церков­ ную  власт ь  от  государственной.

Никон  утвержда л  практическ и  полную   свободу   церкв и  от  го­ сударства.  Он  считал, что  священники не  должны  подчиняться цар ­ ским  закона м и  царскому суду.  Если  же  кто  из  священников подчи­ нится,  то  в  понимании Никона  тако й  человек   перестае т  быть  свя ­ щенником.  "Мирскаго суда  у цар я  просяй — не  епископ. Такожд е и

 

прочш  священнаго  чина,  оставивше  церковные  суды,  к   карским суд1ям   прибегнут,  ащ е  и  оправдани  будут  — извергнутся" .

Никон резко   выступал против  Соборного  Уложени я  1649  г.  Он называ л его  "бесовскими законами " и  открыто призыва л не  подчи­ нятьс я  нормам Уложения.

Никон, таким   образом, декларирова л самый  настоящий раскол межд у церковью  и  государством  в  России.

Поскольку в России митрополиты, архиепископы, епископы, архимандриты ,  игумены и  дьяконы  чере з  божественные  правил а под   суд  царский  и  прочих   мирских  людей   ходят,  они   уж е  недо­ стойны, по  мнению  Никона,  именоваться таковыми. Вывод, кото­ рый  дела л  Никон из  этого  факта , гласил, что  "рад и  беззакош я  все упразднилос я   святительство  и   священство  и   христ1анство  —  от мала  до  велика" .

По мнению Никона, с 1666 г., т. е. после  Церковного Собора, пошедшего на поводу  у царской власти  и выполнившего в своих решения х  зака з  цар я  Алексе я  Михайловича,  в  России наступил и времена Антихриста. "Яве  есть  всякому, точю  ум  имущему разумЪ- ти, — писал   он, — як о  врем я  то  антихристово есть".

Настоящим противником Никона была, ка к показывае т анали з его   политических  взглядов,  царска я  власть,  превратившаяся ,  по его  мнению, в  орудие   Антихриста. Внешне,  однако,  все  выглядело так,  будто  главную   борьбу   своей   жизн и  Никон вел  против  старо ­ обрядцев  — людей,  не  принявши х  его  реформ ы  церковных  обря­ дов  и  не  согласившихся с  исправлением  богослужебных книг.

На  самом  дел е Никон не  придава л большого значени я самой  по себе  обрядовой стороне реформы. Он  допускал употребление в цер ­ ковных служба х ка к исправленных, так  и  старых,  неисправленных книг.

Никон  не  объявля л  старообрядцев  еретиками,  данна я  оценка противников церковной реформ ы была  внушена Церковному Собо­ ру прибывшими в Россию греческими священниками.

Рассмотрение  идеологии  старообрядчества  заставляе т  сделат ь вывод  о  том, что  во  многих постулатах старообрядцы,  в  сущности, сходились с  Никоном. Об  этом  свидетельствуют сочинения  главно­ го  идеолога  старообрядчества  протопопа  Аввакума.

Жизн ь  этого   человека  представляе т  собой   настоящий  роман. Он  сам  описал ее  в  своем  собственном "Житии" .  И  главным обра­ зом  именно  из  этого   его  сочинения  мы  узнае м  об  основных  веха х его  удивительной  судьбы  и  об  основах его  мировоззрения.

Родилс я Аввакум   (в  миру  — Петров)  в  1620  г.  в  Нижегородском уезд е  (так   же ,  ка к  Никон)  в  семье   сельского  священника  Петра. С  1644  г. он  — дьякон сельской церкви,  в  1644  г. поставлен в попы. В  1647  г.  во  врем я  пребывания  в  Москве  Аввакум   знакомится  со Стефано м   Вонифатьевы м   и   входит    в   его   кружо к   "ревнителе й благочестия".

 

С  конца  1652  г.  Аввакум  — протопоп Казанского  собора   в  Мос­ кве.  Когда  началас ь реформ а  церковных обрядов,  он  возглавил оп­ позицию   ей.  В  результат е  в  1653  г.  Аввакума  заточают  в  монас­ тырь ,  а  зате м  высылают  вместе  с  семьей  в  Сибирь.  В  Москву  он возвращаетс я только в  1664 г. Цар ь надеялся ,  что льстивые  слова  в адрес  Аввакума,  щедры е  подарки  и  посулы  смиря т его  нра в  и  по­ будят хотя бы не противиться  церковным  нововведениям   Однако Аввакум   оказалс я   стойким  борцом  и   продолжи л  свои   обличения церковной реформы .  Реакци я  со  стороны официальны х власте й  не замедлил а  проявиться.  "А  власти,  як о  козлы ,  пырскат ь  стал и  на меня  и  умыслил и  пак и  сослать  мен я  с  Москвы,  понеже раби  Хрис ­ товы  многие  приходил и  ко  мне  и,  уразумевш е  истину,  не  стал и  к прелестной  их  службе   ходить",  —  та к   описывал  Аввакум   случив ­ шийс я  очередной  поворот  в своей  судьбе. В  1666 г. он  был  с рядо м своих  сторонников   расстрижен ,  предан  церковному   проклятию   и отправлен  в  монастырское   заточение.  В  1682 г.  после  серии  напи ­ санных  им и разосланны х по России  посланий,  содержащи х ругань по  адресу  цар я  и  высшего  духовенства,  Аввакума  сожгли  в  срубе вместе  с  трем я  другими  старообрядцами.

Помимо   "Жити я  протопопа   Аввакума  им  самим  написанного", политические  и  правовые  взгляды  главного  идеолога  старообрядче­ ства выражаютс я в основном  в его письмах  к  своим  сторонникам  и челобитных  к  царю.

Реформ у церковных  обрядов  и движител я ее патриарх а Никона Аввакум  оценивал  ка к  ересь.  "Господу попустившу  за  наше  согре­ шение  — злы й  пастыр ь быв  во овчей  кож и волк  Никон  патриар х в лето  от  создани я  мира  7161,  — писал  он  в  одном  из  своих  посла­ ний.  — Сый  ерети к изъмен и святы й чин и разврати л святы я книги и благолепоту святы я церкви  опроверже  и нелепый  раздоры  и чины во  святу ю  церковь  внесе  от  различны х ересе й  и  зел о  огорчив цер ­ ковь  Божию, общую  матер ь нашу, и осквернил догматы  незаконны ­ ми, преложи в  истинну во  лж у и  почтоша беззакони е  в  закон" .

Така я  реакци я  Аввакума  на  изменение   русских  церковных  об­ рядов   по  образцам,   приняты м  в  греческой   церкви,   была  вполне объяснимой.

В течение  второй  половины  XV и  вплоть  до середины  XVII в.  в русской  официальной  политической  и церковной  идеологии  настой­ чиво   проводилась  мысль   о   том,  что   Византи я   пала   от   того,  что греки  отступили от  истинного  христианства. И  вот  тепер ь оказыва ­ лось,  что православные  христиане  в России  должн ы  были  принят ь обряды   этой   предавше й  православие  церкви ,  в  частности,  вместо двухперстного  крестного  знамения ,  испокон веков   бытовавшего  на Руси,  принят ь  трехперстное,   введенное   в  византийской  церкв и  в XII  в.

В  течение   XVI — первой  половины  XVII  в.  официальна я  поли­

тическа я  и  церковна я  идеология  в  России  учила,  что   "Москва  —

 

Трети й  Рим" ,  Россия   — единственный  оплот  православия.   И  вот теперь  оказывалось, что  русская православная церковь должна  была подчиниться  тенденциям, развившимс я в церкви  греческой,  церк ­ ви  павшего Второго   Рима.

Старообрядчество  являлос ь попыткой  сохранить  национальное достоинство  русской  церкви  и  Русского  государства.

Аввакум   поэтому  выказывае т  себя   в  своих   сочинениях  убеж ­ денным  сторонником концепции "Москва  — Трети й Рим" . "Понеж е убо  Ветхий  Рим   падесе   аполинариевою  ересию,  — пишет   он  в  од­ ном  из  своих  писем  царю,  — 2 Рим  — Царь  град,  еж е есть агарян - скими  внуцы  от  безбожных  турок  обладаеми,   твое  же ,  о  благочес­ тивый  царю, великое Русийское царство — Трети й Ри м — благоче­ стием  всех превзыде,  и вся  благочестивая  во твое  царствие  воеди­ но  собрашася и  прочая. И  ты  един  под  небесем християнский цар ь именуешися  во всей вселенной, владыка и блюститель непорочныя православныя  веры  во  всех  християнех..."

Нигде  нет  такой  непорочной православной веры, ка к  в  России, считал  Аввакум.  Нигде  нет  такого  православного  государства,  как Русское. Аввакум  был, в сущности,  идеологом русского националь­ ного  государства,  русской  национальной церкви.  В его  понимании Русское  государство  и  русская  церковь   должн ы  служит ь  России, русским национальным интересам,  а не  каким-то вселенским орга­ низациям. Россия,  наконец,  должна жит ь по собственным  законам. "Ох,  бедная   Русь,  чево  тебе  хотелось   латынских  ли  обычаев и поступков  немецких,   а свой  истинный  християнский закон  возне­ навидели  и  отвергли",  — в этих  словах Аввакума  во многом  содер­ житс я  разгадка  его  оппозиции церковным   реформа м  в  России  се­ редины  XVII  в.   Новогреческие  богослужебные  книги,   в  соответ­ ствии  с  которыми Никон хотел  исправлят ь книги русские, печата ­ лись  на  Западе. Это  знали  и  патриар х Никон, и цар ь  Алексей  Ми­

хайлович.

"Т ы ведь,  Михайлович, русак,  а не грек,  — обращался  Аввакум к царю  Алексею.  — Говори своим  природным языком; не  уничижа й ево  и  в  церкви, и  в дому, и  в  пословицах".

Аввакум  считал, что, затея в церковную реформу, царская власть предала Россию. Отсюда и его обличения этой власти, которые бла­ годаря  его  писательскому   талант у  были  особенно   остры.  "Али  ты чаеш и  потому   святы   нынешния  власти,  законоположники  новыя, что   брюхи   те  у  ных   толсты,  что   у  коров,  да  о  небесных  тайнах не  смыслят, понеже живу т по-скотски, ко всякому беззаконию пол­ зки" .

Аввакум   полагал  себя   поэтому  выше   царской  власти   и  таким образом  оправдывал  свое  неподчинение  ей.  "Видишь  ли,  самодер­ жавие ?  — писал   он  в  "Житии" .  — Ты  владееш ь  на  свободе   одною русскою землею, а мне  сын  Божи й покорил за темничное сидение и

 

небо   и  землю;   ты,  от  здешнего  своего   царства  в  вечный  свой   дом пошедше, только   возьмеш ь гроб  и  саван, аз  же , присуждение м ва ­ шим,  не  сподоблюся  савана   и  гроба.   Но   наги   кости   мои   псами и птицами  небесными  растерзан ы   будут  и  по   земл е  влачимы;  так добро   и  любезно  мне   на   земл е  лежат и  и  светом   одеянну  и  небом прикрыт у  быти".

Пр и  таком   отношении к  царской власти   Аввакум,  естественно, долже н  был  разделят ь  идеи   Никона  о  самостоятельности церкви, ее  полной независимости от государства, о превосходстве "священ ­ ства "  над   "царством" .   "В  коих   правила х  писано  царю   церковью владеть, и  догматы изменять , и  свята я кадить? Только ему  подоба­ ет  смотрить  и  оберегать от  волк, губящих   ея, а  не  учить, ка к  вера держат ь и как  перст ы  слагать.  Се  бо  не  царево  дело, но  православ ­ ных  архиерео в  и  истинных пастырей,  иж е  душ и  свои  полагают  за стадо  Христово, а  не  тех, глаголю,  пастыре й  слушать , иж е  и  та к  и сяк  готовы   на  одном   часу  перевернутца" .

Сходство воззрени й  Аввакума с  воззрениям и  Никона, которого он  считал  своим   злейши м  врагом,  было  и  в  другом.

Аввакум  постоянно обращал внимание в своих  сочинениях и на недопустимость жестокого насили я при  проведении реформы . "По - сем  Лазар я  священник а взяли , и язы к весь  вырезал и из  горла..., — описывал он  казн ь  одного   из  своих  сторонников в  "Житии" . — Он же  и  пак и  говорит без  языка . Таже , положа правую  рук у на  плаху, по  запясть е  отсекли,  и  рук а  отсеченная,  на  земл е  лежа , сложил а сама  перст ы  по  преданию  и  долго  лежал а  та к  пре д  народы;  испо­ ведала, бедная, и по смерти  знамение спасителево неизменно. Мне- су   и   самому    сие   чюдно:    бездушна я   одушевленны х   обличает! " В  другом   месте   "Жития "  Аввакум   замечает :  "И  прочих   наших   на Москве  жарил и  да  пекли:  Исайю  сожгли,  и  после   Авраами я  со­ жгли, и  иных  поборников  церковных многое множество погублено, их  же   число  Бог   изочтет.  Чюдо,   как   то  в  познание  не  хотят   при­ йти:     огнем,     да    кнутом,   да    виселицею   хотят   веру    утвердить!" (курсив мой.  — В.  Т.).

Однако  в  челобитной  цар ю  Федор у  Алексеевичу,  сменившему на  престоле  Алексея   Михайловича,  Авваку м  писал :  "А  что,  госу­ дарь-царь , ка к бы  ты  мне  дал  волю, я бы  их, что  Или я пророк, всех перепласта л во  един  час.  Не  осквернил бы  ру к своих, но  и освятил, чаю...  перво  бы  мне  Никона,  собаку, и рассекл и начетверо, а потом бы  никониян".

 

§ 4. Заключение

 

Русска я  политическа я  и  правова я  идеология  XVII  в.  —  слож ­ ное  по  содержани ю  и  многообразное в  форма х  своего   выражени я явление. Материал, изложенный в данной главе, представляе т толь-

 

ко некоторые,  наиболее  характерны е дл я нее идеи.  Эти идеи отра­ жал и   новые   тенденции   в  развити и   русской   государственности, появившиеся  в  указанны й  период.  Они  выражал и  такж е  распро­ страненные  в  русском  обществе  представлени я   об   исторической миссии  России,  о сущности  царской  власти,  ее соотношении с вла­ стью  церковной.

Главным достижением русского политического и правового со­ знания   в  XVII в.  стало  осмысление  событий  "Смуты " — страшной катастрофы , выпавше й  на  долю  русского общества и  государства в начале  данного  столетия.

Эта   катастроф а  была   понята  русскими  мыслителями  как   Бо ­ жь я кара,  ниспосланная на  Россию  за  грехи ее правителей,  — ка к наказани е  за  предательство   правящим и  кругами   русского  обще­ ства  русских  национальных интересов.  Вместе   с  тем  "Смута "  была осознана  в русском  обществе  и ка к столкновение России  с внешней враждебной  силой   — с  Западно й  Европой.

"Смута" стала  серьезным  испытанием дл я  русского  общества  и государства.  Проверку   реальной   жизнь ю  прошла   во  врем я  "Сму­ ты "  такж е  русска я  официальна я  политико-правовая  идеология и, в частности,  сформулированная царем Иваном  IV теория православ­ ного  христианского самодержавия .  И  что  же  оказалось?

События  "Смуты " показали,  что данная  теори я была не бредом сумасшедшего властителя, а творением мудрого русского политика, понимавшего  психологию  русского  общества.  Ни   Борис  Годунов   с его сыном  Федором,  ни Василий  Шуйский  не соответствовали  иде­ ал у русского царя, который вырази л в своих  сочинениях Иван Гроз­ ный.   Потому  и  не  удержал и  они  в  своих  рука х  скипетра  русского самодержца.  Михаил Романов  больше всех других представителей русской  знати  соответствовал  данному  идеалу.  Оттого  и  был  выб­ ра н на  роль  русского  царя.

Выход   русского  общества  из   "Смуты",  восстановление   искон­ но русской государственности были обусловлены во многом проч­ ностью  традиционной русской  политико-правовой идеологии.  Кру ­ шение   Русского  государства  в  начале   XVII  в.  не  сопровождалось крахом  русских  политических   идеалов,  т.  е.  представлений   о  том, каким  долже н  быть   русский  царь ,  какой характе р  должна   иметь царска я  власть,  как   должно  быть   устроено  Русское  государство. Именно  поэтому  данное  крушени е было вовремя  осознано  русским обществом.  Сохранив  свои политические идеалы,  русские люди вос­ создали  зате м  по  ним  свою  традиционную  государственность.

Семнадцатое   столетие,  таким  образом,  уж е  в  самом  своем  на­ чале  показало, какое   жизненно  важное значение дл я  русского  об­ щества  имеют  его традиционные политические идеалы.

Русский  церковный  раскол  середины  указанного  столетия  сде­

ла л  очевидным  то,  что  расхождени е  в  политических  идеала х  мо-

 

же т  в  условия х  России вылитьс я  в  острейший  социальный  конф ­

ликт.

Церковный   раскол  продемонстрировал  такж е слабость  русской официально й  политико-правовой  идеологии.   Новые   исторические обстоятельства,  в  которых   оказалас ь  Россия  во   второй   половине XVII  в.,  требовали нового  решени я  проблем сущности царско й вла ­ сти,  ее  функций ,  ее  соотношения  с  властью   церковной.  Реформ а государственного  управления ,  потребность в  которой  стал а  остро ощущатьс я   в   русском    обществе  указанного  периода,   неизбежн о должн а  была  стать  одновременно и  реформо й  официально й  поли ­ тико-правовой  идеологии.

 

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 |