Имя материала: История политических и правовых учений

Автор: О. Э. Лейст

Глава 11 политические и правовые  учения немецкого  и итальянского просвещения xvii-xvih вв.

 

§ 1. Введение

 

Естественно-правовая теория  была прямой наследницей гума­ нистических  идей  Возрождения,  его вер ы в могущество  и конечное торжество  человеческого  разума.  Она  переложил а эти  идеи на  язы к права, дала теоретико-правовое обоснование  общечеловеческим нравственным ценностям,  представлениям  о справедливости в от­ ношениях между людьми, между человеком и обществом, государ­ ством.  Именно  поэтому  естественно-правовая  теория,  ка к и  совре­ менное  ей  Просвещение,  оказалас ь  универсальной:  ее  идеи  могли восприниматься  и  воспринимались  в  различны х  социально-поли­ тических  условиях   и   соответственно  с  ними   получали  различно е толкование. Абстрактность предложенных теоретических конструк­ ций  позволяла  дават ь  им  различающиес я  оценки и  делат ь  из  этих оценок  порой  весьма  противоречивые   политические   выводы.

Существенные отличия социально-политических условий  в Гер­ мании и  Итали и  от  обстановки в  Нидерландах,  Англии  и  Франци и предопределили  не   менее   существенные  отличия  в  толковании и оценке учения о естественном праве, выводах из него немецких и итальянских   мыслителей.   Отсутствие  реальной   исторической   по­ чвы  дл я  революционной  трактовки  идей  естественного  права  (пос­ ледня я  даж е  во   Франци и  появится  позже)   обусловило  коллизи и межд у гуманистическими,  общечеловеческими  началами,  заложен ­ ными   в  этой  теории, и  классовым их  истолкованием.

 

§ 2. Естественно-правовые теории в Германии

 

Усиление феодальной эксплуатации, политической и идеологи­ ческой   реакции,   установление   княжеского   абсолютизма,   привед­ шего  к  возникновению  в  некоторых   земля х  Священной   Римской империи  германской  нации  полицейского  государства, существен ­ но  задержал и  не  только  социально-экономическое,  но  и  идейное развити е страны.  Идеология,  получившая  обоснование  в естествен-

Гл.  11.  Полит.-прав .  учени я  в  Германи и  и  Итали и  в  XVII—XVII I  вв.              22 9

 

но-правовых  учения х  Голландии  и  Англии,  приобретает  в  Герма­ нии   весьма   умеренное  и  во  многом  не   самостоятельное  истолко­ вание. Немецким просветителя м  были  присущ и  лиш ь  идеи  разры ­ ва  с  религиозным мировоззрением, противопоставления последне­ му  разумного  начала.  В  государственно-правовой  наук е  эта   тен­ денци я нашл а выражени е в учения х С.  Пуфендорфа , X. Томази я  и X.  Вольфа.

Самуил   Пуфендорф   (1632—1694)   —  известны й   немецкий  юрист и  историк,  труд ы  которого  были   переведен ы  на   многие  европей ­ ские   язык и   и  пр и   Петр е  I  —  в  России.  Среди   многочисленных работ  Пуфендорф а  особое   значени е  имеют   "Прав о  естественное и право   народов"  и  "О  должностя х  человека  и  гражданина" , посвя­ щенные  вопросам  государства и  права.

Пуфендор ф  был  одним  из  видных  представителе й  того  направ ­ лени я  в  естественно-правовой  теории,  которое  главное  внимание уделял о  отделению  науки   о  прав е  от  религиозной  схоластики,  до­ казыва я самостоятельное значение первой, что было  особенно трудно и  важн о  в  Германии того  времени.  Право  должно согласовываться с  законам и  разум а  независимо  от  религиозны х  догм  и  даж е  дей ­ ствующего  законодательства.

Учение  Пуфендорф а складывалось под  влияние м теорий Г. Гре ­ ци я  и  Т.  Гоббса.   Существенные  различи я  межд у  этими  теориям и Пуфендор ф  пыталс я примирить , использу я общий дл я них  рацио ­ нализм.  Попытка  создать   светскую  правовую  теорию,  светское  в своей  основе учение  о государстве, отстоять свободу  мысл и  в усло ­ вия х  Германии того  времени была  прогрессом,  умеренным,  но  все же прогрессом. Однако одновременно с этим  Пуфендор ф обосновы­ ва л  необходимость сохранения  крепостничества  и  княжеского  аб­ солютизма.

В  своем   учении о  прав е  и  государстве  Пуфендор ф  исходит   из представлени я  о  естественном состоянии,  которое трактуе т не  ка к исторический  факт ,  а  ка к  методологическое  предположение ,  по­ зволяюще е  объяснить  сущность и  происхождение  прав а и  государ­ ства.  Естественное  состояние  характеризуетс я  свободой  и  незави ­ симостью индивидов.  Человеческа я  природа  противоречива,  пола­ гал  Пуфендорф .  Она   не  порождае т  "войну   всех  против  всех "  (как считал   Гоббс),  но   достаточно  эгоистична.  Согласно  Пуфендорф у именно  последнее  (а   не   естественное  стремление  к   общежитию, ка к  счита л  Гроций) в  условиях, когда  не  обеспечены естественные права , порождае т  стремление  людей   объединиться  рад и  собствен­ ной  польз ы  и  безопасности. В  результат е  возникают политическое общежити е  и  государство.

В  основе  возникновения  государства лежа т  два  договора:  пер ­ вы й — межд у людьми об  объединении и  выборе форм ы  правления , второй   — межд у людьми и  избранным ими  правителе м  об  обязан -

ности  подданных подчиняться власт и  и обязанности правител я  за ­ ботиться  о  подданных  в  целя х  их  пользы  и  безопасности.  Второй договор   предполагает  сохранение   у  людей   некоторых  естествен­ ных   пра в  (свободы  вероисповедания,   свободы  убеждений),  но   не допускает сопротивления  власти.   Пуфендор ф  утверждал , что  луч ­ ше й  формой правлени я  являетс я  абсолютная монархия. Правда,  у нее  есть  некоторые  недостатки,  считал  он, и  желательн о  было  бы, чтобы   при   монархе  создавался  какой-то  представительный  орган типа   еще   сохранявшихс я   в  некоторых  германских  земля х  ланд ­ тагов.   Дальш е  этого   весьма   скромного  пожелани я  Пуфендор ф  не идет, будучи  убежден, что  практическ и  неограниченная власть  мо­ нарх а  обеспечивает  главное  — общественный  порядок  и  безопас­ ность  подданных. Естественная  свобода утрачена людьми с  образо­ ванием  государства, получившего право   наказыват ь  их  во  им я  об­ щего   блага.

Обосновывая с помощью идей  естественно-правовой теории сло­ жившийс я   во   многих  немецких  земля х  княжески й   абсолютизм, Пуфендор ф  оправдывает и упрочившеес я  в то врем я крепостниче­ ство.  Он  утверждал , что  крепостничество — результа т  доброволь­ ного  договора между  господами и теми, кто  не  имел  работы  и средств существования, и, следовательно, выгодного им.

Большое  внимание  уделя л  Пуфендор ф  вопросам  взаимоотно­ шений межд у государством и  церковью. В  соответствии с  условия ­ ми  второго  договора  государство  имеет   право   наказыват ь  за  бого­ хульство, атеизм , сношения с демонами и сектантство, если  после­ днее  учит  противиться властям. Но  государство не  должно наказы ­ ват ь тех, кто  отступает от  обрядности и  придерживаетс я  собствен­ ных взглядов в научных вопросах, как  бы они ни противоречили религиозному  вероучению.  Пуфендор ф  еще  не  провозглашал  сво­ боду  совести, что  в условиях религиозно расколотой Германии того времени не  выглядело насущным. Однако общая  рационалистичес­ ка я  направленность его  теории готовила почву  дл я  этого.

Последовател ь    Пуфендорф а     профессо р      Христиан     Томазий (1655—1728)  — ректо р  университет а  в  Галле,  авто р  почти   пятиде ­ сят и научных работ.  Он  продолжа л намеченную Пуфендорфо м ли ­ нию   на   освобождение  государственно-правовой  науки   от   господ­ ства  теологии (хотя  сам  Томазий был  религиозен). Томазий,  навер ­ ное,  первым среди  немецких  мыслителей провозгласил,  что  фило ­ софии  пора   перестат ь   быть   служанко й   богословия.  Сопоставляя немецкую  и  французску ю  философии ,  он   признава л  последнюю более  разработанной. Предметом философи и долже н  стать  человек с  его  моральным миром.

В трактовк е естественного состояния и естественного прав а То ­ мази й  расходился  со  своим   предшественником.  Человек  — суще ­ ство  общежительное,  утвержда л Томазий, и  природа его  состоит в

Гл.  11. Полит.-прав, учения  в Германии  и Италии  в XVII—XVIII вв.            23 1

 

том,  чтобы,  стремяс ь  к  личному  благу,  жит ь  в  мирном  общении  с другими.  Но   человек у  свойственны  и  извращенны е  форм ы  этого стремлени я  —  корыстолюбие,  честолюбие.  Томазий  отмечал,  что основа   естественного   права  — мораль,   которая   предписывает   де­ лат ь  то,  что  соответствует  разумно й  природе  людей.   Но   требова­ ния  морали  не  подкреплены  принуждением. А поскольку  люди  де ­ лятс я  на  мудрых  и  глупых  и  дл я  первы х нуже н  совет,  а  дл я  вто­ ры х  принуждение ,  то   рассчитыват ь  на   добровольное  следование требованиям   морали  нельзя . Поэтому  необходима  принудительна я власть.   Она  избавляе т людей  от  страх а  пере д вредом,  который мо­ гут причинить  глупые,  и осуществляетс я государством,  созданным людьми,  а не  Богом.

Государство у Томази я  — "естественное общество,  которое зак ­ лючает  в  себе  верховную  власть  ради  довольства  всех  и  граждан ­ ского  благополучия". Ка к  и  Пуфендорф , Томази й  считает, что  об­ разовани е государства  было  оформлено   двум я  общественными до­ говорами:  об объединении  в государство и о назначении правителя . Власт ь  правител я  имеет   цел ь  сохранить  общественный  мир.   Она не  распространяетс я  на  те действия  подданных,  которые  не  пося­ гают  на  общественный мир, а такж е на  деятельност ь человеческого ума.

Вопросы  соотношения  совета  и  принуждения,  границ  воздей ­ стви я  государственной  власт и  Томази й  рассматривае т  в  тре х  пла ­ нах — моральном,   политическом и  правовом.

В  сфер е  морал и  действует  только   совет:   дела й  дл я  себя  то, что ты  желаешь ,  чтобы  другие  делал и  дл я  себя.  В  политике   совет  и приказание :  дела й  другим  то,  что  ты  желаешь ,  чтобы  они  делал и дл я  тебя.  В  прав е  действует  только  приказ :  не  дела й  другим  то, чего ты  сам  себе  не  желаешь .

Принципиально е  различи е  межд у  правом  и  моралью,  полагал Томазий,  состоит в том, что  единственным источником морали яв ­ ляетс я  внутреннее  убеждение  человека,   независимое  от  приказо в власти.  Прав о  в  государстве  имеет  императивный  и  запретитель ­ ный  характер ,  оно  определяе т только  внешние  обязанности (почти чере з  сто  ле т  это  обоснует Кант),  и  только   в  правовой сфер е  дей ­ ствует   прика з   государства.   В   моральной,   духовной  сфер е   един ­ ственное   средство  воздействия   — совет.  Отсюда  — свобода  совес­ ти,  независимость  человека  в его духовной,  нравственной жизни .

Обратив  таки м   образом  внимание  на   существенное  различи е межд у  моралью  и  правом,   Томазий   считал  необходимым   ограни­ чит ь  сфер у  действи я   права.    Государство  не   должн о  посягать  на духовную свободу личности,  свободу убеждений. Иноверцы  и ина­ комыслящи е  не  должн ы  подвергаться  уголовному  преследованию, еретиков надо  просто   высылат ь из  государства. Нетрудно  заметит ь в  этом  осуждение им  практик и  полицейского  государства, широко

 

вмешивавшегося  в  личную   жизн ь  подданных  и  практиковавшего процессы о колдовстве и применение пыток, при  которых, утверж ­ дал Томазий, "обвиняемый, еще не будучи признанным виновным, подвергается  более   суровому и  жестокому наказанию,  нежел и  ка ­ кое  могло  бы  пасть  на  него  после  осуждения".

Считая монархию лучше й  формой  государства, Томазий утвер ­ ждал, что  предпосылкой власти  монарха являетс я  согласие народа повиноваться  ему  и   что   народ   даж е   может   протестовать  против несправедливостей. Но  этот  протест возможен только  в том  случае, если  монарх выходит  за рамки, очерченные общественными дого­ ворами.  Кроме  того,  протест  может   быть  только   пассивным:  под­ данные  не  обязаны  в  этом   случае  повиноваться  монарху,  но  "они не  должн ы и  сопротивляться  ему,  а  терпеливо переносить сделан­ ную  им  несправедливость". Томазий  полагал,  что  дл я  устранени я несправедливости  и  раздоров  между   людьми  следовало  бы   стре ­ миться  к  такому   идеальному  строю,  где  будет  существовать  общ­ ность  имуществ. Однако, по его мнению, это станет  возможным в далеком будущем, когда  длительный процесс духовного совершен­ ствования людей   создаст   предпосылки  дл я  подобной  организации общества.

Таким образом, в немецкой политико-правовой мысли  нараста ­ ло  критическое отношение к  существовавшим порядкам,  полицей­ скому   государству.  Но   оно   было   весьма   умеренным  и  не  выходя ­ щим  за  рамки либеральных пожелани й  не  допустить посягательств на свободу вероисповедания, свободу убеждений. Либеральные по­ желани я и иллюзорные мечтания об отдаленном общественном иде­ але, к  тому  же , оказались всего  лиш ь  эпизодом в истории. На  сме­ ну им шли  консервативное истолкование естественно-правовых идей, попытка использовать их дл я  апологии полицейского  государства в период его  расцвета.

Така я   попытка  была   предпринята Христианом   Вольфом   (1679—

1754), профессором естественного и международного права  уни­ верситета  в  Галле.   Как   и  его  предшественники,  он   не   был   чуж д передовым идейным веяниям,  представления м  о  свободе   личности как   о   норме   естественного  права.   Однако  практически е   выводы Вольфа из этих  теоретических представлений вполне соответство­ вали  оправданию полицейского  государства, которое пытались вы ­ дат ь  за  государство просвещенного  абсолютизма.

Природа человека, по  Вольфу, характеризуетс я  стремлением к совершенствованию. Разу м  указывае т  путь  к  этому  — делай  добро и  избегай  зла.  Таков   нравственный закон природы, соответствую­ щий  стремлению людей  к совершенствованию и души, и тела, и общества.  Челове к  обязан  следовать этому   нравственному  закону, в  этом  его  право. Право,  таким   образом,  выводится из  нравствен ­ ной   обязанности.  Оно  требует  быть  нравственным.  "Нет  права,  —

Гл.  11. Полит.-прав. учения  в Германии  и Италии  в XVII—XVIII вв.            23 3

 

писал  Вольф,  — без нравственности обязательства,  которое  ему предшествует,  в котором  оно коренитс я и из которого  оно происте­ кает.  Есть  врожденны е  человеческие права,  потому  что  есть  врож ­ денные  человеческие   обязанности".  Все  дальнейши е  рассуждени я Вольфа  исходят  из  этой  посылки  — право  проистекает  из  обязан­ ности, нравственной, но  обязанности человека.

От природы  все люди равны,  поэтому  они  имеют равны е права. Поэтому  же  ни   один   человек  не   имеет   власт и  над  другим   —  все люди свободны.  Нравственна я обязанность  совершенствоваться по­ рождае т право  на  образование   и  научные  исследования,  право  на жизн ь  и  даж е  право   на  труд  — без  труд а  нет  совершенствования, и никто  не долже н  предаватьс я праздности.

В  естественном состоянии,  когда   люди   жил и  семьями,  они   не имели  достаточно  средств  дл я  совершенствования.  Вот  почему  се­ мьи  решил и  объединиться   в  государство,  цел ь  которого  — "общее благосостояние и общая  безопасность", обеспечивающие совершен­ ствование людей. Объединившись в государства, люди образовали народ,   который  переда л   свою   верховную   власт ь   правительству. Среди  фор м  государства  — демократии,  аристократии,  монархии и  смешанной  форм ы  — Воль ф  считал  лучше й  монархию,   ибо,  по его  мнению,  монарх всегда  представляе т  весь  народ.

С  образованием   государства,  отмечал  Вольф ,  народ  ограничил свою  свободу   дл я  совершенствования составляющи х его  людей.  Во имя  этого  же ограничено  и природное  равенство  людей.  Точно  та к же  кажды й  человек  может  ограничить  свою  свободу  и  отдать  себя в  рабство.  Отсюда   возникае т  власть- одних  ли ц  (господ) над  други­ ми (крепостными).

Закон ы  государства,  по   Вольфу,  —  практическа я  реализаци я естественного закона.  Они   дают  свободу,  необходимую  дл я  испол­ нения  нравственных  обязанностей.  Право  — свобода  действий  дл я исполнения обязанностей. Рамк и такой  свободы определяются  вла ­ стью  государства,   властью  просвещенного  монарха,   заботящегося об   общем   благе.   Эта   забота   обязывае т  его  регламентироват ь  все сфер ы  человеческой  деятельност и  —  хозяйственну ю  и  духовную, политическую и научную. Монарх, считал Вольф, может и должен заставлят ь  работать  и  предоставлят ь  работу,  устанавливат ь  раз ­ мер  заработной   плат ы  и  цены  на  товары,  заботиться  о  школьном образовании  и  развити и  искусства,  обязыват ь  ходить   в  церковь и запрещат ь  собрания в  частных  домах, не  допускат ь  распростране ­ ния  учений,  вредных  дл я  государственного  блага,  религии  и  нрав ­ ственности, и т. д.

Дл я  этого   монарх,  по   мнению  Вольфа,  долже н   быть   наделен неограниченной властью в законодательстве, судебной области, на­ значении чиновников,  вопросах войны и мира.  Чтобы  максимально использовать   свою  власт ь  дл я  общего  блага,  монарх  долже н  быть

 

добродетельным, знать науку управления государством, любить  свой народ  и  окружат ь  себя  умными советниками,  не  творить  произвол. Повиновение  ему  должно   быть  безусловным,  поскольку  сопротив­ ление   может   возвратит ь  людей   в  естественное состояние,  полагал Вольф.

Таковы  основные  представител и  немецкой  политико-правовой идеологии XVII—XVIII вв. Экономическая  отсталость большинства немецких  земель,  неразвитость политических отношений,  реакци ­ онный режи м  полицейского  государства привел и  к  тому,  что  они  в лучшем    случае    создавали   абстрактные   теоретические   конструк­ ции,  не  имевшие  в  то  врем я  шансов  на  реализаци ю  или,  как   это было   у  Вольфа,  поддерживавши е  иде и  просвещенного  абсолютиз­ ма.  Не   случайно  прусский  король   Фридри х  II  писал   Вольфу,  что задача   королей  — осуществлят ь  идеи  философов.

Если   в  Англии,  а  позж е  и  во   Франци и  естественно-правовая доктрина стала идейным оружием  в борьбе  против  феодального абсолютизма,  теоретической  основой  лозунгов  буржуазны х  рево­ люций,  то  в  Германии она  превратилас ь  в  средство   рационалисти­ ческого  обоснования   существовавшего  режим а  и   положительного права   со  скромными,  но  важным и  дл я  Германии  пожеланиям и  их совершенствования  во  имя   "общего   блага".

 

§ 3. Правовая теория Ч. Беккариа

 

Политическая  история  Итали и  эпохи   феодализм а  представля ­ ет собой  весьма  сложную  картину. Многие века  сохранялась поли­ тическа я  раздробленность  страны.  Усобицы  правителе й  итальян ­ ских  княжест в и  городов-республик обессилили и обескровили стра­ ну,  сделали   ее  сравнительно легкой   добычей   Испании,  король   ко­ торой   фактическ и  стал  управлят ь  значительной  частью   Итали и  и Австрии.   Политические  неурядиц ы  существенно  затруднял и  соци­ альное  развитие страны. Итальянская буржуазия, преимущественно ростовщическая и  торговая, экономически  связанна я с феодалами, была   настроена  весьма   умеренно.  Дальше   пожелани й  политичес­ кой   централизаци и  и  осуждения  произвола  и  беззакония,  харак ­ терных  дл я  феодализма , она  не  шла.  Это  и  обусловило в  конечном счете   трактовку  учения   о  естественном  прав е  итальянскими  про­ светителями  XVIII   в.,  наиболее  видным  представителем  которых был   Чезаре   Беккариа  (1738—1794).

Беккари а  родился  в  Милане,  находившемся под  властью   Авст­ рии.   Он   окончил  иезуитску ю  школу   (как   и   Вольтер,  Гельвеций, Дидро).  Его   основная  работа   —  "О  преступления х  и  наказаниях " была  опубликована  в  1764  г.  сначала   тайно   и  вызвал а  как  ожесто­ ченные  нападки  церковников,  так  и  широкое  признание  просве-

Гл.  11. Полит.-прав. учения  в Германии  и Италии  в XVII—XVIII вв.           23 5

 

щенны х  люде й  того   времени,  в  том   числе   императриц ы  Марии - Терезии . Она  претендовал а на  "просвещенный абсолютизм " и ста ­ л а   покровительствоват ь  Беккариа ,   предостави в   ем у  кафедр у  в Милане,  а  зате м  ря д  государственных  должностей.

В  теории  Беккари а  заметн ы  след ы  идей   Гроция  и  Гоббса.   Но наибольшее   влияни е  на  него  оказал о  французско е  Просвещение. Он  с большим уважение м  отзывалс я  о Вольтере, Монтескье,  Гель ­ веции,   Дидро,  Даламбере,   Кондильяке,  Руссо,  точно  та к  же ,  ка к многие из  них  высоко оценили его  книгу  "О преступления х и  нака ­ заниях" . Это  сочинение, принесше е ему широкую известность, про ­ никнуто  в дух е просветительства  верой  в человеческий  разум ,  сво­ бодолюбием, идеям и  гуманизма и  законности.

Трактовк а естественного  состояния  и причин,   побудивших  лю ­ дей  перейт и от него  к политическому общежитию, у Беккари а мало что  отличаетс я от трактовок Гоббса.  В естественном состоянии люди жил и  в  одиночку.  Постоянные  столкновения  межд у  ними  делал и их естественную свободу  необеспеченной и потому  бесполезной. Дл я общего   блага  люди  объединились   и   пожертвовал и  частью   своей свободы во  им я  безопасности и  обеспечения оставшейс я  у них  час ­ ти  свободы (здесь  Беккари а  ближ е  к  Гроцию). Из  пожертвованно й людьми части свободы и образовалась по общественному договору верховна я   власт ь   государства.   Хранителе м   е е   ста л   сувере н   ка к представител ь  всего  общества.  Он  долже н  был  обеспечить  людя м общее   благо  — безопасность  и  справедливость.

Беккари а  различае т  справедливость  божественную,  естествен ­ ную  и  человеческую.  Первы е  две  — основаны   на  божественных  и естественных  законах.  Человеческа я справедливость  базируетс я на общественном  договоре,  устанавливающе м   предел ы   власт и   госу­ дарства.   Она   изменчива.  Ее  критерие м  должн о  быть  общее   благо. Основанные   на  ней  закон ы  государства  должн ы  иметь  в вид у воз ­ можно  большее  счастье  дл я возможно  большего  числа  лиц.  Но  не ­ вежественны е представлени я о справедливости, полагал  Беккариа , привел и  к  тому,  что  закон ы  государства  являютс я  оружие м  в  ру ­ ка х незначительного меньшинства.  Они  несправедливы , закрепля ­ ют сословные  привилегии,  неравенство  пере д уголовным  законом, право  сильного  и  связанны е  с ним  произвол  и  насилие.  Беккари а резк о  критикова л  современную  ему  юриспруденцию,  пр и  которой законами  считаются  изречени я римских  и средневековых  юристов, а уголовное  право   опираетс я  на  вековые  предрассудки.  Существу ­ ющие  законы,  писал  он,  "служа т только  дл я прикрыти я насилия" , помогают   приносить   народ   "в  жертв у  ненасытному   идолу  деспо­ тизма" .

Причину   этого   Беккари а  видел  в  утверждени и  частной   соб­ ственности, дающе й  одним власт ь  и благополучие,  а  другим  нище ­ ту  и  бесправие.  Прав о  собственности  —  "ужасно е  и,  може т  быть,

 

не  необходимое  право".  Однако  дальше  констатации  этого  Бекка - риа  не  идет.  Он  не  помышляет об  уничтожении частной собствен­ ности,  довольствуясь  пожеланием  постепенного  уравнени я матери ­ ального положения  людей.   Не  выступает  он  и  за  радикально е  пе ­ реустройство  общества.  Все его надежд ы связан ы с просвещенным монархом,  заботящимся о своих подданных,  об устранении  нищеты и неравенства, покровительствующим наукам и искусству, образо­ ванности   и  нравственности  народа.  Такой  монарх,   считал  Бекка - риа,  издаст   справедливы е  и  мудрые   законы,  пере д  которыми  все будут равны,  которые  будут строго соблюдаться и обеспечат права человека.

Развива я  идею   законности,  Беккари а  утверждал ,  что  свобода гражданина   — в  его  прав е  делат ь  все,  что  не  противоречит   зако ­ нам, что  сами  власти   должн ы  строго   соблюдать законы.  Бе з  этого не может существовать "законное общество". Вот почему посяга­ тельство  на   безопасность   и  свободу   граждан   являетс я  одним   из тяжки х  преступлений. Только  законы  могут  устанавливат ь  нака ­ зания , и право  их издани я принадлежи т только  суверену ка к пред­ ставителю  всего   общества.  Сам   суверен   может   издават ь  лиш ь  об­ щие   законы,   но  не  может   судить  за  их  нарушения.  Это  задач а суда,  выясняющего  факты . Наказани е же ,  определяемое  судом,  не може т  выходить  за   пределы,  установленные  законом,   иначе   оно несправедливо   и  не  соответствует  условиям   общественного   дого­ вора.

Исходя  из изложенных  теоретических  посылок  Беккари а в своей книге  "О преступлениях   и  наказаниях " обосновывает   идеи,  поло­ женны е  в  основу  "классической   теории"  уголовного  права.  Он  ут­ верждал ,  что  причина   преступности   лежи т  в  социальных   услови­ ях  —  нищете  людей   и  столкновении  их  интересов,  порождаемы х человеческими страстями. Нужно отличать преступлени я  действи­ тельные  от преступлений  мнимых  и произвольных. И  целью  нака­ зани я  должно   являтьс я  предупреждени е  новых   преступлений   и исправление преступников. Для этого наказание должно быть пуб­ личным, наименьшим из возможных в каждом конкретном случае, соразмерным  преступлению и установленным в законе. Вот  почему Беккари а протестовал  против  применения широко  распространен­ ных в эпоху феодализм а пыток,  мучительных  наказани й и  призы ­ вал к  ограничению применения  смертной  казни.  Он  отстаивал  ра ­ венство всех перед законом  и возможность  наказания человека  толь­ ко за те деяния, которые определены законом как  преступные. Легко заметить,  что  эти  идеи  Беккари а  нашли  отражени е  в  таких  исто­ рически   важны х  конституционных  документах,   ка к  французски е Деклараци и  пра в  человека и  гражданина конца  XVIII  в., а  такж е  в уголовном  и  уголовно-процессуальном  законодательстве   Франци и начала  XIX в.

Гл.  11. Полит.-прав. учения  в Германии  и  Италии  в XVII—XVIII вв.        237

 

Аргументация  Беккари а  в  польз у отмены  смертной  казн и  зас ­ луживае т особого  внимания   ка к  практическ и  первое  в  истории  те ­ оретически  убедительное  выступление  такого  рода.  Правда,  Бекка ­ ри а допускал  применение   смертной  казни ,  но  только  в чрезвычай ­ ных   обстоятельствах,  когда   необходимо  сохранение  существующе ­ го  правлени я  ил и  когда  наци я  борется   за  свободу.   Во  все х осталь ­ ны х   случаях ,  по   его   мнению,   смертна я   казн ь   несправедлив а   и неоправданна.

Теоретически,   по  естественному праву,  недопустимо,  чтобы че ­ ловек  жела л  лишит ь  себя  жизн и  и,  следовательно, он  не  мог  пре ­ доставить  это   право   другим.   Смертна я   казн ь  —  "война   нации  с гражданином" , т. е. возвра т в естественное состояние. Практическ и же  многовековой  опыт   показывает ,  что  угроза,  смертной  казн и  не останавливае т преступника,  и  более  эффективн о  пожизненное ли ­ шение  свободы. А то  обстоятельство,  что  она  векам и  существовал а почти  у всех  народов,  не  оправдывает  точки  зрения ,  так  ка к  спо­ собствует  распространению   в  народе   ожесточенности   и  безнрав ­ ственности.  Неоправданна  она,  доказыва л Беккари а несколько  поз ­ же ,  и  с  точки  зрени я  юридической  — применение   может  быть  ре ­ зультато м  ошибки  судей,  котора я  становится  уж е  непоправимой.

Иде и  Беккари а  были   воспринят ы  классическим  направление м в  уголовно-правовой науке  и  уголовным законодательством,  закре ­ пившим  таки е  прогрессивные  принципы,  как   равенство  пере д  за ­ коном,  "нет  преступлени я  и  нет  наказани я  без  указани я  о  том  в законе" ,   соответствие   тяжест и  наказани я  тяжест и  совершенного преступления.

Беккари а приглашал а в Россию  Екатерин а II,  но  он  отказался . Тем  не  менее   в  ее  известном  "Наказе "  Комиссии  по  составлению нового  Уложени я  (начавшей,  кстати,  работать  чере з тр и года после выхода  книги  Беккариа )  примерно  половина  статей  по  уголовному прав у заимствована   у него,  а  вся  глава  X "Об  образовании  крими ­ нального  суда "  — перево д  из  Беккариа .

 

§ 4. Заключение

 

Особенностью   политико-правовой  идеологии  Германии  и  Ита ­ лии XVII—XVIII вв. было сочетание умеренно прогрессивных в идеологической сфер е  и  консервативны х в  политической сфер е  те ­ орий.

Просветительски е  идеи  вылилис ь  преимущественн о  в  абстрак ­ тны е теоретически е построения  и  практическ и приспосабливались к  существующем у  политическому  устройству. Конечно,  освобожде­ ние   государственно-правовой  теори и   от   теологической  оболочки, восприятие  идеи  о государстве ка к общем  благе,  обоснование  ссыл­ ками  на  естественное  право  идей  свободы  личности,  вероисповеда-

ния,  убеждений  и  (особенно  у Беккариа )  гуманизма  было  выраже ­

нием  назревши х потребностей  общественного  развития .

И  все  же  выш е допустимости  пассивного  сопротивления   суще ­ ствовавшей  государственной   власти  и  весьма  умеренной   критик и режим а  полицейского  государства немецка я  политическа я  мысль  в то  врем я  не  поднялась. Боле е  того, с  укрепление м  княжеского  аб­ солютизма  в  немецких  земля х  в  политической  мысли   появилас ь его  апология.

Аналогично  этому  даж е  у наиболее  передового  из  рассмотрен­ ных  мыслителей   —  Беккариа ,   чьи  заслуги  в  развити и  уголовно- правовой  теории того времени были громадны,  гуманистические надежд ы на  совершенствование общих  условий  жизн и и законода­ тельства  связывалис ь опять-таки   с  просвещенным  монархом.

 

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 |