Имя материала: История политических и правовых учений

Автор: О. Э. Лейст

Глава 12 политические и правовые учения в россии в первой половине xviii  в.

 

§ 1. Введение

 

Перва я  половина  XVIII   в.  ознаменовалась  в  русской   истории реформам и Петр а I и первой  серьезной  попыткой  ограничить  само­ державие ,  предпринятой в  1730 г. Петровские  реформ ы затронул и все  сфер ы  жизн и  русского общества:  политическую,  социальную, экономическую, правовую. Они не просто упрочили российское са­ модержавие , они  придал и ему  немало новых  черт.  Изменилис ь вза ­ имоотношения  межд у  государством  и  церковью.   Церковна я  орга­ низаци я  стала  частью  государственного  аппарата .  Изменилис ь  от­ ношения  межд у  государством  и  обществом.

Все эти  перемены  нашл и свое отражени е в русской  политичес­ кой  и  правовой идеологии. Новым содержание м  наполнилась  офи ­ циальна я  доктрина  самодержавно й власти.  В России  появилс я  но­ вый тип  политического  мыслителя ,  воплотившийся   в фигур е  Фео ­ фан а  Прокоповича,  — это  тип  идеолога  государственной  власти.

Своими  реформам и  Пет р  I  во  многом  продолжа л  преобразова­ ния,  начаты е  его  отцом   — царем   Алексеем   Михайловичем.  Подоб­ ным  же  образом и  многие новые   черт ы  в  политической и  правовой идеологии  России  первой половины  XVIII в. являлис ь не чем иным, ка к  дальнейши м  развитие м  тенденций,    зародившихс я  в  XVII  в. Так,  усиление  в  эпоху  правлени я  Петр а  I  влияни я  на  политичес­ кую  и  правовую  мысль   России  иде й  западноевропейски х  филосо ­ фо в было  в значительной степени подготовлено процессами,  проис­ ходившими  в  духовной  жизн и  русского  образованного   общества  в царствование   Алексе я  Михайловича.   В.  Н.  Татищев ,  во  взгляда х которого   влияни е  западноевропейских   политических   и  правовых идей  на  русскую   политическую  и  правовую  идеологию  проявилось в  наиболее ярко й  степени, имел  ка к  тип  политического мыслител я предшественников  себе  в  лице  ряд а  государственных  деятеле й  се ­ редин ы  и  второй   половины XVII  в.

Перва я  половина XVIII  в.  являетс я  поэтому в  истории полити­ ческой  и  правовой  мысли  России  во  многих  отношениях   переход­ ной  эпохой  — ив  официально й  доктрин е  самодержавно й  власти, и в  политических  учения х отдельных  русских  мыслителей  указанно -

 

го времени  мы  видим  сочетание  новых  идей  с  постулатами  тради ­ ционными,  характерным и  дл я  русской   политической  и  правовой идеологии  предшествующи х  эпох.   Пр и  этом  необходимо  отметить, что  новое  и старое  здесь  вполне сочетались межд у собой  и  взаимно друг  друга   дополняли.

 

§ 2. Развитие официальной доктрины самодержавной  власти

 

Официальна я доктрина самодержавной власти  сформировалась в России в XVI—XVII вв. В течение первой половины XVIII в. происходило  дальнейше е  развити е  этой   доктрины.  В  ее  содержа ­ нии  появились нововведения, соответствовавшие переменам в со­ циально-экономической,   политической  и  культурной  жизн и  рус­ ского  общества,   которые  произошли   в  процессе   рефор м  Петр а  I. Вместе с тем в новых общественных условиях основные постулаты доктрины  самодержавной  власти,  сложившиес я в прошлы е эпохи, сохраняли   свое  значение.   Некоторые   из  них  получали  законода­ тельное оформление, отливались в более четкие доктринальные положения.

Так,  в толковании к арт.  20 "Артикула воинского"   1715 г. дава­ лась   следующа я   характеристик а   самодержавной    власти:   "...Его Величество  есть самовластный  монарх,  который  никому  на  свете о своих делах ответу дать не должен. Но силу и власть имеет свои государства и земли, яко христианский государь, по своей воле и благомнению управлять" 1 .  В  приведенных словах  были  обозначены те  свойства самодержавной власти,  которые  выделя л  в  своей   тео­ рии  "православного христианского самодержавия " Ива н Грозный 2 . Взгляд на цар я как на православно-христианский по своему назна­ чению   институт  проводил   и  "Духовный  регламент"   1721  г.  Цар ь Пет р I  представлялс я  здесь  "як о христианский государь,  правове­ ри я нее  и всякого в церкв и Святе й блюститель".

Ка к и прежд е самодержавна я  власть  мыслилась в качестве вла­ сти, данной от Бога.  Эта  иде я  закреплялас ь в царском титуле  Пет ­ ра I, который  начинался  со слов: "Божие ю милостию,  Мы,  пресвет- лейший  и державнейши й Великий  Государь, Цар ь и Великий  Княз ь Пет р Алексеевич  всея  Великие  и Малые  и Белы е России  самодер­ жец...".  На божественное происхождение самодержавной власти указыва л такж е  его  императорский титул:   "Божие ю  поспешеству­ ющею милостию  Мы Пет р Первый,  Император  и Самодержец  Все­ российский...".

 

1  Данная характеристика  самодержавной  власти была повторена  в "Ус­

таве морском" 1720 г.

2   См.  § 5 главы  7 настоящего учебника.

Глава  12. Полит, и прав, учения  в России в 1-й  половине XVIII в.              241

 

В  теории  "православного  христианского  самодержавия" ,  сфор ­ мулированной Иваном Грозным, на  самодержца,  возлагались функ ­ ции  защит ы  русского общества от врагов, искоренения  "зла" , нака ­ зани я  "злодеев" .  Подобные функци и  возлагал  на  себя  ка к  на  само­ держц а  и  Пет р  I.  Он  говорил   в  одной   из  своих  речей :  "Первы е  и главные   обязанности   монарха,   призванного   Богом   к  управлени ю целыми  государствами  и  народами,  состоят   в  защит е  от  внешни х врагов  и  в  сохранении   внутреннего   мира  межд у  подданными   по­ средством  скорого  и  праведного  воздани я  каждом у  по  справедли ­ вости.   Долг  монарха   самому  вести  войска  свои  в  бой  и  наказыват ь зло  в  лиц е людей,  наиболее  высоко  стоящих  по  рождению  ил и  по богатству,  совершенно  та к  же , ка к  и  в  лиц е  последнего  мужика" .

Подобно   Иван у  Грозному   Пет р  I  считал,   что  царски й  титу л

делае т  его  ответственным  буквально за  все  происходяще е  в  России и  наделяе т  правомочием вмешиватьс я  во  все  сфер ы  общественной жизни .  Законодательство   петровской   эпохи   носило   поэтому   все­ объемлющий характер , оно  отражал о  стремление  самодержц а  уре ­ гулировать и все стороны  бытовой  жизн и населени я России.  Пет р I устанавлива л   своими  указам и   правил а   ношения  одежды ,  строи­ тельств а и ремонта домов, способы ткани я полотна, обработки шер ­ сти,  сбора  урожая ,  строительства  кораблей  и  т. д.

Теори я   "православного  христианского  самодержавия "  отожде ­ ствлял а самодержавну ю власть  с властью  отца  в семье.  Подданные цар я  представлялис ь  при   этом   его  детьми.   Данный  взгля д  прово­ дилс я  и  в  официально й  политической  идеологии  XVIII  в., он  ясно выражен ,  в  частности,   в  законодательных   акта х  эпохи  правлени я Петр а I.

Многие  нововведения,  появившиес я  в  содержани и  официаль ­ ной   доктрин ы   самодержавно й   власт и   в   рассматриваемо е   время , были  не  чем  иным,   ка к  результато м  развити я  идей,  которые  по­ явилис ь в ней  ещ е в предшествующи е эпохи.

Так , в  1721  г.  Сенат  преподнес в  да р цар ю Петр у I  титу л  "Отца отечествия, Императора Всероссийского, Петр а Великого". В "Пред ­ ставлении Правительствующего Сената", оформлявшего данный акт, русского  самодержц а  просили  принят ь  сей  титу л  во  благодарение от  верны х  подданных,   "ка к  обыкновенно   от  Римского   Сената   за знатны е   дел а   императоров  их  таки е  титул ы   публично  им   в  да р приношены и  на  статуа х дл я  памят и  в  вечные   роды  подписываны". Приняти е  Петро м  I  титула,  которы й  со  времен   Октавиан а  Августа возлагалс я  на  главу  древнеримского   государства,  закреплял о  тен ­ денцию  династической  и  культурно й  переориентаци и  русского са­ модержави я  с  Византи и  на  Древний   Рим,   наметившуюс я  еще  в середине  XVI  в.1

 

1   См. об этой тенденции  § 2 главы 7 настоящего  учебника.

Как  известно,  в средневековой  Европе  титул "император " при ­ обрел в XVI в. новое  значение,  отличное  от того,  которое  он имел  в Древнем  Риме.  Данный  титул  стал  служит ь  признаком   независи­ мости  его  носителя от какой-либо другой  власти, светской или  цер ­ ковной. Так, английский король  Генрих  VIII  наименовал себя  "им ­ ператором "  дл я  того,   чтобы  подчеркнуть   свою  независимость   от власти  римского  папы.  В  этом  своем  значении  титул  "император " выража л главную  идею явления ,  называемого  "абсолютной  монар­ хией".   "Абсолютный"   монарх   в   представлени и   западноевропей­ ских  идеологов  позднего  Средневековья  — это  не  государь,  облада­ ющий  неограниченной властью,  ка к полагают современные  истори­ ки,  но  такой  монарх,  который  не  подчиняется  никакой  вышестоя­ ще й  власти.

В  России  же  идею  независимости   монарха  от  какой-либо  дру ­ гой  власти  выражал и  титул ы  "цар "  и  "самодержц" ,  которые  соот­ ветственно  считались  синонимичными  западноевропейскому титу­ лу "император" . Не  случайно  русские  цар и  нередко  именовались  в международны х  документах     XVI  и   XVII   вв.   "императорами" . В собрании Государственного Русского музе я  хранится портрет  Пет­ ра  I, датируемы й  1697  г., в  надписи к которому его  именуют  "импе ­ ратором  Московии"1 .  В  1708  г.  в  одной   из  речей,  прославлявше й Петра   I  от  имени  духовенства,  он  такж е  именовался  "Императо ­ ром",  а   вместе   с  тем   —  и   "Отцом   отечества".   "Все я   великия ,  и малыя , и  белыя  России  императором и  автократором "  Пет р  I  был назван  в  хвалебном  произведении   в  его  честь,  выпущенном   после победы  русских  войск   под  Полтавой   в  1709  г.  В  "Книге   Марсо­ вой...",  изданной  в 1713 г. повелением,  как было указан о в ее загла­ вии, 'императора, Петра Перваго самодержца всеросс1искаго", был помещен на фронтисписе портрет Петра  I, созданный Алексеем Зубовым.  Под ним весьма примечательная  надпись  — "Петр ъ Первьп

1мператоръ пр1снопр1бавитель  цар ь i  самодержец ъ  BcepocicKii". Тер ­ мин  "присноприбавитель " являетс я  синонимом латинскому по  сво­ ему  происхождению  термину   "августейший".

Уподобление  власти   русского  самодержц а  древнеримской  мо­ нархической  власти   создавало  идеологическое  основание  дл я  под­ чинения  ему  действовавшей  на  территори и  России  православной церковной   организации.   Древнеримский   монарх  являлс я  помимо прочего   и  верховным  понтификом,  т.  е.  в  его  лице  соединялись высша я  светская  и  высша я  религиозная   власти.  Пет р   I  зна л  об этом   и  во  врем я  разработк и  проекта  реформ ы  управлени я  церко ­ вью   заяви л  однажды:   "Богу   изволиш у  исправлят ь   мне   граждан -

 

1   "Petrus  Alexandrowitz  Moscowitaru Imperator..." (Художник, рисо­ вавший  этот  портрет,  и  составитель  надписи  к  нему  был  иностранцем, поэтому русский  царь Петр  I ошибочно  назван  "Александровичем").

 

ство  и  духовенство,  я  им  обое  — государь  и  патриарх .  Они  забыли , в  самой  древности  сие  было  совокупно".

Главенство   самодержц а   над   русской    православной   церковью было  оформлено  "Духовным   регламентом "  1721  г.  В  Манифест е  от

25  январ я  1721  г.,  объявлявше м  о  создании  новой   системы  управ ­ лени я  церковной организацией,  Пет р  I  провозгласил,  что  он, цар ь и  самодерже ц  всероссийский,  берет   на  себя   заботу  об  "исправле ­ нии  чина  духовного"   и, не  вид я лучшего  к  тому  способа, учреждае т "Духовную  коллегию,  то  есть  Духовное   Соборное  правительство" 1 .

До  этого  события русска я православна я церковь на  всем  протя ­ жени и  своей   истории  сама   решал а  вопрос   о  собственном  устрой ­ стве.   Вмешиваяс ь  во   внутрицерковны е  дела,  Пет р   I  фактическ и наруша л   многовековую  традицию.   Существовавша я   в   России  до его  восшествия  на  престол   официальна я  доктрина  самодержавно й власт и  не  наделял а  самодержц а  правомочием переустраиват ь  сис­ тем у управлени я  церковью. Те м  не  менее  в  Манифест е от  25  янва ­ ря  1721  г.  Петр)   I  постаралс я  провести  мысль   о  том,  что,  помимо многих  по  долгу  богоданной ему власт и  забот  об  исправлени и  наро ­ да  российского,  он  имеет,  ка к  цар ь  и  самодерже ц  всероссийский, такж е  заботу   об  исправлени и  "чин а  духовного".   Боле е  того,  Пет р заявил , что  при  виде  в  духовенстве  многих   неустройств  и  великой в  его  дела х  скудости  испытывае т  страх,  не  окажетс я  ли  он  небла­ годарным  Всевышнему,  есл и  пренебреже т  исправлением  "чин а  ду­ ховного".  Объявля я  о приняти и  на  себя  попечения об  этом  исправ ­ лении,  русский цар ь  указал , что  действуе т  в  данном случа е  "обра­ зом  прежних , ка к  в  Ветхом,  та к  и  в  Новом  завете , благочестивых царей" .

Все  это  означает,  что  правомочие самодержц а  на  реформ у сис­ тем ы  управлени я  церковью Пет р  I  выводил из  идеи  божественного происхождени я  его  власти.   То,  что  являлос ь  по  существ у  нововве­ дением   в  официальну ю  доктрин у самодержавно й  власти,  царь-ре ­ формато р  представля л  в  качеств е  древней  традиции.

Одним   из  наиболее  значимы х постулатов официальной  доктри ­ ны   самодержавной  власти  стала   в   XVIII  в.   идея   служения само­ держца  общему    благу,  славе    и   чести    народа    российского.  Пет р   I был  приверже н  ей  на  протяжени и  всего  своего  царствования. Так , в  "Манифест е о вызове  иностранцев в Россию " 1702 г. он  заявля л о

 

1   На  первом  же  заседании Духовной  коллегии, состоявшемся 14 фев­ раля  1721  г., церковные иерархи, которые вошли  в  ее  состав, попросили царя  Петра  I переименовать этот  орган  управления церковью в "Святей­ шее Правительствующее Собрание". Петр  согласился с таким  названием, предложив при  этом  слово  "собрание" заменить на  слово  "собор"  или  "си­ нод".  Так  в  России появилось новое  учреждение — Святейший Синод — которое управляло церковью вплоть  до  1917 г.

 

том,  что  со  вступлени я  на  престол  все  его  старани я  и  намерени я клонились к тому, как  бы  сим  государством управлят ь таким   обра­ зом,  чтобы  все  его  подданные,   попечением   его  "о всеобщем  благе, более и более приходили  в лучшее и благополучнейшее состояние". В речи  перед  войсками   накануне  Полтавской битвы  русский  цар ь говорил:  "...   И   не   помышлял и  бы   вооруженных  и  поставленных себя  бытии  за  Петра,  но  за  государство,  Петр у врученное,   за  род свой, за  народ  всероссийский... А о  Петр е ведал и  бы  известно, что ему  жити е  свое  недорого,   только  бы  жил а  Россия   и  российское благочестие,  слава  и благосостояние".

Способности и желани е служит ь интересам России были  в пред­ ставлении   Петра   I  более  важным и  качествами   дл я  самодержца, нежел и  принадлежност ь  к  царской  династии,  происхождение  от рода и крови  царской.  Убедившись,  что его старший  сын  и наслед­ ник  престола  Алексей  не  обладает  таковыми  способностями  и  же ­ ланием, Пет р I  лиши л его  в  1718  г. права  наследовать самодержав ­ ную власть.  В манифесте,   изданном  по  этому поводу,  он объяснял свое  решени е  следующими  словами:  "Ибо   не  могу  такова   наслед ­ ника  оставить,  которой  бы  растеря л  то,  что  чре з  помощь  Божи ю отец  получил,  и  испроверг  бы  славу  и  честь  народа   российского, дл я  которого я  здоровье свое  истратил, не  жале я  в  некоторых слу­ чая х и живота  своего,  к томуж и боясь  Суда Божия ,  вручить  такое правление,  зна в  непотребного к  тому".  Предупрежда я  своего  сына Алексея  о  том,  что  лиши т  его  права  наследовать  престол,   Пет р  I заявлял :  "М ы  лутч е  чужого  достойного  учиним  наследником,  не­ жел и  своего  непотребного".

Способность  служит ь  общему   благу,  славе  и  чести  народа   рос­ сийского  стала   рассматриватьс я  в  русской  политической  идеоло­ гии   XVIII  в.  таки м  же  основанием  дл я  наделения  того  или   иного лица  царской   властью,  каким  прежд е  считалась  его  "богоизбран­ ность". Этому представлению  вполне  соответствовал  Именной ука з Петра    I  от  5  феврал я  1722  г.  "О  прав е  наследия  престолом",  по которому  устанавливалось,  что  "в  воли   правительствующего  госу­ даря , кому  оной  хочет, тому  и  определит наследство,  и  определен­ ному,  видя  какое  непотребство,   паки  отменит".

В условиях  XVIII  в.  идея  служени я  самодержца  общему  благу,

славе   и  чести   народа   российского  приобрела  такое   же  значение, которое  имела   концепция  божественного происхождения самодер ­ жавно й  власти.  В  соответствии  с  этой   идеей   повиноваться  само­ держц у надлежал о не  только  потому,  что  его власть  — от Бога,  но и по той  причине, что он  служит  "общему  благу" или  "общей  пользе". По воспоминаниям А. К.  Нартова,  Пет р Великий  следующим обра­ зом  объясня л  однажды суть  своей  власти   Я.  В.  Брюсу   и  А.  И.  Ос- терману:  "Говорят   чужестранцы , что  я  повелеваю рабами,  ка к  не­ вольниками. Я повелеваю подданными,  повинующимися  моим  ука -

 

зам.  Сии  указ ы  содержа т в  себе  добро, а  не  вред  государству.  Анг­

лийска я  вольность  здесь  не  у места,  ка к  к  стене  горох".

Естественно, что вопрос о том, что есть "общее  благо" и что составляет  "честь   и   славу   народа   российского",   реша л  самодер­ жец .  Вследствие этого  иде я  служени я  общему  благу,  слав е  и  чести народа   российского  оказывалас ь  дл я  самодержц а  таки м  ж е  удоб­ ным  идеологическим средством обоснования  его  власти, ка к  и  кон­ цепция ее  божественного происхождения.

Объявля я  самодержавну ю  власт ь  происходяще й  от  Бога,  офи ­ циальна я  политическа я  идеология  тем  самым:   устанавливал а  дл я этой  власти  определенные,  ограничивающие действи я  самодержц а рамки, которые составлял и догмы  Священного писания,  этические нормы  православной  христианской  религии.  Доктрина,  представ ­ лявша я  самодержавну ю  власт ь  в  качеств е  инструмента  служени я общему  благу,  слав е  и  чести  народа   российского, если  и  ограничи­ вала  ее какими-то пределами, то весьма  расплывчатыми . Опираяс ь на  нее,  можно было  оправдать практическ и  любые  действи я  само­ держца . Дл я этого  достаточно было  показать , что они  предпринят ы дл я  общего   блага.

"Неусыпны е  попечения "  Петр а  I  о  народе   всероссийском,  его труды,  поставившие  народ   на   высокую степень "благополучия и славы "  были  назван ы  в  "Представлени и  Правительствующег о  Се ­ ната " от  21  октябр я  1721  г. основанием дл я  поднесения ему  титул а "Отца  отечествия,  Император а  Всероссийского". Пр и  этом  следуе т отметить, что,  преподнося  русскому цар ю данны й  титул, сенаторы представлял и  себя  действующими от  "общего   всех  верны х поддан­ ны х  лица" .   Позднее  титу л   российского  император а   будет   выра ­ жат ь  главенство монарха над  страной с  огромной территорией , на­ селенной множеством различны х этносов, и т.  п.  Однако примени­ тельно   к  Петр у I  императорски й  титу л  воплощал  собой   идею  слу­ жени я  самодержц а  общему   благу,  славе   и   чести   народа   россий­ ского.

Наполнение  титул а  носителя  верховной  государственной  влас ­ ти указанны м смыслом выражал о тенденцию к секуляризаци и этой власти.  Данна я  тенденци я  скрытно проявлялас ь и  в наименовании Петр а I  "Христом Господним",  которое становитс я распространен ­ ным  ещ е в первы е годы  XVIII  в.  Так, в  1701  г. Дмитрий Ростовский говорил в своей  приветственной речи, обращенной к Петр у I:  "Спо- доблюся...  в  будущем  веце  видети  Христа  Господа Цар я  Небеснаго, и  о  зрени и  пресвятаго лица   Его  веселитися :  се  в  нынешнем  веце сподоблшися   видети    пресветлое   лице   Христа   Господня,   Помазан­ ника    Божия,   Царя    земнаго,  Христианского  Православного  Монар­ ха,   Ваш е  Царско е  Пресветло е  Величество..."  (выделено  мною.  — В.   Т.).   В   1709   г.  местоблюститель  патриаршег о  престола  Стефа н Яворский писал  Петр у I, прославля я его  Полтавску ю победу:   "По ­ бедил  есть  от  колена Иудова   победитель Христос   чре з  Христа   на-

 

9  История политических и правовых учений

 

шего  Царя" .  Такому   наименованию  русского цар я  вполне  соответ­ ствовало  и  новое   название  его  подданных,  введенное  указо м  Пет ­ ра  I  в  1702  г.  При  обращении к царю  подданный долже н  был  отны­ не  называт ь  себя  не  "холопом",  как  прежде , а  "нижайши м  рабом". Наименовав  русского  цар я  "Христом,  Царе м  земным" ,  церковные иерарх и  поставили его  на  место  Христа, Цар я  небесного. В связ и  с этим   неудивительным  являетс я  утверждени е  в  последующем  на­ звани я  императора  всероссийского  "главой  Церкви" .

Это  нововведение в  официальную  политическую идеологию раз ­ рушал о  традиционные  дл я  русского  общества  представлени я  о  хо­ рошем  и  плохом  царе.  Согласно им  хороший и достойный прослав­ лени я   цар ь  —  это   самодержец,   соответствующий  идеалу   христи­ анского царя , т. е. являющийс я царем  праведным, святым, благоче­ стивым, благородным, приверженным к православию, природно рус­ ским  и  т. д.  С  точки  зрени я  традиционного русского политического сознания  не   всякие  действи я   носителя  верховной  власти   имели божественную санкцию,  но  лиш ь  такие,  которые  соответствовали указанному идеалу.  По  официальной  доктрине самодержавной вла­ сти, утвердившейс я  в  России в  эпоху  правлени я  Петр а  I, хорошим царем   стал  считатьс я  любой  носитель  царского  титула.   И   соответ­ ственно  любые  конкретные  действи я  лица,  занимающего  царский престол,  представлялис ь  тепер ь  оправданными.

В   исторической  литератур е   официальна я   доктрина  самодер­ жавно й   власти ,   утвердившаяс я   в   Росси и   в   перво й    половине XVIII  в., часто  называетс я  "идеологией  абсолютной  монархии " или "абсолютистской идеологией". Думается, это  название в данном слу­ чае  не  вполне  уместно.  Оно   уподобляет  эт у  доктрину  идеологиче­ ским   конструкциям,   существовавшим  в  XVII—XVIII  вв.   в  Запад ­ ной  Европе. Несомненно, что отдельные элементы русской  поли­ тической идеологии первой   половины XVIII  в.  вполне соответство­ вали концепциям западноевропейской идеологии абсолютной мо­ нархии.  Однако  в   целом   официальна я   политическа я   идеология, развивавшаяс я  в  России в  рассматриваемое  время , отличалас ь до­ вольно   большим  своеобразием.  В  эпоху  правлени я  Петр а  I  в  рус ­ ском   обществе  сложилас ь  идеологическая  конструкция  верховной государственной  власти,  которая  отличалась  целым   рядом   суще ­ ственных особенностей,  с  одной   стороны, от  официальной доктри­ ны самодержавной власти XVI—XVII вв., а с другой  стороны, от западноевропейской  идеологии  абсолютной монархии.

 

§ 3. Политическое учение  Феофана Прокоповича

 

Феофан  Прокопович  (1681—1736) — церковный  и  государствен­

ный  деятел ь первой  трет и  XVIII  в., соратник Петр а  I  в  дел е преоб-

 

разовани я  системы  управлени я  церковью  и  одновременно  идеолог его  реформ . В свое  врем я  он  был  известе н  такж е в  качестве  драма ­ турга  и  стихотворца, историка  и  собирател я  книг.  В его  политичес­ ком  учении  было  дано  теоретическое обоснование  новых  тенденций в  эволюции самодержавно й  власти,  проявившихс я  в  эпоху  правле ­ ни я Петр а I.

Родилс я будущи й идеолог  петровски х рефор м в  1681  г.  (по  дру ­ гим  данным — в  1677  г.)  в  Киев е  в  купеческой  семье.   Пр и  рожде ­ нии  был  нарече н  Елеазаро м  (или  Елисеем). Училс я  в  Киево-Моги- лянской академии, ректором которой был  его дяд я (по  матери) Фео ­ фа н  Прокопович.  Духовное   образование  Елеаза р  получил   в  иезу ­ итской коллегии Св.  Афанаси я в Риме, в которой обучался  в  1698—

1701   гг.  Дл я  того   чтобы   поступить  в  это   учебное   заведение ,  ем у пришлось  принят ь  униатств о   и   вместе   с   верой   поменять  такж е имя.  В списках названной коллегии он  числилс я поэтому ка к Саму­ и л Церейский 1 .

По  возвращени и  в  Россию  в  1702  г.  Елеазар-Самуи л  восстано­ вилс я  в  православной  вере.   В   1704  г.  он   был   назначе н  учителе м пиитики в  Киево-Могилянскую академию 2 . В  1705  г.  приня л  мона­ шество, а  вместе  с  ним  и им я  своего  дяди , которого к  тому  времени уж е не  было  в  живых .  В  1706  г.  новоявленному Феофан у Прокопо- вичу  поручили  преподават ь  в  академи и  риторику,  в  1707  г.  — фи ­ лософию и  новые   дл я  академи и  предметы :  физику , арифметик у  и геометрию.

В  1706  г.  Феофа н  Прокопович выступи л  в  Софийском соборе   с приветственны м  словом   на  пришестви е  в  Кие в  Петр а  I  и  этой  ре ­ чью  впервы е  сделалс я  известны м  Его  Величеству.  В  1709  г.  после битвы   под  Полтаво й  он  произнес  в  данном  соборе   в  присутстви и Петр а I  "Панигирикос или  слово  похвальное о преславной над  вой­ скам и  свейскими  Победе   пресветлейшем у  и  великодержавнейше - му  государю   цар ю   и   великому  княз ю   Петр у  Алексеевичу".   Реч ь молодого проповедника  произвел а  большое  впечатлени е  на  цар я  и в  1711  г., отправляяс ь в Прутски й поход, Пет р I  пригласи л Феофа ­ на  Прокоповича  возглавить группу  священников,  служивши х в  его войске. По  возвращени и из  похода  цар ь повелел   назначит ь его  игу­ меном  Киево-Братского монастыр я и ректором Киево-Могилянской академии.  В   1716  г.  Феофа н   был   вызва н   Петро м  I   в  Петербург.

 

1  Возможно, фамилия Церейский являлась настоящей его фамилией, полученной от отца.

2   Лекции Феофана Прокоповича о поэтике — "De arte  poetica", читав­ шиеся   им  в  православной Киево-Могилянской  академии в  1705  г., см.  в издании: Феофан Прокопович. Сочинения / Под  ред.  И.  П.  Еремина. М.— Л., 1961.  С.  229—333  (латинский текст)  и  с.  336—455  (в  переводе на  рус­ ском языке).

 

Оценив  по достоинству  проповеднический и публицистический та ­ лан т киевского  монаха,  царь-реформато р реши л сделать  его своим идеологом.  Феофа н Прокопович стал регулярно  выступать в Санкт- Петербурге  с проповедями, в которых  разъясня л и отстаивал  пре ­ образовательные  меры   самодержца.  Текст ы  этих   проповедей  пе ­ чаталис ь   в   типография х  и   распространялис ь   среди   населения . В  1718  г.  Феофа н  Прокопович  был   рукоположен  в  сан   епископа Псковского, резиденци я  которого  находилась в  Санкт-Петербурге. С  этого  времени он  принимал  активное участи е в  разработк е  про­ ектов   законодательных  актов   Петр а  I.  В  1720  г.  Феофа н  Проко­ пович   составил   предварительны й  текс т  "Духовного  регламента". В  том  же  году  он  стал  архиепископом  Новгородским,  а  в  начале

1721 г. вошел в состав Святейшего Правительствующего  Синода,  в котором  сделался самым деятельны м и авторитетным  членом.  Пос­ ле смерт и Петр а I положение  Феофан а Прокоповича при  царском дворе  стало  шатким,   но  он  продолжа л служит ь  интересам  укреп ­ лени я  самодержави я  и  поэтому до  самой   своей   кончины в  1736  г. пользовался поддержко й  со  стороны царствующи х особ.

Феофа н  Прокопович  стал  автором  более  семидесяти   произве ­ дений богословского,  философского, политического, исторического характера . Он  написал  немало  повестей,  драм,  стихотворений.   Но основная  масса  его сочинений — это проповеди,  произнесенные по поводу различны х знаменательны х событий  в политической жизн и русского  общества.

Главное  содержани е политического учения  Феофан а Прокопо­ вича  выражен о  в  таки х его  произведениях,  как:   1)  "Надежд а  доб­ ры х и долгих  ле т Российской Монархии...", напечатанное в февра ­ ле  1717 г. и представляюще е собой  текст  проповеди, произнесенной им  28 октября  1716 г. — в день рождени я сына  Петра  I царевича  и великого  княз я  Петр а  Петровича;   2)  "Слово  в  неделю  цветную  о власти  и чести  царской,  яко  от самого  Бога  в мире  учинена  есть,  и как о  почитати  Царе й  и  оным   повиноватися людие   долженствуют; кто  же  суть  и  коликий имеют  грех  противляющиис я  им, пропове­ данное  в   Царствующе м   Санктпетербурге  Апрел я   в   6   день    1718 года";  3)  Предисловие   к  Уставу  морскому,   написанное  в  1719  г.;

4) "Розыс к исторический... коих рад и вин  и в Яковом  разум е были и нарицалис я императоры  римстии,  ка к язычестии ,  так и христи- анстии, понтифексами...", изданное в  1721  г.;  5)  "Правд а  воли  мо­ нарше й  во  определении  наследника  держав ы  своей";   6)  "Слово   в день  воспоминания  коронации  Государыни   Императриц ы  Анны Иоанновны в Санктпетербурге. Проповеданное  Апрел я  28 дн я  1732 года".   Кроме  того,  к  числу   произведений  Феофан а  Прокоповича следует отнести  "Духовный регламент "  1721 г. При  этом  необходи­ мо  иметь   в  виду,  что  этот  документ,  та к  же , как   и  "Правд а  воли монаршей" , составлялс я  по  заказ у Петр а  I  и  что  цар ь  подверг  его текст  определенной редакционной правке.

 

Политическо е  учени е  Феофан а  Прокоповича  тесно   связан о  с официально й  политической  идеологией  русского общества  первой половины XVIII  в.  В  значительно й  мер е  оно  ест ь част ь  этой  идео ­ логии.  Произведения , в которых  Феофа н высказыва л свои полити­ ческие идеи, создавалис ь им, ка к  правило, в целя х идеологическо­ го обоснования законодательны х актов Петр а I,  вносивших  серьез ­ ные  перемен ы  в  механиз м  государственной  власти.  Так,  "Слово  о власт и  и  чест и  царской " призван о  было  оправдат ь лишени е царе ­ вича  Алексе я  Петрович а  права  наследования  царского  престола  и назначени е наследником малолетнего Петр а Петровича, объявлен ­ ное  Манифесто м  Петр а  I  от  3  феврал я  1718  г.  Тракта т  "Правд а воли  монаршей "  был  написан   Феофано м  Прокоповичем  дл я  обо­ снования  Указ а  Петр а  I  от  5  феврал я  1722  г.  "О  прав е  наследи я престолом",  в котором  провозглашалось, что "всегда в воли  прави ­ тельствующего  государя,  кому   оной   хочет,  тому   и  определи т  на ­ следство,  и  определенному,  вид я  какое  непотребство,   пак и  отме­ нит...". Впоследствии  названный трактат был включен в состав "Пол ­ ного  собрания законов Российской империи" .

Основополагающим элементом  политического учени я Феофан а Прокоповича являетс я идея  происхождения верховной государствен­ ной власт и от Бога.  Данная  иде я выводилась  им,  во-первых,  непос­ редственно  из Священного писания, а во-вторых,  из соответствую­ щего  понимания человеческого естества. "Ибо, кроме  писания, ест ь в самом  естестве закон,  от Бога  положенный" ,  — заявля л Феофа н и  дале е  пояснял :  "Таков ы  закон ы  суть  в  сердцы   всякаго человека : любити   и  боятися   Бога,   хранит и  свое  житие ,  желат и  неоскуде- вающаго  наследи я  роду  человеческому,   не  творит и  другому,  ещ е (что. — В. Т.)  себе не хощещи,  почитати  отца  и матерь.  Таковы х же законов  и учител ь и свидетел ь ест ь совесть наша" . В числ е законов человеческого естества  Феофа н называ л и закон, по  которому над ­ лежи т  "быти и  власте м  предержаще м  в  народех".  "Ест ь  так о  воис- тинну!  И  се всех законов  главизна",  — утвержда л он.  — Ибо  поне­ же ,  с стороны  одной,  вели т нам естество любити  себе и другому не творити,  что нам не любо,  а со другой стороны,  злоба рода растлен ­ ного   разорят и  зако н  сей   не   сумнится,  всегда   и  везд е  желателе н бы л  страж ,  и  защитник ,  и  сильны й  поборник  закона,  и  то  ест ь державна я  власть" .

По  мнению  Феофана ,  если  верховная  власть  имеет свое начало в  человеческом  естестве, то  это  означает,  что  она  происходит так ­ же от Бога,  поскольку  именно  Бог являетс я создателем  человечес ­ кого  естества.

Признавая ,  что  начал о  первой  власти  происходит   "от  челове - ческаго  сословия  и  согласия",  Феофа н   отмечал,  чт о  и  в  данном случа е  действуе т естественный закон,  "на  сердц е  человеческом от Бога  написанный" , который требуе т от людей  искат ь себе  сильного

 

защитника . К  поиску защитник а побуждает людей  и совесть, како ­ вая, по  словам   Феофана , "сама  семя  божие   есть".  Поэтому — зак ­ лючает  Феофа н  свои  рассуждени я  о  происхождении государствен­ ной  власти  — "н е можем   не  нарещ и  (назвать. — В.  Т.)  самого   Бога властей   державны х  виновника".

Феофа н   предполагал  в  слушателя х  своих   проповедей  людей, наделенных свободной волей  и способностью мыслить. Поэтому при обосновании  божественного происхождения  государственной влас ­ ти  он  не  ограничивался ссылками на  текст ы  Священного писания, но  старалс я  найти опору  данной идее  в  здравом разум е  и  совести.

Подобным  же   образом  Феофа н   оправдыва л   и   необходимость повиновения государственной власти.  И в этом случае он не огра­ ничивался указание м на  библейские заповеди, призывающи е к по­ виновению властям, но  опирался в своих  суждения х на  аргументы здравого разум а  и  побуждения  совести.  "Вниди   внустрь  себе  и  по­ мысли   сие:   власть   державна я  естественному  закону   есть  нуждна. Не  скаже т ли  абие  тебе  совесть   твоя:   убо  власти  не  повиноватися, на  закон естественный грешити есть?  Помысли сие:  власть  творит, як о  безбедницы  пребываем.  Не  скаже т  ли  абие  совесть:   убо  влас ­ тей  не  хотети,  есть  хотети  погибели  человеческой?  Еще   помысли: вижд у  власть   от  Бога   бытии   нашим  здравы м  разумом  нам   узако - няемую. Не наведет ли совесть:  убо властем  противитися, есть про- тивитис я  Богу  самому?"   — заявля л  он.

В качестве главного аргумента в обосновании необходимости повиновения  государственной  власти   Феофа н   использовал  пред ­ ставление о  ней  как  о силе, обеспечивающей общее  благо:  целост­ ность, материальное процветание и безопасность всего общества. "Власть   есть    самое    первейшее   и   высочайшее  отечество,   на    них бо  висит  не  одного  некоего человека,  не  дому   одного,   но  всего   вели- каго   народа   житие,  целость,  безпечалие",  —  утвержда л   Феофан .

По  его  мнению,  повиноваться государственной власти   должн ы все люди — в том числе  и священники, и монахи. Священство, провозглашал  Феофан ,  "иный   чин  есть  в  народе,  а  не  иное   госу­ дарство.    А  як о  же   иное   дело   воинству,  иное   гражданству,  иное врачам,  иное   художника м  различным,  обаче   вси  с  делами   своими верховной власти  подлежат; тако  и пастырие, и учитилие, и просто вси  духовнии  имеют   собственное свое  дело,  еж е  бытии   служител и божиими и  стоители тайн  его, обаче  и  повелению властей  держав ­ ных  покорены  суть".

Опору   этому   своему   воззрению  Феофа н   находил  в  Ветхом   и Новом заветах , в  истории  Вселенских соборов,  в  законодательстве Юстиниана I  и других  византийских императоров,  во  всемирной и русской истории. "И  яко  же, подрывающее основание, трудно  удер- жат и   в   целости  храмину,  тако   и   зде   бывает,  —  отмечал  он,  — опровергаемым властем   верховным,  колеблется к  падению все  об-

 

щество.    И   сия   болезнь    в   государствах  мало    когда    не   бывает    к смерти   их,    яко    же    можно    видети   от    всемирных  историй.   Но коих   мы  требуем  историй?  Не   сама  ли  Россия   довольная  себе свидетельница?"

Име я  корневое свое  начало   в  Боге,  верховна я  государственная власть, по  словам  Феофан а Прокоповича,  "н е судима  есть  от чело ­ века, но  единаго Бога  суду подлежит" . Она  есть  "высочайшая, край ­ ня я власть " и  "не  подлежи т никей же другой  власти  человеческой". Она  не  подчиняется соответственно и  человеческим законам.  "По ­ неж е бо нарицается и есть  верховная, высочайшая и крайня я власть, то како  може т закона м человеческим подлежати ; ащ е бы  подлежа ­ ла,  не  была   бы  верховная.  А  когда   сами   Государи  творя т  то,  что граждански е  устав ы  повелевают,  творя т  по  воле,  а  не  по  нужде" .

Очевидно,  что   выделя я  в  государственной  власт и  указанны е свойства, Феофа н Прокопович подразумевал , главным образом, са­ модержавну ю  власть,  существовавшу ю  в  его  врем я  в  России. Пр и этом   он  хорошо  зна л  особенности  и  других  разновидностей  госу­ дарственной  власти.

Классификаци ю  различны х  фор м  ("образов")  правлени я  Фео ­ фа н  строил   на  базе  традиционного дл я  европейской политической идеологии  критерия ,  а  именно:  в  зависимости  от  количества  но­ сителей  высочайшей  власти.   В  соответствии  с   ним   он   выделял :

1)   демократию    или    народодержавство,    "инде    главные   всего    Оте­ чества   дела   управляютс я  согласием  всех   жителей" ;   2)  аристокра­ тию,   "инде   же  не  всего   народа,  но   и  не   единаго  лиц а  волею,  но нескольк о   избранны х   муже й   сословие м   правитс я   Отечество" ;

3)  монархию  или   самодержавство,  "инде   же   вся   держав а  в  рука х единаго лиц а держится" . Помимо этого  Феофа н признава л возмож ­ ность   существования  и  смешанных  фор м  правления , сочетающих признак и дву х ил и тре х вышеотмеченных основных  "образов прав ­ ления" .

В  свою  очередь  и  монархии Феофа н  дели л на  различны е  виды. Так,  он  писал,  что  монархи я  бывает  наследственной,   "в  которой  по отце  сын, ил и  по  брат е  брат,  иногда   же  по  отце  и  дщер ь  царству ­ ет...   и  разв е  пресечетс я  лини я  крови Самодержавной , в  то  врем я согласием Монарх  новый  избирается" .  К  тако й  монархии Феофа н относил  современную ему  "Монархию  Всероссийскую".

"Наследно й   монархии "   Феофа н   противопоставля л   "монархию избирательную",   в  которой  "не   наследный  скипет р  содержится ,  но по  смерти   монарха  единаго  избирае т  народ   монарха,  по  согласию своему,  несмотря  на  дети  монарха умершаго" .

Пр и решении вопроса о лучше й форм е правлени я Феофа н Про ­ копович следовал, по  его  собственному признанию,  учения м  поли­ тических  мыслителей,  полагавших,  что   о  различны х  правления х "н е просто  по  самих  себе, но  по  природе народов рассуждат и подо-

 

бает,  который  где   лучш е  свойствуются".  Из   высказывани й   этих мыслителей можно узнать, отмечал он,  что  "едва  не  всем  народом природна  есть   Монархия,  понеже  едва   не   вси   таковым  способом удоб управлят и себе  обыкоша".  Дл я России  лучше й формой  прав ­ лени я Феофа н считал  самодержавие.  "Русски й народ таков  есть от природы  своей,  — отмечал  он,  — что  только  самодержавным   вла- детельством  храним  быть  может.  А если  каковое  нибудь  иное  вла­ дение  правило  воспримет,   содержатьс я  ему в  целости  и  благосос­ тоянии  отнюдь  не возможно".

Из  единоличных образов правлени я  Феофа н  отдавал  предпоч­ тение наследственной монархии. По его словам, в монархии насле­ дуемой   "сыны   Царски е  от  младых   ногтей,  от  того  времени,  когда ходити  и прорицати  нечто  обучаются,  обучаются  купно  и царство- вати...  А кто  с  нижайши х на  престол  прагов  восходит,  управлят и учится седии  уж е на  корме,  не  без  великого  многажды  вреда  Госу­ дарства своего". Кроме  того,  преимущество  "наследуемого Царства " состоит,   по  мнению   Феофана ,  и  в  том,   что  самодерже ц  печется здесь о добре общем,  как о своем домашнем,  "вид я яко наследство- вати  по нем  имут сыны  и сыны  сынов  его,  и имж е все изобилное  и целое  готовя".  Те же , кто  становится монархом по избранию, склон­ ны, отмечал он, не  щадит ь общего, ка к  чужого,  "но  и  паче  тщатс я оттуду  приватны я  свои  фамили и  обогащати".

Но   самым   большим  пороком  "елекционных  держав "  Феофа н считал   свойственные  им   несогласия  и  раздоры .  "Санове  велики, смотряще е на  преизяществ а  своя  и  престольны я  высоты вожделе - вающе, како  могут бытии  вернии своему  Монарху?, которому ско­ рейшей  желаю т смерти  — вопрошал  он.  — Како  друг другу добро­ желательны й  бытии   могут?,  всяк   равного  себе  не  любя.   Той  мыс­ лит, какобы оному  запят и  путь  к  диадеме, а  той  сему  тожде  взаим творит, и един  другого  боится. И  всяк  туды  намеряет, туды советы, туд ы  дела  народные,   туд ы  трактат ы  с  посторонними  ведет,  куды бы могл ему бытии  простейший  путь до короны".

Вместе  с  тем  и  в  наследственной  монархии  Феофа н  Прокопо- вич  обнаруживал  большой  недостаток.  Самодержавную  власть  мо­ же т в ней  унаследовать  человек  не достойный  короны,  отчего  "бед­ но  деетс я  с  государством". Лучши м  способом исправлени я  данного недостатка  Феофа н  полагал признание  за  монархом  права   назна ­ чени я  в  качестве  наследника  самодержавно й  власти   любого   дос­ тойного человека, в том  числе  и такого, который не  являетс я ни  его сыном,  ни каким-либо родственником вообще.

В  политическом  учении Феофан а  Прокоповича  можно обнару­ жит ь ря д таки х идей, которые были  распространен ы  в  его  врем я  в Западной  Европе.  Так,  верховенство  государственной  власти  — су­ веренитет  —  русский  мыслитель  обозначает  термином   "маестат". По  его словам,  маестат — это  "сама я крайне  превосходная  честь и

 

единым токмо  верховным властя м подается и  значи т не  токмо  дос­ тоинство их  превысокое,  и  котораго по  Боз е  болыиаго нет  в  мире, но  и  власт ь законодательну ю крайн е действительную, крайни й суд износящую,  повеление неотрицаемое издающую , а самую  ни  како ­ вым  же  законам не  подлежащую" .  Данный  термин,  причем имен­ но   в   приведенно м   значении ,  употреблял и   в   своих   сочинения х таки е  западноевропейские  мыслители,  ка к  Ж.   Воден,  Г.  Гроций, И.-Ф. Буддей.   Свойства  верховной  государственной  власти,  выде ­ лявшиес я  Феофано м  Прокоповичем,  а  именно:  ее  неподсудность человеческому  суду,  независимость  от  какой-либо  другой   челове ­ ческой власт и  и  надзаконность,  отмечались не  только  названным и учеными, но  такж е Т.  Гоббсом и С.  Пуфендорфом .

Вместе  с тем Феофа н Прокопович не  воспринял многих распро ­ страненных в  Западно й  Европе XVII  — начала   XVIII  в.  политичес­ ки й  идей.   Призна в  согласие  народа   в  качеств е  фактора ,  способ­ ствующего появлению  государственной власти  в обществе, русский мыслител ь  н е  приня л  характерного  дл я  западноевропейской  тео­ ри и  "общественного  договора"  представлени я  о  народе   ка к  сово­ купности  отдельных индивидов,  кажды й  и з  которых  обладает   из ­ начально  суверенитетом. В  учении  Феофан а  Прокоповича  перво­ начальным носителем суверенитета выступает народ, который мыс­ литс я в качестве единого тела, обладающего общей  волей.  Пр и этом Феофа н  ничего  не  говорит о том, ка к  образовалс я  народ.

Так,  по   учению   Т.  Гоббса,  верховная  государственная  власт ь образуетс я  не  в  результат е  договора  ее  носителя — суверен а  — со своими  подданными,  а  путе м  заключени я  соглашения  множеств а индивидов    друг   с   другом    об   учреждени и   верховной   власт и   и   о предоставлени и   ее   какому-либо  одному    человек у   ил и   коллегии людей.  В учении Феофан а Прокоповича подобное соглашение меж ­ ду индивидами вообще не предполагается, поскольку индивиды не мыслятс я  в  качеств е  обладателе й  пра в  ил и  воли.  Дл я  английского философ а  образование  верховной  государственной  власт и  являет ­ ся  одновременно  образованием  народа.  В  представлени и  русского мыслител я  наро д существуе т д о  появлени я  тако й  власти.   Поэтому если  в  теории Т.  Гоббса  верховную государственную власт ь учреж ­ дают  индивиды,  то  в  учении  Феофан а  Прокоповича  ее  непосред­ ственно создает   народ.

В  соответствии  с  доктриной  "общественного  договора",  разра ­ ботанной  западноевропейскими  философами ,  в  результат е  крах а государства  общество  приходит  в  свое  первоначальное  состояние, при   котором  суверените т  вновь   становится  принадлежность ю  ин­ дивидов. По  смыслу  учения  Феофан а Прокоповича  верховная власть в  подобном случае  должн а  возвращатьс я  к  народу,  который  изна ­ чально   и  обладал   ею.

В  трактат е  "Правд а  воли  монаршей " предусматривается ,  что  в

"монархии  избирательной "  в  случае   смерти   монарха  воля,  предо-

 

ставленная ему народом, снова  оказывается у народа; в "наследной" же  монархии народная воля, отданная монарху, может  возвратиться к  народу  только   в  случае  отречения  монарха  от  престола.

Смысл представлений Феофан а Прокоповича о характер е вза ­ имоотношений народа   и  носителя  верховной  государственной вла ­ сти  во  многом раскрывае т то место  в вышеназванном трактате , где говорится,  что  "народна я  воля,  как  в  избирательной,  та к  и  в  на­ следной  Монархии  и  в  прочих   правительства  образах   бывает   не без  собственного смотрения Божия...,  но  божиим мановением дви­ жим а действует". На  основании данного тезиса  Феофа н делае т вы ­ вод  о том, что  обязанности  подданных к государю  своему  и обязан ­ ности   государя  "к  добру  общему"   подданных  своих   происходят  не только   от  воли   народной,  но   и  от  воли    Божией .  Отсюда   в  свою очередь   вытекают  следующие  идеи:   "Н е  может   народ,  —  конста­ тируе т  Феофан ,  —  судить   дела   Государя  своего",  "не   може т  на­ род,  —  добавляет  он   к   этому,  —  повелевать  что-либо  Монарху своему".   Более   того,  даж е  если  монарх,  которого народ  избра л  са­ модержце м  своим,  усмотрев  в  нем   "муж а  доброго,  который  бы  с великою  отечества  пользою  царствовать  мог",  окажетс я  не  тако ­ вым,  или,  "быв   на   врем я  добр,  переменится  в  злого",  народ,  по мнению Феофана , все  равно  не  може т отставить его,  отнять  у него отданной  воли  своей.   Потому что  хотя  народ   и  желае т  упрям о  от­ менить волю  свою, не  може т он  отменить воли  Божией , "котора я и волю  народную  двигнула  и  купно с  нею  сама  действовала "  в  уста­ новлении монархии.

Таки м   образом,   взаимоотношения народа   с   монархом    при   уч­ реждении  государства   в   том    виде,    в   каковом  они    выступают в учении   Феофана  Прокоповича,   не   являются   договором  в   строгом смысле  этого  понятия.   Народ у  в  данном  случае   отводится  роль   не самостоятельного субъекта  двухстороннего соглашения,  но скорее простого проводника  Божье й  воли.

Одним из  основополагающих элементов  политического учени я Феофан а  Прокоповича  являетс я  иде я  служени я  государя  общему благу.  Эта  иде я  была  распространенной в  западноевропейских по­ литически х учения х Нового времени. Согласно им  верховна я  госу­ дарственна я  власть   учреждаетс я  именно дл я  того,  чтобы   служит ь общей   пользе.  Т.  Гоббс   полагал,  что  суверен   обязываетс я  к  этому естественным законом и отвечает  за это  пере д Богом. Феофа н Про - копович такж е  связыва л долг  самодержца служит ь  общему  благу  с законами  человеческого естества   и  с  Божественным и  заповедями. Однако  дальнейши е  выводы  из   этой   идеи   названны е  мыслители делал и  разные.

С  точки  зрени я  Т.  Гоббса  и  других  западноевропейских фило ­ софов,  государь, обязанный  действовать в  интересах общего  блага, не  имел  правомочия издават ь  законы,  которые не  служат  общему

 

благу.   Таки е   закон ы   они   считал и   плохими.  "Хороши й   закон,  — отмечал Т.  Гоббс, — это  тот, которы й необходим  дл я  блага  народа  и одновременно  общепонятен".   В   представлени и   Феофан а   Прокопо- вича  государь,  обязанны й  действоват ь  на  общую  польз у естествен­ ным законом и божественными заповедями, не имел правомочия на издани е  только   таки х  законов,  которые  вредны  дл я  общества.  Лю­ бые    другие  законы,   даже   если   они   прямо   и   не   служили  общему благу,   самодерже ц   вполне  мог,   по   мнению  мыслителя ,  издавать . Определя я  в  трактат е  "Правд а  воли  монаршей "  предел ы  действий верховной  государственной  власти,   Феофа н   писал:    "Може т   Мо­ нар х  Государь    законно  повелеват и   народу   не   только    все,  что   к знатной пользе  отечества  своего  потребно, но и все, что ему ни понравится,  только   бы  народной  польз е  не  вредно   и  воле  Божие й не   противно  было".   На   последующих  страница х  своего   трактат а идеолог   Петр а  I  перечисли л  сфер ы  бытовой  жизн и  народа,  кото­ ры е  государь   може т  регулировать своими  законами :  "И  сюда  над - лежа т  всяки е  обряды   граждански е  и  церковные,  перемен ы  обыча­ ев,  употребление  платья ,  домов, строения, чины   и   церемонии  в пированиях,  свадьбах, погребениях,  и  прочая, и  прочая, и  прочая" .

 

§ 4. Политические и правовые  идеи В. Н. Татищева

 

Василий   Никитич    Татищев    (1686—1750)    известен   прежд е   всего ка к  родоначальник  русской   исторической науки.   Исследовани я  по русской   истории составлял и  главное   призвани е  его  души,  и  в этой области   его  научна я  деятельност ь  оказалас ь  наиболее  плодотвор­ ной.   Основной  итог  ее  —  обширный  тру д  "Истори я  Российска я  с самы х древнейши х времен" , перва я  книга   которого вышл а  в  свет  в

1768  г.,  а  последняя,  пятая , в  1848  г., — до  сих  пор  сохраняе т  свое научное  значение.  Помимо  русской   истории  Татище в   занималс я целы м   рядом    других   наук:    математикой,   географией,   геологией, экономикой,  юриспруденцией, политикой, философией , филологи ­ ей,  педагогикой. И  во  всех  эти х  наука х  он  добился  значимы х  ре ­ зультатов,  о  чем  свидетельствует содержани е  написанных им  трак ­ татов, записок,  комментариев.

В историю России XVIII  в.  В.  Н.  Татище в  вошел  такж е  в  каче ­ стве  видного  государственного  деятеля ,  талантливого администра ­ тора.   В.  О.   Ключевский  писал   о  нем:   "Артиллерист ,  горный ин­ жене р и  видный администратор, он  всю  почти  жизн ь стоя л в  пото­ к е  самы х  настоятельны х  нужд,  живы х  текущи х  интересов  време ­ ни  — и  этот  практически й  деле ц  ста л  историографом,  русска я  ис­ тори я   оказалас ь   в   числ е   эти х   настоятельны х   нуж д   и   текущи х интересов  времени;  не  плодом   досуже й  любознательности  патрио ­ та или  кабинетного ученого, а насущной потребностью делового человека. Так[им] образ[ом] Татище в вдвойне интересен,  не  только

 

ка к  первы й собиратель материалов дл я  полной истории России, но и  как   типический  образчик  образованных  русских   людей   петров­ ской  школы" .

Государственная  служба  Татищев а  началась  в  1704 г. в  качест­ ве  рядового кавалерист а драгунского полка. В  1706  г.  он  был  возве ­ ден   в  поручики.  В  этом   чине   Татище в  участвовал  в  Полтавской битве, произошедшей 27  июня   1709  г.:  "Счастлив был  дл я  меня  тот день,  —  вспоминал  впоследствии  Василий  Никитич,   —  когда   на Поле  Полтавском я ранен  был подле  государя, который сам все распоряжа л  под  ядрам и  и  пулями, и  когда  по  обыкновению своему он  поцеловал  меня  в лоб,  поздравля я  раненым  за  Отечество".

В   1712—1716  гг.  капита н  Татище в  несколько   ра з  выезжа л  в Германию   "дл я   присмотрения  тамошнего   военного   обхождения". Провед я в общей  сложности  два с половиной  года в  городах Прус ­ сии и Саксонии,  молодой офице р приобрел  знани я в инженерны х и артиллерийски х  науках,  познакомился  с  новейшими   трудами  за ­ падноевропейских  ученых  в  области  геометрии,   геологии,   геогра­ фии , философии , истории. Он  купи л здесь  множество книг  по  всем этим   наукам   и  по  возвращени и  из  России  продолжа л  с  помощью их  совершенствовать свои  знания.

Весной  1716  г.  Татище в  был   определен  на   служб у  в  артилле ­ рию.  В  1720—1723  гг.  он  занимаетс я  по  поручению Петр а  I  органи­ зацие й  работы   горных   заводов   на  Урале.   В  течение   1724  г.  Тати ­ ще в  пребывает  в  Санкт-Петербурге,  выполня я  различны е  задани я императора. В июне указанного года он был назначен на должность советника  Берг-коллегии. С декабр я  1724 и до апрел я  1726 г. Тати ­ щев  пребывал  в Швеции,   где изуча л по  поручению  Петр а I  швед ­ скую  организацию  горного  и  монетного  дела,  работу   мануфактур , подыскивал  и нанимал  искусных  мастеров  дл я  службы в России,   а такж е  наблюдал  за  политическим   состоянием,   "явным и  поступка­ ми  и  скрытым и  намерениями   оного  государства".  Наряд у  со  всем этим  он  по  собственной инициативе  собирал   в  Швеци и  материал ы по  древне й русской  истории,  покупал разны е полезные дл я России книги, рукописи, чертежи, беседовал  с различными шведскими уче­ ными,   выведыва я  у  них  необходимые   научные  сведения.  Позднее Татище в  признается,   что  научно  заниматьс я  древней  русской  ис­ торией  он  стал в  1727 г. — по  возвращени и из  Швеции.

В  1727—1733  гг.  Татище в  служи л  в  Монетной  конторе  в  Моск­ ве,  сначала  в качестве  "третьего члена",  а с конца  1730 г. — "глав­ ного  судьи"  конторы. В  1734—1737  гг.  он  являлс я  главным  началь ­ ником  горных  заводов  Урала,  зате м  в  течение  двух ле т возглавлял Оренбургскую  экспедицию, организованную  в  1731 г. в целя х осво­ ения   Оренбургского  края .  С   августа   1741   г.   Татище в   руководил Калмыцкой экспедицией. С конца 1741 г. к этой его обязанности добавилось   поручение   управлят ь  Астраханской  губернией.

 

В  августе   1745  г.  Татище в  был  отставлен   от  государственной службы.  В апрел е  1746  г. он  прибыл в принадлежавшу ю ему дерев ­ ню  Болдино  под  Дмитровом.  Здес ь  и  прошл и  последние  годы  его жизни .  Превозмога я  болезни,  он  стремилс я  завершит ь  "Истори ю Российскую". Смерть, последовавша я  15 июл я  1750  г., не позволила ему   добиться   своей    цели   и   увидет ь   главный  тру д  своей   жизн и напечатанным.

Политическое  мировоззрение  В.  Н.  Татищев а  формировалос ь на основе опыта его государственной деятельности,  научных исто­ рических  изыскани й  и  под  большим  влияние м  произведений  ан ­ тичны х  философо в  и  ряд а  современных  ем у  западноевропейски х мыслителей. В частности, Татище в высоко оценивал немецкого фи ­ лософа  X.  Вольфа ,  который, по  его  мнению,  "лутч е  протчих,  т.  е. кратк о  и  внятно" ,  описал то,  что  касаетс я  "до  начал а  сообчеств, порядков,  правительст в  и  должностя х  правителе й  и  подданных". Выделя л он  такж е трактат ы С.  Пуфендорф а и  Г. Гроция. К  произ ­ ведениям  же известны х в ту пору в Европе  мыслителе й Н.  Макиа ­ велл и  ("Государь"),  Т.  Гоббса  ("Левиафан") , Дж . Локка  ("Два трак ­ тата о правлении")  и другим подобным  им Татище в относился  весьма критически :  считал,  что они  "более  вредительные ,  нежел и полез ­ ные",  что из них  "у неразсудны х странные,  с мудростию  и пользою государства  несогласные  разсуждени я  произносятся,  а некоторые, с великим  их собственным  вредом,  на  непристойное дерзнули" .

Ря д  аргументов   дл я  своих  выводов  о  характер е  человеческих обществ,   власти  и  закона х  в  них  Татище в  черпа л  в  Священном писании. Пр и  этом  он, судя  по  воспоминаниям современников, не относился  к  числу  люде й  тверды х  религиозных  убеждений.  Неко ­ торые  из  знавши х Татищев а  людей  считал и  его  даж е  человеком не вполне  православной веры.  Подобные  оценки  религиозных  воззре ­ ний  Татищев а  основывались   в  значительной  мере  на  слухах,  рас ­ пространявшихс я  его недоброжелателями ,  но  в некотором  смысле они  отражал и  в  искаженно й  форм е  критическое отношение Тати ­ щев а  к  священника м  и  присущу ю  ем у  веротерпимость.  Татище в считал,  что  религиозные  распр и  "н е  от  кого   более,  ка к  от  попов, дл я  их  корысти,   а  к  этому  от  суеверны х ханжей ,  кои  от  несмыс- ленны х  набожников   происходят,   межд у  ж е  людьми  умными  про­ изойти  не  могут,  понеж е умному  до вер ы другого ничто  не  касает ­ ся,  и  ему  все  равно,  Люте р  ли,  Кальвин  ли  или  язычни к  с  ним  в одном   городе  живе т или  с  ним  торгует,  ибо  не  смотрит на  веру, но смотрит  на его товар,  на его поступки  и нрав" . Говоря  о полезности веротерпимости,  Татище в  исключал,   правда,  из  перечн я  религий, к  которым следуе т  относиться терпимо,  иудаизм.

Среди   произведени й  Татищева ,  в  которых  нашл и  отражени е его политические и правовы е взгляды ,  следуе т выделить :  1)  главу

45 "О древнем  правительств е русском  и других в пример " в первой

 

части  "Истори и  Российской";  2)  тракта т под  названием  "Разгово р двух  приятеле й  о  пользе   науки  и  училища" , написанный в  1733  г.;

3)  записк у  "Произвольное  и  согласное  разсуждени е  и  мнение  со­ бравшегося  шляхетств а   русского  о   правлени и   государственном", составленную приблизительно  в  1734—1735  гг.;  4)  записк у "Напом - нение", котора я представляе т собой  ответ  Татищев а на  рожденный в стенах Сената в 1743 г. проект нового административно-террито­ риального устройства России;  5)  записк у  "Духовная  моему  сыну", датируему ю  1749  г.

В  своих   политических  взглядах   Татище в  исходил  из  того,  что никакое человеческое сообщество, малое  или  великое, "без началь ­ ства   и   власт и   быть   не   может".   Он   выделя л  четыр е  тип а  таки х сообществ  ("сообсчеств" — по  его  терминологии): первое — "супру ­ жество" ,  "когда   му ж   и   жена ,  свободные дл я   обсчей   их   пользы, согласятся в сочетание";  второе — "родовое", т. е. "сообчество" родителей  и  детей;  третье — "домовное"  ил и  "хозяйское" , в  кото­ ром  соединяются  на  основании  договора господин и  слуги;   четвер­ тое  из  выделявшихс я  Татищевы м  "сообчеств"  представляе т  собой государство, которое возникает из объединения "домовных" сооб­ ществ   и  выступае т  в  свою  очередь   в  различны х  формах.

Перву ю   из   этих   фор м  Татище в   называ л   "гражданством"   или "правлением    гражданским",     признава я    данное   названи е    синони­ мом   греческому  слову   "политиа".  По   его   мнению  "гражданство " могло  существовать лиш ь  в  малых  селениях и предполагало совме­ стное   решени е  вопросов  управлени я   и   суда   "обсчим  согласием" всех  хозяе в  домов.   После  того,  ка к  селения  стал и  многолюдными, люди   вынужден ы  были   данное  правлени е  переменить,  "а  выбрав неколико способнейших, к правлению определить, им полную власть повелевать  и  учреждат ь  поручили, протчия же  все  в  подвластии и послушании остались. Эту форму  правления Татище в вслед  за древ ­ негреческими  философам и  определил  как   аристократию.  В  даль ­ нейшем  описании  эволюции  государственных фор м  он  такж е  сле ­ довал   представления м   античных  мыслителей.  Несогласие  межд у правившим и  и  проистекающие  отсюда   "медлени е  и  вред "  в  реше ­ нии   общих   де л  породило,  по  его  словам,  нужд у  в  избрании "еди ­ ного  способнейшаго и достойнейшаго к правлению, которому всю власть  поручили, дабы  он  о  пользе  

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 |