Имя материала: История политических и правовых учений

Автор: О. Э. Лейст

Глава 15 политические и правовые учения в россии во второй половине xviii в.

 

§ 1. Введение

 

Во второй  половине  XVIII в. происходило  дальнейше е развити е официально й  доктрин ы  самодержавно й  власт и  в  России.   Новые элемент ы в ее содержани и составили в своей  совокупности идеоло­ гию  та к  называемого  "просвещенного  абсолютизма". В  разработк е русского варианта  данной  идеологии  непосредственное участие при ­ нял а  императриц а  Екатерин а  II.   Взойд я  на  престо л  в  результат е государственного переворота,  она  была  озабочена (особенно  в  пер ­ вые  годы  своего  правления )  проблемой  легитимизаци и  своего  ста­ туса самодержиц ы российской. Идеология  "просвещенного  абсолю­ тизма " в  определенной степени решал а  эт у проблему.

Появлени е в рамка х официально й доктрин ы российской само­ державно й  власт и   просветительски х  иде й  свидетельствовало  по­ мимо  прочего и о том, чт о к  середине XVIII  столети я в настроени­ я х русского  дворянств а произошл и серьезны е перемены.  Екатери ­ на   II  не  провозглашал а  бы  эти х  идей,  есл и  бы  не  была   уверена , что  они   будут  поддержан ы  господствующим   сословием   русского общества.

Характе р  политическог о  и  правовог о  сознани я   самы х  обра ­ зованных   представителе й  русского   дворянств а  второй   половины XVIII в. во многом  раскрываетс я в произведения х М. М. Щербато ­ ва и А. Н.  Радищева . Первы й из  эти х мыслителе й был  защитнико м крепостничества, второй  — яры м обличителем  данного  обществен­ ного  явления .  Те м  не  менее   в  их  политически х и  правовы х взгля ­ да х было немало  общего.  Оба  они  сходились  в неприяти и самовла­ стья,  произвола  государственной власти.  И  тот  и  другой   ставил и закон  выш е монарха,  придавал и вольности  качество  самого ценно­ го общественного достояния. Характерно й черто й дворянски х мыс ­ лителе й второй  половины  XVIII в. был их патриотизм , привержен ­ ность  к своему отечеству.  Тревога  за будуще е России  пронизывал а их настроения,  заставлял а  их смело  обличать  пороки,   мешающи е поступательному  развити ю русского  общества,  усилению  Русского государства.

 

 

§ 2. Развитие официальной доктрины самодержавной власти.

Идеология  "просвещенного абсолютизма"

 

Характерны е  дл я  второй   половины XVIII  в.  новые   тенденции  в эволюции  официальной  доктрины  самодержавной  власт и  получи­ ли  свое  выражени е  в  законодательных  акта х и  программных доку­ ментах  Екатерин ы  П.  В  "Обстоятельном Манифест е  о  возшествии Ея  Императорскаго  Величества на  Всероссийский Престол", издан ­ ном  6  июл я  1762  г.,  Екатерина II  заявляла :  "Но  самовластие,  нео­ бузданное  добрыми  и   человеколюбивыми  качествам и   в   государе, владеющем  самодержавно,  есть  такое   зло,  которое  многим  пагуб­ ным  следствиям непосредственною  бывает  причиною". В  заключи ­ тельных   строках   данного  Манифест а   императриц а   обнадеживала своих   подданных  в  том,  что  будет  просить  Бога   "денно   и  ночно", дабы  он  помог  ей  "поднять скипетр " в  соблюдение  русского право­ славного закона,  "в укреплени е и  защищени е любезнаго отечества, в  сохранение  правосудия,  в  искоренение  зл а  и  всяки х  неправ д  и утеснений". Вместе  с тем  Екатерина II  "наиторжественнейше " обе­ щал а своим  императорским словом   "узаконить таки я  государствен- ныя  установления,  по  которым бы  правительство любезнаго наше ­ го  отечества   в  своей  силе  и  принадлежащи х границах течение   свое имело   так,  чтоб  и  в  потомки  каждо е  государственное  место   имело свои  предел ы  и  законы к  соблюдению добраго  во  всем  порядка" .

Приведенные  слова   выражал и  некоторые  представлени я  о  на­ значении  самодержавной  власти,  сформировавшиес я  еще  в  пред ­ шествующи е эпохи  развити я  русской  политической  идеологии.  Од­ нако   наряд у  с  этим   здесь   намечались  и  новые   дл я  официальной доктрины российской самодержавной власт и  идеи.  Это, во-первых, не  выраженна я  прямо,  но  подразумеваема я  мысль  о  возможности ограничения   самовластия   монарха   его     "добрыми    и    человеколюби­ выми    качествами",   а   во-вторых,  идея   законодательного  определе­ ния  общих  рамок  деятельности правительства и компетенции государственных  органов.   Немаловажное  идеологическое  значение имел   и  сам  фак т  того,  что  императрица  давала   своим   подданным обещание  принят ь  основополагающие  дл я  государственного  управ ­ лени я  законы.

Указанные нововведения в официальную доктрину самодержав­ ной  власти   являлис ь  элементами  идеологии  "просвещенного  абсо­ лютизма" .  Русски й  вариан т  данной  идеологии  в  наиболее  полном виде  воплотился в документе,  получившем названи е  "Нака з  импе ­ ратриц ы  Екатерин ы  II,  данный комиссии о  сочинении проекта но­ вого  Уложения" .  Екатерина  работала  над  ним   более   двух  ле т  — с

 

январ я  1765 г. 30 июл я  1767  г. текс т "Наказа " был  опубликован. Он состоял из  526  статей, распределенны х по  20  главам.  В первы е ме ­ сяц ы  1768  г.  к  ним   были   добавлены  21  и  22  главы.   Материа л  дл я своего  произведени я  российска я  императриц а  брала  в  сочинениях французски х  философо в  Ш.   Монтескье  и  Ф.  Кене , итальянского мыслител я Ч . Беккариа , немецких мыслителе й баронов Бильфель - да и Й.  X. Готтлоба фон  Юсти, русского правоведа С. Е. Десницкого.

Наиболее масштабное заимствование было  сделано и з трактат а Монтескье  "О  духе  законов " — 294  стать и  "Наказа " составлены на материал е данного труда.  Екатерин а II  сама  признавалас ь (в  пись ­ ме  к философ у Д'Аламберу) в  том, что  пр и написании своего  трак ­ тат а  "обобрала" Монтескье  на  польз у своей  империи.

Сопоставление  содержани я  "Наказа "  с  текстом  произведени я "О  духе  законов "  показывает ,  что   Екатерин а  II   заимствовал а  у Монтескье  отдельные фразы , определения , идеи, но  не  доктрину монархической  власти.   Французски й  филосо ф  описывал  природ у монархического правлени я  (гл.  4 кн.  II  трактат а  "О духе  законов"), име я в виду  сословно-представительную  монархию. В его представ ­ лении настояща я  монархи я  — это  правлени е  одного  лица   "посред ­ ством   основных  законов" ,  необходимо предполагающих существо­ вание  "посредствующих каналов,  по которым движетс я власть".  Эти канал ы  составляют,  по  мнению Монтескье,  сословия  духовенства, дворянства, горожан. Они  выступаю т в качеств е не  только  провод­ ников власт и  монарха, но  и  сил, ограничивающих ее.  "Уничтожьт е в  монархии  прерогатив ы  сеньоров,  духовенства,  дворянства  и  го­ родов,  и  вы  скоро   получите  в  результат е  государство  либо  народ ­ ное, либо  деспотическое",  — утвержда л Монтескье.

Екатерин а  I I  повторила в  своем   "Наказе " изречени е  француз ­ ского  мыслителя об основных законах, предполагающих канал ы или протоки, по которым протекае т власть, но  пр и этом  добавила к нему два  слова.   "Законы , основание держав ы  составляющие,  предпола ­ гают   малы е   протоки,  сирень  правительства,  чре з  которы е  излива ­ етс я  власт ь  Государева "  (курсив  мой.   —  В.  Т.).  Добавлением  слов "сиреч ь  правительства "  Екатерин а  I I  существенно изменила  кон­ струкци ю  монархической власти , представленну ю  Монтескье. По ­ средствующими дл я власт и монарха каналами или  протоками в "На ­ казе "  назван ы  были   "правительства" , т.  е.  административные  уч ­ реждения .  Монархическа я  власт ь  предстал а  в  произведении рос ­ сийской императриц ы имеюще й свое  продолжени е не  в сословиях, а в бюрократии. Именно така я  монархи я  существовал а на  практи ­ ке  в России. Административна я реформ а Петр а  I и таки е его  акты , ка к   "Табел ь  о  рангах "  и   "Духовный  регламент" ,  создали фунда ­ мент  бюрократической монархии в России, в которой сословия дво­ рянств а и  духовенства терял и  свой  прежни й характе р  и фактичес ­ ки   выступал и  в  качеств е  составных  часте й  бюрократии.  В  своем

 

"Наказе "  Екатерин а  II  завершал а  юридическое  и  идеологическое оформление этой  бюрократической монархии.

В  конструкции монархической власти, представленной в  трак ­ тат е Монтескье,  ограничением данной власт и  и  соответственно га­ рантие й  от  превращени я  ее  в  деспотическую служил и  прерогати­ вы  сословий.  В  доктрине  самодержавной власти,  развито й  в  "На ­ казе "  Екатерин ы  II ,  ограничением этой  власти   мыслились  преде ­ лы , установленные ею  самой  (ст.  512).

Главным среди  таки х ограничительных "пределов " являлась , в представлении Екатерины II, цель, к которой обязывался стремиться пр и  осуществлении своей  власт и  самодержец.  "Како й  предлог   са ­ модержавного правления ? — вопрошает императриц а в ст.  13  "На ­ каза "  и  отвечает:    "Н е  тот,  чтоб   у  людей   отнять   естественную  их вольность,  но   чтобы   действи я  их  направит ь  к  получению  самого большого  ото  всех  добра".   "Самодержавны х  правлени й  намерение и  конец  есть  слав а  граждан,  государства и  Государя",  — заявляе т она  в ст.  15  рассматриваемого произведения.

Самодержавна я  власт ь  ограничивается  в  "Наказе "  такж е  тем, что самодержец устраняется от непосредственного управления всеми государственными  делами.  По   мнению  Екатерин ы  II ,  он  долже н воздержаться и от того, чтобы  судить, "почему  и надлежит ему иметь других  особ,  которые бы  судили   по  законам "  (ст.   149).  "Существо правления "  составляют, согласно  "Наказу" , "власт и  средние, под­ чиненные, и зависящи е от верховной"  (ст.  18).  Государь  же  объяв ­ ляетс я  здесь   по  своей   сущности источником   "всякой  государствен­ ной  и гражданской власти " (ст.  19).  Ему  прилично по смыслу  ст.  510 "Наказа " довольствоваться только   "главным надзиранием " з а дея ­ тельностью  правительственны х  органов.

"Наказ " предусматривал , что  самодержавна я  власт ь осуществ­ ляетс я  преимущественно  путе м  издани я  на   основе  "благоизволе- ния "  государя  общих   законов.  Однако  и  в  законотворчестве  "На ­ каз " налагал на  самодержца определенные ограничения.  "Надобно имет ь  хранилищ е  законов",  — провозглашала  Екатерин а  в  ст.  22 своего  произведения. Это  учреждени е могло  пребывать, по  ее  мне­ нию, только   при  "государственных правительствах".  В  задач у "хра ­ нилища законов " императриц а  вменял а  наблюдение за  тем,  чтобы "вол я  Государева" находилась  в  соответствии "с законами во  осно­ вани е  положенными и  с  государственным установлением"  (ст.  28). Это  предписание "Наказа " означало, что  самодерже ц обязан был  в своем   законотворчестве  согласовывать  издаваемы е  законодатель ­ ные  акт ы с ране е изданными основополагающими законами. Екате ­ рина   II  выражал а  надежду,  что  подобные правил а  "возбраня т  на­ роду  презират ь  указ ы  Государевы,  не  опасался за  то  никакого на ­ казания , но  купно и  охраня т его  от  желани й  самопроизвольных и от  непреклонных прихотей".

 

Принци п  законности выступа л  в  "Наказе "  в  качеств е  важней ­ шего   свойства  представленной  в  нем  конструкци и  самодержавно й власти .  Таки е  общественные  явления ,  ка к  равенство ,  вольность, безопасность гражда н  и  т.  п., увязывалис ь  Екатерино й  II  с  соблю­ дением  законов. Пр и этом, однако, принци п законности не сочетал­ ся  в  "Наказе "  с  признание м  субъективны х  пра в  граждан .  Закон ы выступали здесь в качестве  инструмента обеспечения исключительно государственных  или   общественных  интересов.  Так ,  граждански е закон ы  представлялис ь  в  "Наказе "  лучши м  средством  исправле ­ ни я  пороков,  воспитани я  граждан.  Здес ь  проводилась  иде я  о  том, что  совершенные  закон ы  способны сделат ь государство прочным,  а плохие  ведут  к разрушени ю  его.  Екатерина II  отождествляла власть государя-законодател я  с  властью  отца,  заботящегося о  своих  детя х (ст.  452).

Подобные  представлени я  о  рол и  закона  вполне  соответствова­ ли  идеологии "просвещенного абсолютизма". Не  противоречила дан ­ ной  идеологии и  выраженна я  в  "Наказе "  иде я  божественного про ­ исхождени я  самодержавно й  власти.   Признание м  титул а  государя "Богом  данным званием "  (ст.  625)  Екатерин а  II  подтверждал а  свои сентенции  о  том,  что  главное   назначени е  самодержавно й  власт и заключается в содействии благополучию подданных, получению ими "самого   большого  ото  все х  добра".   "Зако н  Христиански й  научае т на с  взаимн о  делат ь  друг  другу  добро,  сколько  возможно" , — гово­ рилось  в ст.  1  "Наказа" . Принима я верховную  власт ь от Бога, само­ держе ц  обязывалс я  те м  самым   строго  соблюдать  этот  "Закон" .

 

§ 3. Политические и правовые идеи М. М. Щербатова

 

Михаил     Михайлович   Щербатов    (1733—1790)     отрази л    в    своем творчестве политические  идеал ы  те х представителе й  русского  дво­ рянства , которы е  критическ и  относились  к  российскому  самодер ­ жави ю  в  целом   и  к  политик е  императриц ы  Екатерин ы  II  в  част ­ ности.

М.  М.  Щербато в родилс я  в  1733  г.  в  княжеско й  семье,  ведуще й свою  родословную от  внук а  великого княз я  Владимир а  Святослав а Черниговского.  В   1750  г.  он   поступил  на   служб у  в  лейб-гвардии Семеновский полк.  После   издани я  в  1762  г.  "Манифест а  о  вольно­ сти  дворянской " выше л в  отставку.  Поселившись в  своем  имении в селе  Михайловском Ярославской губернии, Михаи л Щербато в  пре ­ далс я  чтению   книг   и  занятия м  историей.  В  1767  г.  он  был  избра н депутато м  от  ярославского  дворянства  в  комиссию,  учрежденну ю Екатерино й II  дл я  составления проект а нового   уложения .  В  1778  г. его  определил и  на  должность президент а  камор-коллегии,  создан­ ной  Петром I дл я  расположения и ведения "доходов  денежны х всего государства".  В  1779  г.  он  ста л  сенатором.

 

В 1768  г. Екатерин а II, узна в об  интересе Щербатов а к русской истории, дала  ему  поручение разобрат ь  бумаги  Петр а  Великого,  а зате м  открыла  дл я  него   доступ   в  другие   государственные  архив ы и библиотеки. С  1770  г. княз ь нача л публиковать главный свой  ис ­ торический  тру д — "Историю  Российскую".  Последняя ,  пятнадца­ тая ,  книга  данного  труда  — треть я  часть  седьмого  тома  — выйдет в свет в  1791  г.

Помимо  "Истори и  Российской"  Щербато в  написа л  множество различны х трактатов , стате й  и  заметок, в  которых подверг  крити ­ ческому  анализ у экономическое, политическое  и нравственное  со­ стояние   русского  общества   и  государственную  деятельность   рос ­ сийских  самодержце в послепетровской эпохи,  в том числе  и поли­ тик у Екатерин ы II.

Дл я  истории  русской  политической  и  правовой  мысли  второй половины   XVIII  в.  наибольшее  значение  имеют  таки е  произведе­ ния  княз я Щербатова,  как:  1) "Разны е рассуждени я о правлении" ;

2)  "Размышлени я  о  законодательстве  вообще";  3)  "Замечани я  на большой  нака з  Екатерины" ;  4)  "Путешестви е  в  землю   офирску ю господина  С...   швецкаго дворянина" ;  5)  "Размышлени е  о  дворян ­ стве";  6)  "Размышлени я  о  смертной казни" ;  7)  "Оправдани е  моих мыслей и  часто  с  излишне ю смелостию изглаголенных слов".  Кро ­ ме  того, политические и правовые взгляд ы Щербатова выразилис ь в его многочисленных записках,  поданных  в Комиссию  о сочинении проекта  нового  уложения .

Свои  размышлени я о происхождении  государства и права  Щер ­ батов  начинает с  утверждения , что  человек одарен природой дос­ таточным разумом, чтобы  жит ь в соответствии с правилам и добро­ детели,  укорененными в его сердце. Однако общественные  порядк и воспитывают  человека  таким   образом,  что  его  разу м  повреждает ­ ся, вследствие чего  он  перестае т быть  тем  существом, которым был сотворен  природой.  Это  повреждение  разум а  человеческого  Щер ­ батов объявляет причиной  того, что "никакое  сообщество,  хотя мало оно многочисленно, не может пребывать без некоторых правил и законов,  которые  каждого  поступок  установляют,  и без одного  ил и многих определенных персон, дабы принуждать оныя исполнять и надзират ь за исполнением". Отсюда  происходят, по словам Щерба ­ това,  "разны е  роды  правления,  монархическое,  которое от  патри - аршаго правлени я начало  свое  имеет;  деспотическое ил ь самовласт­ ное,  введенное  мучителами,  аристократическое и демократическое, о коих  можно  мнить,  что  они  произведены  неудовольствием  вель­ мож  иль  всего  народа  правлением  сих деспотов".

Во  всех указанны х форма х правлени я  Щербатов  выделяе т ха­ рактерны е  дл я  них  пороки  и  достоинства   ("полезности").   Монар­ хия, имеющая, ка к  отмечает он, свое  начало   "от правлени я  патри ­ архов   или   отцов   фамилий" ,  предполагает власть   государя,  кото-

 

рый,  будучи  возведен н а  престо л  п о  избрани ю  ил и  п о  прав у рож ­ дения , управляе т народом, ка к оте ц детьми, т . е . являетс я дл я него покровителем,  защитником ,  судьей  и  т.  п.  Властву я  единолично, монарх  решае т  важны е  дел а  по   совету   старейши х  и  мудрейши х своих подданных.  Он не отделяе т своих личны х интересов  от инте ­ ресов  государства  и  соответственно  выбирае т себе  в советники  та ­ ки х людей,  которые  "сопрягают усерди е  к  их  Государю с  любовию к  отечеству   и  законам" .

Непрочность монархического правлени я  проистекает , согласно Щербатову , от  того,  что  мало   есть  на  свете   монархов,  способных противостоять   своему  честолюбию,   разны м  страстям ,  лест и  при ­ дворных и не склониться  к самовластию.  Та к же мал о ест ь и мини­ стров,  которые бы  "по  слепой любви  к  Государю,  а  более  дл я  соб­ ственной их  корыст и  не  готовы  б  был и  ем у в  том  помогать ил ь  бы могли  сопротивлятьс я  блистанию  злат а и достоинств".

Аристократическое  ил и  вельможно е  правлени е  устанавливает ­ ся,  по  мнению  Щербатова , в случае,  когда  главы семей,  объединя ­ ющихс я в единое  общество  в целя х более эффективно й защит ы от врагов,  не   могут   один   другому   уступит ь  и  сохраняю т  на д  соеди­ ненным обществом свою  коллективну ю власть, ил и вследстви е воз ­ мущени я наиболее  влиятельны х семей  самовластными  действиям и монарха.  Достоинство  этой   форм ы  правлени я  проявляется , отме­ ча л Щербатов , лиш ь пр и условии, если  "достойные вожд и народов, трудяс я дл я пользы  отечества,  сопрягают  пользы  их родов с пользою республики,   которою  управляют ;  закон ы ту т н е  пременяютс я  дл я польз ы  ил ь  своенрави я  единаго:  понеж е  ревность  межд у  членов Сенат а производит сопротивление;  лесть, сие  ацкое 1     чудовище, не имеет  власт и в таковом  правлении ; команда  арм;ий  лиш ь храбрей ­ ши м  и  искуснейшим  препоручается , а  не  пронырливейши м  при ­ дворным". Пороки аристократическо й форм ы правлени я — та к же , ка к и монархической — Щербато в связыва л с пороками  людей,  ко ­ торы е  бывают   заражен ы  честолюбием и  собственною к  себе  любо­ вью.  Кажды й  челове к  хоте л  бы  властвоват ь  и  прилагае т  усили я дл я  того,  чтобы  его  мнение  возобладало на д мнениям и  други х лю ­ дей.  "Сие  раждает ,  — заявля л Щербатов,  — происки,   партии ,  не ­ нависти и друга я  злы , инее  суть  не  отдельны от сих  страстей. Хот я дел а и решаютс я по  большему  числу голосов,  однако  большее  чис­ л о н е всегда лучше е бывает". Проект ы те х ил и ины х решени й час ­ то  не  принимаются  вследствие  препятствий,  чинимы х теми,  чьи м мнениям  они противоречат.  Властвующие вельможи , отмечал Щер ­ батов, "предпочитая пользы своих родов интересам государства, ста­ раютс я  учинить  вечными  в  их  домах  достоинствы   и  богатствы  со

 

1    То  есть  "адское".  — В.  Т.

 

исключением  других, и утесня я подлой1      народ,  которой  нигде столь не  нещастлив,  ка к под аристократическим правлением" .

Демократическое,   ил и народное,  правлени е возникает,   полагал Щербатов,   не  вследствие  естественного  процесса,   но  в  результат е восстания  народа  против  аристократии.  По его словам,  "те же при ­ чины,  которыя  подали  случаи  пременить  монархию  во  аристокра­ тию, сиречь мучительство государей вельможам, были причиною установления  народного правления ,  то есть  мучительства  вельмож подлому  народу".  Данное правлени е Щербато в  характеризова л ка к самое  непостоянное из  всех, отмечая,  что  оно  подрываетс я  в  своих основах  разделение м народа  на  разны е партии, разжигающи е  сму­ ту в обществе и  что, кроме  общего  всем  республикам обыкновенно­ го порока медленности приняти я важны х решений, оно  имеет  мно­ жеств о других  пороков. Пр и этом  правлении, писал  он  далее, часто бывает  так,  что  расходы,  необходимые  дл я  государства,  народ  от­ казываетс я нести,  "люди справедливаго  обычаю  и неприятел и лес­ ти,  не токмо презренн ы остаются,  но и гонение  претерпевают;  вме ­ сто (того) люди лукавые, пронырливые,  которые за правило их по­ ступка  не добродетель  и справедливость  почитают,  но их собствен­ ный  убыток...  суть почтены  и любимы".  Кроме  того,  "любовь наро­ да  непостояннее  его  ненависти:  они  без  всякаго зазрени я  совести казня т  того,  которой за  несколько дней  пред  тем  был  избавителе м отечества   почитаем...  Учиненныя  заслуг и  не  дале е  в  памят и  пре ­ бывают,  ка к  толико   времени,  колико они  шу м  производят;  прохо­ дит  ли  несколько времени без  какого новаго  знатнаго дела, то  зас ­ луги  забываются,  а  часто  и  наказан ы  бывают".

 

Щербатов  выража л сомнение  в справедливости  именования  са­ мовластия правлением. По  его мнению, оно  есть  "мучительство, в котором нет  иных  законов и иных  правил, окромя безумных  своен­ равий деспота  (самовладетеля).  Вместо что в монархии  государь есть дл я  народа,  в  самовластном  правлени и  народ  являетс я  быть  зде - ла н  дл я  государя".  Пр и  самовластии,   подчеркивал  Щербатов,   на­ род  "навсегда   лише н  величайшаго  дар а  природы,  то  есть  вольно­ сти".  Може т ли  что  ужасне е быть, продолжа л он, "ка к  видеть  мил ­ лионы  людей,  сравненных  с  скотами,  которые  работают лиш ь  дл я единаго  и дл я его визир я и фаворита ,  которой,  быв рожде н в нево­ ле,  достиг  до  милости  Государя  лиш ь  чре з  мерзку ю  лест ь  и  под­ лость...".

В  представлении   Щербатова   ни  одна  из  фор м  правлени я  не существовала  и  не   существуе т  на   практик е  в  чистом   виде,  "ибо монарх  не  может  править  без  вельмож,   вельможи  не  могут  пра­ вить  без  начальника   и  без  народа,  ни  народ  без  начальников   сам себя   управлять" .

 

1    Здесь  в  смысле  "простой".  — В.  Т.

 

Правление , существовавше е  в  XVIII  в.  России,  Щербато в  ха ­ рактеризова л ка к  самовластное.  Поясня я это  свое  мнение,  он  пи ­ сал :  " Я  охуля ю  самой   состав   нашего  правительства ,  называ я  его совершенно...  самовластным  и таким ,  где,  хот я ест ь писанные   за ­ коны,  но они  власти  государевой  и силе  вельмо ж уступают,  где со­ стояни е каждого подданного основывается не  на  защищени и зако ­ нов, не от собственнаго его поведени я (зависит?), но от мановения... злостнаго  вельможи" .

Первы й  ша г на  пут и  превращени я  российского самовласти я  в монархию  Щербато в связыва л с принятие м основных  законов.  Та к ка к  монарх  не  вотчинник,  отмеча л  мыслитель,   "н о  управител ь  и покровител ь  своего   государства,  а  потому   и  должн о  быть  некии м основательным правам,  которые  бы не стесняли  могущество  монарха ко  всему полезному  государству,  но  укрощал и бы иногда  безпоря - дочны я его хотения , по  большей част и во  вре д ем у самому  обраща - ющияся" . В числе  необходимых дл я России основных законов Щер ­ батов  называл :  1)  "положени е  о  порядк е  наследства  на  престол" ;

2) закон,  предписывающий "хранение владычествующей  веры и пре ­

бывание государя в оной",  а такж е  "терпени е чужды х вер , до  кои х мест  оно  должн о  простираться , даб ы  ни  гонением,  ослабляющи м государства и  возобновляющим нам ужас ы шестаго  на  десят ь века, не  впаст ь в бесноверие,  ни  излишно й  понаровкою не  показат ь не - брежливост ь к  владычествующе й  вере" ;  3) закон ы о порядк е изда ­ ни я законов,  установлени я налогов  на  народ,  "переделани я моне­ ты" ; 4) закон ы о суде и прав е осуждаемы х себя защищать ; и,  нако ­ нец, 5) зако н о дворянском звании. По  мнению Щербатова , все  это недостаточно  "словам и  ил и  грамотою какою утвердить :  надлежит , чтобы поставлены  были  и наблюдател и о сохранении  онаго".

Щербато в не  счита л справедливы м  мнение  французског о про ­ светител я  Ш.  Монтескье,  воспринятое Екатерино й  II  и  приведен ­ ное  в  ее  "Наказе" ,  согласно которому страна   велика я  своим   про ­ странством  "сама по себе предполагает  деспотическую  власт ь в том лице ,  которое ею  управляет" .  Монтескье  полагал,  что  полезност ь деспотической  власти  в велики х держава х заключаетс я в быстроте решительны х мер, возмещающе й большую протяженност ь и х тер ­ риторий.  Щербато в  же  высказыва л мнение,   что  государь  с деспо­ тическо й  власть ю  не   дас т  скорост и  в  решениях ,  "иб о  любовна я страсть , охота  и  другие  забавы , отнима я у него  время , и более  ещ е республиканского замедлени я приключат".  Но даж е если государь- деспот приме т решени е быстро,  "можн о ль надеяться , — вопроша л Щербатов , — чтоб оно было сходственно  с истинными пользам и го­ сударства  и чтоб его  здравы й разсудок,  а  не  страст ь кака я  произ ­ вела;  ибо  человек,  не  дающи й  никому  отчету в своих делах,  легко ввергаетс я  в  страст и  и  слушае т  не  тех,  кт о его  противоречьим  на

 

истинной путь  наставляет, но  тех, кто  безчестной лестью  вкралс я к нему  в  любовь".

Достоинство  каждой  форм ы правлени я Щербатова  связыва л со

степенью обеспечения в ее условиях личной и имущественной бе­ зопасности граждан. Он  высоко оценивал значение английской про­ цедур ы   "хабеас   корпус",  предоставлявше й  арестованным  опреде­ ленные  гарантии  от  произвольного   ареста.  "Чего ж бы  ради  сего у нас  не  учредить?   Ибо  приме р  аглинской нам  доказует,  что  от  сего никакого  зл а не происходит",  — писал  он  по  поводу данной  проце­ дуры.  Вместе  с  тем  Щербатов  предлага л  ввести  в  России и  другое правило,  служаще е  той  же  цели.   "Говоря   о  безопасности  личной, не могу я не  помянуть,  — заявля л он,  — и того,  чего бы рад и каж ­ дому  по  уголовному дел у  обвиняемому человеку   не  дат ь  стряпчаго ил и  советника,   который  бы  мог  спомоществовать   ему  оправдать­ ся...  Не  могло  бы  от сего  никакого зл а произойтить, ибо  пусть  бы от сего  некоторые винные нашл и случай  оправдаться,  но  не  лучш е ли спасти  единаго  невиннаго,   нежел и  сто  виновных  погубить?"

Порица я  самовластие  за   то,  что   народ   в  его  условиях   лише н вольности  и не имеет надлежащи х гарантий  личной  и имуществен­ ной  безопасности,  Щербатов вполне мирилс я  при  этом  с таки м яв ­ лением,  ка к  российское  крепостничество. В  своих  "Замечания х  на большой   нака з  Екатерины "  он  утверждал ,  что  в  России   рабство отличаетс я  от  рабства,  которое  существовало  в  древности  у  рим ­ лян ,  а  в  его  врем я  существует  у турок.  "Российские   крестьяне,  — отмечал  он, — хот я  есть  раб ы  своим  господам, хот я  земля , обрабо­ танна я  ими,  принадлежи т их  помещикам,  хотя  они  имеют  права   и на имение  их, но собственной  своей пользою побуждены,  никто име­ ние и земл и своих крестьян  не отнимает,  и крестьяне  до нынешних время н и  не  чувствовали,  что  сие  не  собственное их было, в  втвер - жени е  таки х  мыслей  произвело  различны е  бунты,  як о  ныне   пуга- шевской  и убивство  великого  числа  помещиков  от своих крестьян, чре з что они  ясно  показали,  что они  более  никакой  свободы  недо­ стойны,  и  что  всякое  разрушени е древней  власти  помещичьей  над крестьянам и  може т  великое  разорени е  и  гибель   государству   при ­ нести".

Щербатов  считал  сохранение  крепостничества  соответствующим интересам  России.  Дворянство,   живше е  за  счет  крепостных   крес ­ тьян,   было  в  его  представлени и  единственной   надежно й  опорой Российскому   государству.  "Крестьян е  или  нижний   род  людей,   — писал   он,  — по  малости своего  имущества  мало  могут  чувствовать перемены,  случившийся  в государстве,  и как  в победителе,  так и в похитителе  равны х себе находят защитников...   Купцы,  упражняю ­ щийся в торге, можно  сказать, есть  граждане целого  света.  Они  мало взирают,   какое   благополучие   и   слав у  государству  воспоследует, лиш ь бы торг их не  упал  и прибытку  своего  лишен ы бы  не  были...

Но дворянство,  быв основано  на чести,  от слав ы и польз ы государ­ ственной свою  польз у  и  славу  взаимствует , славитс я  славою   госу­ дарства,  услугам и  своими  себе   могущество  и  прибыток  получае ­ мый  и  тем  ему  делаютс я  пользы   государственные   неразличн ы  с собственными своими".

В  своих  рассуждения х о  социальном   и  политическом  устрой­

стве   общества  княз ь  Щербато в  большое  внимание  уделя л  праву . Мысл ь о том,  что  "никакое  общество  без  некоих  законов  жит ь не может" ,  и  что  все  живущи е  в  нем  должн ы  подчиняться   законам, являетс я  одной  из  главных  в  его  политико-правовом  учении. Иде ­ алом  Щербатов а  был а  монархия ,  основанная  н а  законах .  "Цар ь долже н  сам  первы й  закона м  стран ы  своей  повиноваться,  — писа л он,  — ибо по закона м он  и царь ; а разруша я их власть,  разрушае т и подчинение  подданных  к себе".

Лучши м  основанием  граждански х  законо в  Щербато в   счита л "стра х Божи й и почтение  к Божественном у закону".  По  его словам, самые   лучши е  закон ы  управляю т  единую   токмо   внешность,  стра х же Божи й управляе т наш у самую  внутренность  и не  токмо  отвра­ щае т нас  от соделани я каки х сокрыты х и не  могущих уведанным и быть  преступлений, на д коими закон ы человеческие власт и не име ­ ют,  но  и  от  самых  помышлений  соделать  их  развращающагос я  с пут и  истины  на  пут ь  правд ы  направляет" .  Вследствие  этого  граж ­ данский  закон  не долже н противоречить  закону  Божественному.

Пр и  создании  законов,   отмечал  дале е  Щербатов,   и х содержа ­ ние  следуе т сообразовывать  "с умоначертание м народным, с физи ­ ческим  и политическим положением  государства". Именно  поэтому он  считал, что  "неудобно есть  единому сочинять законы" . Не  толь ­ ко  государь, который не  може т "собственной своей  особой вникнут ь во  все  нужд ы  и  обстоятельства  всех состояний   своих  подданных", но  и  частны й  человек,   лучш е  государя  знающи й  "обстоятельства разны х чинов  государства,  не  должен ,  по  его мнению,   быть  един­ ственным сочинителем закона. Ибо  всяки й челове к подверже н сла ­ бостям, его  добрые  намерени я  и разу м  могут  быть  затемнен ы при ­ страстиями , невежеством,  предубеждениями , самолюбием  и ошиб­ ками.  Малы е  собрания   Щербато в  счита л  такж е  не  способными к сочинению  законов;  неудобными  к законодательствованию являлись, по его мнению, и большие собрания, которые "наполнены суть смут- ностию, невежество м и пристрастиями" . Наконец, заключа л он, "за ­ конодательство  не може т быть раздробительн о сочиняемо, ибо ка к все  закон ы должн ы клониться к единому средоточию, то есть  к об­ щем у  благу".

Решени е проблемы,   кому  надлежи т сочинять  законы,   Щерба ­ тов  усматрива л в том, чтобы  поручит ь это  дело  немногим честным, разумным ,  знающим,   трудолюбивым,   равны м  по  своему  положе ­ нию  и  довери ю  пр и  дворе  людям.   Но  пр и  этом  необходимо,  писа л

он, "чтоб целое  государство снабжевало вещам и к сочинению зако ­ нов,  и  кажды й  бы  гражданин,  по  силе   и  могуществу своему,  мог полезны й  совет дать :  ибо  все  под  законом должны  жить,   все  и  уча­ стие  в  нем  должны  иметь"   (курсив  мой.  —  В.   Т.).

Будуч и аристократом по своему  социальному положению, княз ь Щербато в вырази л в своем  творчестве интересы не  только  высше ­ го феодального сословия, но и всего  русского общества. Он с полной ясностью  сознавал,  что  написанные им  политические  трактат ы  и стать и  не  могут  быть  опубликованы пр и его  жизни .  Поэтому обра­ щалс я  в своих  мысля х к  потомству.  "А понеж е сей  мой  тру д ближ е всех  будет  касатьс я  и  скорее   видим   моему  потомству,  — заявля л он, — то да  будет  он  и  ем у в  наставление всегда  всевозможное  по­ печение иметь  о благе  отечества. Пусть  будет  оно  смело  охулят ь  те мои  мысли, которы я могли  какой вре д отечеств у нанести, и из  заб ­ луждени й  моих  да  научитс я  справедливе е  мыслить.  Но   токмо   да подражае т единому, что, мню,  везд е  в  моих  сочинениях видно,  то есть  любовь  и  искрення я  преданность  любезному отечеству".

 

§ 4. Политические и правовые идеи А. Н. Радищева

 

Александр  Николаевич   Радищев     (1749—1802)   занимае т   особое место   в  истории  русской политической  и  правовой мысл и  второй половины XVIII  в.  Он  выступи л в  своих  произведения х в качеств е решительного противника  крепостничества  и  самодержави я  и  од­ новременно показа л себ я последовательным сторонником народно­ го  правления ,  обеспечивающего свободу   и  равенство  всех  членов общества.

А.  Н.  Радище в  родилс я  в  1749  г.  Первоначальное  образование он  получи л дома.  С  ноября 1762  г. и до сентябр я  1766  г.  обучался в Пажеско м  корпусе.  В  1767—1771   гг.  изуча л  иностранные  языки , юриспруденцию, историю, философию и естественные науки  в Лейп - цигском университете. С  декабр я  1771  г.  и  до  30  июня   1790  г.  Ра ­ дище в  состоял  на   государственной  службе :  сначала  на   должнос ­ ти  протоколиста  Сената,  зате м  обер-аудитора  в  одном   из  армей ­ ских  штабов, а  после  двухлетнего пребывани я  в отставке (в  1775 —

1777 гг.) — в качестве чиновника Коммерц-коллегии,  помощника управляющего и, наконец, управляющего Петербургской таможней. В конце ма я  1790  г. Радище в опубликовал сочинение под  названи ­ ем  "Путешестви е из  Петербурга в Москву". Екатерин а II, прочитав эт у книгу, нашл а  ее  опасной и  распорядилас ь  арестоват ь автор а  и предать  его  суду.  Уголовная палата  приговорила Радищев а  к смерт­ ной  казни , но  императриц а  заменил а  данны й  приговор ссылкой в Сибирь. Паве л I по  восшествии на  престол возврати л Радищев а из Сибири,  предписав ем у жит ь  в  собственном имении в  Калужско й губернии.  В  1801  г.  новый императо р  — Александ р  I  — назначи л

 

Радищев а (по  рекомендаци и  А. Р.  Воронцова) на  должность рефе ­ рендари я Комиссии дл я составления  законов,  но его государствен­ на я деятельност ь в данном  качеств е продолжалас ь недолго.  Здоро ­ вье  Радищев а  было   серьезно  подорвано  в  выпавши х  на  его  долю испытаниях , и скорее  всего именно  это обстоятельство  привело  его к  самоубийству  в  1802 г.

Политические и  правовы е взгляд ы  А. Н.  Радищев а  нашл и  свое отражени е   главны м   образо м   в   таки х  его   произведениях ,   как :

1)   "Путешестви е  из   Петербург а  в  Москву" ;   2)  ода   "Вольность" ;

3) "Опыт о законодавстве";  4) записка  "О законоположении"; 5) "Про ­ ект дл я разделени я уложени я Российского";  6) сочинение, извест­ ное   в  исторической  литератур е  под  название м  "Проек т  граждан ­ ского  уложения" 1 .

В основе политических и  правовы х иде й  А. Н.  Радищев а лежи т представление  о человек е ка к о существ е от рождени я свободном  и равном други м людям.  Наделя я людей свободой  и равенством,  при ­ рода  одновременно придал а им, по мнению Радищева , склонность к общежитию.   Возникновение  государства  и  прав а  Радище в  связы ­ ва л  с  переходом  человеческого  общества  к  возделывани ю  земли. "Земледелие , — писа л он,  — произвело  разде л земл и на  области  и государства,  построило  деревн и и города,  изобрело  ремесла,  руко ­ делия , торговлю, устройство, законы, правления" . Непосредствен­ ной  предпосылкой установлени я в обществе  государственной  влас­ ти  Радище в счита л появлени е собственности. До  этого  люди  были, по его представлению, един ы в своих помыслах,  "каждо й в особен­ ности  своей  не инаго  чего желал ,  ка к чего желал и все,  ил и сказат ь точнее ,  никт о   н е  жела л   ничего   в   противност ь   желани ю   всех" . С  появлением   же  собственности   человеческое   общество  расколо­ лось  на  сильны х и слабых, господ  и угнетенных. В результат е  "воз ­ званны е  в  общежити е  всесильным  гласом   немощей и  недостатков человеки  скоро познали,  что дл я обуздания  наглости  и дерзновения нужн а была сократительна я сила,  которая,  носяся  поверх всего об­ щественного  союза,  служил а бы защитою,  подпорою  слабому,  угне­ тенному,  была   бы  против  необузданности оплотом и  преградою, и бичь  гонению,  посягнувшему на  оскорбление союзнаго телеси" .

Государственна я  власт ь  учреждается ,   п о  мнению   Радищева , безмолвным  договором  людей с обществом  на польз у всех и каждо ­ го. Она выступает ка к "соборная народа власть", которая есть "власть первоначальная , а потому  власт ь вышшая , единая , состав  общест­ ва основати или  разрушит ь могущая". Лицо, осуществляющее народ­ ную власть, правомочно  издавать законы,  однако эти законы не могут назначит ь  "н и пути, ни  предела "  "соборному деянию народа".

 

1   Указанное название дал  этому  сочинению А. Н.  Радищева историк

В. П. Семенников, обнаруживший его в архивном фонде  Воронцовых.

 

Идея   народного  суверенитета   или   народного  правления  в   пред ­ ставлени и  Радищев а  не  была  дл я  России абстрактной идеей.   Обо­ сновывая эт у идею, он  обращалс я  не  только  к  теоретической аргу­ ментации,  но  и  к  опыт у русской   истории — в  частности, к  приме ­ ру  Великого  Новгорода,  который,  по  его  словам,  "име л  народное правление" .  "Наро д в  собрании своем  на  вече  был  истинный Госу­ дарь" , — писал   он.

Возникновение  в  обществе государственной власт и  и  законода­ тельства   не  отменяет действи я  естественных законов.  Люди  долж ­ ны  оставаться  при  этом, считал  Радищев , — свободными и равны ­ ми.  "Н о  если  все  они,  — отмечал  мыслитель,  — положил и  свободе своей  преде л и  правил о деяния м  своим, то  все  равн ы  от  чрева  ма­ терня я  в  природной свободе, равн ы  должн ы  быть  и  в  ограничении оной.   Следственно,  и  ту т  один  другому  не  подвластен.  Властител ь первы й  в  обществе есть  закон;  ибо  он  дл я  всех  один".  В  "Проект е дл я  разделени я  уложени я  российского"  Радище в  указа л  п о  пунк ­ там,  в  чем   конкретно  должн а  воплощатьс я  свобода   "народа   ил и граждан вообще"  в обществе, где существует государственная власть. "Прав а их, — пояснил он, — состоят   в  свободе:   1) мысли, 2)  слова,

3)  деяния , 4)  в  защит е  самого   себя,  когда  зако н  того  сделать   не  в силах,  5)  в  прав е  собственности и  6)  быть  судимым  себе  равными" .

Идея    права    гражданина  на   защиту   "самого   себя,    когда    закон того  сделать   не  в  силах",   была   более   подробно  изложен а   в  книге "Путешестви е  из  Петербурга  в  Москву".   "Если  зако н  ил и  не  в  си­ ла х его  заступить, ил и того  не  хочет, ил и власт ь его  не  може т мгно­ венное в предстоящей беде  дат ь вспомоществование,  — писал  здесь Радищев ,  —  тогда   пользуетс я  граждани н  природным  правом  за - щищения , сохранности, благосостояния. Ибо  гражданин, становяся гражданином,  не  перестае т  быть  человеком,  коего   перва я  обязан­ ность, из сложения его происходящая, есть собственная сохранность, защита , благосостояние".

Подобный  принцип  Радище в  распространя л  и  на   отношение гражда н  к  монарху.   "Есл и  мы  уделяе м  закон у часть  наших   пра в  и наше я  природныя  власти, — писал   он, — то  дабы  оная  употребля­ ема  была  в  наш у пользу;   о  сем  мы  делае м  с  обществом  безмолвный договор.  Если  он  нарушен,  то  и  мы  освобождаемся  от  наше я  обя­ занности.   Неправосудие  государя   дае т  народу,  его  судии,  то  же  и более   над   ним   право,  како е  ем у  дае т  закон   над   преступниками". В  этих  словах   Радище в  фактическ и  провозглашал право  народа  на восстание  против   монарха,   не   выполняющего   своих    обязанностей и   творящего   произвол   по   отношению   к   своим    подданным.

Радище в  не  употребляет  в  своих   произведения х  термина  "ре ­ волюция", однако  народное возмущение, о котором он многократно упоминает, имеет  ря д признаков того, что  впоследствии стал и име­ новать   революцией.  В  качестве   главных   причин  народного  возму-

 

щения ,  ниспровергающего сложившийс я  общественны й  порядок, Радище в  подразумева л  установлени е  в  обществе   деспотическо й власт и  и  рабства  ил и  крепостничества,  противных  человеческому естеству.   Революция , в  его  представлении , ест ь  вполне естествен ­ на я реакци я н а эт и вреднейши е явлени я общественной жизни .

Пр и  этом  Радище в  не  счита л революцию эффективны м и дос­ таточны м средством излечени я общества от пороков самовласть я и рабства. Он  знал , чт о народны е восстания, происходивши е в исто ­ ри и человеческого  общества  и в том числе  в русско й истории,  вы ­ ливались , ка к правило,  в простое  и грубое мщение  те м людям,  ко­ торы е имели  в глаза х народа  репутаци ю злы х тиранов  ил и господ- злодеев.   "Приведит е  себе  на  памят ь  прежни е  повествования,  — обращалс я  Радище в  к  читателя м  книги   "Путешестви е  и з  Петер ­ бурга  в Москву".  — Даж е обольщение  колико  яростны х сотворило рабов  на  погубление господ  своих!  Прельщенны е грубым  самозван ­ цем, теку т ему  вослед  и  ничего  толико не  желают , ка к освободить­ ся  от  ига  своих  властителей ;  в  невежеств е  своем  другого  средств а к тому  не  умыслили , ка к их умерщвление . Не  щадил и они  ни  пола, н и  возраста. Они  искал и  пач е весели е мщения , нежел и польз у со­ трясени я  уз" .

Радище в понимал, чт о даж е есл и революци я победит, низверг ­ не т тиран а  и  восстановит свободу, состояние  народного правлени я и вольности не  будет  прочным и долгим. Нова я власт ь опят ь стане т тираническо й и уничтожи т свободу.  "Тако в ест ь зако н природы : из мучительства  рождаетс я  вольность,   из  вольности  — рабство...",  — тако й вывод сделал русски й мыслител ь и з опыта  английской рево ­ люции.  Те м не менее Радище в благосклонно  относился  к последней. В  че м  же  он  виде л  ее  благо?  Ответ  на  этот  вопрос  дае т  двадцат ь треть я строф а оды "Вольность". Радище в обращаетс я здес ь к вож ­ дю  английской революции О.  Кромвел ю  со  словами порицани я  за то, что он, "власт ь в рук е своей  имея" , "тверд ь свободы сокрушил" , называе т его  за  этот  поступок "великим мужем, коварства полным", "ханжой" ,  "льстецом",  "злодеем" .  Вместе  с  тем  Радище в  отмечает в  действия х  Кромвел я  и  нечто  положительное  —  по  его  словам, вожд ь английской революции  научи л всех,  "ка к могут мстить  себя народы" : он  "Е^арла  на  суде  казнил" .

Необходимым  условием  такого  преобразования общества,  в ре ­ зультат е  которого   народное   правлени е  и  свобода  утвердятс я  на прочном фундаменте , Радище в счита л просвещение людей, откры ­ вающе е им глаз а на  подлинное  состояние  общества.  В посвящении А. М.  К.  (А. М.  Кутузову.  — В.  Т.),  предваряюще м основной  текс т книги "Путешестви е из  Петербурга в Москву", он  заявлял , что  бед­ стви я  человек а  происходят  от  человека,   "и  часто  от  того  только, что он взирае т непрямо  на окружающие  его предметы". Целью своей книги Радище в полагал сняти е завес ы  " с очей  природного чувство -

 

вания " у других  людей.  Понимая в  полной мер е вре д крепостниче­ ства  дл я  русского общества,  он  стремилс я  внушить это  понимание всем  помещикам.  Причем   старалс я  действовать  не  только  на  их разум , но  и  на  чувства.  Он  обращалс я  к  разум у помещиков,  когда задава л вопрос,  в котором  уж е содержалс я совершенно определен­ ный  ответ:   "Може т ли  государство,  где  две  трет и  гражда н  лишен ы гражданского  звания , и частию в законе  мертвы,  казатьс я блажен ­ ным? " Он  обращался к  чувствам  помещиков, когда  писал:   "Н о ве ­ дает е  ли,  любезные наш и  сограждане,  колика я  нам  предстоит  ги­ бель,  в коликой  мы  вращаемс я опасности.  Загрубелы е все  чувства рабов,  и  благим   свободы мановением  в  движени е  не  приходящие , тем  укрепя т  и  усовершенствуют  внутреннее  чувствование.  Поток, загражденны й  в  стремлении  своем,  тем   сильнее  становится,  чем тверж е  находит   противустояние.  Прорва в  оплот   единожды,  ничто уж е в разлити и его противиться  ему не возможет.  Таковы  суть бра­ ти я наши, во  уза х нами  содержимые. Жду т случа я и часа.  Колокол ударяет.  И се пагуба зверства  разливаетс я быстротечно.  Мы  узри м окрест   нас  меч  и  светочу.  Смерть и  пожигание нам  будет  посул  за наш у суровость и  бесчеловечие. И  чем  медлительне е и упорнее мы были в разрешени и их уз , тем стремительнее  они будут во мщении своем".

Призра к  народного  восстания  ил и  революции  вызываетс я  Ра ­ дищевы м  в  рассматриваемой книге   не  потому,  что  он  верит  в  бла­ гие  последствия  такого   способа  разрешени я  общественных  конф ­ ликтов,  но  дл я  того,  чтобы  внушить  читателя м  чувство  опасности сохранения  в  России  крепостничества  и  произвола  государствен­ ной  власти.  В  "Опыте  о  законодавстве"   Радище в  признавал ,  что Англия   пришла  к  свободе   и  процветанию постепенно.  "К  блажен ­ ству ея,  — отмечал  он,  — возник  в сердцах ея сограждан  ду х воль­ ности  от  стеснения   мер ы  превосходящего.   Поставив   себе  первы м предметом блаженнаго  общежити я  вольность деяний,  все  обраща­ ло на  его подкрепление, и сие составило наконец собрание законов, коим  разсудо к  дивится, а  человеколюбие радуется" .  Радище в  под­ разумева л в данном  случае большую роль  общественного  мнения  в достижении  свободного  состояния  общества.  В записк е "О законо­ положении " он  прямо заявлял , что  "общее  умонастроение " облада­ ет столь  большой силой,  что  "клонит и  нагибает во  стезю  свою  са­ мые  закон ы  и  власть, действи я  их  нередко бывают  тщетны" .

 

§ 5. Заключение

 

Официальна я  идеология  "просвещенного   абсолютизма",   поли­ тические и правовые идеи  М. М.  Щербатова и А. Н.  Радищев а пред ­ ставляют  собой  тр и главных  направлени я развити я русской  поли­ тической   и  правовой   мысли  в  течение  второй  половины   XVIII  в.

 

Общей  черто й  рассмотренны х в  настояще й  главе  политически х и правовы х доктрин  являетс я  то,  что  формировалис ь они  под  боль­ ши м  влияние м  западноевропейской  просветительской  философии . Боле е того, Екатерин а II , Щербато в и Радище в част о использовал и дл я своих теоретически х построений  материа л одних и те х ж е фи ­ лософски х произведени й (например, вс е они  обращалис ь к тракта ­ ту  "О дух е  законов "  Ш.  Монтескье).   Те м  не  менее  выработанные ими доктрины  оказалис ь совершенно  различным и по своему содер­ жани ю и духу. Данное обстоятельство свидетельствует прежд е всего о том,  что влияни е западноевропейской просветительской  филосо ­ фи и на  русскую  политическую и  правову ю  мысл ь имел о весьм а ог­ раниченны й характер . Но  иначе  и не могло быть.

В  1774  г.  Екатерин а  II  говорила   в  беседе  с  гостившим   у  не е Д. Дидро:   "Я вполне понимаю ваш и велики е начала :  только  с  ними хорошо  писать  книги,   но  плохо  действовать.  Вы  имеете  дело  с  бу­ магой,  котора я  все  терпит , а  я, бедна я  императрица , имею  дел о  с людьми,  которые  почувствительнее  и пощекотливе е бумаги".  Эти­ ми  словами  российска я  самодержиц а  обозначила  главную  особен­ ность  западноевропейской просветительской философи и — ее умоз ­ рительность,  абстрактный  характер , оторванность  от реальной жиз ­ ни.  В теоретически х конструкция х русски х мыслителе й второ й по ­ ловины   XVIII  в.  идеи  иностранных   философов-просветителе й  не имели поэтому самостоятельного  значения , но применялис ь в каче ­ стве  связующи х звенье в ил и  аргументов пр и обосновании собствен­ ны х  выводов.

 

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 |