Имя материала: История политических и правовых учений

Автор: О. Э. Лейст

Глава 17 реакционные и консервативные политические и правовые  учения в западной европе в конце  xviii — начале xix в.

 

§ 1. Введение

 

Распространение  идей   французски х  просветителей,  Француз ­ ская  революция, якобинский террор, революционные и наполеонов­ ские   войны  —  все  это  вызывал о  ненависть  и  отпор   реакционных классов феодальной Европы. После  поражени я Наполеона в войне  с Австрией,  Россией  и   Пруссией  монархи  этих   государств    образо­ вали  Священный союз, к которому позднее присоединились  монар­ хи других европейских государств. За революцией последовали реставрации. Во  Франци и  вновь  воцарились Бурбоны.  Вернувшие ­ ся в страну эмигранты, особенно реакционные круги дворянства (ультрароялисты),  стремились ликвидировать завоевани я Француз ­ ской   революции.  Правительств а  покровительствовали  католичес ­ кому   духовенству,   клерикалам ,  иезуитам .   Основным  предметом нападок  реакционеров  была   идеология  Просвещения.  К   этим   на­ падка м  присоединялись  консервативные  мыслители,  порицавши е теорию   и  практик у  революционеров.

 

§ 2. Реакционные политико-правовые учения во Франции, Швейцарии, Австрии

 

В   конце    XVIII   —  начале   XIX  в.   с   осуждением  Французско й революции  выступил  ря д  политических  мыслителей.

Наиболее известным из  них  был  Жозеф  де  Местр  (1753—1821). Он  жи л  в  Савойе,  Швейцарии , на  Сардинии, долго  был  посланни­ ком  сардинского корол я  в  Петербурге.

Всю  силу  своего   недюжинного  таланта   Жозе ф  де  Местр   обру­

ши л  на  Просвещение и  революцию.

Когда-то  Франци я   была   центром  европейского  христианства, рассужда л  де  Местр.   Но   зате м  в  литератур е  и  во  всех  сословиях Франци и  распространились идеи,  направленные против   религии и

Гл.  17.  Реакционные  и  консервативные  полит.-правовые  учения...               35 1

 

собственности.  Человек ,  который может   все  видоизменить,  но  не може т  ничего   создать   или  изменит ь  к  лучшем у  без  помощи Божь ­ ей,  возомнил себя  источником  верховной  власти   и  захоте л  все  де ­ лат ь  сам.  За  это  Бог  наказа л  людей,  сказав :  "Делайте! "  И  револю ­ ция , Божь я кара , разрушил а весь политический порядок,  изврати ­ ла  нравственные законы.  Франци я  попала  в рук и злодеев , которы е водворили в ней  самый  страшны й гнет, какой  только  знае т история.

Особенное   внимание   де  Местр  уделя л  критик е  свойственного

Просвещению убеждени я  во  всесилии разумного законодательства. Человек,  писал  де Местр,  не  может  сочинить  конституцию  та к  же , ка к  не  може т  сочинить язык .  Он  не  может  создать  даж е  насекомое ил и былинку, но  вообразил, что он  — источник верховной власти , и ста л творить конституции.  Однако  в конституционных акта х Фран ­ ции   периода  революции  —  все   ввер х  дном.   Они   умозрительн ы  и учрежден ы  дл я  человека  вообще.  Но  человека  вообще  нет  — есть французы ,  итальянцы ,  русские, перс ы   и   другие   народы.  Задач а конституции — найти   законы,  подходящие дл я  конкретного народа с  учетом населения,   нравов,  религии,  географического  положения , политических отношений,  добрых  и  дурны х качест в  народа.

Де Местр  высмеивал  заявлени е Томаса  Пейна,  что он признае т только   те  конституции,  которые  можно   носить  в  кармане .  Пись ­ менные  конституции,  рассужда л   де   Местр,  лиш ь  утверждаю т  те права,  которые  уж е  существуют.  В  английской   конституции   боль­ шинство положени й  нигде  не  записано — она  заключаетс я  в  обще­ ственном духе и потому действует. И напротив,  все новое,  установлен­ ное  общим   совещанием людей,  обречено на  погибель.  Так , северо ­ американские  законодател и  решил и  по  начертанному  ими  план у построить   дл я  столицы   новый   город,   заране е  да в  ему  название. "Можно  биться  об  закла д тысяч у против  одного,  что  этот  город не будет построен, или  что  он  не  будет называтьс я Вашингтон, или  что Конгресс  не   будет  в  нем   заседать" .  Столь   же   бессмысленна  была зате я  создать  Французску ю  республику,   затея ,  заведомо  обречен­ на я  на  провал,   ибо  больша я  республика  никогда  не  существовала. Само  сочетание  слов  "больша я республика " столь же лишен о смыс­ ла,  ка к   "квадратур а  круга".

Наконец, суть основного  закона  в том, что никто  не имеет права его отменить;  поэтому  он и не может быть установлен  кем  бы то ни было, ибо  тот,  кто  вправ е  установить, тот  вправ е  и  отменить.

Подлинные   конституции,   писал  де  Местр,  складываютс я  исто­ рически,  из  незаметны х  зачатков ,  из  элементов,  содержащихс я  в обычаях  и  характер е  народа;  закон ы  лиш ь  собирали  и  развивал и то,  что  лежи т  в  естественном  устройстве  народной  жизни .  Всегда при  создании конституций действовали не  вол я человека, а обстоя­ тельства;  во всякой  случае,  никака я  конституция  не  была  предме ­ том предварительного  обсуждения,  причем  исторические  конститу-

 

ции   создавались  практиками  (цари,  аристократы),  но  никогда  не создавались  теоретиками.

Пр и  всей   реакционности  своих   взглядов   де  Местр   —  талант ­ ливы й  публицист  и  эрудированный  полемист.  Прекрасн о  зна я  ис ­ торию революций, он использовал нестабильность и неустойчивость французски х   конституционных  законов   революционного  периода ка к  аргумент   против   действенности  писаного  законодательства во­ обще.   Бывши й   почитатель  Руссо,   де   Местр    стремилс я   доказат ь бесперспективность революционной практик и с точки  зрени я неко­ торых  идей  Просвещения (таковы его возражени я против   "большой республики").  Его   прогнозы  (и  о  республике,  и  о  столице  США) оказалис ь несбывшимися. Но  в дискуссии с  идеологией Просвеще ­ ни я  де  Местр   нащупа л  ее  слабое,  уязвимо е  звено:   рационалисти ­ ческое  убеждение во  всесилии разумного закона.  Закон ы  творит  не разум ,  а   история  —  этот   его   вывод   подтверждалс я   почти    всей политической  практикой,  известной  тому  веку.   У  де  Местра   этот вывод  был  подчинен задач е обоснования его  политических идеалов.

Доктрину де  Местра   современники  называл и  средневековой,  а его   самого   —  "пророком  прошлого".  Политическа я   программа  де Местра   основана на  представлени и  о  греховной природе  человека, способного делат ь  только  зло.  Греховность человека неизбежн о  по­ рождае т  бесконечные  преступлени я  и  требует  наказаний.  Челове ­ ком   можно    управлять ,  лиш ь   опираясь  на   страх,  даж е   на   ужас , который  внушае т  палач.

Де   Местр   призыва л   вернутьс я   к   средневековым  порядка м   и идеалам.  Только  монархическая  форм а  государства  соответствует воле  Бога.  Поскольку  религия являетс я  основанием всех  человече­ ских  учреждений (политический  быт, просвещение,  воспитание, на­ ука),  католическа я  церковь  должна   восстановить  былую  роль  вер - шительниц ы  судеб  народов.

Де  Местр   утверждал , что  в  Средние  века  папска я  власть   была благодетельна  — римские  папы   сдерживал и  государей,  защищал и простых   людей,  укрощал и  светские распри,  были   наставниками и опекунами   народов.  В   своем   главном  произведении  —  "О   папе " (1819   г.)   де  Местр   называ л  папу   "велики м  демиургом  всемирной цивилизации" . Он  писал, что мировой порядок станет  прочнее, если авторите т римских пап  будет  поставлен выш е  власти   монархов.  Во всех  спорах,  пояснял  де  Местр,  нужна   последняя,  решающа я  ин ­ станция; догмат  папской  непогрешимости  обусловливает роль  рим ­ ских  пап  ка к  именно такой  вершин ы  порядк а  человеческого обще­ жития .

Аналогичные идеи содержались в произведениях французского политического  деятел я  виконта  де  Боналъда  (1754—1840).   Ка к  и  де Местр, де  Бональд заявлял , что  революция произошла  от  ослабле­ ни я  вер ы  в  Бога.

 

Бональ д  писал,  что  закон ы  человеческих обществ   вытекаю т  из природы  человека вообще,  в  силу  чего  политические  общества  мо­ гут иметь  только  одно  естественное  устройство.  Цел ь любого  обще­ ства   —  охрана    лиц а   и   имущества.  Но   эта   цел ь   не   може т   быть достигнута,  есл и  обществом  управляе т частна я  воля.  Бональ д кри ­ тикуе т  современных  ем у  философо в  з а  индивидуалистически е  на ­ чал а  их  теорий. Он  стремитс я  построить философи ю  не  индивиду ­ ального, а общего, философи ю не  "меня" , а  "нас" .

Естественным  устройством  общества,  основанного  на   природ е вещей, п о утверждени ю  Бональда,  являетс я  монархия. Монар х на ­ правляе т  общую   сил у  в  соответствии  с  общей   волей.   Кол ь  скоро общественная вол я едина, власт ь не  може т быть  разделена . В зако ­ нодательной  власт и  в  устроенном  государстве  надобности  вообще нет.  Поскольку закон ы  — необходимые отношения,  вытекающи е из природ ы  вещей , законодателе м  должн а  быть  сама  природа  вещей , а не  лиц о и  не  собрание. Монарху  принадлежи т общая  охранитель ­ на я  власть.

Идеа л  Бональд а   —  средневекова я   сословно-представительная монархи я  с  сильной ролью  церкви .

Все   остальные  государства  он   относил  к  неустроенным  обще­ ствам, которы х много, ибо  истина одна, а ошибок множество, обща я вол я  единообразна — частные воли  бесконечно разнообразн ы  пото­ му,  что  частна я  вол я  всегда   извращена .

Бональ д  —  клерикал ,  причем клерика л  воинствующий:  рели ­ гию  он  считал  необходимой основой всех  учреждений , воспитания и образования.  Государство и религию он  рассматривал ка к  "две узды , необходимые  дл я  сдерживани я  страсте й  человеческих".  Даж е  Дек ­ лараци ю  пра в  человека  и  гражданин а  он  предлага л  заменит ь  Дек ­ ларацие й  пра в   Бога,  поскольку  "Бог   —  автор   всех   совершенных законов". И  все  же  в его теоретически х построениях обнаруживает ­ ся  та своеобразная форм а борьбы  с противостоящим мировоззрени ­ ем,  котора я  заключаетс я  в  воспроизведении  оспариваемых иде й  в своей  системе  взглядов, в придани и им  чуть ли не  противоположно­ го  звучания . Таков ы  его  рассуждени я  о  законах,  необходимо выте ­ кающи х из  природ ы  веще й  (Монтескье),  об  общей  воле  и  частны х воля х (Руссо?), о прямом правлени и  законов природы и  недопусти­ мости  малейшего отклонения  от  них  (Морелли??).

Средневековые  идеал ы  стремилс я  обосновать  бернский  патри ­ ци й Кар л Людвиг  Галлер  (1768—1854). Он  был  профессором прав а в Бернско м  университете , но  покинул Швейцарию .  Приня в  католи ­ чество,  Галле р  жи л  во  Франции , в  Австрии,  посвяти в  свою  жизн ь борьбе  с  революционными идеями. Его  шеститомна я  "Реставраци я политической  науки "  (1816—1834  гг.)  в  свое  врем я  наделал а  много шума.

Галлер  отвергал  идею  общественного   договора,   ставящего   че ­ ловеческий  произвол  на  место   вечного,  установленного  Богом   по­ рядка.   Теори я  общественного  договора,  писал   Галлер,  противоре­ чит  историческим фактам .  Люди  всегда  жил и  в  обществе,  они  свя ­ зан ы рядом  отношений  без всяки х договоров,  поскольку  их силы  и потребности  не  равн ы  и  они  нуждаются  друг в  друге.

Предположени е  об  общественном  договоре  порождает  ря д  не ­ разрешимых вопросов. Если общество создано договором, то участво­ вали  ли  в  его  заключении женщин ы  и  дет и  (и  где  порог  совершен­ нолетия)?  Если  нет,  то почему  они  члены  общества?  Если  участво­ вали,  то какой  смысл  был вступать в общественный  союз независи­ мым  хозяевам,  беря   на  себя  обязательство подчиняться  большин­ ству? Непонятно также ,  кому этим  договором  была  вручена  власть. Сильнейшему?  Но  именно против   него  нужн ы  были  гарантии.  Са­ мому мудрому?  Но  ка к  определить,  кто  мудр,  а  кто  нет?

Общество — не искусственное  образование,  а естественное  состо­ яние  человечества; равным образом государства возникают не из теоретических построений,  а историческим путем. Государство, ут­ вержда л  Галлер, — такой   же  союз, ка к  семья,  дом,  товарищество.

Из  семейств  возникли   вотчинные   княжества ,  которым  Галле р уделя л  особенное  внимание.  Основанием власти  в  вотчинном кня ­ жеств е  являетс я  поземельная   собственность.   Княз ь  —  независи­ мый   землевладелец ,  имеющий права   верховенства,  войны  и  мира, назначени я и смены  служителей , издани я законов, взимани я пода­ тей с согласия подданных. Этот перечень во многом совпадает с определенными  ещ е  Боденом  атрибутам и   суверенной  власти;    но ря д  пра в  вотчинного  княз я  Галле р  толкует  по-своему.

Княз ь   долже н   законодательствовать  лиш ь   в   предела х   своих пра в и  силы,  не  наруша я прав  подданных  (их  свободы  и собствен­ ность  — прирожденные,  Богом  дарованные  права).  Поэтому  княз ь издае т постановления, связывающи е самого  княз я и его потомков, а такж е  инструкции дл я  подчиненных ему  служителей .  Чт о касаетс я законов  о  права х  подданных,  то   чем   этих   законов  меньше,  те м лучше. Бумажны е конституции  вообще  бесполезны,  рассуждал Гал­ лер. Закон ы большей  частью не нужны,  так ка к их положени я само собой  понятны из естественного закона,  "гражданские законы " пред ­ ставляю т собой  лиш ь запис ь  (для  сведени я судей)  договоров и обы­ чаев,  сложившихс я  в  обществе.

Особенность взглядов   Галлер а  на  государственных  служащи х  в том,  что  они  рассматриваются   ка к  слуги  князя .  Лиш ь  при  таком подходе,  пояснял  Галлер,  княз ь  пр и  учреждени и  должностей  (ко­ торые  содержатс я за  его  счет)  ограничивается самой  крайне й необ­ ходимостью,  а  не  назначае т  особого  чиновника   дл я  каждого  дела, ка к   в   современных   государствах,  что   порождает бюрократизм и невыносимую   правительственную   опеку.

 

Идеало м  Галлер а  были   мелкодержавны й   княжески й   абсолю­ тиз м и феодальны е институты, существовавши е в Средние века.  Он призыва л  возродить  господство  духовной власт и  над  светской,  на ­ зыва л католицизм единственно истинной формой христианства (про­ тестантиз м  революционен),  свободу   печат и   счита л  пагубным  со­ физмом.

 

§ 3. Традиционализм Э. Бёрка

 

С  осуждением  Французско й  революции  и  иде й  Просвещени я выступа л  английский  парламентари й  и  публицист  ирланде ц   Эд­ мунд   Бёрк    (1729—1797).

В  1790  г.  Бёр к  опубликовал книгу   "Размышлени я  о  революции во  Франции" , содержащу ю полемику с ораторам и двух дворянски х клубов   в  Лондоне, разделявши х иде и  Просвещени я  и  одобрявших события во  Франции . Книга была  переведен а на  французски й и на немецкий  язык и  и  вызвал а  много   откликов,  из  которы х наиболее известно сочинение Т.  Пейна "Прав а человека " (см.  гл.  14).

Бёр к порица л Национальное собрание Франци и н е только  из-з а некомпетентности его  состава, но  и  ещ е более  за  стремление отме­ нить   во  Франци и  сраз у  весь  стары й  порядок  и  "одним   махом   со­ здат ь  новую  конституцию дл я  огромного  королевства и  каждо й  его части "  на  основе  метафизически х теори й  и  абстрактны х идеалов, выдуманны х "литературным и политиками (или  политическими ли ­ тераторами)" , ка к Бёр к называ л философо в Просвещения.

Он  утверждал , что  совершенствование  государственного  стро я всегда  должн о  осуществлятьс я  с  учето м  вековых  обычаев,  нравов, традиций , исторически сложившихс я законов страны . Задач а силь ­ ны х политически х умов  — "сохранят ь и одновременно реформиро ­ вать" . Однако французски е революционеры склонны в полчаса раз ­ рушит ь  то,  что   создавалось  веками.  "Слишко м  сильно  ненавид я пороки, они  слишком мало  любят  людей".  Поэтому лидер ы револю ­ ции, дела л  вывод  Бёрк , стремятс я  разбит ь  все  вдребезги,  смотрят на  Францию , ка к  на  завоеванную  страну,  в  которой они,  будучи завоевателями, проводят самую  жестокую политику, презира я насе ­ лени е и рассматрива я наро д лиш ь в качеств е объект а своих  опытов. "Парижски е философы, — писал  Бёрк, — в своих  опытах  рассматри­ вают  людей  ка к  мышей" . "Честны й реформато р  н е може т рассмат ­ риват ь  свою   стран у  ка к  всего   лиш ь  чистый  лист,  на  котором  он може т  писат ь  все,  что  ем у заблагорассудится".

Особенные  возражени я  Бёрк а   вызывал и   дискусси я  о  права х человека и  само  понятие  "прав а  человека" .

Бёр к  утверждал , что  прав а  людей  нельз я  определить априорно и   абстрактно,  поскольку  таки е   преимуществ а   всегда   завися т  от

 

конкретных  условий  разны х стран  и  народов,  от исторически  сло­ жившихс я  традиций,  даж е от компромиссов   межд у добром  и  злом, которые долже н искат ь и  находить  политический разум .  К  тому  же реально  существующие  права  людей  включают  ка к  свободу,  так  и ее  ограничения (для  обеспечения прав  других  людей).   "Но  посколь­ ку  представления  о  свободе   и  ограничениях  меняются  в  зависимо­ сти от времени  и обстоятельств,  — писал  Бёрк , — возможно  беско­ нечное количество модификаций,  которые нельз я подчинить посто­ янному  закону,  т. е. нет ничего более бессмысленного, чем обсужде­ ние  этого  предмета".

Мысль   Бёрк а  сводилась  к  тому,  что  и  права   человека,  и  госу­ дарственный строй складываются исторически,  в течение долгого времени,  проверяютс я  и  подтверждаютс я  опытом,  практикой,  по­ лучают  опору  в  традициях.

Книга  Бёрк а  стала   одним   из   первы х  произведений  консерва­ тивного историзма и традиционализма, противостоявшего рациона­ лизм у и легисломании  революционных  политиков-идеалистов. Бёр к утверждал ,  что   право   каждо й  страны  складываетс я  в   результат е длительного исторического процесса. Он ссылался на конституцию Англии, которая создавалась несколько веков;  по его мнению, "Слав ­ на я  революция "   1688   г.  лиш ь   закрепил а   государственный  строй Англии,   права   и   свободы   англичан,   существовавшие   задолго   до этой  революции.

Защища я традиции  и  осуждая  нововведения,   Бёр к  оправдывал и  те  сохранявшиес я  в  Англии   средневековые  пережитки , которые подвергались особенной  критик е  со  стороны английских радикало в и либералов.  Таковы  идеи пэрства,  рангов,  политического  и право­ вого  неравенства. Основой  английской  цивилизаци и  Бёр к  называ л "дух рыцарства и  религию. Дворянство и  духовенство сохраняли  их даж е  в  смутные   времена, а  государство, опираясь  на  них, крепло   и развивалось".

"Благодар я нашему  упрямому  сопротивлению  нововведениям  и присуще й  национальному характер у  холодности  и  медлительности мы   до   сих   пор   продолжае м  традиции  наших   праотцов,  —  писал Бёрк.  — ...Руссо  не  обратил  нас  в свою  веру;  мы  не  стали  учениками Вольтера;  Гельвеций  не  способствовал  нашему  развитию .  Атеисты не  стали  нашими   пастырями ;  безумцы  —  законодателями...   Нас ещ е не  выпотрошили и,  подобно музейным чучелам, не  набили со­ ломой,  тряпкам и и злобными  и грязными  бумагами  о правах  чело­ века" .

 

§ 4. Историческая школа  права

 

В  Германии   первой   половины   XIX  в.  сформировалась   новая школа   права   —  историческая.  Представител и  этой   школ ы  высту-

 

пили   с  критикой школ ы  естественного  прав а  — прав а  идеального, которое  можно   вывести  из  человеческого  разум а  дедуктивным  пу­ тем.  Они  считали,  что  невозможно изменит ь  исторически  сложив ­ шеес я прав о с помощью законов,  созданных с претензие й на вопло­ щение в них универсальной человеческой разумности. Исторически сложившеес я  и  применяемое  кажды м  народом  право   — результа т опыта   прошедши х времен,  который необходимо признат ь  самоцен­ ностью,  независимо от  того, являетс я  это  право  разумны м  или  нет. К  числу  наиболее  известны х теоретиков исторической  школ ы  пра ­ ва принадлежат : Густав  Гуго, Фридри х Кар л Савиньи, Георг  Фрид ­ ри х  Пухта.

На   мировоззрени е  представителе й  исторической  школ ы  прав а оказал а влияни е теори я  Ш.Л.  Монтескье. Тези с  Монтескье, соглас­ но  которому:  "Закон ы должн ы быть  настолько свойственны народу, дл я  которого они  созданы, что  следует  считать  величайше й случай ­ ностью,  если  установлени я  одной   нации могут  быть  пригодны дл я другой"   —  позволил  теоретика м  исторической  школ ы  прав а  сде ­ лат ь  вывод   о  том,  что  нет  прав а  вообще,  а  есть  исторически  сло­ жившеес я  право  того  или  иного   народа,  которое  правоведам и  сле ­ дует  изучать .  На  эволюцию  взглядов   представителе й  исторической школ ы  прав а  такж е   оказал и   влияни е   идеи   немецких  философо в И.  Кант а и Ф.  Гегеля.

Густав  Гуго (1764  —1844), профессо р прав а Геттингенского уни ­ верситета,  —  основатель  исторической  школ ы  права.   К   наиболее известным работам  Гуго относятся: "Учебник  по истории римского права" , "Учебник  естественного права, или  философи я позитивного права "  и  др.

Юриспруденци и  ка к  хронологической юридической летописи и собранию  поучительных примеро в  из  прошлого Гуго  противопоста­ вил  юриспруденцию, ориентированную на  научное исследование права.  Правовед ы  должн ы изучат ь право  того  или  иного  народа  ка к исторически   своеобразное  право.    Исследу я   римское   право,   Гуго прише л  к  выводу   о  том,  что  право   исторически  никогда  не  своди­ лось  лиш ь к  законодательству,  созданному верховной властью.   Те м самым  он оспорил свойственное Просвещению представлени е о том, что   закон    —  это   единственный  или   главный  источник  права.   В римском  праве,  до  Юстиниана,  отдельные институт ы  прав а  возни­ кал и  независимо  от  законодательной власти.

Гуго различае т право,  самобытно развивающеес я  (обычное пра ­ во, преторское право, земское право, городское право), и право, создаваемое  законодателем.  Во  всем  массиве  правовы х норм,  дей ­ ствующих  у того  ил и  иного  народа,  самобытно развивающеес я  пра ­ во  занимае т  большую  часть.  Это  право   развиваетс я  подобно язык у и  общественным нравам :  "Больша я  часть  правовых норм,  действу-

 

ющих  у данного народа, возникла стихийно, подобно тому, как  воз ­ никли язы к  и  нравы   этого  народа, или, скорее   всего, являяс ь  час ­ тью  того  и  другого,  возникла  в  результат е  привычки".  Это  право развиваетс я .само  собою, вне  приказов , но всегда  сообразно с обсто­ ятельствами.

Гуго  отдает   предпочтение  форма м  самобытно  развивающегося прав а и критически оценивает законы как  источник права.  Форма м самобытно  развивающегося  прав а  в  высшей  степени  присущ и  та­ кие качества, как известность и определенность предписаний. В отношении же  законов,  созданных верховной властью, всегда  оста­ етс я сомнение: насколько они  будут применятьс я в действительно­ сти?  В подтверждение Гуго приводит пример, когда  согласно поста­ новлению властей  города  в Геттингене переименовывали улицы, а жител и  продолжал и пользоватьс я  старыми, привычными названи ­ ями.   Закон ы  могут  противоречить  друг  другу,  выражат ь  лиш ь  ко ­ рыстные цели  законодателя,  требовать особого повода   к  приняти ю и  большой  работы   по  внесению в  них  поправок, и,  кроме   того,  — многие граждан е  никогда не  читают   законов, — полагает Гуго.

Гуго  — крити к  концепции  естественного прав а  и  теории дого­ ворного происхождения государства. Он считает  неуместным опре­ делят ь  право   в  категориях  разумности  и  справедливости,  так  ка к любое  право  само  по  себе  несовершенно. Не  признае т существова­ ние   естественного  права,  —  лиш ь   позитивное  право   (самобытно развивающеес я  право   и  законодательство)  является ,  по   мнению Гуго,  правом.  Ценность  позитивного  права   заключаетс я  только   в том, что  с его  помощью можно добиться определенности в предпи ­ сании  запрето в  и  обязанностей,  без   чего  невозможно  обеспечить общественный порядок. И  потому  он  оправдывает правовой инсти­ ту т  рабства,  хотя  и  признае т  его  лиш ь  временную  правомерность. Если   рабство  утвержден о  положительным правом,  то  оно   лучше, чем  свобода,  — полагал  Гуго.

Гуго относился критическ и и к теории договорного происхожде ­ ни я  государства. Он  не  мог  себе  представить,  что  миллионы людей могут  договориться о  вечном подчинении учреждениям , о  которых они  ещ е ничего  не  знают  на  момент заключени я  договора,  а  такж е о повиновении еще  не  известным им правителям. Он  пише т о вред ­ ности   договорной  теории  происхождения  государства,  котора я  не обеспечивает  стабильность  положени я  верховной  власти.   Напро ­ тив,  он  защищае т  абсолютный  характе р  государственной  власти, "против которой никто не  може т иметь  юридических притязаний" .

Положени я  исторического  правоведения  были   развит ы   Фрид­ рихом Карлом Савинъи  (1779 — 1861), профессором Берлинского университета. Он  являетс я автором таки х работ, как:  "О призвани и нашего  времени  к  законодательству  и  правоведению",   "Истори я

 

римского  прав а  в  Средние  века" ,  "Система современного римского права " и  др.

В отличие  от представителей  французского  Просвещения и дру ­ гих теоретиков естественно-правовой  школ ы Савиньи не  идеализи ­ руе т  значени е  разум а  ка к  источника  права.   Дл я  определени я  ис ­ точника   развити я  права   он   вводит   поняти я   "убеждение  народа " ил и  "характе р народа",  которые  он впоследствии  замени т на  заим ­ ствованное  у  Пухт ы  понятие  "народны й  дух "  (Volksgeist).  Этим  по ­ нятие м  он   обозначил  ту  неразрывну ю  связь ,  котора я  существуе т межд у  правом  и  национальной  культурой.  Право  дл я  Савиньи   — это  историческое  проявлени е  безличного  народного  духа,  который не  зависит  от какого-либо произвола, т. е. это  органический продукт тайны х  внутренних  сил  народа.

Прав о  в  своем   историческом  развити и  проходит  тр и  этапа.   — полагал Савиньи. Первоначально право  возникает  в сознании  наро­ да  ка к  "природное   право" .  Это  право  всегда  имеет  национальную специфику , подобно язык у и  политическому устройству  любого  на­ рода.  Являяс ь  простым по  своему  содержанию,  это  право  реализу ­ етс я  пр и  помощи  очень  наглядных  символических  действий,  кото­ ры е  выступают  основанием  возникновения  и  прекращени я  право ­ отношений. С  развитие м  народной культур ы  усложняетс я  и  право, оно  начинае т  обособленно жит ь в  сознании  юристов — та к  появля ­ етс я научное  право.  Юрист ы выступают не творцами  права , а лиш ь выразителям и   народного   духа.   Они    вырабатываю т   юридические понятия,  обобщая  то,  что  уж е  возникло  на  практике .  Последний этап  в  развити и  права  — это  стади я  законодательства.   Пр и  этом юристы   подготавливают  законопроекты,   облекая  в  форм у  стате й закона  то,  что  уж е произведено  народным  духом.

В  1814 г. вышл а в свет книга  профессора  Гейдельбергского  уни­ верситет а  Ю.  Тибо   "О  необходимости  всеобщего гражданского пра ­ ва  в  Германии",   вызвавша я  бурную  дискуссию  в  научных  кругах. На  пламенны й  призы в  Тибо  в  самые   короткие  сроки   создать   еди ­ ный   Граждански й  кодекс   Германии,  который  базировалс я  бы   на те х же рациональны х началах,  что и Французски й ГК  1804 г.,  Сави­ ньи  ответил  своей  работой "О призвани и  нашего  времени к законо ­ дательств у  и  правоведению".   В  ней   иде я   быстрой   кодификаци и германского  гражданского  прав а  на  баз е  французског о  прав а  кри ­ тиковалась  ка к  антинациональна я  и  неосновательная.  Он   считал, что  немцы  "не  доросли до  создани я  свода  законов".  В раздроблен ­ ной  Германии Савиньи не  видел  единообразно подготовленных юри­ стов, подобных римским юристам времен Папиниана, которые смогли бы разработат ь этот кодекс.  Савиньи  не отрицал  возможность  коди­ фикации ,  но  лиш ь после  создани я  в  Германии  единой  "органично развивающейс я  правовой  науки" .

 

Будуч и  убежденным сторонником  исторического  и  националь­ но-культурного подходов   к  праву, Савиньи,  тем  не  менее,  понимал под  "истинным правом Германии "  рецепированное  римское  право, в  глубоком  изучении  которого  он   видел   основную  задач у  герман­ ских   юристов.

Пухта Георг  Фридрих   (1798   —  1846)   — профессо р  Берлинского университета,  который  внес  значительны й  вклад  в  развити е  исто­ рической школы права.  Пухта  был  учеником Савиньи  и  разви л  его идею  о  прав е  ка к  продукте  исторического  развити я  народа.

Ключевым понятием в концепции правообразования Пухты  стало понятие народного духа (Volksgeist)  — безличного и самобытного сознания  народа.   В  работе   "Обычное  право "  (1838)   он   различае т невидимые  источники  права   (вначале  это  —  Бог,  зате м  — народ­ ный   дух)  и  видимые  источники  —  форм ы  выражени я  народного духа (обычное право, законодательное право, научное право). Обычное право, по  мнению Пухты, нельз я свести  лиш ь к  факт у повторяемо­ сти  народом  определенных  действий,  напротив,  обычное  право   — это общенародное убеждение. Пухта полагал, что "соблюдение есть только   последний  момент,  в  котором  проявляетс я  и  воплощается возникшее право, живуще е в убеждении членов  народа".  Законода ­ тельное   право   —  это   така я  форм а  права ,  которая позволяет сде­ лат ь  право   ясным  и  единообразным.  Однако  это   право   не  може т иметь  произвольного содержания :  "Предполагается , что  законода­ тел ь  действительно  выражае т  общее   убеждение  народа,  под  влия ­ нием  которого он долже н находиться, — все  равно, принимает ли он в  свой  закон   уж е  установившееся  юридическое  воззрени е  или,  со­ гласно   истинному  духу  народа,  содействует образованию  его".  На ­ учное  право  — это  форма, с помощью которой можно  выявить "юри­ дические положения, сокрытые в духе национального права, не проявлявшиес я  ни  в  непосредственных убеждения х членов   народа и  их  действиях,  ни  в  изречения х  законодателя , которые, следова­ тельно,  становятся ясными только  ка к  продукт  научной дедукции" .

Будучи   сторонником идеи  органического развити я  права,  Пух ­ та,  тем  не  менее,  признава л  и  субъективны е  фактор ы  в  процессе правообразования. Так, он  высоко оценивал деятельност ь правове ­ дов,  благодаря которой  только   и  можно   объяснить  рецепцию  рим ­ ского  права.  Пухта  говорил   о  римском прав е  ка к  всемирном праве, способном  уживатьс я  с  любыми национальными  особенностями;  о взаимном  влиянии  правовых систем   разны х  народов.

Пухта , ка к и Савиньи, придава л принципиальное  значение пра ­ воведению,   полагая ,  что   правоведени е   являетс я   "органом    по ­ знания "  прав а  дл я   народа,  а   такж е   служи т  интересам  развити я самого  права.  В своей  знаменитой работе  "Учебник  пандектов" (1838) провел   формально-логический  анали з   системы  понятий,   исполь-

 

зуемы х  в  Своде   римского  гражданского  права.   Это   произведени е Пухт ы  стало  фундаментальны м  дл я  немецкой  юриспруденции  по­ няти й  XI X века.

Традици и  исторической  школ ы прав а нашл и  свое  отражени е в

современных правовы х системах  (ФРГ, Швейцария) , рассматрива ­

ющих  зако н  и  обычай   ка к  два  источника  прав а  одного  порядка.

 

§ 5. Заключение

 

Реакционность  политико-правовых  учений  де  Местра,   де  Бо - нальда,  Галлер а  очевидна  и  не  скрывалас ь  самими творцам и  этой идеологии.  Мх усили я были направлен ы на  реставраци ю средневе­ ковых  политически х и  правовы х учреждений , власт и  и  авторитет а католической церкви. В соответствии с феодальными идеалами Сред­ невековья   они  стремилис ь  доказат ь  ничтожность   человека  пере д Богом  и государством, бессилие его  разума , способного творит ь раз ­ ве только  зло.

Не  та к  откровенно,   но,  по  существу,  аналогичных  иде й держа ­ лись Бёр к и юристы исторической  школы.  Мх идеал — не столько в прошлом,  сколько  в  той  части   настоящего,  котора я  несет   на  себе наибольшие  отпечатки,  пережитк и прошлого.  С откровенными ре ­ акционерами,  зовущим и  к реставрации , Бёрк а роднит  ненависть к революции",  вообще реакционных  и консервативных  идеологов объе­ диняют  своеобразные  методология  и теория ,  противостоящие  Про ­ свещению.

Пр и всем обилии  ссылок  на Бога  и Божи й промысел  реакцион ­ на я  идеология конца XVIII  — начал а  XI X в.  не  та к  примитивна и догматична,  как , скажем , теократически е  концепции  Средни х  ве ­ ков.  Просвещени е и революци я заставил и реакционеров  учитьс я и размышлять .  Ка к  видно  из  изложенного,   они  пыталис ь  использо­ ват ь  дл я  обоснования  своих   взглядо в  отдельные  иде и  Монтескье, терминологию  Руссо  и,  главное, усвоили   необходимость  обосновы­ ват ь  свои  иде и  не  только  ссылкам и  на  Священное писание.

В полемике  с  революционными  теориям и  реакционные  и  кон­ сервативны е  мыслител и  нашл и  ря д уязвимы х звенье в  в  идеологии Просвещения.   Основательна  и х  критик а   априоризм а   теоретиков естественного  права ,  полагавших, что  все   принцип ы  прав а  могут быть  чисто  логически   выведен ы  из  природ ы  человек а  вообще.   В этой  критике заслуживае т внимания положение о зависимости права каждого из народов  от его исторического  развития , условий жизни , особенностей  бытовых,  производственных,  религиозных,  нравствен ­ ных   отношений.  Это   положение,  ка к  известно,  обосновывал  ещ е Монтескье,   но  более  обстоятельно  и  глубоко  оно  развит о в труда х Бёрк а  и  исторической   школ ы  права.  Определенным   достижением

правоведени я  были  мысл и  о  границах деятельност и  законодателя , который  всегда  создает  право  не  на  пустом месте,  а  у конкретного народа  и  потому  вынужде н  и долже н  считатьс я с  традициями, нра ­ вами,  историческим   наследием.  Верен  и  вывод  о  том,  что  право  в целом создается не кабинетным  теоретическим  творчеством,  а объек­ тивным процессом жизн и  народа   и  не  устанавливаетс я  всяки й  ра з заново и  произвольно кажды м  поколением людей.

И  все  же  и  в  отмеченных  положения х реакционные  и  консер­

вативные  идеологи  в конечном  счете были  не  правы.

Они  не  без  оснований критиковал и  волюнтаризм французски х революционеров,  их  стремление  решит ь все  проблемы  социальной жизн и народа ра з и навсегда разумны м законом.  Однако низверже ­ ние   одной   за  другой   всех  конституций  периода  революции  (1791,

1793,  1795,  1799  гг.)  вовсе  не  доказывал о бессилия социальной роли закона вообще. В бурных событиях революции возникал  новый строй, и законодательство,   то опережавше е становление  нового  общества, то  отстававшее от  него,  играло  значительну ю  роль  и  в  безвозврат ­ ном  разрушени и  старого  режима , и в  создании нового. Во  времена деятельности де Местра и де Бональда Гражданский кодекс 1804 г., воплотивший  ря д  результато в   революции,  стал   уж е  непререкае ­ мым   законом,  в  рамка х  которого  бурно   развивалис ь  промышлен ­ ность  и  торговля.  Достаточно  известно,   что  основные   положени я этого  кодекса  были  не  записью  феодальны х  обычаев  Франции,  а результато м  теоретического  творчества  юристов.

Реакционные  и  консервативные  идеологи были  прав ы  и  в  том, что  законодательство   каждого  народа  должно  соответствовать  ус ­ ловиям  его  жизни ,  а  не  абстрактным   представления м  о  человеке вообще. Но критика этих абстрактных представлений в учениях реакционеров  была подчинена  предвзято й цел и сохранить  унижен ­ ное  положение  человека  вообще,  свойственное  феодализму .  Гума­ низм  Просвещения  вовсе  не  призыва л к  нивелировке  людей и  на­ родов.   Представлени я  о  права х  человека  разны х  теоретиков  были разнообразны, противоречивы и порой произвольны, но провозгла­ шенные  Французско й   революцией  Деклараци и   пра в   человека  и гражданина  содержал и  главные  дл я  той   эпохи   общечеловеческие ценности.  Абстрактность  определения  этих  пра в делал а их приме ­ нимыми к  другим  народам, поскольку давал а  возможность конкре­ тизировать  с учетом национальных  особенностей.  Именно  это более всего  возмущало реакционных идеологов, не  способных смириться с мыслью  о  всеобщем правовом равенств е и  свободе  ка к  зависимости только  от  закона.

Критика   идеологии  реакционных   и  консервативных   мыслите­ лей конца  XVIII — начала  XIX в.  не  относится  к пройденным  эта ­ пам  истории  политических и  правовых  учений.  В  последние  деся -

Гл.  17.  Реакционные и  консервативные полит.-правовые учения...           363

 

тилети я возникли и распространилис ь течени я неоконсерватизма и "новых правых", отрицательно относящихся к демократическим тен­ денциям  современности.  В произведения х теоретиков  этих направ ­ лений  непременны ссылки на  авторитет Бёрка , де Местра1 , Бональ - да,  Галлера.  Более  всего  их  привлекают  идеи,  направленны е  про ­ тив равенства,  свободы, просвещения, демократии,  апология социаль­ ной  иерархии , исторического застоя , политического бесправия масс, власти   церкви,  содержащаяс я  в  труда х  реакционных  и  консерва­ тивных  мыслителе й  конца   XVIII — начала  XI X в.

 

1   Лидер и главный  теоретик  "новых правых" Франции  Ален де Бенуа возглавил  "Ассоциацию  друзей Жозефа  де Местра".

 

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 |