Имя материала: История политических и правовых учений

Автор: О. Э. Лейст

Глава 23 либеральная политико-правовая идеология  в россии в конце  xix — начале xx в.

 

§ 1. Введение

 

После   отмены  крепостного прав а (1861  г.)  правительств о России провело ря д рефор м  (судебная, земская , городская, военная и  др.), которые подготовили почву  дл я перехода  ее к промышленному строю. Однако  реформ ы  носили  половинчатый  характер , не  решал и  ост­ рейши е  социальные,  правовые  и  политические  проблемы.  Росси я была   отсталой  страной  с  самодержавны м  государством,  замшело й правовой системой, с рядом  пережитко в сословного строя,  с нарас ­ тающим и и  обостряющимися классовыми и сословными противоре ­ чиями, грозящим и  социальным взрывом.

В  этот  период   в  России продолжалас ь  деятельност ь  социалис­ тов-народников,  призывавши х  крестья н  к  социальной  революции. Развивалас ь  либеральна я  мысль.  Большинств о либеральн о  настро ­ енных   мыслителе й  теоретическ и  обосновывали  создание  в  России конституционной  монархии,  необходимость широки х правовы х  ре ­ форм , формировани е  правового  государства, юридического  закреп ­ лени я  пра в  личности.

 

§ 2. Политико-правовое учение Б. Н. Чичерина

 

Видным  деятеле м  либерального  движени я  в  России  был   про­

фессор Московского  университета Борис  Николаевич Чичерин  (1828—

1904).   Его   пер у  принадлежа т   труд ы   по   государственному   праву, истории  политических  учений,  теории   государства  и  истории  рус ­ ского    права .   Чичерины м   был и   подготовлены   фундаментально е пятитомное  исследование  "Истори я  политических  учений" ,  сочи­ нения  "Собственность и  государство",  "Кур с  государственной  на­ уки" , "Философи я  права" .

Чичери н воспринял философию Гегеля, однако  гегелевскую три ­ аду  (тезис,  антитезис, синтез) замени л логической схемой  из  четы ­ ре х  элементов,  в  результат е  которой  образуетс я  круговорот  четы ­ ре х  нача л  (единство  — отношение  — сочетание  — множество).

 

Большое место  в труда х Чичерина уделялос ь свободе  личности. В понятии свободы Чичерин различа л две стороны — отрицательную (независимость от чужой воли)  и положительную  (возможность  дей­ ствий  по  своему  побуждению, а  не  по  внешнему велению). Из  тре ­ бования  внутренней свободы,  по  учению   Чичерина , вытекае т тре ­ бование  свободы  внешней:   действи я  людей  необходимо  разграни ­ чить  таки м  образом,  чтобы   свобода  одного  не  мешала  бы  свободе остальных, чтобы  кажды й  мог  свободно развиватьс я  и  чтобы  были установлены   тверды е  правил а  дл я  разрешени я  споров,   неизбеж ­ ных пр и совместном  существовании.

Право, по Чичерину, составляет неотъемлемую принадлежность всех обществ. Субъективное право  — это  законна я  свобода челове ­ ка  что-либо  делат ь или требовать;  объективное  право  — закон  (со­ вокупность  норм),  определяющий свободу и устанавливающий пра­ ва  и  обязанности  участников правоотношений.  Оба  эти  значения , писал Чичерин,  неразрывн о связаны , поскольку  свобода  выражен а в  форм е  закона,   закон  же  имеет  целью  признание  и  определение свободы — "источник права   не  в  законе, а  в  свободе".

Чичери н  не   разделя л  концепцию  теоретиков,  утверждавших , что  "прав о — минимум нравственности" (Еллинек,  Соловьев). Пра ­ во,  по  его  учению,  имеет  самостоятельные   природу  и  значение,   в нем  нельз я видеть  низшую  ступень  нравственности, поскольку  та­ кое   воззрени е  отводит   прав у  подчиненное  положение,  делае т  его слугой  нравственности,  что  приводит в  конце концов к  уничтоже ­ нию свободы,  к насильственному осуществлению  нравственных  на­ чал.

Сущность  развития ,  считал  Чичери н  вслед за Гегелем,  состоит в постепенном осуществлении внутренней свободы. С этих  позиций Чичерин  критически оценивал те доктрины государства и права, которые   "совершенно   поглощают  личность  в  обществе"  или  низ ­ водят   человека  до  степени  простого  средства   дл я   общественных целей.

Необходимым   проявлением  свободы   Чичери н  признава л  соб­ ственность. В ряд е трудов, особенно в сочинении  "Собственность и государство", он оспаривал теорию социалистов о передаче всего производства и  распределени я  в рук и государства, "самого  плохого хозяина,  какого только можно придумать". Прав о собственности, по Чичерину, есть  коренное юридическое начало, вытекающе е из  сво­ боды  человека  и  устанавливающе е  полновластие  лица   над  вещью. Ученый  выступа л  против  уравнени я  имущественного  положени я граждан. Если формальное равенство (равенство перед законом) составляет  требование  свободы,  то материальное  равенство  (равен­ ство состояний)  свободе  противоречит.  Поскольку  материальны е и умственные силы, способности людей  не  равны, то и результат ы их

 

деятельност и  не  могут  быть  одинаковы.   Уничтожить  неравенство, замеча л он, можно, только  подавив свободу  и преврати в человека в орудие  государственной   власти,   которая,   налага я  на  всех  общую мерку,  может,  конечно,   установить  общее  равенство,  но  равенство не  свободы,  а  рабства.

В центре  концепции Чичерин а — личность  со своими правам и и свободами. Он  провозгласил принцип:  "Н е лица  дл я  учреждений , а учреждени я дл я лиц" . Только в обществе, замеча л ученый, человек может реализовать  все свои способности, входя по своему усмотрению в  тот   ил и   иной    общественный  союз.   Вслед   за   Гегелем   Чичери н отмечал, что первой ступенью человеческого общежития, логическим переходом  от личного  права  к общественному  являетс я семья.  Вто­ рую — составляют  церковь  и  гражданское  общество.

В  государстве  иде я  человеческого   общежития ,  утвержда л  Чи ­

чери н  вслед  за  Гегелем,  достигает высшего развития .  Государство, по  его  учению, "ест ь союз  свободного народа, связанного законом в одно   юридическое   целое   и  управляемо е  верховною   властью  дл я общего  блага".  Основными  элементам и  государства,  по  Чичерину , являются :  1) власть;   2)  закон; 3)  свобода; 4)  общая  цель.  Он  писал, что  иде я  государства  и  его  цель  — гармоническое  сочетание   всех общественных   элементов   и  руководство   общими   интересами   дл я достижени я  общего   блага.

Высшей   стадией   развити я  идеи   государства   Чичери н  считал конституционную монархию,  в которой,  ка к он утверждал , различ ­ ные   начала   общежити я  приводятс я  к  идеальному  единству:  "Мо ­ нар х  представляе т  начало   власти,   народ  и  его  представител и  — начало   свободы,  аристократическо е  собрание — постоянство зако ­ на, и все эти элементы,  входя в общую организацию, должны действо­ ват ь  согласно дл я  достижени я  общей   цели" .

Теори я  конституционализма Чичерин а  расходилась с  порядка ­ ми  самодержавной  России,  о которых  он  не  ра з отзывалс я  крити ­ чески:    "Дл я   того,  чтобы   Россия  могла   идти   вперед,  необходимо, чтобы  произвольна я власть  заменилас ь властью,  ограниченной за ­ коном и  обставленной независимыми учреждениями" .

Отрицательное   отношение   Чичерин а  к  самодержави ю  опреде­

лялос ь  и  тем,   что  в  его  реакционной  политике   он  видел  нечто, чреватое революцией:  "Там, где господствует упорная притеснитель­ на я  система,   не  дающа я  места  движени ю  и  развитию ,  та м  рево ­ люци я  являетс я  ка к  неизбежное   следствие  такой   политики.  Это вечный зако н  всемирной истории". Чичери н  был  противником ре ­ волюции, но  сторонником реформ . Он  призыва л правительств о "н е потакат ь проискам Чернышевского, Добролюбова", счита я при  этом наилучши м  варианто м  политико-правового развити я  России само­ ограничение абсолютной  власти.

 

Чичерин  утверждал , что земледельческий характе р России  и ее отсталость обусловливают необходимость сильной монархической власти:   "В отличие от Запада , где общественное  устройство сложи ­ лось  само  собой, в  России монархия сделалас ь  исходною точкою и вожатае м всего  исторического развити я народной  жизни" .

Чичерин был современником рефор м и контррефор м в периоды царствования  Александра  II  и  Александра  III.  Перспектив ы  раз ­ вития  государственного и правового строя  России по-разному ста­ вились и  обсуждались  в  газетах  того  времени,  в  различны х  обще­ ствах  и  кружках.  Чичерин а  тревожило  то,  что  "либерализм" ,  по- разному толкуемый и понимаемый, стал  модой, а рассуждени я ряд а новомодных  "либералов " расходились  с его представлениями о сво­ боде.  Этим  была  обусловлена оценка  Чичериным  современных ему видов  либерализма. Он  отвергает либерализм  "уличный "  и  "либе­ рализ м оппозиционный", которые все порицают  и критикуют,  ниче­ го  реального не  предлага я  взамен. Позитивный  смысл   свободе   мо­ же т придать,  по убеждению  Чичерина, только либерализ м охрани­ тельный, сущность которого состоит "в примирении начала  свободы с началом власти  и закона" . В политической жизн и  лозунг  охрани­ тельного   либерализма   означает:   "Либеральные   меры   и  сильная власть, — либеральные меры,  предоставляющие обществу самосто­ ятельную  деятельность,   обеспечивающие  права  граждан,  — силь­ ная   власть,  блюстительница   государственного  единства,   связую ­ ща я  и сдерживающа я общество, охраняюща я  порядок; строго  над­ зирающа я за  исполнением закона,  внушающа я граждана м уверен­ ность, что  во  главе  государства есть  тверда я рука  и разумна я сила".

Чичерин был  одним из  основателей юридической (государствен­ ной)   школы русской историографии  второй   половины XIX  в.  Дви­ жуще й силой российской истории,  по его мнению,  являетс я монар­ хия,  которая  в интересах  общества  в целом  закрепощал а все сосло­ вия,  а затем,  когда исторические  цели были  достигнуты,  раскрепо­ щал а  их  (отмена  обязательной  службы   дворянства,  зате м  отмена крепостного права).  Чтобы   привести самодержави е  к  конституци­ онному правлению,  он считал необходимым создать в России двух­ палатное   законосовещательное  собрание:   верхня я  палата  образу­ ется  на  базе  Государственного   совета  из  назначаемы х правитель ­ ством  чиновников; нижня я  — из  выборных представителей , кото­ рые  должн ы  выражат ь  интересы  всего   народа.

В 1882—1883 гг. Чичерин  исполнял  обязанности Московского городского  головы.  Он  участвовал  в подготовке  реформ ,  однако  его гласный призы в к ним  на  официальном собрании 16 ма я 1883 г. был истолкован как требование конституции, вызвал недовольство Алек­ сандра   III,  царскую опалу   и   отстранение  Чичерин а   от   государ­ ственной  деятельности.  В августе 1883 г. Чичерин  уеха л из Москвы в свое  родовое имение,  где  всецело занялс я  наукой.

 

 

§ 3. Социологические концепции права и государства  в России.

С. А. Муромцев. Н. М. Коркунов. М. М. Ковалевский

 

Социологическое  направлени е   в   теории  права    и   государства методологически  исходило  из  того,  что  существование  и  развити е права  и государства определяются общественными факторами. Боль ­ шое  внимание представител и  этого  направлени я  придавал и  изуче ­ нию  общественных интересов  и  отношений,  классификаци и  соци­ альны х  групп,  исследованию  психологических  и  моральны х  основ государства  и  права.

Выдвинута я  Р.  Иерингом теори я юридически защищенного ин­ тереса  нашл а  немало сторонников в России. Наиболее известными из  них  были  С.  А. Муромцев и Н.  М.  Коркунов.

Сергей   Андреевич  Муромцев   (1850—1910)   —   профессор  граж ­ данского прав а юридического факультет а Московского университе ­ та, лиде р конституционно-демократической партии, председател ь I Государственной думы.  Под  влияние м  концепции Иеринга, лекци и которого  он  слуша л  в  Геттингенском  университете,  Муромцев  со­ зда л собственное учение  о праве.  Его  труд ы содержа т исследования по  римскому  праву,  гражданскому прав у и  общей   теории  права.   В их  числе   "Очерк и  общей   теории  гражданского  права" , "Определе ­ ние  и  основное разделени е  права" , "Чт о  такое  догма  права? "

В  своей   теории  Муромцев  придава л  главное  значение  право-^ вым  отношениям. В основе прав а лежа т интересы индивидов, обще­ ственных групп, союзов и т. д. На  базе  интересов в обществе возни­ кают   различны е  отношения,  регулирование  которых осуществля ­ ется,  отмечал  ученый,  с  помощью  различны х  санкций:  юридиче ­ ской,  моральной, религиозной и  др.  Пр и  этом   каждо е  отношение може т быть  предметом нескольких санкций  одновременно.

Отношение, соблюдаемое по привычке, обладает  особенной проч­ ностью  и именно в силу  этого, утвержда л Муромцев, не  нуждаетс я в юридической санкции.  Значени е юридической защит ы необходи­ мо  придават ь  только   тем  отношениям,  которые еще  недостаточно прочны и  требуют  дополнительных гарантий от  государства. Юри ­ дической  санкцией,  счита л  Муромцев,  обеспечивается  только   та часть  общественных отношений, котора я признаетс я наиболее важ ­ ной  дл я  интересов  личности  и  государства  и  не  може т  быть  обес­ печена иначе,  как  силой   государственного принуждения .

По  учению  Муромцева правом в собственном смысле всегда являетс я  только  правовой порядок.

На   содержани е  правопорядк а  влияю т  интересы  и  отношения социальных  групп.   Муромцев  писал,  что  общество  пронизано  со-

 

юзами   разной   степени   общности:   дружески е  кружки ,  товарище ­ ства,  семья,  община,   сословие,   партия ,  государство.  От  характер а отношений внутри  общественной группы  зависит и форма их защи ­ ты,  которая  определяетс я  в  каждо м  отдельном  случае,  смотря  по обстоятельствам.  Муромцев  называ л  такую   форму   защит ы  "неор ­ ганизованной защитой" , а сами  отношения, которые гарантируются от  нарушени й  таким   образом, — "правовыми".

К правовым он относил те общественные отношения, которые складываются  по  поводу   типичных  дл я  данного  общества  интере ­ сов отдельных лиц  и их объединений. Эти  отношения и интерес ы по мере  признани я  обществом  получают "неорганизованную  защиту " со стороны общества и социальных групп.  Однако при  столкновении различны х интересов "неорганизованной защиты " уж е недостаточ­ но,  и  необходимо,   замеча л  ученый,   обратиться  за  защито й  нару­ шенного права к государственным органам, т. е. к "организованной защите" .  Действие   ее  жестч е  и,   ка к  следствие,   "понудительнее, нежел и  действия  форм ы  неорганизованной".  Она  вручаетс я  судь­ ям,  должностным  лицам  государственных  органов  или  обществен­ ных властей,  действия  их облекаются  в точные  форм ы с указание м границ компетенции, определенной процедурой приняти я решений, и т. д. Организованную форм у защит ы Муромцев называ л "юриди ­ ческой".

Различа я   "юридическое"  и  "правовое",  Муромцев  оговаривал отсутствие межд у ними четкой границы, особенно в периоды "раз ­ витого   государственного  быта "  (по   существу   гражданского  обще­ ства),  когда  в  обществе действует   и  получает  государственное зак ­ репление  особый,  частный  и групповой,  не  зависимый  от государ­ ства  интерес.

Муромцев  утверждал , что  сила   государственной  власти   не  аб­ солютна. В обществе существуют и другие  силы, оказывающи е вли­ яние на правовой порядок (настроения в обществе, внешние условия). При установлении  юридического  характер а отношений  (возведение какого-либо отношения на степень права) деятельность власти ог­ раничиваетс я  тем,  отмечал  Муромцев,  что  устанавливаетс я  фак т притязани й у субъекта   права  по  отношению к  правонарушителям . Юридические отношения всегда  возникают в форм е  притязаний .

Юридически е  нормы,   которые   создает   государство,   заявля л ученый,   не  всегда  соответствуют  существующему  в  данном   обще­ стве  правопорядку. Больши е  надежд ы  на  преодоление  противоре­ чий  межд у юридическими нормами  и  правовым порядком Муром­ цев возлагал на судебные и другие правоприменительные органы, которые, по  его  мнению,  должны быть  способны постоянно приво­ дить  действующий правопорядок  в  соответствие со  справедливос­ тью. Хотя "законодательна я реформ а — единственное  верное  сред­ ство дл я осуществления  справедливости",   нельз я полагаться  толь-

 

ко  на  законодательны й  орган,  реформ ы  которого  "могут  слишком задерживаться" .  Поэтому  основное  внимание  Муромцев  обраща л на  суд и другие  органы, применяющи е право.   Задач а суда  состоит  в обеспечении полной гармонии межд у юридическими нормами и кон­ кретны м  случаем,  в  индивидуализировани и  права.  Дл я  этого  судья долже н  "осуществит ь справедливость" , т.  е.  "применит ь юридичес ­ ки е нормы именно в той  степени, в которой случа й характеризует ­ с я  типичными свойствами, служащим и  основанием нормы".  Таки м образом,  суд,  считал   Муромцев,  превратитс я  в  арбитра   межд у за ­ коном и конкретны м  правоотношением и  сможе т в соответствии со своим   правосознанием проверят ь  "жизненность " позитивного пра ­ ва, приводит ь  зако н  в  соответствие с  "живым " правом.

Учение  о прав е С.  А. Муромцева оказал о значительно е влияни е на  социологическое направлени е правоведения. В России аналогич­ ные  идеи  развивал и М.  М.  Ковалевский, Ю.  С. Гамбаров, Н.  А. Гре - дескул   и  другие   правоведы.

Видным  государствоведом,  теоретиком  прав а  и  историком  пра ­

вовой   мысли    был   профессор Николай   Михайлович  Коркунов   (1853 —

1904), преподававши й в Петербургском университете , Военно-юри­ дической   академи и   и   других   учебных   заведения х  теорию    и   эн ­ циклопедию  права ,  государственное право   российское  и  зарубеж ­ ное.  Основные его  произведения :  "Лекци и  по  общей  теори и  права " (1904  г.),  "Общественное значени е  права" ,  "Русско е  государствен­ ное  право" , "Ука з  и  закон" , "Истори я  философи и  права" .

Восприняв ря д идей  Иеринга, Коркунов отвергал  данное  Иерин - гом   определение  права   ка к   "защищенного  интереса" ,  утверждая , что  право  предполагает  не  отдельный интерес,  а  связь , отношение не  менее   чем  дву х ли ц  с  встречными  интересами.

Право,  по  определению Коркунова,  есть  не  просто   защит а  ин ­

тересов,  но  их  разграничение.

Содержани е   общественной  жизн и   составляют   разнообразны е интересы; чтобы  определить границы осуществления сталкивающих­ ся  интересов,  прав о  устанавливае т  прав а  и  обязанности субъекто в общественных  отношений  и  тем  самым,  писа л  Коркунов,  создае т "порядо к  общественных отношений".

Коркунов  отмечал,  что  гражданско е  прав о  разграничивае т  ин ­ терес ы   частны х  лиц,  уголовное  прав о  —  интересы обвинителя и подсудимого,  граждански й  процесс — истца   и  ответчика,  государ­ ственное  право   — интересы  всех  участников  государственного  об­ щени я  от  монарха   до  подданного,  международное право   разграни ­ чивае т  интерес ы   людей   ка к   участников  международны х  отноше­ ний   и  ка к  гражда н  конкретных  государств.

Определенное воздействие на  учение  Коркунова оказал и и  мод­

ные  в  то  врем я  идеи  социальной  психологии. Коркунов  рассматри -

 

вал  право  ка к  "взаимное  психическое   воздействие  людей",  связы ­ ва л общеобязательную силу  закон а с  авторитетом велени я  органов власти, вызывающи х "почти  инстинктивное к  себе  повиновение".

Подобно Еллинеку и другим  государствоведам Коркунов,  реша я непосильную  дл я юридического  позитивизма проблему связанности государства своим правом, стремился соединить юридическую кон­ цепцию  государства (государство ка к  "юридическое отношение") с социологическими и психологическими конструкциями.

Государство,  по  учению  Коркунова, — не  лицо,  а юридическое

отношение,  в  котором  субъектами  права   являютс я  все  участники государственного  общения,   а   объектом   служи т   государственная власть ка к предмет  пользования и распоряжения . Государственная власть основывается, по Коркунову,  не на чьей-либо воле, а на коллективном сознании людей, на их психологическом единении. "Власть  есть  сила, обусловленная не  волей  властвующего, а созна­ нием  зависимости  подвластного",  — отмечал  ученый.  Таким  состо­ янием постоянного властвования, опирающегося на добровольное подчинение, является , по Коркунову,  государство: "Государство есть общественный союз, представляющий собой самостоятельное  и при ­ знанное  властвование  над свободными  людьми".

Коркунов отвергал  общепринятое понимание  разделени я  влас ­ тей ка к  обособление  законодательной, исполнительной и  судебной власти. Сущность разделени я властей, по  его мнению, заключаетс я "в   обеспечении   свободы  надлежащи м   распределение м   функци й властвования".  При  безусловном  единстве  власти ка к силы,  служа ­ щей  объектом  отношения, возможно,  утвержда л Коркунов, разде ­ ление  распоряжени я  государственной  властью.

Возведением принципа  разделени я власте й к  более  общему  на­ чалу — совместного  властвования, по мнению  Коркунова, объясня ­ ется  признание за правительством самостоятельного права  издават ь общие  юридические правила в административном порядке. Взаим ­ ное сдерживани е государственных  органов  выражается , по его мне­ нию, в том, что указ ы имеют  силу только  при  условии непротиворе­ чия  законам;   необходимо  также ,  утвержда л Коркунов,  чтобы  суду принадлежал о  право   проверять  юридическую  силу  указов.

Рассужда я  о  государстве  вообще  или  о  государственном  праве стран  Запада,   Коркунов   нередко  излагал  радикальные   идеи.  Так, он  неоднократно высказывалс я против ограничений избирательно ­ го права, поскольку "государство по  самому  существу  своему  призва­ но  служит ь не  отдельным  классам,  а  быть  организацией всего  на­ рода,  ка к одного  целого". Особенные  возражени я Коркунова  вызы ­ вали  цензовые  избирательные системы:  "Против  ограничения из ­ бирательного  права  имущественным цензом  в какой  бы то ни было форм е  говорит то  веское  соображение, что  этим  искусственно уси-

 

ливаетс я  и  та к  резк о  проявляющеес я  различи е  межд у  имущими и неимущими. Крайнее неравенство экономических условий  и вытека ­ юща я  из  этого   зависимость  неимущих  от  владельческих классов  и так  составляет самое  больное место  современного  общества. А вся ­ кое  искусственное  усилени е  экономического  неравенства неизбеж ­ но  усиливает  и  та к  опасный  антагонизм общественных классов".

Характеризу я   государственный  строй   самодержавной  России, Коркунов  отмечал   устарелост ь  российских законов  о  права х  граж ­ данской свободы. Он  с сожаление м  отмечал, что  в России "государ­ ственная  служб а  являетс я  единственной  формой  участи я  поддан­ ных  в  общей   политической жизн и  страны "  и  потому  политические права   имеет   лиш ь  узка я  сфер а  наличного  служебного  персонала, сформированна я  на  начала х сословности,  причем "административ ­ ная   власть   вооружена  правом  устанавливат ь   таки е   ограничения свободы,  которые  отнюдь   не  могут  быть   оправданы  необходимос­ тью".  Однако Коркунов полагал, что  ближайше й  перспективой раз ­ вития   государственного  стро я  России  должн а  быть   не  представи ­ тельная , ограниченная монархия, ка к  в  страна х  Запада , а  "право ­ мерная, но  самодержавна я  монархия" .

По   мнению  Коркунова,  упорядочение  издани я  законов,  наде­ лени е   судов   правом  разрешат ь   противоречия   межд у  указам и   и законами, учреждени е административной юстиции в виде  самостоя­ тельной  системы  судов,  предоставление  им  прав а  отмены   незакон­ ных  распоряжений,  обеспечение гражданских прав  (неприкосновен­ ность  собственности, право  гражда н на  подачу  петиций) в России не требуют  наделени я  подданных политическими  правам и  и  создания представительства, ограничивающего власть самодержца. "Государь сосредоточивает  в  своих  рука х всю  полноту   верховной  власт и  без­ раздельно,  но  осуществляе т  ее  правомерно",  — писал   Коркунов.

Заметно е место  в  развити и  социологического направлени я  пра ­ ва  в  России занимае т  историк и  правовед,  ученый  и  политический деятель ,  член   I  Государственной  думы   и  Государственного  совета Максим  Максимович   Ковалевский   (1851—1916).  Он  преподавал  в Московском (1877—1887 гг.) и Петербургском (1906—1916 гг.) уни­ верситета х конституционное  право,  историю политических учений, историю  иностранного   законодательства  и  другие   предметы.  Его пер у  принадлежи т  ря д  ценных  исследований  по  социологии  ("Со­ циология",  1910  г.), по  сравнительно-историческому  и  сравнитель ­ но-правовому методам  ("Историко-сравнительный метод в юрис­ пруденции и  приемы изучени я  истории и права") , по  теории  права и государства и по истории политических учений  ("От прямого народоправства  к  представительному  и  от  патриархально й  монар­ хии  к  парламентаризму .  Рост  государства  и  его  отражени е  в  исто­ рии  политических  учений",  "Общее  учение   о  государстве"   и  др.).

 

16 История политических и правовых учений

Учение  Ковалевского   о  государстве  и  праве  органически   свя­ зано  с его социологической концепцией,  Методологической основой его учени я явилис ь доктрина О. Конта, взгляды  Г. Спенсера, психо­ логия Г. Тарда, солидаристские  доктрины Э. Дюркгейма и Л. Дюги. Известную  формул у  О.   Конта  "порядок  и  прогресс"  он   заменил более  общим  понятием "организация и эволюция". Не  всяка я эволю­ ция  прогрессивна,   рассуждал  Ковалевский,  и  не  кажда я  организа­ ци я основана  на порядке  — порядок  обеспечен лиш ь там,  где обще­ ство   образует   "замиренну ю  среду",  основанную   на   общественной солидарности.

Кажда я социальная  группа,  по Ковалевскому,  есть прежде  все­

го  "замиренна я  среда",  в  которой вместо   борьбы   водворяется  "со­ лидарность,  или  сознание общности интересов и  взаимной зависи ­ мости друг от друга". Право,  по Ковалевскому,  — это "нормы,  ставя ­ щие себе целью поддержание  и развити е солидарности",  "приводи­ мые   в   жизн ь   организованной  силой    общества  —  государством", обладающие  принудительной  силой.

Понятие   права  в  концепции  Ковалевского   имеет  двоякое  зна ­

чение:   1)  право   есть  отражени е  требований  солидарности  и  обус­ ловленной  ею  идеи  долга,  заставляюще й  индивидов  брать  на  себя обязанности,  чтобы  сохранить  интерес  группы;  это  право  предше ­ ствует  государству  и  порождает  позитивное   право;   2)  позитивное право   содержи т правила,  призванные либо  расширить , либо  огра­ ничить свободу  индивида (зависит от того, в какой  степени государ­ ство берет на себя функции,  ранее исполняемые  общественными союзами).

Возникновение и права, и государства, согласно его теории, обус­ ловлено  интересами  общественной  солидарности.  Состояние  "зами ­ ренной   среды "  с  присущей   ей  взаимозависимостью  людей,   под­ крепляемое  принудительной силой  (вооруженным насилием),  ведет к объединению  различны х союзов  в государстве. Источник  возник­ новения власти  и государства Ковалевский  под сильным влиянием теории Тарда усматривал "в психическом воздействии личностей, способных к инициативе, к творчеству, на массы, не способные ни  к чему иному,  как  к подчинению  своей  деятельности  чужому приме­ ру  и   руководительству".

Исторической закономерностью Ковалевский считал  необходи­ мость  продвижения   каждого  общества  от  низше й  к  более  высокой стадии.  Однако этому прогрессу противоречит, писал  Ковалевский, "противопоставление   бедности  и  богатства,  рознь  между имущими и  неимущими".   Дл я  преодоления   этого  противоречия   он  полагал необходимым   вмешательств о   государства   в   распоряжени е   соб­ ственностью в интересах земледельцев и рабочих, юридическое зак­ репление   права  на  труд,  свободную  деятельность  профсоюзов,   их

 

борьбу за социальные права.  Но он отвергал  "социалистическую доктрину  о  государстве  ка к  о  политическом  владычеств е  господ­ ствующего экономического  класса".   Им  осуждалось любое  государ­ ство,  посягающее на  "личны е  права" , ка к  "деспотическое государ­ ство",  "якобинское  сверху  или  снизу".

Ковалевский  был   сторонником  глубоких    реформ ,  ведущи х  к утверждени ю "всесословного" (т.  е. гражданского) общества. Он  пи­ сал, что революция ка к средство социального изменения  вызывает ­ ся  ошибками правительства, которое не  удовлетворяют справедли ­ вые,  естественные  дл я  своего   времени  требования  народа.  Кроме того, революция всегда  предполагает насилие,  а значит, нарушени е "замиренно й среды " в обществе. "На м совершенно чужд а мысль  об уничтожени и  разо м  чего  бы  то  ни   было   и  создании  сраз у  нового строя,  новой  религии или  новой  морали,  — утвержда л  ученый.  — Пр и  медленности  общественных  изменений  прогресс  более   наде­ жен , чем  при   их  быстроте,  эволюцию  надо   предпочитать  револю­ ции, или, выражаяс ь языко м Конта, прогресс желателе н только  под условием сохранения  порядка" .

Ковалевский  не   одобрял  самодержавие ,  но   был   сторонником сохранения монархии в России. Он  считал  возможным эволюцион­ ное  развити е самодержави я  в  "демократическую монархию",  осно­ ванную  на  конституции и  представительном: правлении.  "Русска я империя нуждается в более  широких основах: она  может  быть  только империей  всенародной,  —  рассужда л  Ковалевский.  —  Сохраня я наследственное руководительство нации ее историческим вождем, положим  в  основу   русского  обновления  систему   самоуправлени я общества".

 

§ 4. Учение  о праве  и государстве

Г. Ф. Шершеневича

 

Теоретик   права   и   государства    Габриэль    Феликсович   Шерше- невич  (1863—1912)  был  профессором  Казанского  университета,  а  с

1906  по  1911  г.  преподава л  гражданское  право   в  Московском уни ­ верситете. Ему  принадлежи т ря д крупны х произведений:  "Истори я философи и   права" ,  "Обща я   теори я  права "  (1910—1912   гг.)   в   4-х выпусках,  "Общее   учение   о  прав е  и  государстве"  и  др.  Ря д  работ Шершеневи ч  посвятил науке   гражданского и  торгового  права.

Одной  из  центральны х  тем  науки   о  прав е  в  тот  период  было построение  философи и  права   и  ее  отграничение  от  общей   теории права.

Шершеневи ч  признавал , что  право   ка к  явлени е  общественное есть понятие социологическое и потому  уяснение сущности права невозможно без  понимания его  проявлений в других  областях. Од-

 

нако это не должно быть делом юристов, а должно исследоваться другими   общественными  науками.  Любой    "дуализ м   права" ,  т.   е. противопоставлени е   действующем у   прав у   "идеальног о   права" , Шершеневи ч   последовательно   отвергал.  Поняти е   естественного права,  замечал  он,  на  протяжени и всей  истории  имело  самые  раз ­ ные  толкования.  Особо  жестко й  критике   Шершеневич  подвергал возникшую  в  те  годы  концепцию  естественного права   с  изменяю ­ щимс я содержанием. Он  считал, что эта  концепция не  только  науч­ но несостоятельна, но и социально вредна, поскольку стремится подменить действующее право  меняющимся идеалом. Шершеневи ч доказывал опасность дуализма — "исторически сложившегося права и  умопостигаемого".   Противопоставление  действующего   права   и права   "идеального"  ведет,  по  его  мнению,   к  удвоению  правового порядка, смешению права  с другими  социальными нормами.

Понятие права, утвержда л Шершеневич , включает в себя  толь­ ко  положительное,  действующее  право.  Объективное   право  — со­ вокупность  правовых норм,  субъективное  право — "возможность осуществления  своих   интересов   субъектом  права" .   Шершеневи ч доказывал,   что  объективное   и  субъективное   право  — это  не  две стороны  одного понятия, как утверждал и Иеринг  и другие предста­ вители  социологической юриспруденции, а самостоятельные и со­ вершенно  различны е  понятия.  Если   субъективному  прав у  всегда соответствует объективное право, то последнее может вполне су­ ществовать  без субъективного  права.  Объективное  право,  по Шер - шеневичу, — основное понятие права, субъективное право  — произ ­ водное.

К    сущностным   черта м   прав а   учены й   относил   следующие :

1) право предполагает поведение лица; 2) право обладает при­ нудительным  характером;  3)  право  всегда  связано  с  государствен­ ной властью. Эти неотъемлемые элементы права  образуют пред­ ставление  о  его  понятии.   Право,   утвержда л  Шершеневич ,  — это норма  должного поведения человека, неисполнение  которой влече т за  собой  принуждение   со стороны  государственных  органов.

Шершеневи ч  полагал,  что  принудительный характе р  права   не позволяет относить к нормам права конституционное, каноническое и  международное  право.

Шершеневи ч писал,  что государство являетс я источником  пра­

ва.  Согласно его  концепции  государство есть  явлени е  первичное,  а право   —  вторичное.  На   этом   основании  он   выступа л  с  критикой идеи   правовой  связанности  государства им   же   самим   созданным правом, которой придерживалис ь Еллинек, Дюги, Штаммле р и дру­ гие  теоретики.  Теори я  правового  государства,  утвержда л  Шерше ­ невич, не имеет теоретического обоснования и практического зна­ чения.

 

"Дел о  не  в том, чтобы  связат ь  государство правовым и  ниткам и подобно  тому,  ка к лилипут ы связал и Гулливера.  Вопрос  в том,  ка к организовать  власт ь  так,  чтобы   невозможе н  был  ил и  был  доведен до  минимума   конфлик т  межд у  правом,   исходящим   от  властвую ­ щих,   и  нравственными  убеждениям и  подвластных".   Государство, согласно Шершеневичу , предшествуе т прав у и  исторически и логи­ чески.  "Дл я признани я за  нормами  правового  характер а необходи­ мо организованное принуждение ,  которое  только  и способно  отли ­ чит ь  нормы права  от  всех  иных  социальны х норм  и  которое може т исходить  только   от  государства". Однако,  размышля л  ученый , не санкционируется ли таки м  образом  произвол  властей?

Подобно  Иерингу Шершеневи ч  рассужда л  о  политике  факти ­ ческого  самоограничения  государственной  власти,  которая  в своих же собственных интересах устанавливает границы возможному про­ извол у  со  стороны  должностны х  ли ц  и  государственных  органов. Право представляе т собой, по  его учению, "равнодействующую двух сил,   и з   которы х  одна   имее т  своим   источником    интерес ы   вла ­ ствующих,   а  друга я  — интерес ы  подвластных".

Граница   межд у  правом  и  произволом   заключаетс я  в  том,  от­ мечал  Шершеневич , что  "прав о  есть  правил о  поведения и  должн о быть  соблюдаемо  самой  властью,  его  устанавливающей" .  Если  же государственная   власть,   установивша я  правило,   не  считает  нуж ­ ным   его  соблюдать,  а  действуе т  в  каждо м  конкретном  случа е  по своему  усмотрению, то  право   сменяетс я  произволом. В  отличие от шайк и  разбойников  государство  проявляе т  свою  волю  в  нормах, которые  оно соблюдает,  пока  они не заменен ы новыми.  Кроме  того, различи е  межд у государством  и  шайко й  разбойников заключаетс я в том, что  последня я  пользуетс я силой  дл я разрушительны х целей , а  государство  обращает  свою  силу  на  созидательные   цели.

Шершеневич призывал  исследовать социальную  направленность деятельност и   современного  ем у  государства.  Государство,   по   его мнению,  само   заинтересовано  в  благосостоянии  своих   гражда н  и, ка к результат , в стабильности  государственной  власти,  поэтому  оно должн о  пойти по  пути  оказани я  помощи  слабейшему посредством социального  законодательства   и демократизаци и  государственного строя.

В  основе   деятельности   любого   государства,   утвержда л  Шер ­ шеневич,  лежи т  инстинкт  политического  самосохранения.  Поли ­ тик а государства должн а быть достаточно  гибкой,  чтобы умело при ­ спосабливаться  к новым общественным условиям.  "Прогрессивность того ил и другого государства обнаруживаетс я именно  в том,  что оно сумело  раньш е  и  лучш е  уловить  требовани я  времен и  и  приспо­ собиться  к  ним,  вызыва я  в  других,  по   необходимости,  подража ­ ние" ,  — писал   Шершеневич .  А  потому,   выступа я  с  требованием

 

17   Истори я  политических  и  правовы х учени й

 

реорганизации  общественной  жизн и  в  России,  он  считал   путь  ре ­ фор м единственно приемлемым ка к дл я  существования и развити я общества,  та к  и  дл я  сохранения  политической  власти   государства.

Шершеневи ч  считал  безусловно необходимым исследование  тех явлени й  и  отношений,  которые  влияют   на   содержани е  правовых норм  и  на  их применение к  правовым отношениям. Однако он  воз ­ ража л против   замен ы  правовой догматики социологическим  право ­ ведением  либо   естественно-правовыми  воззрениями.  Изучат ь  дог­ му  и  технику   права,  подчеркивал  Шершеневич ,  особенно важно дл я  юриста-практика,  который стоит   вне  идеологии  государства и политики  права.

Разработанна я  им  теория   прав а  и  государства  на  основе   фор ­ мально-догматического метода  имеет  большое значение и  в  настоя­ щее  время.   "Обща я  теори я  права "  Шершеневича , переизданна я  в

1995  г.,  во  многом не  утратил а  значени я  дл я  преподавания теории государства  и  права,  истории  политических  и  правовых  учений.

 

§ 5. Неокантианские теории  права. П. И. Новгородцев. Б. А. Кистяковский

 

Павел    Иванович   Новгородцев   (1866—1924)   —   филосо ф   права, один  из  создателе й  концепции  "возрожденного" естественного пра ­ ва в России, исследователь истории политических учений  Нового времени. Он был профессором Московского университета, основа­ телем  и первы м деканом Русского юридического факультет а в Пра ­ ге.  Ему  принадлежа т  работы   по  истории философи и  права, вопро­ сам  теории   прав а  и  государства,  среди  которых   наиболее  известны "Введение   в  философи ю  права.   Кризис  современного правосозна­ ния "  и  "Об  общественном идеале" .

Философско-методологической основой его концепции являлис ь учения   Кант а  и  Гегеля,  теоретические  положени я  которых   Новго­ родцев  стремилс я  соединить с  политико-правовыми  идеями конца XI X  —  начала   XX  в.

Поиск и  обоснование общественного идеала  — тема  всей  жизн и и  научной  деятельности Новгородцева.  Он  различа л  поняти я  абсо­ лютного    и   относительного   идеалов.  Абсолютный  идеал   создаетс я кажды м  человеком  самостоятельно  и  выступае т  в  качестве   требо­ вания  нравственного поведения индивида, бесконечного совершен­ ствования  личности.  В   основе    этого   идеал а  лежи т  личность  ка к абсолютная  цел ь  общественного  прогресса.  Эти  идеи  Новгородцева во  многом определялис ь  философие й  права   Канта,  согласно кото­ рой   человек   всегда   долже н   рассматриватьс я   только    "ка к   цель   и никогда ка к  средство".   Требование  абсолютного идеала,  по  учению Новгородцева, носит  вневременной характе р и являетс я общим  дл я

 

права  и  морали.   Однако  в  каждой  из  этих  областей  — в  области права   и  в  области  морали  —  стремление  к  идеал у  получает   свое особое  выражени е соответственно существ у той  руководяще й  идеи, которая  в них проявляется . Необходимо  определить,  писал  Новго­ родцев,  каков   долже н  быть   абсолютный  идеа л  применительно  к области социальных явлений .

Относительный  идеа л  зависи т  не  только  от  конкретного  лица,

но  и  от  других  субъектов  общественной  жизн и  (группы,   класса, движения , парти и т. д.)  и ориентирован всегда  на  создание какого- либо  общественного порядка, отражающег о в то же врем я сущность отдельного человека (личная безопасность, свобода, равенство, соб­ ственность,  солидарность  и т. п.).  В отличие  от абсолютного,  кото­ ры й  имеет   безусловное  значение,  относительный  идеа л  носит   ус­ ловный  характер .   Проблема   соотношения  абсолютного   и  относи­ тельного  элементов  в общественном идеале,  по существу,  есть про ­ блема   связ и  "индивидуального — коллективного"  ("личностного — общественного").

Поскольку, согласно концепции Новгородцева, общественный идеал  носит  духовный  характер ,  ученый  уделяе т  основное   внима­ ние  проблеме  соотношения права  и нравственности. На  этом  бази ­ руетс я  нормативно-этическое  понимание  права,  в  основе которого лежи т  понятие   естественного   прав а  ка к  част и  нравственной  суб­ станции.

Новгородцев по-своему развива л понятие естественного прав а с изменяющимс я  содержанием.   Мораль   столь  ж е  неизменна,  рас ­ сужда л  Новгородцев,  сколь   постоянна  сущность человека:  то,  что нравственно дл я  одного человека,  не  може т (не  должно) быть  эти ­ чески  безразличны м дл я другого. Прав о же (и правосознание) под­ вижно и изменчиво, вплоть  до того, что право  може т противоречит ь само  себе  ил и  идее  справедливости.   Проблема   заключаетс я  в  том, чтобы  в процессе совершенствования прав а  (1)  не  выходить за  пре ­ дел ы  моральны х  критерие в  и  (2)  направлят ь  правотворчество   в соответствии  с  этически м  идеалом  в  тако й  степени,  в  какой  это возможно в данном исторически определенном обществе. То, что неосуществимо   в  одном  обществе,  може т быть  реализован о  в  дру ­ гом.

Гегелевскую идею развити я свободы,  воплощения ее в конкрет­ ных  условия х  Новгородцев  стремилс я  соединить  с  этической тео ­ рией  Канта. Результа т  не  мог  быть  иным, чем  иде я  "естественного права  с изменяющимс я содержанием" , выражающа я идею  прогрес­ са в правосознани и (и в праве)  пр и незыблемости принципов нрав ­ ственности,  основанных  на признании ценности  и достоинства  лич ­ ности всех времен  и народов. Иными  словами,  если "прав о — мини­ мум  нравственности "  (как  утверждал и  Г.  Еллинек,   В.  Соловьев  и

 

др.), то этот "минимум",  по Новгородцеву,  может быть различе н дл я разны х  исторических  возможностей  и  объективных  условий.

Новгородцева тревожи л вопрос взаимоотношений личности как безусловной ценности,  обладающей разумо м  и  свободной волей, и общественной среды, которая может всецело поглотить личность. Недопустимо,   заявля л  он,  подчинять  личность  обществу  "в  каче ­ стве  орудия   или  средства "  своего   существования. С  этих  позиций Новгородцев  критически оценивал теории марксизм а  и  революци­ онного  синдикализма.

Общественно-политический  идеал   (относительный  —  по   тер ­ минологии Новгородцева) в  конце XIX — начал е  XX в.  выражался , согласно  его  учению,   в  требовании   социально-правового  государ­ ства.

В работе "Введение в философию права. Кризис современного правосознания "  ученый  глубоко   исследует  новое   содержани е  тре ­ бований свободы и равенства, считая, что  государство должно взят ь на себя заботу об экономически слабых лицах,  которые  в силу раз ­ личных причин неспособны  к существованию за счет собственных материальны х  средств.

Новгородцев писал, что цель  права  — охрана  свободы, однако пользование  этой  свободой  может   быть  совершенно  парализован о недостатком   средств.  Вот  почему,   несмотря   на  то,  что  задаче й  и сущностью права  являетс я охрана  личной свободы, не  менее  важн а и  возможность осуществления  этой  задач и  — забота   о  материаль ­ ных  условиях  свободы.  Решени е  данной  проблемы,   заключал  уче­ ный,  должно  взят ь на  себя  государство.

Новгородцев обосновал понятие "право  на  достойное человечес­ кое существование". Обладая нравственной природой,  это право, рассужда л  ученый,  должно иметь   юридическое  значение.  "В  этом случае на наших глазах совершается один из обычных переходов нравственного сознания в правовое, которыми отмечено прогрессив­ ное развитие права". Новгородцев обосновывал необходимость "обес­ печить  дл я  каждого  возможность   человеческого   существования   и освободить  от  гнета  таких  условий жизни ,  которые убивают   чело­ века  физическ и и нравственно".  Он призыва л к введению  понятия права  на  достойное человеческое существование в Декларацию прав человека  и гражданина  и к юридической  разработк е основных  ин ­ ститутов   этого  поняти я  в  рамка х позитивного права.

В 1920 г. Новгородцев эмигрировал и в 1922 г. выступил основа­ телем  и первы м деканом Русского юридического факультета , а так ­ же  председателе м  Религиозно-философского  общества им.  Вл.  Со­ ловьева  в Праге. В последний период жизн и в творчестве Новгород­ цева  усилились  религиозные   настроения:   все  движени е  человече­ ства   представлялос ь   ему  по   пути   к   теократии ;   связ ь   прав а   и

 

нравственности  он   полагал  в  более   высоком  единении  на   основе религиозного закона.

Филосо ф   и  теорети к  прав а   и  государства Богдан  Александрович Кистяковский   (1868—1920)    в   своем    основном   произведени и   "Со­ циальные науки  и право :  Очерк и  по  методологии социальных наук и  общей  теории права "  (1916  г.)  глубоко   исследовал понятие  прав а ка к  социального  явлени я  и  ка к  части   духовной  жизн и  человека, методологию изучени я права, вопросы государственной власти, про­ блемы  прав человека и гражданина, идеи правового государства и возможности  перехода  к  социально-справедливому  государству.

Гуманитарны е  науки, в том  числе  наук а о праве , подобно есте­ ственным наукам, должн ы строиться, по учению  Кистяковского, на основе множественности понятий. Коль  скоро  "прав о входит  в раз ­ личны е сфер ы человеческой жизн и  и деятельности , которы е могут составлят ь  предме т  различны х  отраслей  гуманитарны х  наук",  то понятие права   сводится  к  четыре м  основным определениям :  госу­ дарственно-организационному, социологическому, психологическо­ му,  нормативному.  Все  эти   понимания  права,  отмечал Кистяков ­ ский, равноценны, а потому  подлежа т самостоятельному изучению и  разработке.

Государственно-организационное,       ил и      государственно-повели­ тельное,  понятие прав а  состоит в  "совокупности норм,  исполнение которых вынуждается , защищаетс я  и  гарантируетс я  государством". Право,  согласно этому  подходу,  "ест ь то,  что  государство приказы ­ вает  считать   правом".  Большо е  значени е  этого   понимания  права несомненно, отмечал Кистяковский, та к ка к оно  содержи т "государ­ ственно-организационный  элемен т  в  праве" , но  и  крайн е  ограни­ ченно   в  силу  того, что  за  рамкам и  права   остаются обычное  право, част ь  государственного  прав а  и  международное  право.

Социологическое    понятие   прав а   обращае т   внимание   на   право ка к на  совокупность осуществляющихс я в ж:изни правовых отноше­ ний.  Право,  согласно этому  подходу, отмечал Кистяковский , пред ­ ставляе т собой  социальное явление , заключающе е  в  себе  широкий круг  национальных,  бытовых, экономических  и  других  отношений. Во взаимодействии с ними право  вырабатывается , изменяется , раз ­ вивается. Тако е правопонимание, счита л ученый, безусловно, шир е государственно-повелительного, поскольку обнимает и обычное, и государственное, и международное право  во всем их объеме. К не­ достаткам этого  правопонимания Кистяковски й относил отсутствие четки х  границ межд у  правовыми  и  неправовыми  отношениями.  В сил у  неясности критери я  — что  именно  считат ь  правом — социо­ логи  права,  отмечал ученый, любят  обращатьс я  к  словесным опре­ деления м  типа   "социальна я  солидарность",  "замиренна я  среда "  и т. п.  Однако подобное правопонимание содержи т в себе  "чисто  эти­ ческое   содержание" .

 

Психологическое    понятие  права,   выдвинутое  Л.   И,  Петражиц - ким, представляе т собой  "совокупность тех психических пережива ­ ний  долга  или  обязанности,  которые обладают императивно-атри­ бутивным характером" .  В  итоге, заявля л  Кистяковский, создалось такое  широкое понятие, "что объектом его оказалось не само  право, а правова я  психика". Вместе  с тем  за  рамкам и  этого  правопонима- ния  осталось содержани е  объективного права.

Нормативное   понятие  права   признае т  право   ка к  "совокупность норм,  заключающи х  в  себе  идеи   о  должном,  которые  определяют внешние отношения людей  межд у собой".  Это  понятие права  обла­ дает большой познавательной ценностью, считал  Кистяковский, поскольку  указывае т  на  устойчивый характе р  прав а  (долженство­ вание),  который не  определяетс я  исчерпывающим  образом ни  од­ ним другим  правопониманием. Недостаток нормативного правопо- нимания заключаетс я в том, писал  он, что оно  не  всегда  определяет реальное,  действующее право,  поскольку  характе р  долженствова­ ния  распространяетс я  на  то  право,  которое было  бы  желательн о  с точки  зрени я современного правосознания.

Кроме этих  четыре х "теоретических понятий " права  Кистяков ­ ский  определил "технические понятия" , к которым относил юриди- ко-догматическое и юридико-политическое понятия. Назначение этих понятий, по  его  мнению, заключаетс я  в определении и  системати­ заци и  правовых  явлений  дл я  решени я  чисто   практических  зада ч догматической  юриспруденции.

"С  точки   зрени я  юридической  догматики  право   представляе т собой  совокупность правил, указывающих , ка к находить в действу­ ющих   правовых  нормах  решени я  дл я  всех  случае в  столкновения интересов или  столкновения представлени й о  прав е и  неправе" , — писал   Кистяковский.  Кроме  того,  с  помощью  различны х приемов юридической догматики нормы действующего права  перерабатыва ­ ются  в юридические понятия,  категории и приводятся, таким  обра­ зом,  в  логичную  правовую систему.

Юридико-политическое понятие права, или политику права, Кистяковский  определя л  ка к   совокупность  правил ,  помогающих находить  и  устанавливат ь  какие-либо  устойчивые нормы  в  обще­ ственной жизни , тем  самым  закрепля я за ними правовой характер . Политика  права   —  это   раздел ,  наименее разработанны й  из   всех способов научного изучени я права, поскольку дл я построения науч­ ной политики права, по его убеждению, необходима не только разработанна я система социальных наук, но  и этика, которая могла бы  дат ь  ориентир  дл я  всех  других  отделов   политики  —  промыш­ ленной, аграрной, торговой и др.

Все  эти  понятия права   (четыре   теоретических  и  два  техничес­

ких)   не  должн ы  быть  сводимы  друг  к  другу.  Межд у  ними  нет  ло-

 

гической  подчиненности  и  поэтому  они  должн ы  изучатьс я  парал ­ лельно.   Но,  несмотря на  множественность научных  понятий права , утвержда л Кистяковский, право  ка к явлени е едино.  Применя я раз ­ личные  методы изучени я одного явлени я социальной  жизн и — пра ­ ва, в правоведении нельз я создать  единого научного поняти я права , таки х понятий будет  несколько. Разработко й  эти х поняти й  должн а заняться ,  по  мнению  Кистяковского,  общая  теори я  права.  Нельз я довольствоваться   только  перечислением   разны х  правопониманий, необходимо, счита л ученый,  "найт и таки е логические формы , кото­ ры е  объединили  б ы  различны е  научные  поняти я  явлений ,  лежа ­ щи х  в  основании   культурны х  благ".

Концепция Кистяковского была  ориентирована на изучение права ка к части  культурного творчества людей, т. е.  на  исследование пра ­ ва  в  сфер е  оценок  и  целей.  Он  различа л  в  понятии   права  сфер у бытия,  социального  явления ,  факт а  общественной   жизн и  и  сфер у долженствования ,  нормы, области   морали.  Следу я  Канту,  учены й утверждал , что  в основе прав а ка к  проявлени я  нравственности ле ­ жи т принцип   этического  долженствования, предполагающий  пост­ роение  мира  ценностей.   Понятие   "ценность"  (право  ка к  порядок, свобода,  лична я  безопасность  и  т.  п.)   находится  в  сознании  чело ­ века,  но  значение  этого  поняти я  проявляетс я  в  действия х людей. Ценности  составляют,  по Кистяковскому, особый вид бытия,  а имен­ но  — "культурну ю общественность". Это  — особый мир,  мир  ценно­ стей,  который  возникае т  из  духовных   потребностей  человека.  Он существуе т параллельн о  с  миром  природы  и  долже н  та к  же  глубо­ ко исследоваться  человеком.  Объектом  подобного  изучения дл я юри­ ста должно быть признано правосознание людей, понимание ими значени я  права  дл я  регулировани я  социальных  отношений   и  под­ держани я  общественного  порядка.

Кистяковский критическ и исследовал  современное  ему россий­ ское   правосознание  и  отмечал,  что  в  России,  в  перву ю  очеред ь  со стороны интеллигенции, нет интереса  к правовым  идеям. Кистяков ­ ский   в   работе   "В  защит у  права "  приводит  стихотворные  строк и поэта-юмориста  Б.  Н.  Алмазова  (вложенные  в уста К.  С.  Аксакова взгляд ы славянофилов) :  "П о причинам  органическим  мы совсем  не снабжен ы  здравы м  смыслом  юридическим,  сим   исчадьем  сатаны. Широк и натур ы русские,  наше й правд ы идеал не влезае т в форм ы узки е  юридических  начал" .

Ка к   ориентир  дл я   развити я   государства  Кистяковски й   пред ­ лагал  идею  правового и социально-справедливого  государства. Право, по  глубокому убеждени ю Кистяковского, должн о быть  "совершенн о независимо  от того,  каки е политические  направлени я господствуют в стране  и правительстве.  Право,  по самому своему существу, стоит над  партиями... "  "Наш и  юристы  прежд е  всего  должн ы  настаиват ь

 

на  признани и за  правом самостоятельного значения,  та к ка к  право должн о  быть   правом,  а  не  каким-то  придатком к  экономической, политическо й   и   другим    сторонам   общественно-государственной жизни" , — писал  Кистяковский. Долг  российских юристов — "спо­ собствовать всеми силами повышению авторитета права, а это по­ вышение  возможно только   при  неуклонном  осуществлении право ­ вых  норм*.  Высшее   благо  дл я  России, заявля л ученый   о  современ­ ном   ему  праве,  — это   "определенность,  прочность  и  устойчивость права" .

Заслугой  Кистяковского являетс я глубокое  обоснование множе ­ ственности методов  в изучении права. Исследование вопросов об отношении  межд у  правом  и   государством,  правом  и   хозяйством, правом и обществом, правом и нравственностью, правом и религией и т. д. требует  методологии, способной изучат ь это  социальное явле ­ ние с нормативной, социологической, государственно-организацион­ ной,  психологической сторон.

Различны е  понятия  права,  по  убеждению Кистяковского,  дол­ жн ы  быть  не  только   ориентированы на  изучение  культурны х  благ, но   и  объединены  с  помощью  каких-либо  синтетических  фор м   в новый  вид   познавательной  деятельности  человека.  Эта   проблема нищего учени я  о  праве  остается   актуальной и  в  настояще е  время.

 

§ 6. Религиозно-нравственная философия права в России. В. С. Соловьев. Е. Н. Трубецкой

 

В России в конце  XIX — начале  XX в. существовало немало философски-религиозно  настроенных мыслителей,  затрагивавши х вопросы права  с  позиций справедливости, в  связ и  с  религиозными заповедями,  идеям и  нравственного  совершенствования.

Видный  филосо ф   права   Владимир  Сергеевич   Соловьев   (1853 —

1900),  доцент  философского факультет а  Московского университет а по  кафедр е  философии ,  некоторое врем я  читал   лекци и  в  Петер ­ бургском  университете. В  1900  г. он  был  избран почетным академи ­ ком   Академии  наук   по   разряд у  изящно й  словесности  отделения русского  язык а  и  словесности.  В  1891  г.  Соловьев  был  приглашен возглавить отдел  философи и  в  Большом Энциклопедическом  Сло­ варе   Брокгауз а   и   Ефрона,  написал  более   130   стате й   (например, статьи  о Канте,  Гегеле, Конте).  Он  внес  большой вклад  в обоснова­ ние  нравственного содержани я права.  К  числу  главных  работ  Соло­ вьева  относятся "Кризи с  западной философи и  (против позитивис­ тов)"   (1874  г.),  "Критик а  отвлеченных  начал" ,  "Оправдани е  добра. Нравственна я философия" .

Учение   о  праве   Соловьева  основывается  на  изучении  и  сопос­

тавлени и им  природы права  и морали. Согласно его  взглядам нрав -

 

ственное  требование  по своему содержани ю неограниченно и всегда стремитс я  к  построению  идеала.  Право,  наоборот,  носит  условный характе р  и  предполагает   ограничение   —  в  юридической   области важн ы  поступок  и  его  результат .  Нравственны й  закон,  предписы ­ ва я должно е поведение,  обращен только к внутренне й стороне воли индивида,  а  юридический  закон   рассматривае т  внешнее  проявле ­ ние  воли  — имущество,  действие,  результа т  действи я  и  т.- д.

Коль   скоро   в  правовой   области   важна   реализаци я  правовых норм   дл я  гарантированности  каких-либ о  благ,  например , безопас­ ности  ли ц в обществе,  осуществлени я пра в личности,  то юридичес­ ки й  зако н  непременно  долже н  содержат ь  в  себе  прямо е  либо  кос­ венное принуждение . Право , замеча л Соловьев, это  "принудитель ­ ное требование  реализаци и определенного  минимального добра ил и порядка, не  допускающего известны х проявлени й зла" . Задач а пра ­ ва, по его мнению,  заключаетс я не в том, чтобы лежащи й во зл е мир превратилс я  в  Царстви е  Божие , а  в  том,  чтобы  он  до  времен и  не превратилс я  в  ад.

Соловьев   был  приверженце м  концепции  "возрожденного"   ес ­ тественного права.  Сущностью  прав а Соловьев признава л  "истори ­ чески-подвижное определение  необходимого  принудительного  рав ­ новесия дву х  нравственных интересов  — личной  свободы и  общего блага",  где  право   —  область   внешняя ,  а  интерес  личности  —  об­ ласт ь  частная.   "Общее  благо"  должн о  общим  пределом  ограничи­ ват ь частны е интересы , но  оно  не  може т их упразднять . Поэтому он выступа л против  смертной  казн и и пожизненного заключения,  ко ­ торые,  по  его  мнению,  противореча т  существ у права.

Соловьев   в  своем   учении   различа л  понятие   сущности   прав а (идею права)  и позитивное  право  (закон).  Зако н — это  "определен ­ ное в данных  обстоятельствах места и времени ограничение личной свободы требованиями  общего  блага",  к  признака м  которого он  от­ носил:   1) публичность; 2) конкретность; 3) реальну ю применимость.

Право должно быть обеспечено, следовательно, необходимо иметь достаточно  силы  дл я  реализаци и  правовых  норм,  рассужда л Соло­ вьев.   Тако й   силой   он   признава л  государственную  власть,   содер­ жани е  которой  определяетс я  деятельность ю  законодательной  вла ­ сти   —  власт и   издават ь  обязательны е  дл я   всех   законы,  судебной властью — властью  судить в соответствии  с этими  общими  закона ­ ми  о  частны х делах,  исполнительной  властью  — властью  принуж ­ дат ь  всех и  каждого  к  исполнению   законов.

Соловьев   выступа л  против   принципа   разделени я  властей  ка к "системы  сдерже к  и  противовесов".  По  мнению  Соловьева,  власт ь являетс я единым  на

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 |