Имя материала: Муниципальное управление

Автор: Гладышев Александр Георгиевич

Глава 27. корпоратизм – современный метод хозяйственного развития местного сообщества (материалы для дискуссии)

 

Переживаемая нами эпоха — это эпоха поиска современной парадигмы общественного развития для всего мира, но особенно для России. Сегодня ясно, что не может быть старой России, но никто не знает, как обустроить ее по-новому. Общество, принеся огромные жертвы, испытав сокрушительные удары, убедилось, что возврата к прошлому нет так же, как и нет дороги в «монетаристское» будущее.

Однако осознание этой истины во властных структурах затянулось. Между тем отсутствие концептуальных разработок, слабость стратегической власти были и остаются основной причиной тех бед, которые переживает сегодня Россия. Более того, кризис управления, в основе которого отсутствие ясных целей развития и низкий профессионализм государственных чиновников, политических лидеров, углубляется.

Достойный для России выход один — в приоритетном порядке включить, наконец, в сферу управления и распоряжения общественными делами свой интеллектуальный ресурс.

Очевидно, что в силу целого ряда причин, в том числе и уникального своего геополитического положения, Россия не только может, но и должна осуществить «прорыв» в концептуальном освоении своего места в мировой политике, четко определить ее приоритеты, показатели и индикаторы для оценки эффективности осуществляемых управленческих решений, в чем заинтересовано также и мировое сообщество, поскольку без стабилизации обстановки в России не может быть стабильного развития в мире.

Одним из таких ориентиров общественного развития для России, который позволит не только трезво оценить сложившуюся ситуацию, но и сконцентрировать ресурсы в оздоровляющем общество направлении «прорыва», является корпоратизм. Именно корпоратизм дает общие ориентиры на пути выхода из кризиса, определяет содержание российской объединяющей идеи. В ее основе лежит объективная закономерность, проверенная опытом развитых стран, освоивших многие элементы этой системы: корпоративная государственность, социально-ориентированная экономика, законность, демократия, принципы гражданского общества. По существу, рождается новая общественная формация, утверждающая баланс интересов в обществе (корпоративных групповых, частных) и открывающая простор для проектов социального действия. Корпоратизм — это синтез капиталистического и социалистического способов хозяйствования, вбирающий в себя жизнеспособные элементы двух способов производства: и частного, и общественного.

Именно Россия открыла миру «третий путь», модель народотворческого развития. Это открытие проверено исторической практикой многих стран (Германии, Японии, Южной Кореи и др.), разработавших и реализовавших прорывные проекты выведения стран из разрухи и кризиса. Российский корпоратизм преодолел столетние преграды феодализма и сегодня далеко вышел за пределы России, опередив экономическую, социальную, политическую и духовную направленность развития многих развитых стран.

Корпоратизм — не только современная объединяющая российская идея, духовный стержень, без которого, как показал горький опыт, возрождение России невозможно, но и реальный путь выхода из кризиса. В его основу положены не вчерашние, во многом ложные, ценности (реконструкция, реформирование, введение рынка и т. п.), а современные цели, результаты — повышение качества жизни людей, улучшение их физического и духовного здоровья, безопасность, творческое самовыражение.

Взяв идеологию корпоратизма на вооружение, Россия имеет хорошие перспективы достижения прочного гражданского согласия, своего рода общественного договора, базирующегося на столь необходимом нашему обществу единстве совести и разума.

Этот процесс начнется с возрождения регионов, местных сообществ, «малой Родины», где предстоит воссоздать местные хозяйства, социальную инфраструктуру, местное самоуправление, культуру — словом, подготовить благоприятные условия жизнедеятельности для каждого человека.

На грани веков в переломные этапы народы, цивилизации всегда возвращаются к истокам культуры, к родникам народной мудрости, к ценностям, которые хранятся не столько в интеллекте мегаполисов, сколько в тиши провинциальных миров. Необходимо прислушаться к вековой философской мудрости российской глубинки, услышать ее голос и выразить ее коренные потребности.

Муниципальные миры составляют живое тело России. Иван Ляхов называет ее «цивилизацией социальной мудрости». Философия мудрых миров призвана пробудить сверхсознание, в котором происходит синтез творческих сил сознания и подсознания, воли и разума, науки и вдохновения, которые так необходимы для возрождения России как цивилизации социальной справедливости.

В странах Западной Европы сформировалась к началу XX в. модель общественного развития, которую можно условно назвать «частной», или «индивидуалистической». Она была основана на индивидуализме в проявлении жизненных интересов («стать богатым за счет других»), поскольку складывалась в условиях крайнего дефицита экономических ресурсов и значительного перенаселения.

Хозяйственная система, существовавшая в это же время в России, заметно отличалась от западноевропейской. Огромные земельные просторы и неисчислимые природные богатства, многообразие климатических зон — эти важные предпосылки определили процессы экономического развития. Повторяемый столетиями стереотип хозяйственного поведения закрепился в национальном характере, проявляясь на местах в склонности к экономической самостоятельности и гражданскому самоуправлению.

Сложившаяся российская форма хозяйствования основывалась на традиционных ценностях крестьянской общины, артели: взаимопомощи, трудовой демократии, местном самоуправлении. Вместе с тем, именно эти ценности составляют существо корпоративных отношений, учитывающих все многообразие

интересов сообщества. Эффективный и качественный труд обуславливается прежде всего духовно-нравственными представлениями человека.

Любая хозяйственная система имеет свои корни, свои организационно-правовые механизмы и социально-экономическую основу, то есть свое место на шкале координат. Социалистический, капиталистический и корпоративный методы хозяйствования — это три самостоятельных способа решения социальных, политических и экономических проблем развития сообществ.

Сегодня корпоратизм превратился в глобальный феномен общественного развития. Возникший из отдельных организационных форм (община, артель) несколько веков назад на Руси, он все более и более становится единым принципом организации общественной жизни на основе свободного взаимодействия людей в социальной организации, в гражданском обществе в целом.

Каждая из стран (Германия, Япония и др.), находившихся в бедственном положении после второй мировой войны, благодаря использованию принципов корпоратизма добилась устойчивого эффекта «российского экономического чуда» конца XIX - начала XX в. Да, как ни странным это может показаться сейчас, но первым было не «японское», не «немецкое», не «американское», а именно «российское экономическое чудо». В начале века по темпам роста промышленной продукции и производительности труда Россия вышла на первое место в мире, опередив даже стремительно развивающиеся тогда США. За 1880—1914 гг. темпы роста российской промышленности составляли более 9\%, а в период с 1861 по 1913 гг. объем промышленного производства вырос в 12 раз. По отдельным показателям темпы роста были просто гигантскими: выплавка стали увеличилась в 2234 раза, добыча нефти — в 1469, добыча угля — в 6984, продукция машиностроения и металлообработки — в 44, производство химической продукции — в 48 раз. Быстрое развитие промышленного производства при неуклонном росте производительности труда с 1867 по 1912 гг. обусловило снижение розничных цен на промышленные товары. Общий рост цен (включая продовольственные товары) был небольшим, значительно отставая от роста производительности труда. Все это вместе с положительным торговым балансом позволяло стране иметь в течение нескольких десятилетий устойчивую «золотую валюту», о которой сегодня можно только мечтать. Стремительный «прорыв» в промышленном производстве России по своим масштабам превосходил знаменитое послевоенное «японское чудо». Специалисты предсказывали выход России к 30-м годам на самые передовые рубежи. П.А. Столыпин говорил в своем программном выступлении: «Дайте государству двадцать лет покоя, внутреннего и внешнего, и вы не узнаете нынешней России. Наша главная задача — укрепить низы, в них вся сила страны, их более ста миллионов».

История учит нас: прочные успехи политики зависят только от народа, от роста сознательной поддержки выдвигаемых инициатив, а процветание России — в богатстве тех, кто живет и работает на этой земле.

Следует особо обратить внимание на одни и те же ошибки всех предшествующих реформ (и перестроек) в России. Уроки «...столыпинской, ...сталинской, ...хрущевской, ...горбачевской, ...ельцинской» сводятся к следующему:

реформы нельзя проводить силой (сверху) и «под одну гребенку»;

реформы нельзя проводить руками тех, кто заинтересован в старых порядках;

деньги — живая вода реформы: «зажать» их — значит дискредитировать идею. Тратить деньги на поддержку того, что обречено историей, значит ставить под удар будущее;

промедление с реформами, чем бы оно ни было мотивировано, многократно повышает их цену для общества.

В начале века Россия находилась на первой стадии современного роста. Поэтому нам предстоит начинать с забытых уроков истории и вновь пройти последовательно стадии возрождения «российского экономического чуда». Разумеется, последовательность чередования стадий жестко не детерминирована, жизнь может вносить свои коррективы. В связи с этим следует внимательно приглядеться к каждой стадии «российского ренессанса», ориентируясь на собственный и мировой опыт корпоратизма.

Первая стадия — отсутствие (или наличие) экономического роста. В связи с этим важно выявление тех необходимых условий, которые определяют движение вперед от данной точки отсчета (Россия середины 60—70-х годов XIX в. и Россия середины 90-х годов XX в.). В Японии и Германии (как и в России в начале 80-х годов XIX в.) они определялись факторами технологического и социально-политического порядка. Включение именно этих факторов явилось могучим стимулом для развития корпоративных отношений, постепенного перехода общества во вторую стадию — устойчивый рост экономики.

На третьей стадии — «взлет» — корпоративные интересы и отношения занимают господствующее положение в обществе, развитие экономики идет устойчиво (например, среднегодовой рост ВНП в России в период с 80-х годов XIX в. по 1914 г. составил около 10\%).

Четвертая стадия — «зрелость» — характерна для передовых индустриальных государств (Япония, Германия, США, Швеция). России перейти в эту стадию развития помешала первая мировая война. Стадия «зрелости» достигается только после стадии «взлета» примерно через 10—15 лет и, как показала практика Японии, Германии, Швеции, благодаря динамике накопления капитала, а также способности не только создавать, но и прежде всего осваивать современные технологии, увеличивать количество и качество интеллектуальной собственности.

Главное направление развития нашего общества предопределено исторически — это корпоративный путь. При достаточном внимании к его внутренней логике перед Россией открываются хорошие перспективы. Надо отметить, что подобная оптимистическая точка зрения свойственна не только нам: она вдохновила тех, кто после второй мировой войны выводил из кризиса немецкую и японскую экономику (Л. Эрхард и А. Морит).

Самому населению России следует сделать выбор, исходя из современной ситуации и исторической предрасположенноcти российского менталитета. И опыт такого выбора у нас есть.

Каковы исторические предпосылки для становления современных форм корпоратизма и есть ли они в России?

Многочисленные данные свидетельствуют, что отличительной чертой характера наших предков были неприятие иерархических структур и авторитарных форм в организации трудового процесса, склонность к демократическим формам жизни. Еще в VI в. император Византии Маврикий писал: «Племена славян и антов сходны по своему образу жизни, по своим нравам, по своей любви к свободе, их никоим образом нельзя склонить к рабству или подчинению... Находящихся у них в плену они не держат в рабстве, как прочие племена... но... предлагают им на выбор: желают ли они за известный выкуп возвратиться восвояси или остаться там (где они находятся) на положении свободных и друзей».

«Эти племена... — рассказывает Прокопий из Кесарии, — не управляются одним человеком, но издревле живут в народоправстве (демократии), и поэтому у них счастье и несчастье в жизни считается делом общим». Те же черты нашего народа отразились в демократическом обычае — вече, которым в Древней Руси назывался сход жителей одного населенного пункта для решения общих дел. В больших городах вече принимало решение о приглашении или изгнании князя, поэтому древнерусское вече являлось народной властью, независимой от князя.

Важнейшая черта развития промышленности и торговли на Руси заключалась в том, что деятельность осуществлялась изначально на принципах трудовой демократии, самоуправления и самоорганизации трудовых коллективов того времени. Крестьянство развивалось в рамках общинного самоуправления. Аналогичным образом происходило объединение ремесленников по профессиональным признакам в артели.

Самым почитаемым национальным достоянием для русского человека в течение многих веков была община — демократический союз местного самоуправления, трудовой демократии, взаимопомощи и совместного владения землей. Основы существования общины во всех ее разнообразных видах (вервь, задруга, печище и др.) лежали в «самом духе народа,

в складе русского ума, который не любит и не понимает жизни вне общины и даже в своей кровной семье хочет видеть общину, товарищество», — констатировал видный исследователь русской общины Миклашевский.

Суть сельской общины состояла не столько в совместном владении землей и периодическом переделе ее между членами (хотя и это было важно — отражало дорогие для крестьянина принципы справедливости, а не стяжательства), сколько в том, что она являлась формой совместного существования, взаимопомощи, самоуправления и демократического решения личных и общественных проблем.

Русская артель была своего рода добровольным товариществом равноправных работников, призванных на основе взаимопомощи и взаимовыручки практически реализовать любые хозяйственные и производственные задачи. Такое объединение людей не только не ограничивало дух самостоятельности и предприимчивости каждого, напротив, поощряло их. Артель удивительным образом позволяла сочетать склонность русского человека к самостоятельному и даже обособленному труду с коллективными усилиями. Принцип равноправности резко отличал артель от капиталистического предприятия: попытки эксплуатации одних членов артели другими, как правило, жестко пресекались (в этом плане артель была антикапиталистической организацией). Причем равноправность не нарушалась предоставлением одному из членов артели распорядительной функции, так как каждый член организации мог быть назначен товарищами на ее выполнение. В некоторых артелях распорядительная функция выполнялась поочередно каждым из артельщиков. Равноправие, конечно, не означало «уравниловки» — распределение дохода осуществлялось по труду.

Выше было сказано, что муниципальная экономика — это главная сфера местного самоуправления, которую нельзя сводить к тому, что местное сообщество имеет свой бюджет и источники его исполнения. Основу ее составляет собственность, которой должен владеть каждый человек и которая должна быть достаточной для его самостоятельной жизнедеятельности. Только собственник в силу заинтересованности в экономическом развитии может быть опорой местного самоуправления, активным участником решения местных проблем, делом поддерживать и укреплять местное хозяйство в целях защиты и роста своей собственности. Не поняв этой истины, нельзя создать подлинного местного самоуправления, не будет и среднего класса.

Необходимы научно обоснованные выверенные преобразования в имущественных отношениях, которые в последние годы идут чуть ли не в обратном направлении: люди все более беднеют. Социальная стратификация местного сообщества до предела гипертрофирована.

Ключ к решению этой сложнейшей социальной и экономической проблемы лежит через развитие корпоративной экономики. Ее теоретические основы разработаны профессором С. Б. Мельниковым1.

На принципах равновладения и договора все население местного сообщества включается в развитие местной экономики, становится акционером, совладельцем местных предприятий. Через соответствующие социально-финансовые институты население своими средствами участвует в развитии местной промышленности, создании новых рабочих мест. Муниципальная экономика превращается по сути в открытое акционерное общество, и акционерами, причем заинтересованными, является все население. Появляется личная (частная) и семейная заинтересованность в том, что происходит в экономике местного сообщества. Рыночные механизмы муниципальной экономики должны быть понятны и доступны населению. Фондовый рынок, муниципальные займы, кредитные союзы, потребительская кооперация на селе, муниципальные банки, страховые компании, негосударственные пенсионные фонды, народные магазины, жилищные кооперативы и другие социально-финансовые институты не могут, не имеют права существовать для обмана населения, для создания финансовых пирамид, для «перекачки» финансовых средств из муниципальных образований в центр, в Москву, за Садовое кольцо. Привлеченные и заимствованные средства населения должны прежде всего работать на месте — в муниципальной экономике, на развитие местной промышленности. Гарантом того, что эти средства не будут разбазарены, выступает, прежде всего, местная власть, договорные отношения, в соответствии с Гражданским кодексом. Но убедить население, которое много раз обмануто и уже никому не верит, очень и очень непросто. В Одинцовском районе, например, давно поняли, что альтернативы корпоративной экономике нет. Поэтому в администрации района создано специальное подразделение по корпоративным методам хозяйствования, разработана с участием ученых Программа социальной и экономической поддержки интересов населения «СЭ-ПИН». Создан фонд «СЭПИН», развернута сеть магазинов, обслуживающих покупателей по дисконтным картам, ведется через средства массовой информации «экономический всеобуч». В эту работу включились депутаты, широкий общественный актив. Постепенно, шаг за шагом укрепляется доверие населения к экономической деятельности администрации, медленно, но растет, увеличивается их личная собственность: квартиры, земельные участки, автомобили, гаражи. Многие являются акционерами тех предприятий, на которых работают. Но предстоит огромная работа, о стратегиях которой сказано выше. За последние 10 лет местные сообщества во всех развитых странах очень сильно продвинулись в развитии корпоративной муниципальной экономики, особенно в Китае. Мы же в начале перестройки были ближе всего к переходу на корпоративные методы хозяйствования для повышения материального благосостояния населения, изменения мотивации к труду за счет разгосударствления и приватизации. Однако была выбрана иная стратегия, далеко не лучшая, которая, по оценкам многих, инициировала возникновение в России грабительского капитализма. Массового российского собственника, мощного среднего класса так и не появилось. Поэтому гражданская и научная позиция заключается не только в том, чтобы предупредить все местные сообщества России об опасности продолжения этого курса, но и научно доказать и практически осуществить идеи корпоративной муниципальной экономики.

Основы корпоратизма и технологии его реализации изложены в работах членов Академии социальных технологий и местного самоуправления1. Напомним лишь некоторые общие черты корпоратизма как метода хозяйствования.

Издревле корпоратизм в нашей стране развивался как совладение собственностью.

Мировой опыт свидетельствует, что если средства производства принадлежат не капиталу, не государству, а людям, работающим на основе совладения собственностью, кооперации, соучастия в управлении, принятии решений, то открываются принципиально новые источники экономического и общественного роста, глубинные мотиваторы, инициирующие самодеятельность населения в хозяйственной жизни. Других стимулов к высокопроизводительному творческому труду сегодня нет. Будет побеждать та цивилизация, группа стран, которая возьмет все то лучшее, что добыто человечеством, и включит эти живые источники и резервы собственного развития с учетом особенностей национальной культуры в оздоровление экономической жизни, в том числе и местной.

Главное отличие и преимущество корпоративного метода хозяйствования по сравнению с капиталистическим и социалистическим заключается в том, что богатства одних не создаются за счет других. Суть проблемы не в том, чтобы отнять богатство для бедных, а в том, чтобы всех сделать богатыми, хотя и в разной мере, с учетом способностей каждого. Бедные становятся более состоятельными, богатые — еще богаче, а относительный разрыв между ними сглаживается или даже выравнивается. Социальная политика в условиях корпоратизма формируется не из фискальных усилий государства, не за счет перераспределения доходов, а из предоставления каждому реальных возможностей получения лучших условий для приложения сил и самореализации личности. Каждый гражданин становится совладельцем собственности: банка, страховой компании, негосударственного пенсионного фонда — словом, всех материально-финансовых средств, социальных институтов, способных обеспечить ему современный комфортный уровень жизни и достойную реализацию жизненных сил. Это важнейшее условие цивилизованного становления и развития местного хозяйства, когда произойдет, наконец, коренное оздоровление всей экономической жизни. Не экономика и собственность, а человек, его творческие возможности, уникальность личности каждого — цель и смысл экономического и хозяйственного развития, в том числе и финансового.

Прекращается неограниченное злоупотребление собственностью, имуществом, деньгами, капиталом, которые подвергаются социальному регулированию и контролю. Это, в конечном счете, снимает коренные причины социальных революций, социальных взрывов, которые всегда потрясали устои «закостенелых» представлений о собственности, сохранившихся еще со времен Римского права.

Большая часть истории человечества прошла в условиях ущербной экономики. XXI век властно требует изменить ее ведущие тенденции, выстроить приоритеты социальности, духовности. Формирование гражданского общества на принципах корпоратизма поставит под свой контроль государство, публичную власть, главной функцией которых станет не перераспределение ресурсов, а обеспечение безопасности общества, каждого гражданина на основе закона. Многие функции государственного управления будут делегированы гражданам, территориям, хозяйственным союзам и ассоциациям на основе подлинного самоуправления, что позволит значительно сократить государственный аппарат и поставить его под контроль гражданского общества.

Корпоративный способ хозяйствования открывает для России начало духовной революции, возрождения самосознания каждого, обретения достоинства современных ценностей, преодоления мифических догм и двойной морали.

Утверждение человека-собственника, совладельца дает объективные основания распорядиться не только результатами своего труда, но и своей жизнью, сделать правильный профессиональный и политический выбор, отвечать за все происходящее вокруг, в том числе и в политической жизни, и в своей собственной судьбе, и в предпринимательской деятельности. В основу корпоративной экономики положены не вчерашние, во многом ложные ценности (реконструкция, реформирование, введение рынка и т. п.), а современные цели — повышение качества жизни людей, улучшение их физического и духовного здоровья, безопасности и творческого самовыражения.

Взяв корпоративный способ хозяйствования на вооружение, Россия имеет хорошие перспективы на достижение прочного гражданского согласия, своего рода общественного договора, базирующегося на столь необходимом нашему обществу единстве совести и разума.

Россия на корпоративном пути развития, в основе которого лежит иной способ организации экономических отношений, видится великим государством, занимающим достойное место в мировом сообществе. Это страна развитой индустрии, высоких технологий, мощного предпринимательства, высокопродуктивного сельского хозяйства, передовой науки, а не сырьевой придаток Запада.

Этот процесс начнется с регионов, «малой Родины», где предстоит возродить местные промыслы, социальную инфраструктуру, местное самоуправление, культуру, создать благоприятные условия жизнедеятельности.

Под влиянием научно-технической революции в мире происходит интегрирование различных форм собственности. Приоритет получает та из них, которая лучше мотивирует человека к труду и жизни в целом, дает наибольший эффект в обеспечении социальных условий для жизни каждого человека. Таким видом сегодня выступает корпоративная собственность. На ее основе строится корпоративное хозяйство региона, местного сообщества, где каждый обретает доступ к владению и распоряжению собственностью региона, местного

сообщества.

Каждый гражданин как совладелец ресурсов региона, в том числе природных, получает дивиденды от коммерческого использования имеющихся в распоряжении сообщества ресурсов. Это возможно только на основе утверждения как в обществе в целом, так и в каждом местном сообществе корпоративного метода хозяйствования, который характеризуется как:

синтез социалистического и капиталистического методов хозяйствования;

метод, глубоко уходящий своими корнями в артельно-общинное хозяйствование на Руси, народное самоуправление и совместное владение землей;

возвращение к народным основам, традициям, идеалам культурно-исторического наследия и духовно-нравственных ценностей, накопленных поколениями наших предков.

Организационными принципами корпоратизма являются следующие:

свободное волеизъявление населения при выборе метода хозяйствования;

удовлетворение личных и корпоративных интересов путем развития договорных отношений;

равноправное владение, распоряжение и пользование корпоративной собственностью муниципальных образований;

реализация интересов индивидуума через единство интересов сообщества;

равенство возможностей каждого члена сообщества при ведущей роли способностей;

достижение баланса интересов участников экономического развития, субъектов всех категорий и уровней;

предприимчивость;

местное самоуправление и самофинансирование;

свободный от вмешательства государства рынок;

применение новейших научно-технических, социальных, финансовых и политических технологий.

Всесторонней комплексной оценке подлежит главный формирующий фактор местного самоуправления — муниципальная собственность. Ее объем, структура, уровень развития и другие показатели принципиальны для каждого местного сообщества. За годы советской власти в России сложилась отраслевая (вертикальная) и межотраслевая производственная, социальная и коммуникационная инфраструктура и существуют большие трудности в выделении и организационной интеграции тех объектов, которые должны составить основу муниципальной собственности. В результате самые актуальные вопросы либо игнорируются, либо решаются формально. Принимается решение о передаче таких-то объектов в местное самоуправление, а то, что такие объекты взаимосвязаны с другими, государственными или ассоциированными, зависят от них и без изменения этих связей не могут функционировать, порой не учитывается. Содержание объектов, перешедших в муниципальную собственность, часто не финансируется. Подобное случается с передачей жилья, военных городков, коммунального хозяйства и другими объектами жизнеобеспечения поселений. В результате расходная часть местного бюджета растет, а доходная часть сужается.

Почему-то до сих пор недооценивается, что муниципальная собственность служит основным источником получения доходов муниципального образования и удовлетворения общих потребностей его населения, является достоянием местного сообщества.

Владение, пользование и распоряжение объектами муниципальной собственности местное сообщество осуществляет самостоятельно, с использованием непосредственных форм участия населения в решении этих вопросов посредством выборного представительного органа и выборного высшего должностного лица местного самоуправления — главы муниципального образования.

С учетом сказанного, определяя и подготавливая будущее России, необходимо в первую очередь обратиться к корпоратизму как основе всего общественного устройства, муниципального в первую очередь. В нем элементы соборности, общинности, представительства населения в институтах власти. Это важнейшая составляющая российской объединяющей идеи, но одновременно и социальная основа всего обустройства России.

В России впервые зародилась и, можно сказать без преувеличения, была выстрадана кровью демократия современного типа — демократия не соперничества и конфронтации, а договорных отношений, подлинного самоуправления, достижения согласия и выражения интересов большинства, многообразия различных наций и этносов. Этот способ выяснения, согласования и выражения национально-этнических, культурных, религиозных, профессиональных, территориальных интересов все в большей мере вырисовывается как корпоративно-демократический, опирающийся на гражданские институты общества, его социальные организации, прежде всего территориальные и трудовые.

Российский исторический опыт свидетельствует о том, что корпоратизм — не только определяющий способ хозяйствования, но и принцип устройства всей общественной жизни, политической, духовно-культурной и социальной.

Поэтому корпоратизм открывает иную систему мотивации к жизни, к труду, развивает самостоятельность, инициативу, творчество, которые, во-первых, издревле были свойственны российским городам, общинам, отдельным людям, во-вторых, способствуют развитию местного сообщества как основной ячейки организации современной общественной жизни.

 

Вопросы для повторения

 

1. Почему местному сообществу в определении целей и принципов своего развития необходимо ориентироваться на современную доктрину общественного развития? Какова она?

2. Каковы исторические корни корпоратизма в России и почему они должны быть положены в основу организации муниципальных образований сегодня? '

3. В чем сущность корпоративного обустройства местного сообщества и вытекающих отсюда принципов муниципального управления?

4. Почему корпоратизм можно считать современной теорией и методологией хозяйственного развития местных сообществ, экономической основой всех социальных преобразований?

 

Вопросы для обсуждения

 

1. Корпоратизм и концепция устойчивого развития местного сообщества. Как они соотносятся?

2. Корпоративный способ хозяйственной жизни стал необходимым. Если Вы так не считаете, то почему?

3. Что дает корпоратизм для становления современной модели местного самоуправления?

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 |