Имя материала: Мир культуры (Основы культурологии)

Автор: Быстрова А. Н.

§  1  предпосылки становления и контрасты начала века

 

XX век можно назвать одним из самых трагических в истории русской культуры. Он вместил в себя две мировые войны, несколько революций, последствия которых еще до сих пор ощутимы во всех сферах культуры, особенно духовной. В это время оформилась русская школа философии, включившая в себя самые различные направления философской мысли, при этом в одной только стране сошлись многие течения этой области культуры. XX век — время великой литературы, не менее великой музыки, живописи, театра. За каждым из названных видов искусства стоит множество гениальных имен. Но в этом веке, возможно более, чем когда-либо, гении и таланты гибли в бесконечных катаклизмах эпохи: в мировых войнах, революциях, репрессиях тоталитаризма, они страдали в эмиграции от непонимания, терзались от безысходности и ностальгии.

Еще одно трагическое обстоятельство времени было обозначено русским философом Н. Бердяевым: огромные пространства России и количество людей, ее населяющих, не создавали возможности увидеть уникальную ценность личности, а социальный строй ни в дореволюционной России, ни в послереволюционной не ставил и не мог ставить таких задач. Это запечатлелось в общественной жизни России на протяжении целого столетия. И если в Великой Отечественной войне огромная страна, встав на защиту своих земель, смогла изгнать с них врага, то в начале века она вступила в конфронтацию в известном смысле сама с собой. Вековое стремление к освобождению народа разрешилось в двух революциях и гражданской войне. Это стало подлинной трагедией народа, уже обладающего громадным творческим потенциалом и высоким уровнем развития культуры. Возникает мысль о том, что если бы крестьянский вопрос, так остро стоявший в России во все времена и даже после реформы 1861 года, разрешился в то же примерно время, что и в Европе, и развитие общества шло естественным путем, то потрясения от разного рода переходных этапов могли оказаться значительно менее тяжелыми. Но история не знает сослагательного наклонения, случайности и закономерности ее развития составляют единое целое, то, что называется спецификой исторического развития общества. Таким же специфическим станет и развитие культуры этого общества.

XX век в России — век контрастов: бурные столкновения широких масс то с властью, то друг с другом, то с внешним врагом, с одной стороны, и не меньшее, чем в прошлом веке, блестящее созвездие талантов во всех сферах человеческой деятельности — с другой. С одной стороны — тоталитаризм, унесший не только жизни, но и духовную цельность человека, с другой — удивительный всплеск энтузиазма, позволивший в краткий срок построить то, что казалось немыслимым. С одной стороны — горячая вера в правоту политических идеалов, активное служение им, с другой — “непротивление злу”, идущее от равнодушия, безразличия к своим и чужим судьбам. С одной стороны — показательные восторженные шоу с демонстрацией всенародного единства, с другой — мощная волна диссидентства, тайного и явного.

Все это еще ждет своего беспристрастного анализа. Можно гневаться и восторгаться, но лучше — понимать. Как сказал бард XX века Булат Окуджава:

 

Но из грехов своей родины вечной

Не сотворить бы кумира себе.

[219, с. 189]

 

Подпись:     Н. А. Ярошенко. 
       Всюду жизнь

Можно заметить, что все предпосылки культуры новейшего времени сложились в течение всей прошлой истории России, но лишь в последние годы XIX века главные из них сошлись, соединились друг с другом, образовав тугой узел, разрубить который выпало лишь Октябрьской революции, создавшей то новое, к которому в той или иной форме стремились почти все социальные слои русского общества. Естественно, что не все российские слои были настроены радикально. Но даже в самых консервативных кругах русской действительности ждали каких-то перемен, новшеств и изменений, не всегда отчетливо представляя себе эти перемены. Этот период прекрасно представлен в романе Л. Толстого “Воскресение” и драме “Живой труп”, в тетралогии И. Гарина-Михайловского (1852—1906) об Артеме Карташове “Детство Темы”, “Гимназисты”, “Студенты”, “Инженеры”, он описан в “Жизни Клима Самгина” А.М.Горького (1868— 1936), в рассказах и повестях А. И. Куприна (1870—1938) и И. А. Бунина (1870—1953). Иногда такое предчувствие перемен выражалось в горьком разочаровании в жизни, в тоске по утерянным идеалам и в ощущении безвыходности, неразрешимости конфликта личности и общества.

Эти чувства овладевали людьми в то время, как правительство усиливало давление на все и всех. Из прошлого века в начало XX пришло множество социальных иллюзий. Эти иллюзии формировались еще в идеях декабризма, в иных формах они предстали в движении народничества, в идее “малых дел”, в надеждах художников на то, что народ

 

Выдержит все и широкую, ясную

Грудью дорогу проложит себе

[Н. Некрасов]

 

А между тем в обществе усиливается контроль за образованием, правительство еще более ужесточает условия доступа к нему людей из низших социальных слоев: “Гимназии освободятся от поступления в них детей кучеров, лакеев, прачек и тому подобных людей, детей коих, за исключением разве одаренных необыкновенными способностями, вовсе не следует выводить из среды, к коей они принадлежат”,— говорится в циркуляре правительства              1887 года [337, с. 209]. В это же время были предприняты меры против студенческих свобод, студентам были запрещены любые организации, при поступлении в учебные заведения требовались документы о благонадежности. Позже А. Блок (1880—1921) напишет в поэме с грозным названием “Возмездие”, в которой почти каждая глава — предвиденье:

 

В те годы, дальние, глухие,

В сердцах царили сон и мгла:

Победоносцев над Россией

Простер совиные крыла...

[36, т. 2, с. 241]

 

В этой же поэме он скажет и о крушении иллюзий:

 

Век девятнадцатый, железный,

Воистину жестокий век!

Тобою в мрак ночной беззвездный

Беспечный брошен человек!

В ночь умозрительных понятий,

Матерьялистских малых дел,

Бессильных жалоб и проклятий

Бескровных душ и слабых тел!

[Там же, 219]

 

То, что вызревало в конце прошлого века, уже не могло не грянуть. И оно грянуло в 1905 году, когда пучина народных иллюзий и надежд выплеснула волну революции, когда стремление к переменам у широкой публики оказалось в полном противоречии с не желавшим никаких перемен правительством. Позор русско-японской баталии, развитие рабочего движения, чье социальное положение было чрезвычайно сложным, потребность в переходе к иному уровню хозяйствования и правления — весь этот клубок противоречий усугубил трагические политические события 1905 года, а первая мировая война не сняла их, хотя в начале нее и ощущался некоторый патриотический порыв. На этом фоне складывались новое искусство, новая философия, новые взгляды и ценности. Нужно отметить и еще одно обстоятельство: в XX веке политика начинает еще более довлеть над всеми культурными феноменами.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 | 76 | 77 | 78 | 79 | 80 | 81 | 82 | 83 | 84 | 85 | 86 | 87 | 88 | 89 | 90 | 91 | 92 | 93 | 94 | 95 | 96 | 97 | 98 | 99 | 100 | 101 | 102 | 103 | 104 | 105 | 106 | 107 | 108 | 109 | 110 | 111 | 112 | 113 | 114 | 115 | 116 | 117 | 118 | 119 | 120 | 121 | 122 | 123 | 124 | 125 | 126 | 127 | 128 | 129 | 130 | 131 | 132 | 133 | 134 | 135 | 136 | 137 | 138 | 139 | 140 | 141 | 142 | 143 | 144 | 145 | 146 | 147 | 148 | 149 | 150 | 151 | 152 | 153 | 154 | 155 | 156 | 157 | 158 | 159 | 160 | 161 | 162 | 163 | 164 | 165 | 166 | 167 | 168 | 169 | 170 | 171 | 172 | 173 | 174 | 175 | 176 | 177 | 178 | 179 | 180 | 181 | 182 | 183 | 184 | 185 | 186 | 187 | 188 | 189 | 190 | 191 | 192 | 193 | 194 | 195 | 196 | 197 | 198 | 199 | 200 | 201 | 202 | 203 | 204 | 205 | 206 | 207 | 208 | 209 | 210 | 211 | 212 | 213 | 214 |