Имя материала: Общая теория национальной безопасности

Автор: Прохожев Алексей Александрович

1. реальные и потенциальные угрозы российской федерации

 

После окончания «холодной войны» и прекращения жесткого противостояния по линии «Восток-Запад» мир не стал более безопасным. Фундаментальные изменения ситуации внутри страны и в мире в целом не устранили источников прежних угроз, а породили новые. Практическая деятельность по достижению национальных целей: резкого повышения уровня благосостояния народа, становления новой государственности, возрождения России как подлинно великой державы требует постоянного контроля за динамикой развития реальных и потенциальных угроз национальной безопасности и их источников.

Современная военно-политическая обстановка в мире такова, что для России реальной военной угрозы со стороны других стран нет. Однако потенциальные военные угрозы существуют. Разумеется, нет никаких оснований везде и всюду искать врагов, но наивно уповать на идиллические отношения с окружающим миром.

Главными причинами сохранения военных угроз, возникновения вооруженных конфликтов и войн являются социальные, политические, экономические, территориальные, религиозные, национально-этнические и другие противоречия, стремление ряда государств и политических сил к их разрешению с использованием средств вооруженной борьбы. Особую опасность представляют вооруженные конфликты, возникающие на почве агрессивного национализма и религиозной нетерпимости.

Основные внешние источники военных угроз для Российской Федерации:

— территориальные претензии других государств к Российской Федерации и ее союзникам;

— существующие и потенциальные очаги локальных войн и вооруженных конфликтов прежде всего в непосредственной близости от российских границ;

— возможность применения (в том числе несанкционированного) ядерного и других видов Оружия массового поражения (ОМП), находящегося на вооружении ряда государств;

— распространение ядерного и других видов ОМП, средств его доставки и новейших технологий военного производства в сочетании с попытками отдельных стран, организаций и террористических групп реализовать свои военные и политические устремления;

— возможность подрыва стратегической стабильности в результате нарушения международных договоренностей в области ограничения и сокращения вооружений, качественного и количественного наращивания вооружений другими странами;

— попытки вмешательства во внутренние дела, дестабилизации внутриполитической обстановки в Российской Федерации;

— подавление прав, свобод и законных интересов граждан Российской Федерации в зарубежных государствах;

— нападение на военные объекты Вооруженных Сил Российской Федерации, расположенные на территории зарубежных государств;

— расширение военных блоков и союзов в ущерб интересам военной безопасности Российской Федерации;

— международный терроризм.

Основными внутренними источниками военных угроз, для противодействия которым могут быть использованы вооруженные силы являются:

— противоправная деятельность националистических, сепаратистских, других организаций, направленная на дестабилизацию внутренней обстановки в Российской Федерации, нарушение ее территориальной целостности и осуществляемая с использованием вооруженного насилия;

— попытки насильственного свержения конституционного строя, дезорганизации функционирования органов государственной власти и управления;

— нападения на объекты ядерной энергетики, химического, биологического производства и другие потенциально опасные объекты;

— создание незаконных вооруженных формирований;

— рост организованной преступности, контрабандной деятельности в масштабах, угрожающих безопасности граждан и общества;

— нападения на арсеналы, склады оружия, предприятия, производящие вооружение, военную, специальную технику и имущество, организации, учреждения и структуры, имеющие штатное оружие, с целью его захвата;

— незаконное распространение на территории Российской Федерации оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и других средств осуществления диверсий и террористических актов, а также противоправный рост наркотиков;

— неоформленность в договорном отношении ряда участков государственной границы Российской Федерации;

— незавершенность урегулирования правового статуса пребывания Вооруженных Сил за ее пределами.

Факторами, способствующими перерастанию потенциальных военных угроз в реальную военную угрозу Российской Федерации являются:

— наращивание группировок войск (сил) у границ Российской Федерации до пределов, нарушающих сложившееся соотношение сил;

— нападение на объекты и сооружения на государственной границе Российской Федерации и границах ее союзников, развязывание пограничных конфликтов и вооруженных провокаций;

— подготовка на территории других государств вооруженных формирований и групп, предназначенных для переброски на территорию Российской Федерации и ее союзников;

— действия других стран, препятствующих функционированию российских систем обеспечения стратегических ядерных сил, государственного и военного управления, в первую очередь их космического компонента;

— ввод иностранных войск на территорию сопредельных с Российской Федерацией государств (если это не связано с мерами по восстановлению и поддержанию мира в соответствии с решением СБ ООН или регионального органа коллективной безопасности при согласии Российской Федерации).

В числе внешних источников военных угроз необходимо назвать и активизацию разведывательной деятельности спецслужб иностранных государств, направленной на сбор самой разнообразной информации о происходящих в России процессах. Появились благоприятные возможности для расширения работы традиционных разведок через различные совместные предприятия, общественные организации, непродуманную открытость конверсии и т. п.

На территории России впервые стали активно действовать разведки, о которых ранее не было известно — спецслужбы КНДР, Турции, Ирана, Саудовской Аравии, стран Восточной Европы и даже некоторых стран из так называемого ближнего зарубежья.

Также актуальной является опасность «этнической экспансии». Уже сейчас более 2 млн выходцев из Китая способны изменить демографическую ситуацию в южных районах Сибири и Забайкалье.

Высока вероятность появления новых очагов вооруженных конфликтов в сопредельных государствах. По оценке многих экспертов, в пределах бывшего СССР существуют 79 зон возможных конфликтов.

Чеченские события подтверждают вероятность таких оценок, а следовательно, и жизненную важность значения сохранения государственной независимости и территориальной целостности России.

Продолжают ухудшаться качественные характеристики преступности, свидетельствующие о резком повышении степени опасности преступных действий, что в принципе характерно для переломных этапов общественного развития. Эскалация насилия, жестокости, агрессивности преступных проявлений достигла крайних пределов. Этому способствует усиливающаяся вооруженность преступного мира, распространенность оружия среди населения.

Сейчас число ежегодно погибающих от стрелкового оружия намного превышает число жертв от применения других систем вооружения и намного превосходит число погибших в результате атомных бомбардировок Хиросимы и Нагасаки. Количество стрелкового оружия, незаконно находящегося на руках, многими экспертами оценивается сейчас в 500 млн единиц. По сути стрелковое оружие превратилось, в реальное «оружие массового уничтожения». Только жесткие общие меры по недопущению незаконного распространения этого вида оружия куда быстрее позволят сохранить стабильность в мире и не допустить расползания локальных конфликтов, чем меры по недопущению распространения ядерных вооружений.

В России насчитывается 9—10 млн бывших осужденных, значительная часть которых судима по 3—5 и более раз (обычно на путь преступлений вновь становится не менее 30\% заключенных). Особенно опасно то, что непрерывно растет детская преступность.

Преступность опасно вторгается в сферу политики и во многих отношениях приобретает политическую окраску. Преступность и страх населения перед ней — «карта» в руках политиков, борющихся за власть. Многие уголовные преступления имеют политическую мотивацию (нападения на штаб-квартиры некоторых партий; убийства депутатов, журналистов, политических деятелей; массовые беспорядки и т. п.).

Особо надо выделить четко обозначившуюся тенденцию — стремление лидеров организованной преступности, накопивших огромные капиталы, вторгнуться в политику, лоббируя свои интересы во властных структурах всех уровней, подкупая соответствующих представителей власти и должностных лиц, влияя на ход выборов депутатов (продвижение «своих» кандидатов) и непосредственно пытаясь войти в представительные политические органы.

Такие тенденции могут привести к серьезным политическим последствиям, вплоть до контроля деятельности тех или иных властных органов и принятия политических решений под диктовку криминальных структур.

Аналогичная ситуация может сложиться под воздействием уголовного террора, когда преступному воздействию подвергаются представители исполнительной власти, несговорчивые банкиры, руководители крупнейших предприятий, предприниматели и т. д. Речь идет не только о запугивании или устранении нежелательных лиц, конкурентов и т. д. Уголовный террор, если его не пресечь, способен разрушить нормальные процессы перехода к рынку, стать препятствием к нормальной деятельности управленческих, банковских и предпринимательских структур.

Серьезные угрозы социальной безопасности возникают в связи с распространением наркомании, пропагандой насилия, снижением действенности правоохранительных органов, а также крупными производственными авариями, катастрофами и пожарами. Чаще всего подобные явления носят комбинированный характер, взаимно дополняют и усиливают друг друга. Эти виды угроз носят массовый характер, ликвидация их последствий требует привлечения значительных сил и средств.

Среди реальных угроз внутренней безопасности России в социальной сфере можно выделить также следующие:

— бедность;

— нарушение прав личности на безопасность, труд, образование, жилье, бесплатное здравоохранение, свободу передвижения, обеспеченную старость;

— распространение наркомании, пьянства, хронических и инфекционных заболеваний;

— падение духовности в обществе; массовая деградация трудовой морали, отчуждение личности от трудового образа жизни;

— деградация социальной сферы с постепенным приданием всем процессам необратимого характера;

— признание общественной нормой массового нарушения законов;

— сведение всех социальных проблем к вопросам выживания ориентации на развитие личности.

Всего за несколько лет Россия превратилась из богатейшей страны в одну из беднейших стран мира по уровню материального благосостояния населения. В стране продолжается рост семей, в которых минимальный доход в месяц на одного члена семьи находится на уровне прожиточного минимума. По уровню жизни Россия сравнялась сегодня с Анголой и Коста-Рикой. В структуре бедного населения особенно тяжелое положение складывается в многодетных семьях.

Следствием бедности и нищеты населения являются снижение общего уровня здоровья нации, сокращение продолжительности жизни, превышение смертности над рождаемостью. Состояние здоровья населения страны фактически находится в кризисном состоянии. Основным проявлением этого кризиса стало беспрецедентное для мирного времени уменьшение численности россиян. За последние годы значительно возросла смертность населения во всех возрастных группах, достигнув показателя 14,6 на 1000 человек. Число умерших превышает число родившихся ежегодно в 1,75 раза. В общем числе умерших третью часть составляют лица трудоспособного возраста. Остаются высокими младенческая и материнская смертность. Показатели средней продолжительности жизни снизились до 64 лет (у мужчин — до 58 лет). Смертность в возрасте 20—30 лет увеличилась на 61\%.

Число родившихся снизилось до 8,8 на 1000 человек. Уровень рождаемости не обеспечивает простого воспроизводства населения: суммарный коэффициент рождаемости составляет 1,3 родившихся на одну женщину, в то время как для простого воспроизводства населения необходимо, чтобы он был равен 2,1—2,2.

Сложившиеся тенденции и среднесрочные прогнозы свидетельствуют о депопуляции и кризисном состоянии здоровья населения, угрожающем в целом национальной безопасности страны.

В настоящее время в Российской Федерации еще достаточно сильны дезинтеграционные процессы, сохраняются сепаратистские и изоляционные тенденции. По законам геополитики процесс ослабления власти в Центре неизбежно сопровождается географическим перемещением политической власти в регионы и нередко их обособлением от Центра. Многие территории Российской Федерации вводят собственные ограничения на перемещение товаров, создают свои таможни, пересматривают государственную налоговую систему. Подобный региональный сепаратизм дополнительно расшатывает государство и дает импульс активизации межнациональных и национально-территориальных конфликтных ситуаций.

Для совершенствования федерализма и укрепления национальной безопасности страны необходимо обеспечить сохранение государственного суверенитета как единого и неделимого на всей территории России, переход от нынешней стихийной десуверенизации Российского государства к продуманной, последовательной, сбалансированной децентрализации полномочий и функций органов государственной власти в рамках конституционно-правового пространства.

Сегодня многие споры чаще всего разрешаются с помощью двухсторонних договоров между федеральными органами и органами власти субъектов Федерации. Таких договоров подписано уже более 40, а это означает, что почти половина субъектов Федерации имеет особые полномочия и зачастую определенные преимущества в различных сферах по сравнению с другими субъектами. Но эти особенности нашей федеративной политики не нашли отражения в Концепции национальной безопасности.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 | 76 | 77 | 78 | 79 |