Имя материала: Общая теория национальной безопасности

Автор: Прохожев Алексей Александрович

1. роль и место безопасности в жизнедеятельности человека и общества

 

Наиболее общее понятие «безопасность» употребляется применительно ко многим процессам. Оно отражает не только присущие конкретному случаю специфические признаки безопасности субъекта, но включает в себя нечто общее, что и позволяет использовать это понятие в различных областях.

В Толковом словаре В. Даля «безопасность — отсутствие опасности; сохранность, надежность». В советскую эпоху в академическом Словаре современного русского языка это понятие трактовалось также, но в несколько урезанном виде, как отсутствие опасности, сохранность.

Однако применительно к нашему предмету исследования данного лингвистического толкования понятия безопасности явно недостаточно, поскольку под отсутствием опасности как бы подразумевается возможность достижения подобной идеальной ситуации. Но в реальной жизни всегда существовали, существуют и будут существовать опасности самого различного характера. Поэтому категория «безопасность» не абсолютна, а только относительна и смысловое значение приобретает только в связи с конкретными объектами или сферой человеческой деятельности и окружающего мира.

Безопасность не существует сама по себе, изолированно от общей человеческой жизнедеятельности. Она тесно связана со всеми сторонами жизни общества, коренной задачей которого является самосохранение и развитие.

В настоящее время особое внимание уделяется изучению внутренних механизмов развития организации и функционированию развивающихся объектов, какими являются человек, общество, государство.

Развитие — необратимое, направленное, закономерное изменение конкретных материальных объектов, ведущее к возникновению или их качественно новых состояний, или принципиально новых объектов как целостных своеобразных систем. Только наличие всех трех этих свойств отличает процессы развития от других изменений. Это связано с тем, что обратимость изменений характеризует процессы функционирования, т. е. циклическое воспроизведение постоянной системы функций; отсутствие закономерности характерно для случайных процессов катастрофического типа; а при отсутствии направленности — изменения не могут накапливаться и процесс лишается характерной для развития единой, внутренне взаимосвязанной траектории1.

Понимание развития того или иного объекта как такое его изменение, в результате которого более полно выявляются все присущие данному объекту стороны, характеристики, черты, связи, отношения, или, как говорил Гегель, «движение вперед от несовершенного к более совершенному»2, служит важнейшей методологической основой для наук об обществе и управлении общественными процессами. Но чтобы отличить развитие от тех или иных изменений, необходимо выявить не только основные характерные черты развития, но и специфику отдельных его этапов.

Способность к развитию составляет одно из всеобщих свойств материи и сознания. Анализ механизмов развития общества требует глубокого изучения его внутреннего строения, его организации и функционирования.

Законы диалектики как общей теории развития действуют и в обществе, но в специфических формах, еще недостаточно изученных. Социальная форма развития представляет собой высший, наиболее сложный способ развития объективной реальности, отличающийся целенаправленностью, единством объективного (материального) и субъективного (идеального) развития. Социальная форма развития в наиболее отчетливой форме показывает, что развитие есть интегративный процесс роста сложности и богатства содержания как на уровне общественной жизни в целом, так и на уровне развития отдельной личности. Конкретно интегративный характер социального развития проявляется в накоплении материального и духовного богатства общества, усложнении, возникновении новых элементов, функций, связей, отношений в общественной системе.

Развитие предполагает увеличение возможностей и ресурсов человека, общества и государства в различных сферах бытия. Оно обеспечивается правовыми, политическими и экономическими и другими средствами, не нарушающими выработанных человечеством механизмов функционирования и воспроизведения жизни.

Важнейшей особенностью социальной формы развития является тесная взаимозависимость между развитием и безопасностью. Фактически, развитие и безопасность — это две стороны общего процесса жизни общества. Еще в Древнем Риме четко выделялись эти две коренные функции человека и общества. Более того, Цицерон, к примеру, на первое место выдвигал проблему безопасности (видимо, с учетом конкретных условий общественной жизни того времени). Он говорил, что «прежде всего каждому виду живых существ природа даровала стремление защищаться, защищать свою жизнь ...избегать всего того, что кажется вредоносным, и приобретать, и добывать себе все необходимое для жизни»1.

По большому счету люди придумали когда-то само государство как форму своей организации с главной целью — обеспечить свою безопасность. Так, еще в XIX в. русские специалисты отмечали: «Необходимость в личной и имущественной безопасности вызывает к жизни государство, в этой необходимости государство находит главнейшее разъяснение своего существования, она же указывает государству основную его цель и назначение»2.

Первичным является развитие, безопасность — вторична и призвана обеспечить развитие, защитить его от различного вида угроз. Неразрывность отношений функции развития и безопасности объясняется прежде всего принципиальным единством всех процессов человеческой деятельности, деление которых на отдельные сферы, отрасли, направления носит чисто условный характер, облегчающий познание реальности, но не имеющий к ней отношения. Специфика этого подхода объясняется системным, комплексным характером, поскольку безопасность едина и неделима. Это связано также и с тем, что практически в центре всех видов и уровней безопасности находится человек, так как именно он в первую очередь страдает от любых чрезвычайных ситуаций - военных, социально-политических, экономических, экологических, техногенных и т. д.

Однако вторичность безопасности ничуть не умаляет ее роли и значения в объективной действительности.

Подчеркивая тесную связь теории и практики, Цицерон ставил обеспечение безопасности в первый ряд практической деятельности и выше теории: «Познание и созерцание природы были бы в каком-то отношении неполными и только начатыми, если бы за ними не последовало действия. Действие это бывает более всего видно в охране интересов людей; оно, таким образом, имеет прямое отношение к человеческому обществу, поэтому его надо ставить превыше познания»3.

Как видим, современный подход к безопасности как защите интересов людей и общества имеет давнюю историю. В конце XIX в. российские специалисты подчеркивали: «Безопасность личная и имущественная является главнейшим залогом человеческого развития. Отсутствие безопасности личности и собственности равносильно отсутствию всякой связи между человеческими усилиями и достижением целей, для которых они делаются»1.

Иными словами, без обеспечения безопасности всякая человеческая деятельность оказывается бесцельной. Поэтому изучение проблем национальной безопасности по сравнению с другими направлениями познания в большей степени соответствует и способствует пониманию общества как единого, неразрывного целостного организма. Именно это обстоятельство, с одной стороны, объясняет огромную сложность познания проблем обеспечения безопасности и слабую разработанность многих ее теоретических и практических аспектов, а с другой — порождает столь высокий интерес к проблемам безопасности со стороны чуть ли не всех отраслей науки, в первую очередь, общественных наук.

Высокая значимость функции обеспечения безопасности объясняется также и тем, что она активно влияет на формирование направлений и возможные уровни развития в той или иной сфере жизнедеятельности. Однако содержание этого развития принципиально не может являться областью обеспечения безопасности.

Действительно, многие задачи, стоящие перед нашей страной в области общественного развития и в области обеспечения безопасности, зачастую близки и похожи. К тому же, поскольку национальная безопасность обеспечивается всей совокупной мощью государства, естественно, что чем более развита страна в различных направлениях, тем больше у нее возможностей обеспечения своей безопасности.

Однако по своей сути и содержанию задачи развития и обеспечения безопасности всегда имеют прямо противоположную направленность. Развитие органически требует постоянного расширения, обновления, инноваций в тех или иных сферах деятельности общества. Безопасность же требует стабильности существующего положения ограничения всякого рода новаций, особенно рискованных.

Конечно, реальная взаимосвязь между развитием и безопасностью носит более сложный диалектический характер, поскольку эти две важнейшие функции жизнедеятельности общества тесно связаны между собой и раздельно осуществляться в принципе не могут, являясь как бы двумя сторонами одной медали.

Безопасность не может выступать в качестве какого-то обособленного объекта изучения, она может являться только особым специфическим подходом к изучению различных сторон состояния и развития общества.

Представляется, что повышенное внимание к проблеме безопасности в настоящее время, небывалый ажиотаж в этой области отражает также острейшую необходимость реального познания хотя бы через безопасность нашего общества в целом. Суть проблемы заключается в том, чтобы изучить страну как единое целое, как сложную систему, чего, в сущности, никогда не делалось.

Несмотря на то что в стране имеется множество научно-исследовательских институтов, они изучают преимущественно отдельные области жизнедеятельности общества, комплексным же изучением страны не занимается ни один научный центр.

Напомним, что в США насчитывается более 150 научных центров, специализирующихся на комплексном изучении нашей страны. В результате они нередко лучше нас разбираются в процессах, происходящих в нашем обществе.

Понятие «безопасность» как сложнейшее многогранное социально-политическое явление объективно носит конкретно-исторический характер и тесно связано со всеми формами и направлениями взаимодействия в системе природа—человек—общество.

В советский период в нашей стране доминировала узкая трактовка безопасности, под которой понималась исключительно государственная безопасность, да и та сводилась главным образом к области контрразведки и недопущению какой-либо оппозиции и инакомыслия. Даже в военной сфере практически никогда не говорилось о военной безопасности, а преимущественно об обороноспособности страны, что далеко не одно и то же.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 | 76 | 77 | 78 | 79 |