Имя материала: Общая теория национальной безопасности

Автор: Прохожев Алексей Александрович

2. задачи российской геостратегии на современном этапе

 

Геостратегия Российской Федерации обязательно должна опираться на возможности собственного пространства и геополитического положения, поскольку его изменение, либо задействование геополитических ресурсов бывшего СССР для современной России маловероятно.

Поскольку мы уже достаточно четко определили, что в условиях объективных процессов глобализации будущее России в немалой степени будет зависеть от эффективности использования рубежного коммуникационного пространства, выступающего в роли важнейшего стратегического ресурса Российской Федерации1, то очевидно, что геостратегия должна быть нацелена на оптимизацию возможностей эффективного использования геополитических свойств российского пространства. И в этом плане перед геостратегией России просматриваются следующие важнейшие задачи:

— формирование политического, социально-экономического, культурного, информационного и другого целостного функционального пространства в пределах государственных границ Российской Федерации;

— создание необходимых геополитических, экономических и иных условий для эффективного использования ресурсных, демографических, коммуникационных и иных свойств пространства Российской Федерации;

— формирование дружественных геополитических оболочек в пространстве «ближнего» и «дальнего» зарубежья, общих с прилегающими странами экономических, информационных, культурных и иных пространств;

— координация усилий всех заинтересованных государств в деле создания миропорядка, отвечающего интересам развития всех народов планеты и исключающего гегемонию стран «золотого миллиарда».

Очевидно, что в рамках решения этих задач геостратегия Российской Федерации будет определять целый ряд мер, направленных на укрепление политической и экономической мощи России, усиление ее международного влияния, на создание политических, экономических и иных союзов с другими странами. Тем не менее главное, что должна обеспечить геостратегия России — это наиболее эффективное использование свойств пространства страны в интересах реализации национальных интересов.

Необходимо отметить, что несмотря на отсутствие геостратегии Российской Федерации как единого и целостного документа, отдельные мероприятия, лежащие в ее русле, а также проекты геостратегического порядка уже имеются.

В этом плане представляется весьма интересным и перспективным проект «Русский полярный путь» (Северный обруч), в свое время активно разрабатываемый академиком Н. Моисеевым, обеспечивающий свободный доступ российским государственным и частным компаниям в открытый океан, опираясь на имеющуюся инфраструктуру Северного морского пути (СМП). Экономическое обоснование этого проекта показывает, что его разработка позволит решить целый комплекс проблем, связанных с социально-экономическим развитием страны2. К их числу необходимо отнести следующие.

Во-первых, СМП позволит замкнуть в единую транспортную систему все речные и морские коммуникации России. Об этом писал еще в начале века отечественный ученый Мечников. Протяженность российских рек с севера на юг создает естественную транспортную инфраструктуру, соединяющую, с учетом уже имеющихся каналов, таких как Волго-Донской канал, Беломорканал, канал им. Москвы и другие, в единый комплекс северные и южные моря и большинство территории России.

Во-вторых, использование СМП будет способствовать полнокровному развитию северных территорий России, богатых углеводородным топливом и стратегическим сырьем. Кстати сказать, проблема русского севера вследствие его малонаселенности и неосвоенности может стать в наступающем столетии серьезной политической проблемой. Во всяком случае претензии к России со стороны развитых государств относительно неспособности обустроить территорию уже слышны, причем направлены эти претензии в сторону обвинения Российской Федерации в геноциде территории.

В-третьих, использование СМП свяжет воедино три важнейших финансово-экономических региона мира: Атлантический, Тихоокеанский и регион Индийского океана. В случае успешного решения вопросов обеспечения круглогодичной навигации, складирования грузов и ледокольной наценки СМП станет не только самым коротким и удобным, но и самым выгодным путем, соединяющим эти три экономических региона, что позволит России получать дополнительные средства за счет перевозки грузов и проводки судов.

В-четвертых, СМП обеспечит доставку углеводородного топлива в Европу и другие страны минуя различного рода транзитные территории из числа постсовеских и постсоциалистических государств, что неизбежно скажется и на конкурентоспособности российского сырья.

Мы только обозначили проблему, связанную с освоением проекта «Русский полярный путь» и очевидно, что его реализация потребует серьезных экономических вложений и политической воли. Мало того, освоение данного проекта относится к разряду стратегических решений, поскольку требует выработки государственной концепции экономического развития России на десятилетия. Но уже сейчас явным преимуществом его является то что он опирается на естественные геополитические свойства России и не требует силового решения современных международных проблем. Более чем триста лет Россия боролась за выход к открытому морю, совершая все новые и новые завоевания на западе. Однако свободного выхода как не было, так и нет поныне. Поэтому более перспективным и геополитически обоснованным представляется решение, суть которого состоит в использовании для передвижения имеющихся «дверей», а не «прорубании окон».

Кстати сказать, с проблемой «прорубания окон» вполне успешно справляются и негосударственные отечественные нефтяные и газовые компании. В этом плане заслуживает самого внимательного отношения разработанный и активно внедряемый Газпромом проект «Голубой поток», обеспечивающий поставку российского газа по дну Черного моря от Джубги в Турцию. Реализация проекта «Голубой поток» позволит в течении 25 лет поставить на турецкий рынок 365 млрд куб. м газа, при этом открываются перспективы объединения газотранспортной системы российского природного газа и стран Ближнего Востока, появляется возможность оперативно маневрировать потоками газа западного и морского направления, она более эффективна по сравнению с существующими сухопутными магистралями, так как не требует платы за транзит. Кроме этого в трубопровод будет включен газ, добываемый в Туркмении, что ставит крест на попытках строительства альтернативных российским газопроводов1.

Примерно аналогичную роль призваны решать и нефтепроводы, строящиеся в рамках проектов «Балтийская трубопроводная система» и «Северные ворота».

В этой связи правительству, по всей вероятности, имеет смысл сконцентрировать свои усилия на расширении возможностей другой открытой «двери» в мир, получившей название «Южный (Каспийский) коридор». Специфика данного геополитического коридора состоит в том, что он позволяет России, во-вторых, получить открытый доступ к целому ряду центрально-азиатских государств с последующим выходом к Индийскому океану. Использование Каспийского моря в качестве транспортного коридора по схеме: Европа ― Россия ― Иран ― Индия обеспечивает свободный доступ России к индийским товарам (ранее они получались через Финляндию), российским грузам -в Иран, который в последние годы готовится к активному включению в систему мирохозяйственных связей, и, наконец, существенно снижает цены на европейские товары для Ирана (дешевле чем через Суэцкий канал на 5-6 долл. за тонну). Кстати сказать Россия и Иран уже в 2001 г. удвоили объем перевозок между двумя странами и довели его до 2 млн т.

Во-вторых, использование «Южного коридора» позволит создать альтернативную планируемому в обход России «Шелковому пути» систему транспортных коммуникаций, что, с одной стороны, позволит загрузить отечественную транспортную систему, а с другой, поставит под вопрос необходимость строительства новых коммуникаций в рамках «Шелкового пути». Если же все-таки этот проект и будет реализован, то посредством использования возможностей «Южного коридора» Россия сможет более активно интегрироваться в систему грузопотоков по «Шелковому пути». Здесь необходимо отметить, что российское правительство слишком долго выжидало и не высказывало своего отношения относительно Бакинской Декларации 1998 г. и проекта «Трасека», предусматривающего разворачивание транспортных, трубопроводных и теле коммуникаций по маршруту Европа-Кавказ-Азия. Только в начале 2000 г. была сформирована более или менее определенная позиция, позволяющая России включиться в данный проект и попытаться максимально нейтрализовать его антироссийскую направленность.

В-третьих, реализация проекта «Южный коридор» позволит России сформировать дружественное геополитическое окружение на южном фланге, укрепить взаимопонимание и дружественные отношения со странами региона прежде всего с Ираном и Индией, которые во многом близки российскому культурному миру и схожи по многим проблемам, связанным с восприятием сложившегося миропорядка.

Таким образом, проблема использования «Южного коридора» не только экономическая, но и политическая. Ее суть состоит в долгосрочных перспективах создания коалиции дружественных государств, способных в не очень отдаленном будущем выступить с основополагающими принципами нового мирового порядка.

Есть и еще один проект, позволяющий России, выгодно используя свое геополитическое положение, оказаться на пересечении важнейших транспортных потоков, курсирующих по маршруту Европа-Азия. Речь идет о грандиозном проекте, замыкающем транс-евразийскую магистраль Дублин-Токио. Она позволяет использовать существующую железнодорожную сеть Евразии, в том числе Транссиб, достроить недостающие звенья, соединив мостом О. Сахалин и о.Хокайдо и подводным туннелем, пересекающим Татарский пролив, территорию России и Японии. В данном случае в строительстве подобного транспортного коридора заинтересована прежде всего Япония, которая очень неуютно чувствует себя в окружении молодых тигров Азиатско-тихоокеанский регион и Китая и вследствие этого не хочет, чтобы ее транспортные потоки в Европу пролегали по территории Китая. Вполне естественно, что для России данная транспортная магистраль позволила бы во многом решить проблемы Сахалина и Дальнего Востока, тем более, что японцы готовы вложить в развитие российской инфраструктуры только на Сахалине более 200 млн долл. Очевидно, что даже небольшая плата за транзит 3,6 млн грузовых контейнеров, ежегодно экспортируемых из Азии в Европу, позволит существенно повлиять на развитие отечественной экономики. В случае если российскому правительству удастся удачно сыграть на противоречиях Японии, Китая, Кореи и США то для России открывается уникальная возможность стать перекрестком важнейших дорог, соединяющих Европу и Азию.

Очевидно, что, анализируя геополитические вызовы современной России, мы должны исходить из того, что геополитика как наука не ставит перед собой исключительно цель оценки подобных вызовов, но и призвана формировать геостратегию, ориентированную на преобразование пространства. При этом речь идет отнюдь не о географическом преобразовании пространства. Так, по мнению современных французских исследователей М. Фуше и И. Лакоста, в современном мире во взаимодействии политических и географических факторов определяющая роль принадлежит скорее политике, которая не только имеет дело с пространством, но и часто преобразует его.

Таким образом, геостратегия Российской Федерации должна быть направлена в первую очередь на преобразование геополитического окружения, на формирование дружественных геополитических оболочек вокруг России, на преобразование пространства нашей страны в пространство функциональное с точки зрения реализации коренных национальных интересов, решения задач социально-экономической модернизации Российской Федерации. Только в этом случае Россия получит реальные шансы на возрождение своего величия, на создание благоприятных условий для развития как нации в целом, так и каждого отдельного человека в мире XXI в.

 

Вопросы для самоконтроля

 

1. Каково место Российской Федерации в системе современных международных отношений?

2. В чем состоит потенциал России, способный обеспечить реализацию ее национальных интересов?

3. В чем заключаются особенности геостратегии Российской Федерации в условиях глобализации?

 

Литература

 

1. Дергачев В.А. Геополитика. Киев, 2000.

2. Кастельс М. Информационная эпоха: экономика, общество и культура // Пер. с англ. под науч. ред. О.И. Шкаратана. М., 2000.

3. Моисеев Н. Проект «русский полярный путь»// Нефть России. 1999. № 1.С. 53-55.

4. Коукер К. Сумерки Запада. М., 2000.

5. Поздняков Э.А. Политика и нравственность. М., 1995.

 

©Проскурин С.А., 2002

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 | 76 | 77 | 78 | 79 |