Имя материала: Организационная психология

Автор: Занковский А.Н.

Потребность во власти

Откуда в человеке стремление к власти? Этот вопрос издавна интересовал мыслящих людей. Источник этого стремления некоторые мыслители видели в самой натуре человека, в его генетической агрессивности и стремлении доминировать над другими. Так, Ф. Ницше считал, что все формы человеческого поведения маскируют извечное свойство человека— его волю к власти.

Современная психология связывает стремление людей к власти с определенными личностными особенностями, в частности с особым типом мотивации. Проблеме мотивации в настоящей книге посвящена целая глава, поэтому здесь лишь отмечу, что в широком смысле мотивация — это психологический процесс, который определяет направленность поведения человека и побуждает его вести себя определенным образом. Многие теории непосредственно связывают мотивы человека с его потребностями, рассматривая первые как отражение последних. Отражаясь в мотивах, актуальная потребность в значительной степени определяет направление поведения индивида.

В этом контексте мотивация влияния — есть отражение потребности индивида во власти. Эта потребность, прежде всего, выражается в стремлении доминировать над другими людьми и контролировать их поведение. Среди исследователей нет однозначного мнения, в какой мере эта потребность является врожденной, а в какой приобретается в процессе социализации. Тем не менее хорошо известно, что и в сообществах большинства животных существуют иерархические отношения господства — подчинения, а вершину иерархии занимают одна или несколько особей. При этом доминирование особей тесно связано с размерами их тела и превосходством в силе над другими членами группы. Добившись доминирующей позиции, животное стремится сохранить ее, демонстрируя свое превосходство заносчивым и самоуверенным видом, важной походкой. Такое поведение появляется всякий раз, как только подчиненные животные начинают нервничать и волноваться. Только доминирующая особь может целиком посвятить себя своим «личным» занятиям: остальные животные значительную часть времени проводят, наблюдая за вожаком, а когда тот перемещается, они спешат изменить и свое местоположение.

У людей, однако, высокий рост и физическая сила далеко не всегда обеспечивают путь наверх в социальной иерархии, хотя иногда и помогают навязать свою волю другим. Бесспорное значение имеет взгляд: спокойный говорит о самообладании; упорный означает решительность; взгляд пронизывающий и остановившийся на человеке, пытающемся выделиться, может означать оценку или предупреждение, что тому лучше оставаться на своем месте.

Прямая посадка слегка откинутой назад головы, поднятый подбородок и опущенные уголки губ, выражающие презрение или погруженность в свои мысли, обыкновенно также воспринимаются окружающими как притязание на доминирование.

Жесты и телодвижения свидетельствуют о степени внутренней напряженности. Несколько скованная или негнущаяся походка и порывистые или излишние жесты чаще всего связываются с подчиненностью, а расслабленность тела со свободно висящими руками и свободные движения бедер, придающие походке упругость, расцениваются как признаки доминирования.

У людей наблюдаются значительные различия в потребности во власти. Одни получают удовлетворение от своего влияния на других, от своей способности вызывать у людей сильные эмоции — страх, восхищение, гнев и т. д. Ярко выраженная потребность во власти может удовлетворяться различными путями, вплоть до получения удовольствия от наблюдения за спортивными единоборствами или просмотра фильмов, полных жестокости и насилия.

Однако наиболее непосредственной формой удовлетворения потребности во власти является возможность распоряжаться ресурсами и руководить людьми, влияя на их чувства, отношения и поведение. Как правило, именно властолюбивая личность стремится взять инициативу в свои руки, задает тон на собраниях и, приспосабливаясь к общему сиюминутному настроению, старается играть центральную роль. Такой человек редко руководствуется заранее спланированным сценарием: он любит импровизировать и может позволить себе хвалить и ободрять других в полной уверенности, что его комплименты будут оценены.

Властолюбивая личность получает удовольствие от победы в споре, ослаблении противника или нанесении ему поражения. Она очень чувствительна к политическим процессам внутри организации и непременно пытается обрести свою собственную власть, формируя альянсы, пытаясь обрести контроль над ресурсами, бюджетом или источниками информации. Такой человек постоянно ищет пути к занятию руководящих постов в организации, на которых он может постоянно реализовывать свое влияние.

Тем не менее большинству людей свойственна умеренная потребность во власти. Лица с низкой потребностью во власти избегают руководящих постов и испытывают дискомфорт, когда им приходится руководить или оказывать влияние на других. Такие люди не всегда уверены в себе или же убеждены, что указывать что-либо другим некорректно.

Некоторые исследователи выделяют особый тип личности, для которой потребность во власти является ведущей. Такой авторитарной личности свойственна модель поведения, основанная на убеждении, что в мире существуют (или должны существовать) статусные и властные различия и что использование власти является необходимым и важным элементом функционирования любого организованного сообщества.

Люди с высоким показателями авторитаризма интеллектуально регидны, лишены сомнений, почтительны к людям с более высоким статусом и пренебрежительны к подчиненным, подозрительны и резистентны к изменениям. Исследования этой личностной характеристики показывают, что авторитарные люди более склонны следовать правилам и часто проявляют себя лидерами в ситуациях, в которых необходимы единоначалие и высокая требовательность. Наличие у сотрудников авторитарных черт отрицательно влияет на их организационное поведение и деятельность в ситуациях, когда работа требует внимательности к чувствам других, такта и способности приспосабливаться к сложным, изменяющимся обстоятельствам.

В то же время, там, где организационная ситуация хорошо структурирована и успешность деятельности прежде всего зависит от строгого следования правилам и инструкциям, авторитарные характеристики работников являются не только уместными, но и желательными.

К авторитаризму близка еще одна личностная особенность, получившая название макиавеллизма (от имени итальянского политика и литератора XVI века Никколы Макиавелли — автора знаменитого трактата «Государь», повествующего о том, как получить и использовать власть).

Лица с высокими показателями данной черты характера прагматичны, постоянно сохраняют эмоциональную дистанцию с другими людьми и в своих действиях исходят из того, что цели во всех случаях оправдывают средства. «Если средство дает нужный результат, используй его, не задумываясь о том, достойно или недостойно ты поступил», — вот принцип, которому осознанно или спонтанно следует такой работник. Значительное количество исследований было нацелено на выяснение взаимосвязей высоких и низких показателей макиавеллизма с особенностями индивидуального поведения.

Лица с высокими показателями макиавеллизма в большей степени обнаруживают стремление манипулировать другими, волю к победе, способность убеждать в своей правоте и нежелание прислушиваться к чьим-либо советам и увещеваниям.

Проявление этой личностной черты обусловлено определенными организационными факторами. Особо благоприятными для лиц с выраженным макиавеллизмом являются следующие условия:

1) взаимодействие с другими протекает при непосредственном общении, лицом к лицу;

2) ситуация полна неопределенности и не ограничена жесткими правилами и инструкциями, открывая широкий простор для импровизации;

3) в группе или организации царит всеобщая эмоциональная вовлеченность и заостренность внимания на частных вопросах.

Ценность лиц с высокими показателями макиавеллизма для организации зависит не только от типа работы, но и от того, какую роль в оценке деятельности играют этические соображения. В задачах, которые требуют умения вести переговоры или где цена победы (результата) велика, такие работники могут быть очень эффективными. Но если цели не оправдывают средства, если имеются абсолютные стандарты этики поведения или присутствуют вышеупомянутые организационные факторы, то прогнозировать поведение человека с такой личностной чертой чрезвычайно сложно.

Потребность во власти, разумеется, ограничена множеством факторов, и поэтому сила мотива влияния, по мнению Д. МакКлелланда, лучше всего отражена в фантазиях человека. Для оценки потребности во власти он предложил использовать тематический апперцептивный тест (ТАТ). Этот тест представляет собой набор картинок с неясным, неоднозначным смыслом и задача испытуемого рассказать историю о том, что, по его мнению, он видит. Что происходит на картинке? Что думают и чувствуют ее герои? Что может случиться дальше?

В историях, рассказываемых людьми с высокой потребностью во власти, преобладают темы, связанные с приобретением известности, достижением благополучия, победами над противниками и другими формами успеха. Такие люди постоянно акцентируют свое влияние на других людей. В своих фантазиях они завоевывают власть, используя агрессию, убеждение, заботу или манипулирование другими, вызывая у них чувства вины, привязанности или страха.

Властолюбивые люди демонстрируют убедительность и последовательность аргументации своих взглядов и желаний, любят соревновательные виды спорта, склонны аккумулировать символы престижа, стараются захватить инициативу во всем. Если же они не способны в силу внешних или внутренних обстоятельств реализовать свою потребность во власти, то склонны к психосоматическим заболеваниям, в частности, к инсульту, язве желудка и гипертонии.

Д.Винтер обнаружил, что несмотря на явные половые различия в реальном распределении власти в организациях в пользу мужчин, исследования не показали значимых различий в потребности во власти, обусловленных полом. И мужчины и женщины с высокими показателями такой потребности демонстрируют одинаковое поведение: они стараются «показать» себя, получить символы власти и престижа, сделать успешную карьеру.

Тем не менее существует одно серьезное различие, которое Винтер именует как «экспансивный синдром распущенности», характеризующий властолюбивых мужчин, но не женщин. Под данным синдромом понимается определенная совокупность актов поведения: потребление алкоголя и наркотиков, агрессия, азартные игры и принуждающая сексуальность. Это не означает, что нет пьющих и агрессивных женщин, а указывает лишь на то, что такое поведение не свойственно женщинам с высокой потребностью власти.

Почему же значительно меньшее количество женщин облечено властью, несмотря на то, что они не страдают указанным опасным «заболеванием»? В чем причины этого синдрома распущенности? Винтер утверждает, что потребность во власти может выражаться в двух формах: эгоистической доминантности (агрессивность, демонстративность использования доминирования для контроля над другими) и ответственного воспитания (оказание помощи и поддержки, использование доминирования во благо другим). Девушки, по его мнению, получают в семьях значительно больше ответственного воспитания, чем юноши. Поэтому половые различия, проявляющиеся в «синдроме распущенности», могут быть обусловлены различиями в обучении, в частности, в лучшей сформированности практических навыков заботы о других у девушек.

Мотивом к оказанию властного влияния на других людей может служить не только потребность во власти, но и иные, менее очевидные мотивы, к которым можно отнести следующие:

1) достижение каких-либо личных целей;

2) удовлетворение различных потребностей: во власти и доминировании, в статусе, в самоутверждении;

3)ролевые требования:

4) стремление следовать различным социальным нормам;

5) явное или скрытое давление со стороны руководства;

6) мотивы, связанные с объектом власти: желание помочь объекту власти или причинить ему ущерб:

7) беспокойство о собственном имидже: в глазах объекта власти или третьей стороны.

Доминирующие мотивы и потребности нередко являются главными детерминантами в выборе субъектом власти тех или иных оснований власти. Так, индивид с низкой самооценкой может чаще прибегать к власти насилия даже в тех случаях, когда по всем признакам более эффективной является информационная власть. Это объясняется тем, Что успешное изменение поведения объекта власти, достигнутое с помощью информационной власти, как правило, воспринимается им как добровольное: «Если бы мне все сразу объяснили, я бы и не выступал против  новых требований».

В то же время власть насилия, как правило, непосредственно ассоциируется с субъектом власти и со стороны воспринимается как результат его усилий («Теперь они делают все правильно, потому что шеф сумел заставить их работать, как надо»). Для субъекта влияния с низкой самооценкой очень важно осознавать, что все делается именно и только благодаря ему и поэтому власть насилия для него будет казаться предпочтительнее. То же самое можно сказать и о субъектах власти, недостаточно уверенных в своих силах. Они также, как правило, злоупотребляют властью насилия. Иногда основания власти определяются теми ролевыми требованиями или социальными нормами, которые субъекты влияния рассматривают как наиболее адекватные.

Д. Кипнис совместно со своими коллегами выявили четыре переменные, которые определяют выбор властных оснований, используемых менеджерами. Этими переменными являются: 1) относительная власть менеджера; 2) цели менеджера, обусловливающие его желание оказать влияние на подчиненного; 3) ожидания менеджера в отношении готовности работника подчиниться и 4) организационная культура.

Несмотря на то что ярко выраженная потребность во власти и другие качества авторитарной личности действительно присущи многим людям, обладающим властью, само по себе их наличие совершенно не достаточно для того, чтобы их обладатель мог автоматически получить власть. Для реального обретения власти необходимы многие условия и обстоятельства, которые, как правило, и определяют приход человека к власти. В самом деле, можно привести немало примеров из истории, когда очень заурядным, а иногда и просто больным людям ничто не мешало вознестись наверх и удерживать власть — ни посредственный интеллект, ни безобразная внешность, ни низкий рост и физическая немощь, ни косная речь и писклявый голос, ни суетливое, хаотичное поведение. Более подробно эти проблемы будут рассмотрены в главе «Лидерство».

Модель власти в межличностном взаимодействии

Исходным основанием власти в межличностном взаимодействии, как уже отмечалось, является признание асимметрии отношений между субъектом и объектом власти. В связи с этим исследователи предлагают рассматривать два варианта модели власти в межличностном взаимодействии: с позиции субъекта власти и с точки зрения ее объекта. На рис. 3.2 представлена модель власти с позиции ее субъекта, предложенная Б. Равеном.

Согласно этой модели импульсом к инициации властного влияния служит рассмотренная в предыдущем параграфе мотивация влияния (потребность во власти). Кроме того, модель включает «блоки» оценки наличных оснований власти, подготовку к попытке оказать влияние, выбор оснований и модальности влияния, оценку эффекта влияния и эффекты обратной связи. Все эти блоки включены в процесс реализации попытки властного влияния. Рассмотрим их подробнее.

Мотивация влияния. Рассмотрению мотивации влияния был посвящен предыдущий параграф, поэтому здесь лишь укажем, что данная модель исходит из рационального субъекта власти, который пытается определить, какое основание в наибольшей степени подходит для изменения поведения объекта. Однако на выбор стратегии, разумеется, могут влиять не только рациональные мотивы. Только анализ всей совокупности мотивов позволяет определить роль мотивации в выборе субъектом какого-либо основания власти или поиске им иных форм воздействия на других людей.

Оценка наличных оснований власти. Определив доступные ему основания, субъект власти анализирует имеющиеся возможности с точки зрения их эффективности в изменении поведения объекта. Он также может произвести оценку «прибыли и издержек» стратегии, исходя из особенностей объекта власти, приоритетов и ограничений. Информационное влияние или убеждение, как правило, является более предпочтительным, однако нередко требует больше времени и усилий, чем имеется в распоряжении субъекта власти.

Насилие, как уже отмечалось, может приводить к более быстрому изменению поведения, но требует постоянного последующего контроля и нередко вызывает скрытое сопротивление и конфликты.

Рис.3. 2. Модель власти с позиции субъекта власти

 

(Источник: Raven В. A. Power/interaction model of interpersonal influence: French and Raven thirty years later//Journal of Social Behavior and Personality, Vol. 7, No 2, 1992)

 

Использование легитимной власти зависимости («мне требуется ваша помощь») может приводить к потере авторитета субъекта власти, а также нередко предполагает определенные обязательства с его стороны по отношению к объекту власти. Референтная власть, которая подчеркивает сходство субъекта и объекта власти, может вызвать у последнего сомнения в экспертных знаниях и обоснованности должностной власти первого. Кроме того, в силу личностных особенностей, опыта, мировоззрения или привычки субъект власти может заведомо отдавать предпочтение определенным основаниям власти.

Подготовка к попытке оказать влияние. На этом этапе в процесс оказания влияния включаются различные подготовительные действия и приемы: запугивание, установление «декораций», подчеркивание или укрепление ресурсов субъекта власти, намеренная конфронтация с объектом власти или поиск его расположения и т. п.

Выбор модальности влияния. Субъект власти может не только выбрать основания власти, но и модальность ее использования, форму, манеру и тон, в которых реализуется влияние. Иногда модальность играет более важную роль, чем основания используемой власти.

Оценка эффекта влияния. По завершению попытки влияния субъект власти должен оценить ее эффект. Был ли он успешным? Есть ли свидетельства того, что объект влияния действительно изменил поведение в соответствии с приложенным воздействием? Явилось ли изменение поведения лишь временной уступкой властному давлению или оно обусловлено внутренней, психологической перестройкой, обеспечивающей устойчивость измененного поведения? Нужен ли постоянный контроль для поддержания измененного поведения или в отсутствии контроля объект влияния немедленно вернется к прежней модели поведения?

Субъект власти должен оценить, каковы второстепенные эффекты властного влияния. Как попытка влияния сказалась на восприятии объектом власти действий и личности субъекта власти? Изменилась ли степень уважения к субъекту? Как эта попытка сказалась на личных отношениях друг к другу? Сохранили ли свой потенциал для объекта те основания власти, которыми субъект уже пользовался? Нередко субъекту власти после первой попытки влияния приходится восстанавливать нарушенные отношения или производить их переоценку. Если попытка влияния была неудачной, субъекту влияния придется повторить ее еще раз. Но в этом случае мотивы его влияния могут измениться. Например, если в первый раз главным мотивом выступало достижение какой-либо организационной цели, и попытка влияния осуществлялась на эмоционально нейтральном фоне, то теперь, после неудачи, субъект власти может испытывать недоброжелательность или раздражение к объекту влияния, и это неизбежно скажется на его дальнейшем выборе оснований власти. Успех или неудача попытки влияния в любом случае могут привести к переоценке наличных оснований власти и формированию новой стратегии.

Имеются также свидетельства того, что постоянный контроль, который необходим при использовании власти насилия, неизбежно вызывает большую неприязнь объекта влияния и с каждым разом уменьшает возможности эффективного использования этого основания власти.

Эффекты обратной связи. Результат попытки влияния «возвращается» субъекту власти в виде обратной связи, нередко вызывая изменения в самовосприятии, в восприятии объекта влияния, пересмотр представлений об эффективности влияния, его выгодах и издержках и т.д.

Модель власти с позиции объекта власти. Данная модель представлена на рис.3.3. Объект власти по различным причинам первоначально нередко отвергает попытки навязать ему чужую волю. Здесь могут быть различные причины: его приверженность прежней модели поведения, потребность в независимости, собственная потребность во власти, потребность самоуважения, желание ослабить давление и т. д.

Модель включает следующие блоки: мотивацию повиновения, оценку себя по отношению к субъекту власти, ожидание попытки влияния, основные и побочные эффекты влияния, а также оценки попытки влияния с различных точек зрения. Кроме того, у объекта власти может возникнуть желание нанести ущерб субъекту власти, проявив сопротивление и хотя бы на время лишив удовольствия управлять другими. Не исключена и роль третьих сторон: объект власти может быть серьезно обеспокоен тем, как, например, посмотрят сослуживцы на его беспрекословное подчинение требованиям руководителя?

Ожидая силового давления, объект власти может подготовить «домашнюю заготовку» и заранее мобилизовать все свои личностные ресурсы для отпора. Он может спрогнозировать те основания власти, которые будет использовать субъект власти и подготовить контаргументы. Он также может обратиться за поддержкой к третьей стороне. Иногда объект власти оказывает сопротивление властному давлению из-за того, что у него имеется личная неприязнь к субъекту и он не хочет мириться с тем, что последний получит удовлетворение от успешного применения какого-либо основания своей власти (экспертных знаний, харизмы или должностных полномочий). Как правило, такое сопротивление вынуждает субъекта власти прибегать к насилию.

После того как процесс влияния инициирован, объект власти должен принять решение: повиноваться или сопротивляться оказываемому на него давлению. Как показано на рис. 3. 3, объект влияния может затем оценить попытку влияния с точки зрения ее уместности. Оправдана ли эта попытка? Есть ли в ней разумная логика? Присутствует ли информация, свидетельствующая о необходимости повиновения? Будет ли вознаграждение достаточно большим, а угроза наказания — реальной?

Кроме того, объект власти может быть обеспокоен и тем, как к его повиновению или сопротивлению отнесется третья сторона. Д. Кипнис и П. Миснер исследовали то, как действуют полицейские, сталкиваясь с асоциальным, демонстративным поведением мужчин, находящихся в состоянии алкогольного опьянения. Исследователей, в частности, интересовали ситуации, когда полиции приходилось не только угрожать арестом, но в полной мере реализовывать власть, приводя угрозу в исполнение. Они обнаружили, что главным фактором, способствовавшим возникновению ситуаций ареста, было присутствие или отсутствие... женщин-свидетелей. В присутствии женщин полицейские чаще, чем в других ситуациях, прибегали к угрозе ареста, демонстрируя свою мужскую силу и власть. По той же причине одурманенные алкоголем мужчины также старались выглядеть настоящими «суперменами», которым «какой-то полицейский вовсе не указ».

В процессе попытки влияния объект власти анализирует первые результаты своего повиновения или неповиновения. Предположим, субъект власти угрожает ему арестом за неповиновение, а объект по-прежнему не повинуется. В этой ситуации субъект может посчитать еще более оправданной необходимость приведения своей угрозы в исполнение. Ведь в противном случае он «потеряет свое лицо» не только с точки зрения объекта, но и в глазах третьей стороны. Как такое наказание может повлиять на объект влияния? Он должен как-то объяснить себе тот факт, что был так сурово наказан. Нередко подобный когнитивный диссонанс разрешается формированием у  объекта власти еще большей уверенности в том, что индивид был абсолютно прав, сопротивляясь влиянию, или наоборот, ведет к большей уступчивости при последующих попытках влияния.

 

Рис. 3.3. Модель власти с точки зрения объекта влияния

(Источник Rаvеn В. A. Power/interaction model of interpersonal influence: French and Raven thirty years later//Journal of Social Behavior and Personality. Vol.7, No 2. 1992)

 

Результаты процесса также сказываются и на субъекте власти, изменяя его отношение к объекту власти или же убеждая в правильности или ложности той или иной стратегии.

Модель власти с точки зрения объекта влияния хотя и раскрывает некоторые механизмы властного взаимодействия, все же сталкивается с значительными трудностями в объяснении мотивации повиновения. Если мотивация влияния, основанная на потребности во власти, желании контролировать ресурсы и людей и, в конечном счете, быть лучше других, выглядит вполне убедительной причиной поведения субъекта власти, то мотивация повиновения вызывает много вопросов и сомнений. Ведь неслучайно объект влияния нередко отвергает попытки навязать ему чужую волю. Особенно трудно дать объяснение мотивации повиновения в контексте представлений о свободе личности, прочно утвердившихся в сознании современного человека. Как могут ужиться стремление к независимости и повиновение, свобода и необходимость подчинения власти?

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 | 76 | 77 | 78 | 79 | 80 | 81 | 82 | 83 | 84 | 85 | 86 | 87 | 88 | 89 | 90 | 91 | 92 | 93 | 94 | 95 | 96 | 97 | 98 | 99 | 100 | 101 | 102 | 103 | 104 | 105 | 106 | 107 | 108 | 109 | 110 | 111 | 112 | 113 | 114 | 115 | 116 | 117 | 118 | 119 | 120 | 121 | 122 | 123 | 124 | 125 | 126 | 127 | 128 | 129 | 130 | 131 | 132 | 133 | 134 | 135 | 136 | 137 |