Имя материала: Психология семейных отношений с основами семейного консультирования

Автор: Е. Г. Силяевой

Современные подходы к семейному консультированию

Существует множество концепций семейного консультирования: от модификаций фрейдовской психоаналитической модели до позитивной семейной терапии Н. Пезешкиана. Однако в последнее время практики отдают предпочтение интегративным подходам, таким как системный и структурный.

Основоположники системного подхода (М.Боуэн, С.Минухин, В. Сатир, К.Витакер и др.) рассматривают семью не просто как объединение индивидуальностей, связанных узами родства, а как целостную систему, где никто не страдает в одиночку: семейные конфликты и кризисы оказывают деструктивное влияние на всех. Поскольку семья — это система, то не так важно, какой из ее элементов изменяется. На практике изменения в поведении любого из членов семьи влияют на нее и другие входящие в нее подсистемы (других членов семьи) и одновременно испытывают воздействие с их стороны.

Оказывая помощь семье в трудные периоды жизни, не имеет смысла заниматься выявлением психоаналитических причин конфликта: гораздо важнее путем конкретных целенаправленных действий изменить отношения между ее членами. При удачно выбранной стратегии и тактике работы семейная обстановка улучшается по мере того, как выполняются рекомендации специалиста. Перемены ведут к сдвигам в механизме функционирования семьи и способствуют уменьшению проявления симптомов психологического неблагополучия у одного или нескольких ее членов.

Каковы функции психолога при работе с семьей? На чем будет сфокусировано его внимание в процессе консультирования? Какие средства воздействия станут основными? На эти вопросы представители многочисленных системных подходов к психологической помощи семье отвечают в зависимости от своей теоретической ориентации.

Так, автор теории семейных систем М.Боуэн утверждает, что члены семьи не могут действовать независимо друг от друга, так как такое поведение приводит к внутрисемейной дисфункциональности. Это сближает его с системными терапевтами. Но есть и различия: Боуэн рассматривает все человеческие эмоции и поведение как продукт эволюции. Причем не индивидуальной, уникальной, а связанной со всеми формами жизни. Он разработал восемь тесно связанных между собой концепций, среди которых концепции дифференцировки собственного Я, эмоциональных треугольников, семейных проекций и др. По его мнению, механизм внутрисемейных отношений аналогичен механизму функционирования всех других живых систем. Неслучайно его концепция дифференцировки собственного Я так напоминает существующие в науке представления о дифференцировке клетки. Терапевты этой школы считают, что дифференцировка собственного Я в ходе сеансов семейной психотерапии ведет к успокоению семьи клиента, это способствует ответственному принятию решений и ослаблению симптомов семейной дисфункции. Роль консультанта в этой системе семейного консультирования приближается к позиции тренера: он обучает членов семьи дифференцироваться в семейном общении, осмысливать имеющиеся у них способы взаимодействия в семье и осваивать более продуктивные. При этом психологу предписывается не подходить к семье с готовыми рекомендациями, а вести совместный поиск. С этим трудно не согласиться: совместный поиск позволяет членам семьи освоить продуктивные способы выхода из проблемных ситуаций, развивает у них чувство субъектности и уверенности в своих силах, что после ослабления негативной симптоматики приводит к устойчивым переменам в жизни семьи.

Боуэн широко использует в своей теории и практике семейной терапии представления о жизненном цикле семьи, а также считает необходимым учитывать национальные особенности клиентов.

Другой вариант работы с семьей, завоевавший широкую популярность в мире, — структурная семейная терапия С. Минухина. В основе этого подхода лежат три аксиомы.

• Осуществляя психологическую помощь, необходимо принимать в расчет всю семью. Каждый из членов семьи должен рассматриваться как ее подсистема.

• Терапия семьи изменяет ее структуру и приводит к изменению поведения каждого из членов семейной системы.

• Работая с семьей, психолог присоединяется к ней, в результате возникает терапевтическая система, делающая возможными семейные изменения.

Семья предстает как дифференцированное целое, подсистемы которого — отдельные члены семьи или несколько ее членов. Каждая подсистема (родительская, супружеская, детская) имеет специфические функции и предъявляет к своим членам определенные требования. При этом для каждой подсистемы необходима определенная степень свободы и автономии. К примеру, для адаптации супругов друг к другу нужна определенная свобода от влияния детей и внесемейного окружения. Поэтому важное значение приобретает проблема границ между семейными подсистемами.

С. Минухин выделяет два типа нарушения границ: первый— их спутанность, нечеткость, размытость; второй — излишняя закрытость, приводящая к разобщенности членов семьи. Один из

этих типов нарушения границ можно найти в любой неблагополучной семье. Так, выраженная размытость границ между матерью и ребенком приводит к отчуждению отца. В результате в семье начинают функционировать две автономные подсистемы: «мать-ребенок (дети)» и «отец». У детей в этом случае тормозится развитие компетентности в общении со сверстниками, а у родителей существует угроза развода. А вот у семей с разобщающими границами, наоборот, нарушена способность к формированию семейного Мы. Члены семьи настолько разобщены, что не могут удовлетворить в семье важнейшую из человеческих потребностей — в доверии, тепле и поддержке.

Спутанная семья реагирует на любые изменения быстро и интенсивно, ее члены как бы заражают друг друга своим настроением. А вот в безучастной семье преобладает отчуждение, которое ребенок ощущает как холод, безлюбость и может охарактеризовать свою семью так: «У нас никому ни до кого нет дела».

Описанная классификация и подход к психологической помощи направлены, в первую очередь, на осознание и преодоление неадекватной близости членов семьи, доходящей до симбиотической взаимозависимости, и помогает каждому осознать и отстроить границы между собой и другими.

Роль психолога в системе С. Минухина понимается так: ему предписывается присоединиться к семье, на время как бы стать одним из ее членов. «Терапевтическое воздействие на семью, — пишет он, — является необходимой частью семейной диагностики. Терапевт не может наблюдать семью и ставить диагноз со стороны» (С.Минухин, 1978). «Вхождение» психолога в семейную систему вызывает «миникризис», имеющий важное значение: жесткие ригидные связи и отношения ослабляются, и это дает семье шанс изменить состояние своих «границ», расширить их, а значит и изменить свою структуру.

С.Минухин выделяет семь категорий действий психолога по переструктурированию семьи: это актуализация семейных моделей взаимодействия; установление или разметка границ; эскалация стресса; поручение заданий; использование симптомов; стимуляция определенного настроения; поддержка, обучение или руководство.

Не менее распространен еще один из вариантов системного подхода — стратегическая семейная терапия (Дж.Хейли, К.Маданес, П.Вацлавик, Л.Хоффман и др.), где основная работа терапевта направлена на формирование у членов семьи ответственности друг' за друга.

Иногда в рамки стратегического направления включают и вариант системной семейной терапии, разработанный в миланской научной школе. Однако здесь в центре работы — выявление и преобразование тех бессознательных «правил игры», которые поддерживают семейное неблагополучие. «Семейные игры» (впервые они описаны в трансактном анализе Эрика Берна) основаны на ошибочном представлении членов семьи о том, что возможно осуществлять односторонний контроль над межличностными отношениями в семье, манипулируя другими членами семьи. Работа психолога сначала направлена на выявление тех реакций членов семьи, которые приводят к «зацеплениям», делающим семью нездоровой (диагностика), затем — на помощь в осмыслении этих зацеплений и выработку продуктивных способов взаимодействия.

Еще один конструкт, используемый для анализа супружеских взаимодействий, — представление о том, что в основе семейных конфликтов лежит бессознательная борьба супругов за власть и влияние, конкуренция и соперничество друг с другом (в российском варианте это можно выразить пословицей-вопросом: «Кто в доме хозяин?»). Работа консультанта в этой модели психотерапии сфокусирована на установлении баланса между супругами, когда выигрыши или проигрыши одного будут компенсироваться выигрышами или проигрышами другого.

Психоаналитический (Н.Аккерман, К.Сэджер и др.), когнитивно-поведенческий (Р.Дрейкурс, А.Эллис и др.) подходы в семейной терапии по сравнению с системным подходом более традиционны.

Анализ многочисленных теоретических построений и практики работы семейных консультантов породил яркую и удобную для повседневного употребления типологию, где все многочисленные системы работы с семьей (в зависимости от избранного психологом подхода к целям работы и понимания собственных функций) разбивают на три группы: «ведущие», «реагирующие» и «чистильщики систем».

«Ведущие» терапевты авторитарны. Стремясь создать здоровые отношения в семье, они воздействуют из позиции «супер-родителя», который лучше членов семьи знает, что для ее членов хорошо или плохо и активно действует. Это полностью избавляет клиентов от самостоятельных усилий, снимает с них ответственность. Справедливости ради отметим, что для человека или семьи, обратившихся за помощью в период глубокого кризиса, такое отношение на начальном этапе консультативного процесса является не только потребным, но и единственно возможным, так как люди, только что пережившие жизненную катастрофу, нередко находятся в состоянии возрастной регрессии, когда возвращаются формы реагирования, свойственные испуганному беспомощному ребенку. В случае работы с такими клиентами (семьями или отдельными личностями) консультант сознательно принимает «родительскую позицию» и избирает стратегию дородительствования, постепенно «доращивая и довоспитывая», помогая поверить в свои силы, обрести точку опоры в себе, научиться продуктивно взаимодействовать сначала с самим собой, а затем и с окружающими. Именно этот подход представлен в данном ранее описании структурной семейной терапии (С.Минухин).

«Реагирующие» семейные психотерапевты для того чтобы добиться позитивных изменений в семье, стараются мобилизовать ее собственный внутренний потенциал развития. Они «включаются» в обстановку и атмосферу семьи, с которой проводится работа. Такую терапию удобно выполнять вдвоем: один из психологов дает втянуть себя в создавшуюся семейную ситуацию (при этом он чаще всего принимает на себя роль ребенка), второй выступает в роли наблюдателя и держится несколько более отстраненно (как бы вне семейной системы).

Если вспомнить, что реагирующие психотерапевты теоретически ориентируются прежде всего на психоанализ, то нетрудно понять и истоки такой работы, и ее сущность. Психоаналитический подход предполагает, что в своей деятельности терапевт выполняет обе эти функции (и идентификацию с клиентом, и обособление, отстранение от него). В процессе взаимодействия с клиентом он попеременно то идентифицируется с ним, глубоко проникает в его проблемы, то отстраняется от клиента и его ситуации с целью объективного суждения. Здесь же эти функции как бы «разделены« между двумя психологами.

«Чистильщики систем» прежде всего стремятся навести порядок в правилах, по которым живет семья. Консультант старается противодействовать неправильному поведению, заставить отказаться от незрелых и патологических форм поведения. Этот метод характерен для стратегической семейной терапии и системной семейной терапии миланской научной школы (с одним из вариантов такого подхода вы можете познакомиться, прочитав яркие и талантливые работы Вирджинии Сатир, которые переведены на русский язык и неоднократно издавались в нашей стране).

Консультирование супругов по межличностным проблемам

Как правило, семья обращается в психологическую консультацию в трудные периоды жизни, когда ощущается напряжение, нарушаются взаимоотношения между ее членами, возникают конфликты.

Анализируя проблемы, с которыми супруги часто обращаются в консультацию, исследователи (Ю.Е.Алешина, В. Ю. Меновщиков) считают наиболее типичными:

• различного рода конфликты и взаимное недовольство, связанные с распределением супружеских ролей и обязанностей;

• конфликты, проблемы, недовольство супругов из-за различий во взглядах на семейную жизнь и межличностные отношения;

• сексуальные проблемы, недовольство одного супруга другим в этой сфере и их взаимное неумение наладить нормальные сексуальные отношения;

• сложности и конфликты во взаимоотношениях супружеской пары с родителями одного или обоих супругов;

• болезнь (психическая или физическая) одного из супругов, проблемы и трудности, вызванные необходимостью адаптации семьи к заболеванию, негативным отношением к себе и окружающим самого больного или членов семьи;

• проблемы власти и влияния в супружеских взаимоотношениях;

• отсутствие тепла в отношениях супругов, дефицит близости и доверительности, проблемы общения.

При всем внешнем различии эти проблемы схожи: трудности возникают в сфере отношений с другим человеком. Однако эти проблемы — лишь маркер неблагополучия во внутреннем мире человека (это могут быть искаженные представления о мужчине и женщине, их обязанностях и желаемом поведении, расхождение между желаемым и реальным отношением, негативное отношение к себе и партнеру, саморазрушающие чувства вины, обиды, страха, гнева и др.).

 

Основная стратегия консультирования при нарушении супружеских отношений

Мы подходим к консультированию по проблемам отношений через исследование специфики субъективного образа мира человека и реконструкцию тех или иных его фрагментов.

Такое понимание образа мира личности близко к понятию мифа в том культурологическом смысле, который приобрел этот термин сегодня (Э.Кассирер, С.Криппер, А.Лобок, А.Лосев и др.). Мы определяем образ мира как индивидуальный миф человека о себе, других людях, мире и своей судьбе во времени его жизни и историческом времени. Это целостное образование самосознания, картина, которая существует на когнитивном и образно-эмоциональном уровне и регулирует жизненные отношения, поведение, бытие человека в мире. В качестве центрального компонента образа мира выступает «образ Я — система представлений и отношений человека к себе (и всему, что он считает своим) во времени жизни и историческом времени. В качестве других структурных звеньев образа мира выступают образ другого человека (близкого и дальнего;

мужчины и женщины), образ мира в целом, который на глубинном уровне проявляется в чувстве онтологической уверенности или неуверенности человека в мире. Этот миф изменяется с духовным и психическим развитием личности и служит внутренней основой для регуляции поведения и осуществления жизненных выборов.

Именно реконструкция субъективного образа мира личности становится основной стратегией консультирования. Это предполагает оказание помощи на всех этапах формирования новой системы отношений семьи и каждого из ее членов к себе, другим, миру во времени своей жизни от момента обращения за психологической помощью до формирования позитивных отношений членов семьи к себе, другим, миру в целом. Консультант сопровождает семью в ее нелегком пути от неблагополучия к благополучию. Он помогает одному или обоим супругам осознать не только внешние, но и внутренние причины нарушения отношений; осознать свой образ мира или те его фрагменты, которые связаны с нарушением взаимодействия; обеспечивает психологическую поддержку; содействует самопознанию и познанию другого человека; развивает эмпатию (умение встать на место другого человека и почувствовать его как самого себя) и рефлексивные способности (способность мысленно выйти за пределы непосредственной ситуации взаимодействия и посмотреть на нее как бы со стороны). В результате такой работы клиент получает возможность пройти по обеим сторонам улицы взаимодействия, увидеть и понять не только свои переживания, но и переживания другого человека, начинает лучше понимать мотивы, чувства, конфликты (свои и другого человека). Все это дает возможность реконструировать свой образ мира и освоить новые, более продуктивные модели взаимодействия и поведения.

Способы организации процесса семейного консультирования

Семейное консультирование — это вовсе не обязательно работа со всеми членами семьи одновременно. На различных этапах процесса в различных пропорциях могут сочетаться различные способы организации процесса семейного консультирования; общение со всей семьей, индивидуальное консультирование одного из ее членов, работа с супружеской парой, работа с нуклеарной семьей, т.е. с семьей в узком смысле этого слова (отец—мать—дети), работа с расширенной семьей (она включает также прародителей и тех близких, которые оказывают влияние на семейные отношения: тети, дяди и др.); работа с экосистемой или социальной сетью.

Индивидуальная работа с одним из членов супружеской пары. В этом случае развиваются классические отношения «консультант—клиент», однако и здесь незримо присутствует контекст семейных отношений (в памяти и образах клиента, в его рисунках и проигрываемых ситуациях и т. п.). Семья продолжает существовать «в плане представления, вторичного образа и может получить истолкование и оценку пациента» (Н. Пезешкиан, 1994).

Если при индивидуальном консультировании возникают семейные проблемы или жалобы на непонимание домочадцев, то нужно мягко и ненавязчиво подвести клиента к мысли о том, что бессмысленно ставить себе цель «изменить жену или детей и их отношения ко мне». Однако возможно измениться самому, продумать свое поведение и свою роль в семье, и тогда, скорее всего, близкие люди будут относиться по-другому. Для этого вполне возможно использовать прием терапевтических притч (Н. Пезешкиан и др.). К примеру, как бы между прочим задать вопрос о том, чем отличается психолог от милиционера, а потом с улыбкой пояснить, что если кто-либо жалуется милиционеру на соседа, то он разбирается с соседом, а если жалуются психологу, то он разбирается с самим жалобщиком.

Индивидуальная консультация вполне уместна, когда кому-либо из членов семьи сложно рассказать о проблеме открыто, и человек предпочитает индивидуальную беседу, где легче поделиться наболевшим, тем, что он долго и мучительно скрывал от домочадцев. В этих случаях индивидуальные беседы приводят к тому, что чуть позже человек сможет доверить тайну, рассказать «о стыдном» в присутствии других членов семьи. В такие моменты клиент зачастую испытывает большое облегчение: обнаруживается, что чувство вины, которое долго мучило его, было преувеличено, а замалчивание лишь усиливало его.

Но есть и другие случаи, когда успешное индивидуальное консультирование одного из членов супружеской пары вызывает сопротивление другого. Если консультируется один человек, а другой не хочет никаких изменений в семейных отношениях (как говорится: «Никогда хорошо не жили, так и начинать не стоит»), то возникает опасность разбалансировки эмоциональной динамики семейной системы. Домашние начинают испытывать тревогу и могут попытаться вернуть человека к прежним ролевым стереотипам, к саморазрушительному поведению.

В качестве примера приведем случай из практики.

Жена одного из клиентов (назовем его Александром) постоянно упрекала его в пьянстве. К психологу он пришел один, так как жена угрожала разводом. От совместной консультации она отказалась: «Пьешь ты, а не я. У меня все нормально и у психолога мне делать нечего».

Однако когда по ходу консультирования поведение Александра изменилось и он мог обходиться без спиртного, жена испытала острую тревогу. Она стала сама приносить домой спиртное и провоцировать его «чуточку выпить». Ей это удалось — восстановился привычный семейный треугольник «жертва—спаситель—преследователь». Жена продолжала то жаловаться знакомым и родственникам на «ужас своей жизни» и получать их сочувствие, то «спасала бедняжку», «воспитывала и наказывала» его лишением интимной близости и человеческого внимания.

Когда через год, после повторного консультирования, муж всерьез прекратил пить — брак распался.

Более оптимистичный прогноз с подобными проблемами — ситуация, когда супружеская пара способна по собственной воле прийти к психологу. Уже сам такой приход свидетельствует о том, что у них имеется установка на сохранение совместной жизни, а значит, есть надежда на изменения к лучшему. Задача состоит в том, чтобы найти позитивный потенциал супружеской пары, столь необходимый для выхода из кризисной ситуации и реконструировать семейные отношения.

Работа с супружеской парой. В этом случае муж и жена приходят на консультацию вместе, их поведение делает наглядными привычные модели взаимодействия друг с другом. Консультант может непосредственно подвести их к осознанию конфликтных, непродуктивных форм взаимодействия. В ходе работы с парой можно рассмотреть сложную жизненную ситуацию с разных точек зрения, помочь супругам обрести новый взгляд на жизненные трудности и свою роль в их преодолении, а затем найти новые, более продуктивные способы взаимодействия и решения трудных вопросов. Однако все не так просто: на первом этапе работы супружеская пара может доставить консультанту немало беспокойств и поставить под угрозу саму возможность консультирования.

Трудности работы с супружеской парой

Вести прием, в котором участвуют двое клиентов (да еще конфликтующих между собой), гораздо труднее, чем консультировать одного. Хотя работа с двумя супругами и является более эффективной, ее результаты не носят столь глубокого характера, какой возможен при индивидуальном консультировании: здесь реже затрагиваются те глубинные проблемы, которые лежат в основе супружеских разногласий. Для того чтобы настроить супругов на совместную работу, организовать и направить конструктивный диалог, от консультанта требуются особые навыки и умения.

Конструктивный диалог по праву считается наиболее эффективным методом работы с супружеской парой или семьей в целом на начальных стадиях консультирования. Организация конструктивного диалога включает три этапа: подготовительный, переговоры и принятие компромиссных решений.

Особенно важен первый — подготовительный этап, его задача — найти точки соприкосновения и переформулировать цели супругов. Как правило, у конфликтующих сторон (особенно в предразводной ситуации) эти цели не совпадают: ведь они «смотрят в разные стороны». Успешно проведенное переформулирование целей заключается в перенесении акцентов с формальных требований супругов друг другу потока жалоб и обид на чисто человеческие контакты. На этом этапе психолог направляет усилия на то, чтобы превратить пару, пришедшую нередко с нереалистическими ожиданиями, в активных, ответственных участников процесса: он устанавливает доверительные отношения, объясняет принципы партнерского общения и т. п.

Только после этого можно переходить ко второму этапу — переговорам. Конфликтующие стороны начинают встречаться в роли полноправных партнеров, а психолог руководит этими встречами, выполняя роль посредника, фасилитатора, модели партнерских отношений. В результате постепенного обмена мнениями, чувствами и пожеланиями, участия в ролевых играх и специально смоделированных ситуациях взаимодействия супруги переходят к третьему этапу — принятию компромиссного решения.

Особенно сложно складывается ситуация на начальных этапах консультирования: присутствие второго члена пары так или иначе затрудняет установление терапевтического контакта, негативно влияет на ход беседы. Супруги могут перебивать друг друга, вступать в переговоры и препираться, стремясь доспорить, что-то объяснить или доказать друг другу. Порой может возникнуть и вовсе парадоксальная ситуация: в какой-то момент конфликтующие супруги могут внезапно объединиться и... совместно выступать против консультанта. Возможна и обратная реакция: присутствие партнера приводит к тому, что муж или жена становятся неразговорчивыми, каждый из них ожидает, что другой начнет беседу и скажет что-то важное.

Прежде чем переходить к описанию стратегии и тактики консультирования семейной пары, отметим, что возможны по крайней мере два варианта прихода в консультацию: обоих супругов вместе или одного из них с жалобами на себя или партнера. Наиболее частый вариант — последний.

При формулировании жалоб субъектный локус (т. е. на кого жалуется клиент) может приобрести следующие варианты:

первый жалуется на второго;

первый и второй жалуются на третьего;

первый и второй совместно хотят в чем-то разобраться;

первый жалуется на себя, второй хочет ему помочь. Основная задача консультанта на первом этапе — установить контакт с клиентом (-ами) и разобраться в том, что именно привело его или их на прием. Однако уже в начале беседы с супругами возможны серьезные затруднения. Порой муж и жена стремятся не столько изложить суть проблемы, сколько продемонстрировать вину и недостатки другого, вспоминая все новые и новые прегрешения партнера, обвиняя и перебивая друг друга.

Как в этом случае должен поступить консультант? В такой ситуации следует ввести правила поведения в консультации, предложив супругам говорить по очереди и комментировать слова партнера только тогда, когда на это будет дано время.

Начальный этап работы с парой может быть совместным, когда консультант и клиенты пытаются вести общий разговор, или раздельным. Совместный вариант беседы вполне уместен во втором, третьем и, возможно, в четвертом случае. На первой же встрече, когда один клиент жалуется на другого, целесообразнее выслушать жалобы по очереди. Один из супругов остается с консультантом, а второй ожидает своей очереди за порогом кабинета.

На втором этапе консультант выступает как психологический посредник. Он следит за диалогом и при необходимости вмешивается, направляя его.

Психотехнические приемы, используемые психологом в консультировании супружеской пары, сходны с теми, которые используются в индивидуальном консультировании, т. е. консультант внимательно слушает, периодически перефразирует и резюмирует сказанное. Однако перефразирование часто направлено не на то, чтобы показать клиенту, что консультант его понимает и поддерживает, а на то, чтобы клиента понял его партнер.

Консультант направляет повторение фразы первого лица второму. Например, при приеме супругов это может звучать так: «Света, вы поняли то, что сейчас сказал Сергей? Он говорил о том...» (далее идет перефразирование).

Основные требования к работе с супружеской парой

Консультирование супружеской пары должно соответствовать принципу гуманного отношения к каждому члену семьи и семье в целом и веры в ее силы; не переделка, а квалифицированная помощь и поддержка естественного развития. Мир семьи представляет собой безусловную ценность. Консультант должен принимать семью и ее позиции и давать клиентам почувствовать это.

• Консультанту следует уважать автономность семейной диады, обратившейся за помощью, ее права на свободный выбор своего пути развития (если, конечно, ее образ жизни не угрожает жизни и здоровью ребенка). Помните: консультирование эффективно только тогда,, когда оно способствует поддержанию, сохранению и позитивному развитию семьи как целостности.

" Консультант осуществляет индивидуальный подход к семье и каждому из ее членов, опираясь при этом на ресурсы развития, которые реально есть у семьи. Консультирование должно осуществляться в логике позитивных возможностей развития семьи, а не искусственно навязывать супругам цели и задачи извне.

• Осуществляя консультирование семейной пары, психолог должен соблюдать принцип реалистичности: не пытаться «переделать семью или кого-либо из ее членов», «обеспечить жизненное благополучие или трудоустройство». Он может лишь поддержать в период преодоления «разрывов жизни», помочь преодолеть типичное для кризисных периодов отчуждение от себя и мира, создать условия для выявления внутренних ресурсов, позволяющих «стать автором и творцом своей жизни» и обрести большую гибкость в отношениях как между членами семьи, так и в отношениях семьи с «большим миром».

Умение слушать и слышать каждую из сторон помогает наладить контакт, а значит, дает шанс на успешное консультирование.

Консультируя семью, необходимо более четко структурировать процесс приема.

Работа с нуклеарной семьей, т. е. с семьей в узком смысле этого слова (отцом, матерью, детьми). Преимущества этого процесса заключаются в том, что семья приходит на консультацию в полном составе и здесь во время непродолжительной терапевтической встречи будет в привычных для себя формах продолжать ту самую жизнь, которой живет дома, а следовательно, для семейного диагноза не потребуется специальных средств.

Работа с нуклеарной семьей особенно уместна тогда, когда в семье наблюдается симптом психологического неблагополучия ребенка. Под углом зрения системной семейной психотерапии нарушения в поведении ребенка воспринимаются как ключ к «общесемейной боли», как своего рода сообщение о кризисных процессах, которыми страдает вся семья. «Насколько детское неблагополучие очевидно, настолько стоящая за ним общесемейная дисфункция закамуфлирована, скрыта в глубоких тайниках семейной жизни. И естественно, этот всегда досадный детский недуг, причиняющий столько неудобств взрослым, не был бы так упорен, если бы в каком-то смысле не являлся нужным, "полезным" для семьи как целостности, не работал бы на нее, т.е. не обладал бы некоей "условной желательностью", удерживая семью от распадения и в то же время позволяя сохранить status quo дефектных отношений» (Т.В.Снегирева, 1991).

Работа с расширенной семьей, в которую входят не только мать, отец и дети, но и другие близкие люди (бабушки, дедушки, дяди, тети и другие члены семьи, оказывающие влияние на ее жизнь и систему отношений).

Работа с экосистемой. В процессе консультирования учитываются, включаются в качестве промежуточных переменных внешние контакты и социальные институты.

Работающий с семьей консультант должен быть предельно осторожным. Прежде всего ему необходимо учитывать, что общесемейная дисфункция, как правило, закамуфлирована и скрыта в глубоких тайниках семейной жизни: зачастую супруги говорят, думают, рассуждают и даже веруют на одном уровне, а взаимодействуют, чувствуют, переживают — на другом, что образует как бы скрытую инфраструктуру их жизни. Каждый шаг психолога по этой terra incognita может наталкиваться на сопротивление членов семьи. Для специалиста, консультирующего семью, всегда остается открытым вопрос: как далеко можно заходить, взаимодействуя с семейной реальностью, спрессовывая в кратком количестве встреч тот психологический опыт, на приобретение которого сама жизнь обычно отводит месяцы и годы.

К примеру, в кризисные периоды жизни нередко наблюдается алкоголизация главы семейства. Однако в этом случае не имеет смысла работать лишь с самим главой семейства: алкоголизация часто лишь симптом, показатель семейного неблагополучия, наличия дисфункциональных внутрисемейных отношений. Дело в том, что алкоголь — это наркотик, вызывающий ощущение теплоты, безопасности и комфорта. В семье, где жены или излишне авторитарны, или холодно-сдержанны, алкоголь «замещает» многие функции, традиционно приписываемые семье (защищенность, доверие, тепло, близость). Кроме того, алкоголь часто становится для мужчины «домашним способом» хоть как-то расслабиться и уйти от жизненных проблем. Следовательно, необходимо рассматривать алкоголизацию как показатель недостатка эмоциональной поддержки и работать не только с самим пьющим супругом, но и с существующими семейными отношениями, правилами и убеждениями, содержанием поведения членов семьи по отношению друг к другу.

Какой бы вариант взаимодействия не избрал психолог для консультирования обратившейся за помощью семьи, важно, чтобы он опирался на позитивные ресурсы ее членов, стремился поддержать и развить лучшие чувства и способности родителей и детей. Только такой подход способен предотвратить тяжелые конфликты и нарушения.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 |