Имя материала: Психология семьи

Автор: Д. Я. Райгородский

Супружеский союз

 

При исследовании в рамках супружеской терапии брачного союза как источника возникновения проблем у той или иной пары необходимо прежде всего задуматься над тем, что свело супругов вместе и до настоящего момента поддерживает их брак. Мы исследуем, как реализуются первоначальные ожидания, какие факторы их определяют и на каких принципах строятся супружеские отношения в настоящее время.

 

Выбор партнёра

 

Межличностная привлекательность поддерживается факторами, которые представляют для того или иного индивида особую ценность или вызывают у него определенные надежды на то, что социальный контакт с данным партнером будет благоприятным.

Ряд теорий, объясняющих принципы выбора брачного партнера, к которым относятся, например, теория комплементарности Winchov, теория ценности моногамии Coombs и теория фильтров Керкгоффа-Дэвиса, в какой-то мере отражается в комплексной теории Mursteina (1976). В соответствии с этой теорией при выборе действуют три фактора, три силы притяжения: побуждение, достоинства и роль. Эти силы действуют последовательно в трех фазах, их значение в каждой фазе меняется. То, что проходит через первый фильтр, проходит в следующую фазу.

В первой фазе (побуждение) существенную роль играют такие факторы, как внешняя привлекательность и манера поведения. Важное значение имеет и то, как данные характеристики оцениваются окружающими. Значение побуждения, таким образом, относительно в рамках конкретной ситуации.

Во второй фазе (достоинства) центр тяжести смещается главным образом в область сходства интересов, точек зрения, шкалы ценностей. Партнеры при встрече узнают друг друга, получают информацию об интересах, шкале ценностей каждого из них. Если здесь выявляются существенные расхождения и обнаруженные недостатки не компенсируются какими-либо достоинствами, партнеры расходятся, считая, что не подходят друг другу.

В третьей фазе прежде всего оценивается совместимость ролей. Партнеры устанавливают, смогут ли они занять в супружеском союзе взаимодополняющие роли, что позволит им удовлетворить свои потребности. При этом оцениваются как сходство характеров и наклонностей (например, экстравертивность или интравертивность, одинаковая потребность в половых контактах и др.), так и противоположность взаимодополняющих черт (например, потребность в доминировании и подчиненности, стремление одного заботиться о другом и др.).

Во всех фазах действует принцип «соизмеримости обмена». Равновесие достигается только в том случае, когда такой обмен с точки зрения партнеров является равноценным. Например, внешне не слишком привлекательный мужчина может сделать предложение более привлекательной девушке, давая ей взамен устойчивое материальное положение. Некрасивая девушка может привлечь красивого мужчину своей заботливостью, сексуальной искушенностью, способностью им восхищаться или быть послушной.

 

Ожидания и супружеское соглашение

 

Источником проблем нередко служат неоправдавшиеся ожидания, которые могут быть отчасти осознанными и сформулированными, отчасти осознанными, но не обсужденными с партнером, а отчасти и неосознанными. В этом направлении можно использовать концепцию Sager) и Martin, в соответствии с которой сущность супружеской терапии заключается в исследовании супружеского соглашения (договора). Супруги должны уяснить себе, сформулировать и написать, что они ожидают друг от друга в браке. Под контролем врача определяются неясные и взаимоисключающие элементы в индивидуальных проектах соглашения, делаются попытки выработать совместное соглашение, приемлемое для обоих партнеров, в котором будут четко сформулированы права и обязанности каждого.

 

Детерминанты брака,

взятые из родительской семьи

 

Для того чтобы помочь супругам, имеющим проблемы в браке, необходимо выяснить, на чем базируются некоторые из их ожиданий. С этой целью с ними рассматривается брак их родителей, братьев или сестер.

На основании концепции, которую можно было бы назвать концепцией дублирования родительских свойств, индивидуум научается мужской или женской роли в значительной мере от своих родителей и имеет тенденцию неосознанно использовать в своей семье модель отношений родителей независимо от того, нравятся они ему или нет. Важным моментом является доминирование в семье (кто из родителей «командовал», а кто подчинялся). Для более точной оценки целесообразно использовать интерперсональный тест Лири. При тестировании следует дать оценку себе, своим родителям, партнеру, изложить свои требования и описать идеального партнера, рассчитать интегральные оценки и представить результаты в графической форме, как рекомендует Mellan.

 

Sipova, проведя тестирование (тест Лири) 239 благополучных супружеских пар, обнаружила наличие сходных характерологических моделей у обоих супругов — доминантного, авторитарного, самоуверенного, но при этом обходительного отца и ласковой матери, пользующейся в семье доверием и уважением. Муж идентифицирует себя со своим отцом, жена — со своей матерью (рис. 2). Жены оценивают своих мужей на осях доминирования и приветливости (так же, как своих отцов), мужья оценивают жен так же, как матерей. Мужья оценивают себя в целом правильно; между самооценкой и оценкой партнера наблюдаются незначительные различия. Среди тех 650 супружеских пар, которые посещали консультацию, показатели иные: между самооценкой и оценкой партнера отмечаются существенные различия (как правило, партнер считает другого более враждебным и доминантным, чем тот оценивает себя сам). Кроме того, партнеры заметно отличаются от своих родителей (не только от родителя другого пола, но и от родителя того же пола).

Рис. 2. Самооценка и оценка своих родителей по тесту Лири. Непрерывная линия оканчивается на уровне среднего балла отца, прерывистая — матери. Темные треугольники — мужья из спокойных семей (n=239); темные кружки —жены из спокойных семей (n=239); светлые треугольники — мужья из конфликтных семей (n=650); светлые кружки — жены из конфликтных семей (n=650).

По мнению Sipova, врач должен был бы подвести пациента к принятию роли, предназначенной ему родителем того же пола, разумеется, с учетом желания партнеров и характера (стиля) их отношений. Супружескую пару, однако, целесообразно вести к компромиссной модели совместной жизни, которая оптимально приближается к модели отношений их родителей.

Сравнительные исследования Terman отношений в благополучных и конфликтных супружеских парах подтвердили, что на уравновешенность связей существенное влияние оказывают благоприятная модель брака родителей, хорошие отношения отца к матери, счастливое детство. Уравновешенные супруги были спокойными и в детстве, их .редко наказывали, чаще ласкали, с ними более открыто говорили о вопросах секса.

Концепция дублирования свойств братьев и сестер Toman (1976), в соответствии с которой индивидуум стремится в новых социальных связях реализовать свои отношения к братьям и сестрам. Более устойчивые и удачные браки наблюдаются в тех случаях, когда отношения между партнерами строятся именно по такому принципу, естественно, с учетом половой принадлежности. В этом смысле супружеские отношения могут быть полностью комплементарными (муж имел младшую сестру, а жена — старшего брата) или частично комплементарными (оба имели старших братьев или сестер, из которых по меньшей мере один тождествен кому-либо из супругов). При некомплементарных браках отмечается связь с порядком ребенка в родительской семье (например, оба партнера были самыми старшими среди детей) либо с полом (один партнер или оба имели только братьев или только сестер, помимо братьев или сестер одного пола). Особое место занимают дети, не имевшие ни брата, ни сестры; у них в семье была только одна модель — родительский брак.

На основании такого рода данных можно графически, в виде семейной карты, представить факторы, влияющие на брак (рис. 3).

В средней части рисунка треугольником обозначен муж, справа от него кружком—жена, числа внутри — их возраст. Соединительная линия между ними показывает характер супружеских отношений в настоящее время. Ниже с помощью аналогичных геометрических символов изображены их дети, а соединительные линии характеризуют тип связей. В верхней части рисунка над каждым супругом обозначены их родители и характер связи между ними, причем стрелка, указывающая вверх, соответствует доминантности, а стрелка, указывающая вниз,—подчиненности. Под символами, обозначающими родителей, показаны их дети, положение каждого из супругов между ними отмечено темным треугольником или кружком. Над символами супругов указан порядковый номер брака каждого из них, а числа рядом — степень эмоциональной зависимости от партнера (в соответствии со шкалой Plzak, которая будет рассмотрена ниже).

 

 

На рис. 3 показан пример семейной карты: 29-летний муж и 25-летняя жена, оба в первом браке. Супруги имеют 2 детей, к которым относятся в целом положительно, хотя муж более холоден к девочке. Однако их брак является конфликтным. В семье родителей мужа доминирующее положение занимала мать; с его отцом, своим первым мужем, мать не ладила, имела конфликты на почве главенства в семье Ее второй муж по натуре покорный.

У мужа есть сестры (старшая и младшая). В семье жены доминирующее положение занимала мать, сама же она была старшей среди детей.

Схема дает определенную информацию о возможности возникновения проблем в семье; ею можно руководствоваться при выборе направления терапевтических воздействий. Роль мужа недостаточно определилась в детстве. Предполагается, что он симпатизировал своему отцу, который оспаривал у матери главенствующее положение в семье. Однако в этой борьбе отец проиграл и вынужден был разойтись с матерью. Возможно, пациенту не нравилась слабохарактерность отчима, подчинившегося матери. Мать он всегда воспринимал как женщину решительную, занимавшую доминирующее положение в семье. В родственной констелляции он имел старшую сестру, что соответствует той же «программе», но у него была и младшая сестра, над которой он мог «брать верх».

Роль жены, которая происходит из матриархальной семьи, где к тому же она была старшим ребенком, достаточно хорошо определилась в детстве, и ее трудно изменить. Поэтому согласие между супругами может быть достигнуто в том случае, если муж займет подчиненное положение по отношению к жене (т. е. то, что он видел в семье своей матери) и без протеста будет принимать распоряжения своей властолюбивой жены. Если же он попытается руководить и командовать, в семье неизбежно возникнут конфликты.

 

Приведенные выше рассуждения могут создать впечатление, что брак бывает конфликтным (с точки зрения доминирования) только тогда, когда оба супруга претендуют на главенствующую роль в семье, или спокойным, благодатным, кооперативно-асимметричным (патриархального или матриархального типа) только в том случае, если один из супругов охотно берет на себя руководство, а другой столь же охотно подчиняется. Однако это не совсем так. В настоящее время преимущественной моделью является кооперативно-симметричный брак. В таком браке супруги взаимодействуют на основе равноправия, возникающие разногласия и проблемы решаются на уровне взаимных соглашений, путем компромиссов. Равновесие может быть достигнуто и путем четкого разделения сфер влияния. Дети, происходящие из таких семей, могут иметь тенденцию к использованию подобной модели отношений в своем браке. По-видимому, на формирование этой модели влияют не только примеры родительских отношений, но и преобладающее общественное положение супругов.

 

Профили брака

 

При описании теории динамической супружеской терапии уже упоминалось о семи профилях поведения в браке. К комбинациям, которые могут повлечь за собой возникновение проблем в супружеской жизни, относятся следующие: когда оба партнера принадлежат к «родительскому» или «детскому» типу; один партнер «родительского» или «детского» типа, другой — независимого типа; один партнер романтического типа, другой — равноправного, рационального, независимого или «детского» типа. Брак партнеров романтического типа представляет собой напряженный и недостаточно стабильный союз, поскольку романтические отношения с течением времени постепенно тускнеют и оба партнера могут начать искать их в других связях, вне брака.

Martin, Berman, Lief обращают внимание на наличие патологических элементов в следующих комбинациях: а) жена принадлежит к романтически-истерическому типу и страдает от недостатка внимания и ласки, а муж холоден, имеет психастенический склад характера; б) муж ищет в жене мать, которая постоянно заботилась бы о нем; в) оба партнера зависимого типа; г) оба партнера (или один из них) с паранойяльной психикой.

Браки, в которых у одного из партнеров (чаще всего у жены) наблюдается выраженное истерическое поведение, обозначаются некоторыми авторами как истерические браки. Партнеров истерических женщин можно, согласно Planava, подразделить на истерифильных и истериформных.

 

Истерифильный муж — это такой тип партнера, который привлекает истерических женщин; в дальнейшем он сам останавливает свой выбор на одной из них. Обычно это спокойный, хорошо приспосабливающийся, молчаливый и не слишком эмоциональный человек. PIzak обозначает этот тип как СПВ — слабый, приличный и верный. Истеричка, как правило, уже пережившая мимолетную драматическую любовь с привлекательным и динамичным мужчиной, ищет уравновешенного и надежного человека. Его же привлекает в ней живость, эмоциональность, возможность обогатить, сделать ярче свою тусклую жизнь. После того как исчезает идеализация партнера, естественно, наступает глубокое взаимное разочарование. Муж перестает импонировать жене, она чувствует себя непонятой, эмоционально неудовлетворенной, в результате чего она старается спровоцировать скандал или нападает. Повышенная эмоциональность, драматизирование и столь нерасчетливое поведение жены утомляют мужа.

Истериформный муж ведет себя так, что вызывает и поддерживает истерию жены, которая исходно могла и не иметь выраженных истерических черт. У мужа отмечается склонность к мудрствованию в ситуациях, требующих решительных действий, обычно он остается равнодушным к попыткам жены вовлечь его в совместную деятельность, настроен иронично или враждебно, пока агрессивное или истерическое поведение жены не вынуждает его к кооперативному поведению. Такой муж может иметь также черты педанта и шизоидные наслоения с выраженной чувственной холодностью. В некоторых ситуациях он напоминает истерифильного мужа. Однако важно то, что жена может рассчитывать на исполнение своих желаний или требований и добиться от мужа сотрудничества только в том случае, если устроит ему истерику. Таким образом, подобное поведение подкрепляется и фиксируется.

 

Хорошо известна классификация брака на симметричный, комплементарный и метакомплементарный, предложенная Haley. В симметричном браке оба супруга имеют равные права, никто из них не подчинен другому. Проблемы решаются путем соглашения, обмена (то-то и то-то) или путем компромисса. В комплементарном браке один распоряжается, дает приказания, другой подчиняется, ожидает совета или инструкции. В метакомплементарном браке ведущего положения достигает партнер, который реализует собственные цели путем подчеркивания своей слабости, неопытности, неумелости и бессилия, манипулируя таким образом своим партнером.

Классификация, предложенная Satir, включает типичные модели коммуникативного отношения к нарушению верности. К их типичным представителям относятся следующие: а) обвинитель, которого в символике автора можно представить как «статую с указующим перстом»; б) примиренец («статуя грешника с опущенной головой»); в) холодный рационалист или горячий «арифмометр» («выпрямленная фигура с поднятой головой»); г) нарушитель и «отвлекатель», который игнорирует вечные темы и проблемы и всегда заводит пустой разговор только о текущих событиях, о сиюминутном, часто в забавной или даже в смешной, клоунской форме.

Wile приводит 3 типа партнерских связей, которые он отчетливо выделяет, используя критерии оценки реакции на конфликты (см. ниже).

1. Взаимное уклонение. Оба партнера уклоняются от активного обсуждения, отмалчиваются, отворачиваются, чувствуют несправедливость, но не высказывают друг другу своего беспокойства и обидьь

2. Взаимное обвинение. Партнеры открыто проявляют свое раздражение, беспокойство, неудовлетворенность, подчеркивая свои требования, что нередко ведет к деструктивным ссорам.

3.Требование и уклонение. Один из партнеров активно реагирует на обстоятельства и стремится сблизиться с другим, выдвигает требования, аргументируя их, или предъявляет жалобы, другой — отстраняется, отмалчивается, уклоняется от сближения. Преследование, натиск и уклонение взаимно потенцируются: чем больше один уклоняется, тем сильнее другой стремится к нему приблизиться и наоборот.

 

Т. М. Мишина также выделяет 3 типа нарушений супружеских отношений, из которых первые два почти идентичны предложенным Wile:

1) изоляция — партнеры испытывают эмоциональную отчужденность;

2) соперничество —доходит до открытых пререканий и споров;

3) псевдокооперация — один из партнеров, например, выражает согласие с чем-либо, хотя внутренне не согласен (это выглядит сотрудничеством и соглашением).

 

PIzak ввел в практику понятие «эмоциональной зависимости партнеров от брака». Для каждого партнера она оценивается по пятибалльной шкале. В зависимости от величины различий между партнерами брак может быть оценен как асимметричный или симметричный, а при учете степени зависимости — как благоприятный, обреченный на провал или бедственный. Зависимость для каждого партнера определяется теми последствиями, которые повлечет за собой развод, учитываются не только сексуальная и экономическая стороны, но и возможность нахождения другого, более подходящего партнера. Одним из существенных элементов в формировании такой зависимости в соответствии с концепцией автора является привлекательность партнера. У женщины —это красота, очарование, типично женское поведение, томность, нежность, у мужчины—ум, обаяние, остроумие, общительность, мужественность, общественное признание и лишь отчасти красота. При оценке 3 балла зависимость считается значительной. Проблемы возникают в том случае, если у одного или обоих партнеров зависимость излишне высока — 4 или 5 баллов. Если чрезмерная зависимость наблюдается только у одного партнера, то в соответствии с предлагаемой классификацией брак относят к категории «обреченного на провал», а при двусторонней зависимости — к категории «бедственного».

Излишне зависимый партнер, как правило, стремится получить от другого доказательства любви, вызвать ревность, провоцирует споры и ссоры, втягивает в конфликт детей. Нередко он страдает невротическими нарушениями, припадками, часто плачет, угрожает самоубийством и становится для своего менее зависимого партнера все более отталкивающим, наконец, вызывает у него желание уйти из семьи. Излишне зависимого партнера следует на какое-то время изолировать от семьи и лечить отдельно. Ему запрещаются разговоры о семье и любые действия, в которых проявляется его высокая зависимость от брака. Согласно данным PIzak высокая эмоциональная зависимость может со временем исчезнуть, например при полном исчерпании эмоциональных ресурсов, или в том случае, если его партнер утратит для него свою ценность, какую-то часть своих достоинств. Однако асимметричный, обреченный на провал брак можно путем правильной и своевременной коррекции обратить в симметричный. Зависимому партнеру полезно узнать преимущества независимого состояния и сделать все, что в его силах, чтобы независимый партнер не ушел из семьи. Мы сформулировали бы данную тактику следующим образом: излишне зависимый партнер должен признать фактически свою зависимость и действовать в соответствии с этим. Он должен сделать желательным для своего независимого партнера продолжение брака с помощью различных положительных подкреплений. Наш опыт показывает, что систематическая групповая психотерапия в большинстве случаев может снизить такую зависимость, главным образом путем поддержания у пациента чувства собственного достоинства и подкрепления своей значимости в различных сферах деятельности вне семьи.

 

Эмоциональную независимость и зависимость от брака в том смысле, которой придает им PIzak, следует отличать от доминирования и подчиненности или независимости и зависимости как свойств личности, которые выявляются с помощью теста Лири. Понятия сходны, но их сущность совершенно различна. Доминантная, авторитарная и обычно независимая личность может одинаково хорошо жить в состоянии полной независимости и быть глубоко зависимой от конкретной эмоциональной связи. В браке, сохраняющем его эмоциональную независимость, такой индивидуум будет разумно руководить партнером, заботиться о нем или энергично отказываться от неприемлемого. В браке, от которого он зависим, он будет использовать силу с целью принудить партнера к проявлению желаемой им зависимости и верности. Аналогично этому, подчиненная, поддающаяся влиянию и обычно зависимая личность в браке, от которого она эмоционально независима, может охотно подчиняться, выполнять предъявляемые требования и отказаться от какого бы то ни было руководства, но в браке, от которого она зависима, будет совершенно иная картина — просьбы, слезы, требования или угроза самоубийства с целью удержать партнера.

 

Выше были приведены полезные сведения о детерминантах и типах супружеских отношений, позволяющие нам глубже понять сущность брака и увидеть его с разных сторон. На основании анализа отношений в рамках супружеской терапии мы подводим супругов к ответу на следующие вопросы.

1. На чем основан их брак? Каковы их взаимные ожидания, модели и стереотипы, взятые из прошлого опыта, и каким является в настоящее время профиль их брака?

2. Что и как можно изменить в их браке, ожиданиях, требованиях, в договоренности? К чему и как нужно приспособиться?

 

2.5. Любовь

 

В современных работах о проблемах супружеских отношений и супружеской терапии мы почти не встречаемся с понятием «любовь». То, что оно обозначает в художественной литературе (табл. 1, 2 и 3), иногда фигурирует под другими названиями.

 

Таблица 1. Любовь в мировой поэзии

 

Любовь к тебе — то ты сама,

И рай, и ад, и день, и ночь,

Огонь и пепла легкий дым,

Угаснет, унесется прочь.

Любовь к тебе — оленя бег,

Вода, текущая с перстов,

Ты—озеро, но жажду мне не утолить,

Умру от жажды у воды, у озера без берегов.

Моя любовь к тебе — родник,

Струя, кипящая со дна,

Как белка, что в лесу играет,

В прыжок смертельный вплетена.

Сгореть и вновь спасенным быть,

Терять тебя, едва найдя,

Заснуть бояться, чтоб во сне

Не быть мгновенье без тебя.

Сраженным быть одним лишь словом,

Случайно сказанным тобой,

Сто раз испытывать сомненья,

Что значит жест непроизвольный твой.

Мое страданье постоянно,

Я так хочу тебя любить,

Не может сердце успокоиться,

Трепещет вновь, мне не забыть.

Любовь—вселенная без края,

Ничем ее не охватить,

Где меру взять ее измерить,

Отмерить — значит не любить.

Нет, не имею права на разлуку,

Чтоб по разлуке затужить,

Ведь я твой трон, я жезл в руку,

Любовь к тебе всегда со мною будет жить.

(Луи Арагон)

 

Таблица 2. Любовь в современной чешской поэзии

 

Чем для тебя является любовь?

Вечерний фейерверк и праздник,

Шумливой карусели бег,

Полет и головы круженье?

Потом любовь, как феникс опаленный,

Падет на потускневший мир,

Твой мир, который для тебя столь близок.

А для меня любовь—убежище от бурь,

Плащ от дождя и непогоды,

Хранящий таинства природы.

А для меня любовь, как хлеб и соль,

Бокал с водою ключевою,

В который щедрою рукою ты бросила

Кристалл желанья,

Напиток, что меня чудесно

Пред буднями хранит.

(Ярмила Урбанова, «Любовь через 10 лет»)

 

Таблица 3. Любовь в прозаических произведениях

 

Наблюдал за ней в магазине. Она стояла перед зеркалом, маленькая, сильная, некрасивая. Новое пальто спускалось ей до лодыжек, из рукавов торчали только кончики пальцев. Она выглядела неуверенной и очень ранимой.

«Тебе идет», — повторил уже несколько раз старичок, обходя ее кругом. Он осторожно поправил складку, снял невидимую пушинку с плеча. «Немного его подшить, — советовал он, — и будет очень хорошо...».

Зеркало привлекло высокую интересную блондинку. Она прикидывала на себя костюмы различных цветов, крутилась и наклонялась в разные стороны из-за спин тех двоих.

«Ox, — прошипела сквозь зубы продавщица, нетерпеливо поднимая глаза к потолку, пока эти двое еще стояли у зеркала.

«Я так не могу, я такая маленькая», — произнесла виновато старушка и повернула раскрасневшееся личико к продавщице, потом посмотрела на мужа. Она хотела быть в его глазах немного получше. Старичок отдал завернуть старое пальто. «Холодно», — заметил он, расплачиваясь.

Я совершенно забыл, зачем пришел в магазин. Пошел за ними, влекомый какой-то неясной силой. Старичок, держа жену за кончики пальцев, высовывавшиеся из длинного рукава, вел ее по улице. Я шел за ними довольно долго, незаметно, но упорно, не говоря ни слова.

(Езеф Зеленка, «Любовь»)

 

В исследовании Fanta показано, что наиболее часто встречающимся у пациентов семейных консультаций фактором семейных неурядиц является «чувственный разлад супругов», позднее сформулированный как «чувственное отчуждение», что в какой-то мере соответствует утрате взаимной любви. Prokopec, Dytrych, Schuller рекомендуют различать среди факторов, способствующих разводу, такие как «нарушение связей в эмоциональной сфере» и «различия во взаимных проявлениях нежности и чувств», которые наблюдались в выборке 1000 разводящихся пар в 1977-1978 гг. у 46\% мужей и 56\% жен.

 

Потребность в постоянных доказательствах любви сохраняется ужен практически на протяжении всей семейной жизни. Жена жаждет проявлений чувств и нежности, нуждается в постоянном проявлении внимания и интереса к ней, что может восприниматься мужем как сущие пустяки (цветы, приглашение в театр, помощь по дому, забота о детях). Мужчинам следует знать об этом, поскольку они часто ограничиваются чисто материальными заботами, забывая о духовных ценностях, что делает их жен не вполне счастливыми.

 

Между тем Ж. Прокопец и соавт. рекомендуют мужьям, как это видно из приведенного выше отрывка, исполнять пожелания жен. Другие авторы считают подобные духовные запросы в длительном браке «неадаптивными требованиями», рудиментами романтической фазы супружества и рекомендуют избавиться от них как от проявлений начальной фазы разрыва и эмоционального закабаления партнера. PIzak предупреждает, что супружеская терапия должна быть направлена на улучшение эмоциональных связей партнеров. По-видимому, это вряд ли возможно. Действительной целью помощи может быть убеждение партнера в том, что уровень и интенсивность эмоциональных переживаний не являются факторами, влияющими на развод. Требования проявлений чувств, спонтанных по своей сути, чреваты определенным риском возникновения отвращения.

PaVek говорит о «глубине чувственной связи» как об одном из столпов брака, однако в настоящее время это понятие требует дополнительного обсуждения и уточнения.

Некоторые психологи попытались более точно сформулировать понятие «любовь», разработать классификацию и научный подход к исследованию этого явления.

Любовь—действительно исключительно важное положительное чувство. Rubin говорит о любви как об «определенном отношении одного индивидуума к другому, которое включает в себя и .мысли, и поступки». Характеристики этого отношения входят в разработанный автором тест; каждая характеристика оценивается по девятибалльной шкале. Тест предусматривает три основных аспекта любви: потребность в принятии любви и зависимость; склонность к оказанию помощи, проявление заботы; ориентация на исключительность и поглощенность чувством.

 

Потребность в принятии любви и зависимость иллюстрируют, например, такие заявления партнеров: «Если бы я никогда уже не мог быть вместе с X, я чувствовал бы себя ужасно», «Мне было бы очень тяжело без Y».

Желание помочь: «Если бы Х чувствовал себя плохо, то моим первым желанием было бы помочь ему вернуть хорошее настроение», «Я сделал бы все для Y».

Исключительность и поглощенность: «Я отношусь к X, как к самому себе», «Чувствую, что могу доверить Y все».

 

Maslow различает любовь, отражающую альтруистическое отношение к партнеру, заключающееся в бескорыстной помощи ему, радости его успехам, и любовь, при которой в первую очередь речь идет об удовлетворении собственных потребностей.

Fromm рассматривает любовь как умение, чувство и волевой акт: «любви надо учиться, постепенно овладевать ее теорией и практикой». Зрелая любовь является одной из наиболее важных человеческих эмоций, означая единение при индивидуальных поступках. Любовь — это активная сила, характеризующаяся заботой о другом человеке, открытостью, уважением и пониманием любимого человека. «Эротическая любовь, для того чтобы быть действительно любовью, должна основываться на следующей предпосылке: надо любить, исходя из своей сущности, и переживать, исходя из сущности другого». Любовь прежде всего должна быть волевым актом. Любовь — не только чувство, это и решение, и суд, и обет.

Как отмечается в разных исследованиях, упоминаемых Shope, признаками любви служат восхищение достоинствами партнера и пренебрежение его ошибками и недостатками, естественное единство в дарении и отдаче, желание дать любимому существу больше, чем другим, взаимная эмоциональная зависимость, стремление к духовной и телесной близости, открытости, сильное желание слиться с любимым существом в единое целое, терпимость по отношению друг к другу, нежность, терпеливость, ласковость и всепрощение.

Согласно Liberman и соавт, которые рассматривали любовь с точки зрения бихевиористического подхода, любовь складывается из обмена приятными для человека словами и действиями, обмена, продолжающегося достаточно длительный период времени. Супружество может быть успешным, если оба партнера принимают решения, способствующие тому, что каждый из них чувствует себя любимым и ценимым.

То, что мы находим о любви в специальной литературе по супружеской терапии, не может не беспокоить. Тем не менее подтверждается, что супруги могут с полным правом спрашивать про любовь и вопрос: «Ты ее любишь?» или «Ты его любишь?» нельзя рассматривать как проявление наивности врача. Врачу, несмотря на то что он работает в области конфликта и нарушения взаимодействия и взаимоотношений партнеров, следует обращать внимание на наличие любви у своих пациентов (не наступил ли момент, когда любовь ушла из семьи, ушла ли она действительно, не скрыта ли она в мелочах повседневной жизни) и поддержать ее, если она еще сохранилась, пусть даже в скрытом виде. Для того чтобы здесь не возникало каких-либо недоразумений, необходимо различать следующее (см. ниже).

1. Влюбленность, которая переживается очень интенсивно, но обычно проходит в фазе брака. Необходимо активно ее поддерживать (насколько это возможно), хотя она и пройдет впоследствии, что вполне закономерно.

2. Любовь в относительно продолжительном браке, которая приносит другому добро, дает радость, связанную с благополучием и успехами партнера, а также обеспечивает удовлетворение собственных потребностей в понимании и безопасности.

3. Внешние проявления любви — слова, прикосновения, ласка, внимание и другие действия и поступки, которые крайне желательны, если один партнер хочет принести радость другому, укрепить его чувство удовлетворения.

4. Вынужденные проявления любви в принципе малоцелесообразны и представляют собой «вымученные доказательства любви», проявления того, что должно быть самопроизвольным. Это напоминает некую игру с двойным дном («хочу, чтобы ты прямо говорил мне о любви, но не потому, что этого хочу я, а потому, что этого хочешь ты»), которую следует прекратить.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 | 76 | 77 | 78 | 79 | 80 | 81 | 82 | 83 | 84 | 85 | 86 | 87 | 88 | 89 | 90 | 91 | 92 | 93 | 94 | 95 | 96 | 97 | 98 | 99 | 100 | 101 | 102 | 103 | 104 | 105 | 106 | 107 | 108 | 109 | 110 | 111 | 112 | 113 | 114 | 115 | 116 | 117 | 118 | 119 | 120 | 121 | 122 | 123 | 124 | 125 | 126 | 127 | 128 | 129 | 130 | 131 | 132 | 133 | 134 | 135 | 136 | 137 | 138 | 139 | 140 | 141 | 142 | 143 | 144 | 145 | 146 | 147 | 148 | 149 | 150 | 151 | 152 | 153 | 154 | 155 | 156 | 157 | 158 | 159 | 160 | 161 | 162 | 163 | 164 | 165 | 166 | 167 | 168 | 169 | 170 | 171 | 172 | 173 | 174 | 175 | 176 | 177 | 178 | 179 | 180 |