Имя материала: Психология семьи

Автор: Д. Я. Райгородский

Факторы риска. вызывающие расторжение брака1

 

В настоящее время во многих странах, в том числе и в некоторых регионах Советского Союза, нестабильность брака стала существенной социальной проблемой. К таким регионам относятся также республики Советской Прибалтики. Например, в Эстонской ССР уже в течение нескольких лет число разводов ежегодно составляет приблизительно 40\% от числа заключенных в том же году браков.

В макроскопическом плане причины этого явления известны. Это научно-техническая революция и связанная с ней эмансипация женщин, экономическая самостоятельность практически всех взрослых людей, интенсивная миграция населения. Хорошо известно, что в настоящее время исчезла большая часть прежних экономических, религиозных и других факторов, обеспечивающих устойчивость брака и семьи. Однако в микросоциологическом плане механизм развития семьи (как в положительном направлении, так и постепенное ее разрушение) мало изучен. Целью настоящей статьи является выяснение некоторых обстоятельств, связанных с распадом семьи.

Одной из основных целей группы исследования семьи Тартуского государственного университета является изучение условий, гарантирующих нормальное функционирование семьи, а также выяснение обстоятельств, вызывающих ее разрушение. В Эстонской ССР проведены три выборочных исследования, репрезентативных для республики.

В 1972 г. опрашивались вступающие в брак в 7 бюро ЗАГС разных районов и городов Эстонии. Каждая анкета включала 150 вопросов (350 признаков) о социально-демографических характеристиках, оценках родительского дома, характере своем и будущего супруга, ценностной ориентации, ролевых ожиданиях и т. д. В итоге было получено 1150 корректно выполненных анкет (575 пар), которые затем обрабатывались на ЭВМ. Опубликованные результаты этого исследования являются эмпирической основой настоящей статьи.

В 1975 г. в тех же бюро ЗАГС и в соответствующих народных судах опрашивались разводящиеся. Анкеты для них содержали в основном те же вопросы, которые были в анкете для вступающих в брак, плюс экономико-социальные характеристики бывшей семьи, взаимные оценки и самооценки динамики поведения и изменения личности супругов, мотивации развода (всего 250 вопросов, или 700 признаков). Объем обрабатываемого материала — 950 анкет, из которых 62\% заполнены женщинами и 38\% — мужчинами. Были опрошены 150 бывших супружеских пар. Заметим, что средняя продолжительность совместной жизни составила 8,4 года (медиана 6,1 года). Одна треть всех разводящихся жили уже в течение 1-2 лет раздельно. Подробное исследование их анкет позволяет проверить валидность полученных ответов. Опубликованные результаты этого исследования образуют второй эмпирический источник настоящей статьи.

Сравнение результатов названных опросов позволяет выяснить обстоятельства, влияющие на распад брака. Следует отметить, что существует не одна или несколько доминирующих причин развода. Имеется целое множество факторов, увеличивающих вероятность разрушения брака, — так называемых факторов риска развода. Эти факторы можно условно разделить на три группы.

1. Факторы риска первого типа связаны с личностями, вступающими в брак. Сюда относятся такие характеристики, как их происхождение, влияние родительского дома, некоторые социально-демографические признаки, психологические качества, физическое и умственное здоровье и т. д. Знание всех этих факторов позволяет прогнозировать вероятность успешного брака для каждого человека отдельно.

Значение этих факторов для семейной жизни неоднократно подчеркнуто многими советскими и зарубежными исследователями.

2. Факторы риска второго типа связаны с первичной совместимостью исследуемой пары, условиями знакомства, характеристиками предбрачного периода, мотивацией брака. Заметим, что факторы риска второго типа не являются независимыми от факторов риска первого типа: они могут усилить их действие, а в некоторых случаях даже компенсировать их. Знание факторов риска второго типа позволяет прогнозировать успех брака (и в некоторой степени даже воздействовать на него) для каждой конкретной пары в момент их вступления в брак.

3. Факторы риска третьего типа возникают в течение совместной жизни супружеской пары. Сюда относятся проблемы, связанные с экономической основой и жилищными условиями, а также с несоответствием ролевых ожиданий и их реализации, В основном факторы риска третьего типа определены вторичной несовместимостью, неадекватным поведением супругов, семейными конфликтами, сексуальной дисгармонией, алкоголизмом. Факторы риска третьего типа в некоторой мере зависят от факторов риска первого и второго типов, но далеко не определяются ими, а в значительной мере обусловливаются конкретными условиями жизни рассматриваемой семьи.

Знание факторов риска третьего типа позволяет не только прогнозировать успех совместной жизни на каждом этапе жизни каждой конкретной супружеской пары, но и в некоторой степени ориентировать эту жизнь в социально желаемом направлении (с помощью семейных консультаций).

Факторы риска первого типа. Среди факторов риска первого типа, т. е. обстоятельств, связанных с пригодностью и готовностью к семейной жизни отдельных лиц, наиболее существенным является происхождение из неполной семьи. По нашим данным, 67\% вступающих в брак лиц до 16-летнего возраста воспитывались в полной семье, а среди разводящихся соответствующий процент — 57. Причиной этого, вероятно, является недостаточная подготовленность к семейной жизни и низкая оценка брака у воспитанников неполной семьи. На влияние этого фактора указано многими исследователями.

Сходным и также существенным фактором риска является холодная или враждебная атмосфера в родительском доме. В такой обстановке, по нашим данным, росли 3\% вступавших в брак и 7\% разводившихся.

Интересным является влияние места рождения. В Эстонской ССР, как и во всем мире, разводимость в городах выше, чем в сельской местности. Однако среди разводящихся было больше людей, родившихся в деревне и меньше родившихся в больших городах, чем среди вступающих в брак (из разводящихся родились в деревне 48\% и в больших городах — 34\%;

из вступающих в брак — соответственно 45 и 38\%). Следовательно, миграция из деревни в город, вызывающая ослабление социального контроля над молодым человеком, является существенным фактором риска.

Общеизвестным фактором риска является неподходящий возраст вступления в брак. Пары, в которых хотя бы один из партнеров во время оформления брака был существенно моложе или старше оптимального возраста, сравнительно менее стабильны. Наш материал свидетельствует об особенно существенном влиянии слишком позднего вступления в брак: разводящиеся, которые жили вместе не более 3 лет, вступили в брак в среднем на 2,4 года позже, разводящиеся, которые жили вместе 3—10 лет, — в среднем на 0,6 года позже, и разводящиеся, которые жили вместе более 10 лет, — в среднем на 1,6 года позже, чем в среднем. Причем интересно, что 30\% разводящихся считали неподходящий возраст вступления в брак существенной причиной разрушения брака, но только 5\% полагали, что они были слишком стары, и 25\% — что они вступили в брак слишком молодыми.

Все остальные социально-демографические характеристики, такие как образование супругов и их родителей, социальный статус, количество членов семьи и т. д., имеют примерно одинаковое распределение у вступающих в брак и у разводящихся, поэтому нет оснований считать их факторами риска развода.

Довольно подробно исследовались характеры как вступающих в брак, так и разводящихся. Для этого в анкетах содержался блок измерения личности, созданный Кеттэллом, который состоит из 32 признаков. Каждому признаку соответствовала пара черт личности (например, смелый — трусливый), соединенных 5-балльной шкалой. Вступающие в брак оценивали и самого себя, и своего будущего супруга; разводящиеся давали соответствующие оценки для момента вступления в брак (ретроспективно) и для рассматриваемого момента. Валидность всех оценок проверялась путем факторного анализа.

Вступающие в брак оценили и себя, и своего будущего супруга в основном положительно, притом оценки, данные супругам, несколько выше самооценок. Довольно похожими, но несколько ниже были ретроспективные оценки разводящихся. По самооценкам, разводящиеся в момент вступления в брак были более эгоистичны, менее смелы, общительны и требовательны, чем средние вступающие в брак. Ретроспективные оценки супруга, данные разводящимися, существенно ниже оценок будущего супруга, данных вступающими в брак. Все же интересно заметить, что ретроспективные оценки супруга, данные разводящимися, в общем положительны или нейтральны, только каждый из супругов уже в начале брака считал другого нервным. Кроме того, женщины указали, что их мужья уже тогда были склонны к неустойчивости, непрактичности и легкомыслию.

Таким образом, нет основания полагать, что разводящиеся уже во время вступления в брак имели в некотором смысле «плохой характер», хотя некоторые черты в их характерах (эгоистичность, нервность, неустойчивость) могут в действительности затруднить совместную жизнь и быть факторами риска развода.

Факторы риска второго типа. Если факторы риска первого типа связаны с отдельным человеком, то факторы риска второго типа свойственны паре и связаны с ее первичной совместимостью, обстоятельствами и условиями знакомства и заключения брака.

Первичная (а также и вторичная) совместимость супружеской пары в некоторой мере зависит от соответствия разных социально-демографических признаков супругов. Очевидно, гетерогенность таких показателей может оказаться фактором риска развода.

В ходе нашего исследования выяснилось, что несоответствие возрастов супругов действительно является существенным фактором риска, причем действие этого фактора проявляется в течение довольно длительного времени. Так, коэффициент корреляции возрастов между вступающими в брак был 0,71, а для разводящихся, живших вместе до 3 лет, от 3 до 10 лет и более 10 лет, соответствующий коэффициент равнялся 0,73, 0,46 и 0,41.

При исследовании мест знакомства нам не удалось найти существенных различий между вступающими в брак и разводящимися: только (вопреки ожиданиям) у разводящихся место жительства в среднем встречалось чаще (соответственно 20 и 11\%), а кафе или ресторан — реже (соответственно 21 и 26\%), чем у вступающих в брак.

Длительность периода знакомства существенно связывается со стабильностью брака: в течение слишком короткого периода знакомства будущие супруги не имеют возможности достаточно узнать друг друга, приспособиться друг к другу, выработать общие представления о семейной жизни. Поэтому слишком короткий период знакомства является существенным фактором риска. Слишком же длительный период знакомства связывается со снижением эмоциональности в браке.

По нашим данным, средний период знакомства у разводящихся длился 1 год. Среди них 40\% отметили слишком короткий период знакомства; такие люди знали друг друга перед браком в среднем полгода (12\% — даже менее 3 месяцев). Зато 7\% из разводящихся указали на слишком длительный период знакомства (в среднем 3 года).

Остальные разводящиеся считали нормальной длительность периода знакомства в среднем 1,5 года, так же как в среднем и вступающие в брак.

Степень взаимного приспособления зависит не только от длительности предбрачного периода, но и от тесноты контактов в течение этого периода. Заметим, что среди разводящихся были 28\% людей, которые встречались перед браком только раз в неделю или реже; среди вступающих в брак таких было 20\%. Теснота контактов в предбрачный период существенно влияет на знание характера будущего супруга. На вопрос, знали ли они в момент заключения брака раздражающие черты характера своего будущего супруга, опрашиваемые дали следующие ответы (доминирующий вариант): встречавшиеся реже 1 раза в неделю — не знали; встречавшиеся 1 раз в неделю — знали частично; встречавшиеся чаще — знали.

Весьма важным для подготовки к браку является общий характер отношений в предбрачный период; для нормальных отношений в браке предполагаются теплые и сердечные взаимные отношения будущих супругов в предбрачный период; так было у 97\% вступающих в брак, но у разводящихся соответствующий процент составлял только 80. Значит, примерно у 5\% разводящихся даже первичная совместимость оказалась недостаточной. Подобная картина выявилась и при отношениях доминирования-подчиненности: если из вступающих в брак 72\% пар в предбрачный период всегда учитывали желания друг друга, то среди разводящихся таких пар было только 42\%. Заметим, что указанные признаки тесно коррелированны: при очень теплых взаимных отношениях часто стараются выполнять желания партнера, а при прохладных отношениях — скорее собственные.

В комплект предбрачных отношений входят и сексуальные отношения. Хорошо известно, что в последнее время установки относительно предбрачных сексуальных отношений стали более толерантными, причем различий в этом вопросе между вступающими в брак и разводящимися практически не было. Для мужчин считали предбрачные сексуальные отношения допустимыми 70\% отвечающих, для женщин — 60\%. Так же в обоих массивах были практически одинаковы проценты людей, имеющих предбрачный сексуальный опыт: примерно 80\% мужчин и 75\% женщин.

Таким образом, ни предбрачные сексуальные отношения, ни отказ от них не являются в современных условиях фактором риска развода. В связи с этим следует отметить, что и ожидаемый ребенок, являющийся причиной так называемого «принудительного брака», по нашим данным, не является фактором риска развода, скорее наоборот: если из вступающих в брак 41\% считали ожидаемого ребенка важным мотивом вступления в брак, то из разводящихся на такой мотив указывали только 26\%.

О более прохладных отношениях разводящихся во время вступления в брак говорит и анализ мотивации брака. Если вступающие в брак указали любовь, дружбу и заботу как важные мотивы брака соответственно в 95, 93 и 87\% случаев, то у разводящихся эти мотивы встретились в 60, 51 и 43\% случаев. Следует отметить, что у разводящихся практически все мотивы (как экономические, так и этические, в том числе и сочувствие или данное когда-то обещание) встречались значительно реже, чем у вступающих в брак. Заметим, что браки разводящихся были в меньшей степени одобрены и родителями невесты и жениха: если вообще из всех браков одобряется родителями примерно 82\%, то у разводящихся этот процент составил только 37. Для выявления причины этого явления требуется дополнительное исследование: являются ли эти браки вообще менее мотивированными или здесь проявляется субъективность оценок.

Факторы риска третьего типа возникают в течение совместной жизни супружеской пары. Они связаны со вторичной несовместимостью, в основе которой лежат различия в ценностных ориентациях, несоответствие представлений о супружеских ролях действительности. Некоторую общую информацию о действии этих факторов можно получить путем сравнения брачных ценностей, указанных вступающими в брак, с отсутствием этих ценностей как мотивов развода, объявленных разводящимися (табл. 1), где приведено «ранжирование» этих признаков в порядке снижения их значимости. Заметим, что мотивы развода довольно тесно связываются с брачными ценностями: коэффициент ранговой корреляции между мотивами и ценностями равняется для мужчин 0,82 и для женщин — 0,62.

Рассмотрим теперь отдельно обстоятельства, связанные с факторами риска третьего типа.

Некоторой основой супружеской совместимости является и экономический базис, на котором создается семья. Следует отметить, что в очень неблагоприятных условиях (например, когда у молодой семьи нет даже отдельной комнаты и они должны жить раздельно) семья как микрогруппа не может развиваться, и такие условия являются очень серьезным фактором риска. Существование такого фактора риска подтверждается и нашими исследованиями: только 38\% из разводящихся имели после брака собственную квартиру, 6\% жили в уголке общей комнаты и примерно в 10\% случаев партнеры жили раздельно. Доля тех, кто в начале супружества жили вместе с родителями, среди разводящихся была заметно больше, чем среди вступающих в брак (соответственно 49 и 32\%). Более чем половина (57\%) разводящихся имели после брака жилплощадь менее 6 м2 на 1 члена семьи. Среди вступающих в брак такие люди составляли только 31\%.

Таблица 1

 

Брачные ценности и мотивы развода,

связанные с недостатком соответствующих ценностей

(в порядке снижения их значимости)

 

 

 

Брачная ценность

 

 

 

Место, отводимое

брачным ценностям

вступающими

в брак

 

Место, отводимое

недостатку

соответствующих

ценностей у

супруга(и)

разводящимися

Мужчинами

Женщинами

Мужчинами

Женщинами

Любовь

Нежность

5

4

5

4

3

2

5

4

Взаимное уважение

1

1

5

6

Взаимное доверие

3

3

1

2

Верность супруга(и)

Вежливость

2

7

2

6

4

10

3

9

Совместное проведение свободного времени

 

6

 

7

 

7

 

7

Единство увлечений, интересов

15

15

11

11

Уважение к привычкам супруга (и)

12

14

9

10

Сексуальная гармония

11

10

6

8

Трезвость супруга (и)

13

13

8

1

Тактичность супруга(и)

Забота о внешности супруга (и) Общность идейно-политических взглядов

Общность взглядов на литературу, музыку, искусство

Отношения с родителями супруга (и) Материальная зажиточность

10

9

 

16

 

17

14

18

12

9

 

16

 

17

11

18

13

14

 

18

 

15

17

16

12

14

 

15

 

17

18

13

Отдельная удовлетворительная квартира

 

8

 

8

 

12

 

16

 

Так как жилищные условия в течение совместной жизни улучшаются (к концу брака уже примерно 60\% разводящихся живут в отдельной квартире), то мотив «плохие жилищные условия» встречается сравнительно редко (у 15\% разводящихся). Однако надо учитывать, что и плохие отношения с родителями супруга, указанные 10\% разводящихся, очень часто связаны с жилищными условиями: молодая семья вынуждена жить вместе с родителями. Что касается материальной поддержки, оказываемой молодой паре со стороны родителей, то здесь существенного различия нет: такую поддержку вступающие в брак получали в 28\% случаев, разводящиеся — в 24\% случаев.

Очень важным фактором риска является употребление алкоголя. Примерно в половине всех заявлений о разводе, представленных женщинами, злоупотребление алкоголем является или основным, или сопровождающим мотивом развода. Понятно, что оценки здесь весьма субъективны: если разводящиеся мужчины сами указали, что 20\% из них употребляют алкоголь часто и 45\% — умеренно, то разводящиеся женщины нашли, что среди их мужей 64\% употребляют алкогольные напитки часто и 20\% —умеренно. Хотя рост потребления алкоголя в течение неудачного брака очень значительный (например, в начале брака, по ретроспективным самооценкам, часто пили 8\% мужчин, по оценкам женщин — 18\%), все же надо полагать, что разводящиеся уже во время вступления в брак употребляли алкоголь больше, чем женихи в среднем (по самооценкам, только 2\% из них пили часто). Очевидно, привычка к употреблению алкоголя связана с соответствующей традицией в родительском доме; по данным разводящихся женщин, 40\% отцов их супругов пили часто, по данным же мужчин, такая ситуация имела место лишь в 13\% случаев. Следует отметить, что женщины были более критичны и относительно своего отца: по их мнению, он пил часто в 26\% случаев.

Заметим, что, по нашим данным, женщины являются весьма чувствительными к привычке потребления алкоголя у своих мужей: из разводящихся женщин 68\% утверждали, что им мешает или очень мешает пьянство мужа (хотя часть из их мужей, по высказываниям тех же женщин, пили умеренно). Эта чувствительность является результатом неудачной семейной жизни: до брака молодые женщины сравнительно низко оценивают трезвость супруга как супружескую ценность (13-е место), в то время как среди мотивов развода злоупотребление алкоголем стоит на первом месте (см. табл. 1).

Очень серьезный фактор риска развода — несправедливое распределение домашних работ: 35\% женщин и 17\% мужчин считали его важным мотивом развода, более половины разводящихся отметили, что бремя домашних работ было для них слишком тяжелым. Хотя оценки, данные обоими супругами фактическому распределению домашних обязанностей, в некоторой мере противоречивы, из них вытекает, что у женщин домашняя работа занимает в 2 раза больше времени, чем у мужчин.

Распределение домашних обязанностей весьма тесно связано с проведением свободного времени. В течение супружества объем свободного времени у супругов, особенно у женщин, значительно уменьшается. Но и имеющуюся часть свободного времени супруги, как правило, проводят раздельно. Одной из причин этого является различие интересов и увлечений.

Единство интересов и увлечений является такой брачной ценностью, значение которой в начале супружества недооценивается. После неудачной совместной жизни это несоответствие становится уже довольно значимым фактором риска развода.

Интересы и увлечения были нами довольно подробно изучены (с помощью самооценок и взаимных оценок) у обоих рассматриваемых контингентов, причем разводящиеся дали и ретроспективные оценки, относящиеся к начальному периоду брака.

Результаты показывают, что в начале брака все люди оценивают свои интересы довольно близкими к интересам своего супруга (средний коэффициент корреляции — примерно 0,35), в то же время, по самооценкам, этот коэффициент равняется только 0,10. Самыми распространенными общими увлечениями для молодых супружеских пар являются такие, как танцы, кино, театр, легкая музыка, увлечение модой, посещение домашних вечеров. Довольно много времени занимает и чтение художественной литературы. Только часть вступающих в брак интенсивно занимаются спортом, садоводством или научной работой.

Следует отметить, что ретроспективные оценки разводящихся не переоценили общих интересов супругов и были в этом смысле более согласованными (коэффициент корреляции — 0,40). Оценки, характеризующие конец супружества, свидетельствуют о том, что бывшие супруги проводят свободное время в основном раздельно, даже при условии, что они имеют некоторые общие интересы. Общими остались только некоторые, сравнительно второстепенные по частоте представления, интересы, например спорт, серьезная музыка, научная работа.

В течение супружества значительно изменяется структура проведения свободного времени. Время, проведенное в театре и кино, на концерте и вечерах отдыха, посвященное спорту или чтению художественной литературы, существенно сокращается. Увеличивается время, проведенное дома и в саду, а также время, посвященное общественным обязанностям. Причем оценки и самооценки супругов довольно хорошо согласуются (коэффициент корреляции — 0,25), только, как правило, обе стороны утверждают, что их бывшие супруги больше времени проводят в ресторане или на танцах.

Сравнительно важным фактором риска является и сексуальная дисгармония супругов. Заметим, что значение сексуальной гармонии как брачной ценности в начале супружества недооценивается. Если в начале брака 66\% мужчин и 55\% женщин были очень удовлетворены и только 5\% мужчин и 7\% женщин не удовлетворены супружескими сексуальными отношениями, то к концу несчастливого брака процент очень удовлетворенных упал до 17 и 18 соответственно у мужчин и женщин, а процент неудовлетворенных соответственно поднялся до 43 и 51. Причиной сексуальной неудовлетворенности мужчин была излишняя сдержанность женщин; женщин — повышенная сексуальная активность мужчин. Возможно, что это явление связано с отрицательными эмоциями при первом сексуальном опыте (у 44\% женщин). Наши данные показывают, что сексуальная дисгармония тесно связывается с конфликтами вообще (90\% отвечающих).

Очень частыми мотивами развода являются измена и ревность. По нашим данным, приблизительно 50\% из всех разводящихся мужчин и женщин изменяли, а обвиняли своего супруга в измене примерно 60\%. Причинами измены женщины называли новую любовь (12\%) и необоснованную ревность (8\%); мужчины — сексуальную неудовлетворенность (18\%), новую любовь и необоснованную ревность (13\%).

Из таблицы 1 видно, что самые важные брачные ценности связаны с личностью супруга и взаимными отношениями супругов. Измерение таких субъективных характеристик весьма затруднительно, но некоторую информацию о них можно получить из приведенных повторных само- и взаимооценок.

При сравнении оценок и самооценок, характеризующих разводящихся в конце брака, с соответствующими ретроспективными оценками четко обнаруживаются две закономерности.

1. Как взаимные оценки, так и самооценки в конце брака значительно ниже, чем ретроспективные.

2. Взаимные оценки существенно ниже самооценок. Первый факт, очевидно, говорит об объективных изменениях в чертах характера людей, связанных с несчастливым супружеством; оказалось, что люди стали более нервными, пессимистичными, утратили честность, смелость и жизнерадостность.

Последний факт свидетельствует об уменьшении взаимного уважения, о большей субъективности оценок. Следует отметить, что в момент развода в оценках уже доминируют отрицательные черты характера.

Разводящиеся обвиняют своих бывших супругов в упрямстве, нетактичности, излишней требовательности, нечестности, недоверчивости, легкомыслии, неуравновешенности, нервозности, холодности, непрактичности, мелочности; женщины считают своих мужей и недобросовестными, зато признают, что супруги стали более самоуверенными. Оценки общительности оказались практически неизменными, также как и оценки таких основных черт характера, как темперамент, энергичность и т. д. Этот последний факт позволяет считать взаимные оценки более или менее обоснованными и сделать вывод, что в действительности в течение несчастливого брака характеры супругов (особенно в поведенческом плане) существенно изменяются в отрицательную сторону.

Таким образом, мы можем сделать вывод, что существует множество разных причин, вызывающих нестабильность брака. Эти причины связаны с происхождением и воспитанием супругов, их ценностными ориентациями, представлением о ролях в семье, готовностью к супружеской жизни и конкретными жизненными условиями и обстоятельствами.

Прочность брака ежедневно проверяется в системе разнообразных межличностных отношений на работе, дома и в коллективе друзей и родственников, в решении текущих проблем и трудностей.

А. Н. Волкова, Т. М. Трапезникова

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 | 76 | 77 | 78 | 79 | 80 | 81 | 82 | 83 | 84 | 85 | 86 | 87 | 88 | 89 | 90 | 91 | 92 | 93 | 94 | 95 | 96 | 97 | 98 | 99 | 100 | 101 | 102 | 103 | 104 | 105 | 106 | 107 | 108 | 109 | 110 | 111 | 112 | 113 | 114 | 115 | 116 | 117 | 118 | 119 | 120 | 121 | 122 | 123 | 124 | 125 | 126 | 127 | 128 | 129 | 130 | 131 | 132 | 133 | 134 | 135 | 136 | 137 | 138 | 139 | 140 | 141 | 142 | 143 | 144 | 145 | 146 | 147 | 148 | 149 | 150 | 151 | 152 | 153 | 154 | 155 | 156 | 157 | 158 | 159 | 160 | 161 | 162 | 163 | 164 | 165 | 166 | 167 | 168 | 169 | 170 | 171 | 172 | 173 | 174 | 175 | 176 | 177 | 178 | 179 | 180 |