Имя материала: Психология социального познания

Автор: Андреева Галина Михайловна

1. социальное восприятие - исходный пункт

 

Традиция исследования социального восприятия, или социальной перцепции, — одна из наиболее устойчивых традиций в социальной психологии. В ее рамках практически задан весь спектр проблем которые позже начали разрабатываться в новой области психологии. Особенно активно проблемы социальной перцепции дорабатываются в 70-е гг., хотя проблематика существовала почти с самых первых лет выделения социальной психологии в самостоятельную область знания, но не обязательно под этим именем.

Термин «социальная перцепция» («социальное восприятие») был предложен Дж. Брунером в рамках разработанного им «Нового взгляда» (New Look), и в этом случае так обозначалась социальная детерминация перцептивного процесса [см. 11, с. 117]. В скором времени в социальной психологии этот термин получил другое значение: им стали обозначать восприятие социальных объектов, причем круг их был строго ограничен. Социальными объектами были названы: другой человек, социальная группа, более широкая социальная общность. Почти с самого начала исследований социальной перцепции в этом значении было установлено, что термин не в состоянии обозначить весь круг возникающих проблем, например при восприятии одним человеком другого. Коль скоро мы «читаем» другого человека, расшифровываем значение его внешних данных, в определенном смысле угадываем черты его личности, то мы тем самым выходим за пределы строго перцептивного процесса, как минимум включаем в него и процессы мышления. Поэтому достаточно давно именно в области изучения социального восприятия был предложен термин «социальное познание». Один из исследователей этого процесса Р. Тажиури отмечал, что, к сожалению, в английском языке нет достаточно адекватного термина в отличие, например, от французского, где выражение «connaissanse d'autrui» как раз фиксирует не только результат процесса («знание другого»), но и процесс «познавания» другого человека. За этим «познаванием» (в русском языке получил распространение термин «познание») [см. 24] кроется очень многое: не только размышление по поводу визуально воспринятого, не только оценивание его (что включает и эмоции), но и мотивация необходимости дальнейшего взаимодействия с воспринимаемым человеком или отказ от такого взаимодействия. Как увидим в дальнейшем, к этому добавилась и потребность понять причины поведения воспринимаемого.

Таким образом, в русле исследований социального восприятия была поставлена проблема понимания социальных объектов. Это

 

Рис. 2. Схема социально-перцептивных процессов

 

важно подчеркнуть, потому что, несмотря на наибольшую разработанность межличностного восприятия, социально-перцептивные исследования предполагали широкий класс социальных объектов. Мы неоднократно предлагали полную схему исследований социальной перцепции [см. 9; 11]. Позволим себе воспроизвести ее еще раз (рис. 2).

Как видно, схема включает в себя различные варианты не только объекта, но и субъекта восприятия. Когда субъектом восприятия выступает индивид, то он может воспринимать другого индивида, принадлежащего к своей группе (1); другого индивида, принадлежащего к «чужой» группе (2); свою собственную группу (3); «чужую» группу (4). Если даже не включать в перечень большие социальные общности, которые также могут в принципе восприниматься, то и в этом случае получаются четыре различных процесса, каждый из которых обладает своими специфическими особенностями.

Еще сложнее обстоит дело в том случае, когда в качестве субъекта восприятия интерпретируется не только отдельный индивид, но и группа. Тогда к составленному перечню процессов социальной перцепции следует добавить: восприятие группой своего собственного члена (5); восприятие группой представителя другой группы /б)' восприятие группой самой себя (7); наконец, восприятие группой в целом другой группы (8). Хотя этот второй ряд не является традиционным в исследованиях, назвать его принципиально важно, особенно в перспективе будущего анализа процессов социального познания: во всех восьми обозначенных позициях речь идет не столько о простом восприятии, сколько о познании объекта.

Но даже и в наиболее разработанной области социальной перцепции — исследованиях межличностного восприятия — обозначен целый ряд таких феноменов и механизмов, которые указывают на то, что проблематика явно не укладывается в традиционные рамки изучения перцептивных процессов. Для доказательства этого тезиса необходимо, во-первых, провести сравнение того, как используется термин «восприятие» в общей и в социальной психологии, во-вторых, хотя бы кратко обрисовать весь набор конкретных задач, которые решает социальная психология, изучая межличностное восприятие.

Различия в употреблении самого термина «перцепция» в общей и социальной психологии можно проследить по трем направлениям (6).

1. На уровне описания предмета исследования. В общей психологии предметная область исследования восприятия значительно более определенна, она имеет достаточно четкие границы (несмотря на поиски последних лет, где эти границы расширяются и в восприятие включаются внимание, оперативная память, элементы мышления, о чем уже говорилось в связи с характеристикой когнитивной психологии и отечественного подхода в рамках теории деятельности). Сама история исследований восприятия в общей психологии начиналась с «разведения» различных познавательных процессов, с вычленения восприятия, как одного из них, и лишь впоследствии была осознана их глубокая связь между собой.

В социальной психологии изучение социального восприятия во многом начиналось в рамках когнитивной традиции, поэтому с самого начала акцент в большей степени делался на когнитивные процессы в совокупности: они рассматривались как единое, недифференцированное целое, социальная перцепция среди них не была ясно вычленена, сам термин зачастую употреблялся для обозначения всей сферы когнитивных процессов. Кроме этого (возможно, поэтому) область социальной перцепции включала в себя не только все когнитивные процессы, но и сферы, имеющие в системе общепсихологического знания свой особый статус: мотивацию, эмоции, личность. В общей психологии, даже при условии признания взаимообусловленности всех этих сфер, их качественная специфика достаточно очевидна. В процессах же социальной перцепции когнитивные, мотивационные и эмоциональные аспекты гораздо менее обособлены: они выступают как неотъемлемая содержательная характеристика любого социально-перцептивного процесса. Понятие «пристрастности» сенсорного образа, имеющее в общей психологии более или менее метафорический оттенок, в социальной психологии приобретает прямое и обыденное значение. Хотя в ряде работ по социальной перцепции есть тенденция ограничить проблематику и свести ее только к формированию первого впечатления, в целом предметная область остается достаточно широкой, без обозначения ее четких границ.

2. Второе отличие обнаруживает себя при характеристике структуры перцептивного процесса. В ней можно выделить четыре составляющих: субъект восприятия, объект восприятия, собственно процесс восприятия и результат этого процесса — образ. В общей психологии превалирует изучение собственно процессуальных характеристик, а анализ субъекта и объекта восприятия представлен лишь в той мере, в какой это необходимо для изучения процесса. Субъект и даже объект здесь достаточно «безличны» к смысловой стороне образа. Процесс изучения восприятия заканчивается анализом построения образа, его дальнейшая «судьба» — не предмет исследования.

В социальной психологии, напротив, ранее всего интерес был сосредоточен на выявлении характеристик субъекта и объекта восприятия. Сам же процесс длительное время вообще оставался мало исследованным и оказывался во внимании лишь как условие порождения образа. Наоборот, в постоянном фокусе исследователей социальной перцепции — сам образ как элемент структуры перцептивного процесса. Одна из последних идей А. Н. Леонтьева о рассмотрении образа восприятия как «ориентировочной основы поведения» принципиально важна для социальной психологии. Образ как «результат» социально-перцептивного процесса функционирует далее во всей системе взаимоотношения людей. Более того, иногда «образы» другого человека, группы, какого-либо социального явления более значимы в этих отношениях, чем сами, объекты. При восприятии сложных социальных объектов перцептивная задача поэтому особенно сложна: она состоит в том, чтобы дать одновременную оценку и объективно, и субъективно значимых характеристик этих объектов.

Характеристики же самого процесса социальной перцепции до недавнего времени оставались достаточно скудными, и своеобразный «бум» начался лишь со времени открытия явления каузальной атрибуции, что будет специально рассмотрено ниже.

Но даже учитывая и эту поправку, многие характеристики собственно социально-перцептивного процесса остаются недостаточно изученными. Это касается прежде всего таких качественных характеристик перцептивного процесса, которые в общей психологии описываются при помощи понятий «константность», «целостность», «предметность» и др. Речь не идет о полной кальке с этих понятий и переносе их в социальную психологию, но хотя бы о поиске некоторых аналогов с поправками на специфику самого процесса.

3. Третье различие подходов общей и социальной психологии к проблемам восприятия касается детерминант перцептивного процесса. В общей психологии, по крайней мере в рамках отечественной традиции, культурно-историческая (а следовательно, и социальная) обусловленность перцептивных и других психологических процессов выступает как методологический принцип. При этом конкретная социальная обусловленность восприятия (например, группой, к которой принадлежит субъект или объект) не анализируется. В социальной психологии процесс детерминации описан более подробно: сама деятельность как важнейший детерминант перцептивного процесса определена в ее конкретной форме — «совместная, групповая деятельность». Выявлены также те параметры деятельности, которые детерминируют процесс восприятия (например, уровень ее развития, иначе: теснота кооперативных связей; ее успешность или неуспешность и пр.). Также более подробно выявлены и конкретные параметры восприятия, на которые оказывает влияние совместная деятельность, т.е. их детерминирует. Это и точность восприятия, и его полнота, и его динамика по мере развития совместной деятельности, и, наконец, содержательные характеристики («набор» тех качеств другого человека, которые воспринимаются субъектом восприятия).

Не случайно поэтому, что для социально-психологического исследования перцептивных процессов гораздо более значимо, чем в общей психологии, их изучение в условиях реальной социальной группы [см. 70]. Конкретный анализ социальных детерминант перцептивного процесса — магистральное направление этого блока работ в социальной психологии.

Названные здесь различия в понимании восприятия в общей и социальной психологии свидетельствуют, что в последней восприятие в большей мере включено в спектр других познавательных процессов, а также более непосредственно связано с широким кругом «чисто» социальных проблем. Нельзя при этом сбрасывать со счетов и способность человека как существа, наделенного сознанием, хотеть одного, осознавать другое, говорить третье, а поступать как-то иначе, что было остроумно названо для социальной психологии «проблемой номер один» [см. 103].

Доказательством того, что исследования социальной перцепции вплотную приближаются к исследованиям социального познания, является огромный массив экспериментальных и эмпирических работ, посвященных отдельным сторонам этого феномена. Сюда прежде всего следует отнести многочисленные исследования таких механизмов межличностного восприятия, как роль социальных установок при формировании первого впечатления [24], роль стереотипов в перцептивном процессе [88], в том числе при межгрупповом восприятии [4], а также тех условий, при которых достигается понимание человека человеком. Из последних особое значение имеют механизмы идентификации и рефлексии.

Идентификация буквально означает отождествление себя с другим, уподобление ему; иногда ее определяют как умение «встать на точку зрения» другого человека. Однако в действительности механизм не так прост. Полезно различить два значения термина «понимание». В отдельных случаях понять другого человека — действительно означает сочувственно отнестись к нему (что обозначается термином «эмпатия») и принять его полностью таким, каков он есть. В данном случае уместно говорить об идентификации: ситуация другого человека при этом не столько «продумывается», сколько «прочувствуется». И хотя такой способ восприятия другого человека существует, вряд ли его можно считать универсальным. В ряде реальных жизненных ситуаций «понять человека» не означает обязательно полностью принять его позицию и даже перейти на нее. Вряд ли это возможно в ситуации следователя, допрашивающего преступника, или педагога, выслушивающего объяснения ученика по поводу его прогула. «Понять» в данном случае— всего лишь принять в расчет объяснения, учесть их, но вовсе не согласиться безоговорочно с ними. «Понимание» в данном случае — гораздо более «когнитивный» процесс, чем сочувственная идентификация: в него в большей степени включены соображения, доводы, поиски аргументов и т.п.

Еще более очевидно близость процесса социального восприятия к социальному познанию проявляется при анализе рефлексии — осознания индивидом того, как он воспринимается партнером по общению. Это уже не просто знание или понимание другого, но знание того, как другой понимает меня, своеобразный удвоенный процесс зеркальных отражений друг друга, воспроизведение внутреннего мира другого человека, в котором присутствует образ» партнера. В литературе неоднократно приводится изящный пример Дж. Холмса, поясняющий механизм рефлексии (рис. 3). При общении неких Джона и Генри фактически присутствует шесть позиций: Джон, каким его сотворил Господь Бог; Джон, каким он видит себя сам; Джон, каким его видит Генри. Соответственно, три такие же позиции для Генри. Понятно, что рефлексивные отношения можно было бы проследить и далее: Джон, каким ему представляется его образ в сознании Генри, и Генри, каким ему представляется его образ в сознании Джона [см. 11, с. 122-123].

Понятно, что рассогласование всех этих построенных и отраженных «образов» имеет огромное значение для взаимопонимания участников общения. Но продумывание всей этой довольно сложной цепочки есть дополнительная работа к простому построению образа: процесс социального восприятия требует здесь включения целого ряда операций, свойственных мышлению, и таким образом «обрастает» дополнительными сложностями и тем самым обогащает себя.

Аналогичные рассуждения можно провести относительно так называемых эффектов межличностного восприятия. «Гало-эффект», или «эффект ореола», означает, что при восприятии незнакомого человека образ строится не на основе непосредственно воспринятого, а встраивается в некоторую предшествующую информацию g человеке, окружающую его определенным ореолом (положительным, как правило, но, возможно, и отрицательным). Это уже очень близко к тому, что, как мы видели, в когнитивной психологии именовалось «схемой».

Эффект ореола проявляется при формировании первого впечатления в том случае, когда имеется минимальная предварительная информация о воспринимаемом человеке: лишь некоторый набор либо позитивных, либо негативных качеств, якобы ему присущих, как правило, касающихся моральных свойств личности. Ореол выступает фильтром, через который пропускается лишь ограниченное число качеств, либо положительных, либо отрицательных, и это тоже — определенная когнитивная «работа».

С этим эффектом связаны два других — «первичности» и «новизны», обусловливающие построение образа воспринимаемого человека в зависимости от порядка предъявления информации о нем (какие качества называются вначале и какие — впоследствии). возникновение этих эффектов в полной мере анализируется уже непосредственно в психологии социального познания, поскольку ни связаны со сложной системой организации информации.

Самым же значительным эффектом, а по существу, сердцевиной межличностного восприятия является стереотипизация, то есть построение образа на основе уже существующего, устойчивого представления, например, о членах определенной социальной или этнической группы. Так, ярко выраженные профессиональные черты v носителя какой-либо профессии («все бухгалтеры — педанты») рассматриваются как черты, присущие всем представителям данной профессии, и т.п. Стереотипизация в процессе восприятия человеком человека может иметь два различных следствия. С одной стороны, она упрощает процесс построения образа другого человека, сокращает необходимое на это время. С другой — при включении этого механизма может произойти сдвиг в сторону какой-либо оценки воспринимаемого человека и тогда это порождает предубеждение или, напротив, переоценку реальных свойств объекта восприятия. Особое значение стереотипы имеют в области межэтнических отношений [см. 88; 90]. Хотя феномен описан в многочисленных исследованиях по социальному восприятию, его изучение занимает большое место и в работах по социальному познанию, где вся проблематика, связанная с процессом стереотипизации, значительно обогащается.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 |