Имя материала: Психология социального познания

Автор: Андреева Галина Михайловна

2.1. принцип ковариации

 

Модель анализа вариаций содержит перечень структурных элементов атрибутивного процесса: Личность, Стимул (объект), Обстоятельства. Соответственно называются три вида причин (а не два, как у Хайдера): личностные, стимульные (или объектные) и обстоятельственные [49]. Три вида элементов и три вида причин составляют «каузальное пространство», которое изображается при помощи куба, где стороны обозначают виды атрибуции (рис. 7).

 

Обозначения: О1-О4 — отдельные объекты (стимулы); В1—В4 — отрезки времени (обстоятельства); Л1—Л4 — отдельные личности.

Соответственно — три класса причин: 1) личностные; 2) объектные;

3) обстоятельственные.

Рис. 7. Классификация причин Г. Келли («каузальное пространство»)

Сущность процесса приписывания причин заключается в том, чтобы находить адекватные варианты сочетания причин и следствий в каждой конкретной ситуации. Некоторые исследователи полагают, что предложенный Келли принцип является весьма сходным с принципами статистического анализа, который используют статистики при проведении «анализа вариаций» [146, с. 147]. По-видимому, этим и объясняется аббревиатура, посредством которой Келли обозначает свой принцип — ANOVA — analisis of variations. В том случае, когда воспринимающий имеет возможность пользоваться данными многих, а не одного наблюдения, он «подбирает» причину к тем факторам, с которыми, как ему кажется, будет ковариировать результат. Лучше всего это пояснить на примере, который представляет собой вариант примера, предложенного самим Келли и многократно описанного в литературе [12, с.71-72].

Допустим, мы наблюдаем такое событие: «Петров сбежал с лекции по социальной психологии». В чем причина этого поступка:

в «личности» Петрова, и тогда мы должны приписать личностную причину;

— в качестве лекции, и тогда мы должны приписать стимульную (объектную) причину;

— в каких-то особых обстоятельствах, и тогда мы должны приписать обстоятельственную причину?

Для ответа на этот вопрос необходимо сопоставить данные других наблюдений. Их можно свести в три группы суждений (основанных на предшествующих наблюдениях).

1. а) почти все сбежали с этой лекции;

б) никто другой не сбежал с нее.

2. а) Петров не сбежал с других лекций;

б) Петров сбежал и с других лекций.

3. а) в прошлом Петров также сбегал с этой лекции;

б) в прошлом Петров никогда не сбегал с нее.

Теперь, чтобы правильно подобрать причину, нужно ввести три «критерия валидности»:

— подобия (консенсус): подобно ли поведение субъекта (Петрова) поведению других людей?

— различия: отлично ли поведение субъекта (Петрова) к данному объекту от поведения его к другим объектам (лекциям)?

~ соответствия: является ли поведение субъекта (Петрова) одинаковым в разных ситуациях?

В приведенных выше суждениях можно выделить пары пунктов, которые будут являться проверкой на каждый из критериев.

Пункты 1а и 16 — проверка на подобие.

Пункты 2а и 26 — проверка на различие.

Пункты За и 36 — проверка на соответствие.

Далее Келли предлагает «ключ», т.е. те комбинации, которые позволяют приписывать причину адекватно. «Ключ» представляет собой ряд правил, по которым следует строить заключение. Термины, используемые в данном ключе, обозначают: «низкое» место, которое соответствует строке, занимаемой суждением, т.е. суждение, обозначаемое буквой «б»; «высокое» — место (строка) суждения в таблице, обозначаемое буквой «а». Тогда возможные комбинации суждений выглядят следующим образом.

Если: низкое подобие (16), низкое различие (26), высокое соответствие (За), то атрибуция личностная (16-26-За).

Если: высокое подобие (1а), высокое различие (2а), высокое соответствие (За), то атрибуция стимулъная (объектная) (1а-2а-3а).

Если: низкое подобие (16), высокое различие (2а), низкое соответствие (36), то атрибуция обстоятельственная (1б-2а-3б).

С этим «ключом» сопоставляются ответы испытуемого (т.е. того, кто оценивает ситуацию). Ответы эти предлагается дать, глядя в «таблицу» и сопоставляя их тем самым с имевшими место ранее наблюдениями. Например, наблюдатель знает, что никто другой не сбежал с упомянутой лекции (16); он также знает, что Петров сбежал и с других лекций (26); ему известно, что и в прошлом Петров сбегал с этой лекции (3а). Если в таком случае испытуемый предлагает вариант 16-26-За, т.е. приписывает причину Петрову, то можно считать, что он приписал ее правильно.

Также правильным будет приписывание причины «лекция» (т.е. объектной) в том случае, если наблюдатель изберет набор 1а-2а-3а. В случае с обстоятельственной причиной дело обстоит сложнее. Согласно «ключу» набор суждений, дающий основание приписать обстоятельственную причину, должен быть 1б-2а-3б (т.е. «Никто другой с лекции не сбежал», «Петров не сбежал с других лекций», «В прошлом Петров никогда с нее не сбегал»). Как видно, здесь ситуация не очень определенная, во всяком случае неясно, «виноват» Петров или лекция. Очевидно, поэтому приходится трактовать причину, как коренящуюся в обстоятельствах, хотя это и не полностью оправданно.

Обращаясь к кубу, на котором Келли обозначил три типа возможных причин, теперь следует показать, как на нем располагаются ситуации нашего примера (рис. 8):

I. Личностная: 16-26-За (причина — Петров).

II. Объектная: 1а-2а-3а (причина — лекция).

III. Обстоятельственная: 1б-2а-3б (причина — обстоятельства).

Обозначения: л — личности

о — объекты (стимулы) в — время (обстоятельства)

Рис. 8. Иллюстрация «локуса каузальности» Г. Келли

 

В третьем случае неопределенность ситуации очевидна.

Схему, предложенную Келли, нельзя рассматривать как абсолютную. В ряде случаев, как отмечает и сам автор, индивид может демонстрировать выбор и сложных причин, например «личностно-объектную» (когда налицо la-26-За). В дальнейшем мы остановимся и на других возражениях оппонентов Келли. Все же важно подчеркнуть, что предложенная схема имеет определенное значение для формулирования хотя бы первых правил, более или менее адекватного приписывания причин. Тем более что во многих экспериментах схема давала неплохие показатели. Известен, например, эксперимент Мак-Артур («Пол очарован картиной в музее»), где 85\% испытуемых сделали выбор в пользу личностной атрибуции, а 61\% — в пользу объектной [см. 10].

В целом же вывод, который следует из описания принципа ковариации (сочетания вариантов), звучит так: «Эффект приписывается одной из возможных причин, с которой он ковариантен по времени». Иными словами, принцип ковариации заключается в следующем: эффект приписывается условию, которое представлено, когда эффект представлен, и отсутствует, когда эффект отсутствует; в нем исследуются изменения в зависимой переменной при варьировании независимой переменной.

Вместе с тем существенную поправку к схеме Келли дает анализ таких ситуаций атрибуции, когда в них отдельно выявляется позиция участника события и его наблюдателя. Поскольку при этом обнаружены достаточно типичные ошибки атрибутивного процесса, ситуация эта будет рассмотрена в соответствующем разделе.

Сейчас же необходимо проанализировать вторую возможность приписывания причин, когда многочисленных наблюдений нет и можно предполагать наличие многих причин.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 |