Имя материала: Психология социального познания

Автор: Андреева Галина Михайловна

2.2. кодирование

 

Когда информация отобрана путем концентрации внимания на определенных ее сторонах, возникает проблема распознавания ее смысла. Можно обозначить четыре основных фактора, от которых зависит выявление смысла полученной социальной информации.

 

2.2.1. Способы интеграции

 

Существуют две модели интеграции информации: аддитивная и усредненная. Суть аддитивной модели заключается в том, что в соответствии с ней каждый новый пункт информации добавляется к предшествующей. При этом умеренные оценки какой-либо информации как бы взаимоуничтожаются и остается один из полюсов оценки — либо позитивный, либо негативный. Это можно пояснить на таком эксперименте.

Испытуемым (разделенным на 4 группы) зачитывается биография какого-либо крупного политического деятеля, состоящая из четырех разделов. Первой группе предложены все четыре раздела, содержащие только позитивную информацию о деятеле. Естественно, что в ответ на просьбу экспериментатора оценить качества изображаемого политика они дают ему позитивную оценку. Второй группе, соответственно, зачитываются четыре негативных раздела биографии, и испытуемые дают на этом основании негативную оценку политику. Третьей группе предлагаются два раздела, содержащие позитивную информацию, один раздел — умеренно позитивную и один раздел — умеренно негативную. Четвертой группе — соответственно: два раздела негативной информации, один — умеренно негативной, один — умеренно позитивной. Оценки, полученные политиком в этих группах, весьма характерны: в третьей группе, несмотря на наличие двоякого рода информации, степень позитивности оценки оказалась такой же, как и в первой группе. Умеренно позитивная и умеренно негативная информация просто взаимоуничтожились, и осталась позитивная информация, по уровню такая же, как и в случае с четырьмя позитивными разделами. Точно так же в четвертой группе — умеренно негативная и умеренно позитивная информация взаимоисключились и осталась негативная информация, при том же уровне ее негативности, как и в ситуации второй группы. Графически это выглядит, как на рис. 12.

По-иному выглядит способ интеграции информации при усредненной модели. В том же эксперименте было предсказано, что в Данном случае наличие нейтральной информации (добавление умеренно позитивной и умеренно негативной) снизит уровень по-

Рис. 12. Аддитивная модель комбинирования информации

 

зитивной оценки (в 3-й группе) и повысит уровень негативной оценки (в 4-й группе). Это предсказание подтвердилось и получило графическое изображение, представленное на рис. 13.

В обыденной жизни имеют место обе системы (модели) комбинирования информации: людям приходится часто давать те или иные оценки личностям, событиям, ситуациям, когда «соперничают» между собой позитивная и негативная информация о них, например, в спортивном судействе, при анализе правонарушений и т.п. Окончательный вывод, как видно, во многом зависит от того, какая модель будет избрана. К сожалению, пока нет данных, которые могли бы спрогнозировать приоритет той или иной модели у каждого конкретного человека и в каждом конкретном случае. Поэтому практическая ценность знания двух типов моделей только в том, что оно заставляет «озаботиться» ценностью и достоверностью кодирования социальной информации, которое совершает каждый субъект.

 

2.2.2. Последовательность предъявления

 

Этот феномен уже был исследован при изучении эффектов межличностного восприятия, где и получил название «эффект

 

первичности» и «эффект новизны». При характеристике этих эффектов было показано, что при восприятии знакомого человека имеет более сильный вес новая информация (т.е. позже представленная), а при восприятии незнакомого человека — ранее предъявленная информация, хотя закономерности эти не бесспорны, так как не учитывают множество других факторов (степень знакомства, степень положительной или отрицательной оценки человека и т.п.). В психологии социального познания расширяется спектр рассматриваемых ситуаций и делается попытка выявить некоторые дополнительные детали процесса кодирования информации в зависимости от последовательности ее предъявления. Материалом в данном случае служат многочисленные житейские ситуации. Предположим, мы наблюдаем выступление адвоката в суде, его стремление убедить судей в невиновности подсудимого. Должен ли адвокат начать свою речь с утверждения этой невиновности или закончить этим суждением, преподнеся его как вывод? Хотя могут быть даны две различные рекомендации в данном случае, однако при всех обстоятельствах следует учитывать тот факт, что в случае длинной речи внимание слушателей к концу ослабевает. Следовательно, при построении стратегии выступления необходимо соотнести и этот фактор (длительность сообщения) с ожидаемым результатом.

Эти соображения должны быть учтены в любой публичной речи, будь то учебная лекция или пропагандистское выступление. Не случайно в исследованиях массовой коммуникации разработан целый ряд приемов, способствующих наилучшим образом использовать знание проблемы эффективности пропагандистского выступления, в том числе и знание закономерностей последовательности предъявления информации. В частности, это важно при проведении избирательной кампании: претенденты должны учитывать, что при наличии большого «расстояния» (т.е. времени, прошедшего между выступлением претендента и принятием решения избирателем) обычно «побеждает» последняя информация. Так или иначе, в данном случае становится очевидным, что смысл получаемой социальной информации опять-таки зависит от еще одного привходящего фактора.

Существует большое количество экспериментальных исследований, в частности на выявление эффекта первичности. Поскольку проблема является особенно актуальной для средств массовой информации, именно в этой области предложена даже определенная теоретическая схема и введен особый термин «прайминг». Термин имеет много различных значений: в рамках СМИ он используется для обозначения наиболее эффективного времени для предложения информации, но часто и просто для обозначения последовательности ее предъявления. В более широком контексте исследований в области социального познания термин «прайминг» употребляется именно в последнем его значении.

Так, он использован, например, в исследовании Е. Хиггинса и др. [см. 14]. Испытуемых просили принять участие в двух якобы различных экспериментах: на восприятие и на понимание прочитанного. В первой серии одной группе предложили запомнить слова, обозначающие положительные черты человека {смелый, уверенный, независимый, упорный), а другой — слова, обозначающие отрицательные черты {безрассудный, самодовольный, отчужденный, упрямый). Через пять минут во второй серии, которая имитировала тест на понимание прочитанного, испытуемым в обеих группах зачитывали описание некоего Дональда. Поступки, им совершаемые, могли быть оценены одновременно и как «положительные», и как «отрицательные» (занятия воздушной акробатикой, например, могут свидетельствовать и о смелости, и о безрассудстве и т.д.). После этого обе группы описывали своими словами Дональда. В первой группе, запоминавшей «положительные» слова, Дональд был охарактеризован в весьма привлекательном свете, во второй группе он предстал отрицательным персонажем. Таким образом, эффект прайминга был зафиксирован [см. подробно 14, с. 144].

Следовательно, порядок предъявления информации также способствует ее определенному «конструированию», во всяком случае ее «равнопредставленность» воспринимающему субъекту отнюдь не гарантирована.

 

2.2.3. Относительная важность

 

Для характеристики этого качества вводится специальный термин «индивидуация информации». Его расшифровка в рамках психологии социального познания сводится к выявлению значимости информации для индивида при сопоставлении им «своей» и «чужой» группы. В экспериментальных исследованиях этого процесса выделены два возможных искажения смысла информации: а) когда оценивают группу по ее одному индивидуальному представителю; б) когда оценивают представителя какой-либо группы, игнорируя оценку самой группы.

Для иллюстрации первого положения был осуществлен такой эксперимент. Заключенных просили оценить такое качество тюремщиков, как «гуманность». Естественно, что были получены достаточно негативные оценки. Затем части заключенных прочитали весьма убедительный рассказ про «гуманного тюремщика», а другой части такого рассказа не читали. После этого и первую и вторую части испытуемых попросили письменно оценить тюремщиков как группу с точки зрения «гуманности». Слушавшие рассказ про «гуманного тюремщика» оценили группу в целом выше, чем те, кто рассказ не слушал. В данном случае возникла оценка группы по одному-единственному представителю, причем эта оценка оказалась сильнее, чем существующий стереотип [151, р. 241]. Указанное явление можно часто наблюдать при межэтнических отношениях, когда, например, негативное отношение к какой-либо национальной группе может быть «снижено» за счет позитивной оценки одного-единственного представителя этой группы. Впрочем, этот эффект не наблюдается при очень сильных негативных стереотипах.

Для иллюстрации второго положения был предложен следующий эксперимент. Испытуемым (детям) рассказывают о двух возможных психологических типах людей: «жаворонках» и «совах». При описании «жаворонков» стремятся сформировать положительный стереотип, а при описании «сов» — отрицательный. Далее начинают рассказывать о каком-либо конкретном человеке, например о матери одного из участников эксперимента. Ее характеризуют как «сову». Теперь, когда просят описать ее в позитивных или негативных характеристиках, описание не только со стороны ребенка этой матери, но и многих его друзей приобретает сугубо позитивный характер. «Индивидуация» информации проявляется здесь в том, что стереотипные черты попросту опускаются: личность оценивается вне группы [Ibid.].

На основании многих других исследований выявлено, что в случае конфликта между стереотипной и «индивидной» информацией, люди чаще ориентируются и при оценке группы, и при оценке отдельных членов группы на индивидуально значимую информацию. Но это тоже — своеобразный «сдвиг» в объективности оценок, а значит, включение в процесс кодирования информации дополнительного субъективного компонента.

 

2.2.4. Акценты («иллюзорные корреляции»)

 

Значение расстановки определенных акцентов в принятой социальной информации исследовано при изучении восприятия человека человеком. Наиболее широко известен акцент, который проявляется при возникновении «иллюзорных корреляций». Последние означают такую особенность межличностного познания, когда связь определенных черт человека воспринимается как более тесная, чем она есть на самом деле. «Иллюзорные корреляции» широко распространены в обыденных суждениях о других людях: «привлекательная стюардесса», «ведьма-учительница», «ленивый толстяк» и др. Особенно часто связь усматривается между некоторой личностной чертой и ролью, которую выполняет человек, как в двух приведенных примерах. Но иногда связь усматривается и просто между двумя абсолютно не связанными между собой личностными качествами.

В одном из экспериментов испытуемым предъявили небольшую группу учащихся, протестированных по таким показателям, как «толерантность» (терпимость) и «понятливость». Тестирование не обнаружило никакой связи между этими двумя качествами у членов группы. Однако этот результат не был сообщен испытуемым и их попросили самих диагностировать наличие или отсутствие такой связи. Большинство усмотрело связь между названными качествами. Когда позже испытуемых спросили, на каком основании ими было сделано такое заключение, они ответили, что слышали ранее, будто понятливые обычно толерантны. Следовательно подобная «иллюзорная корреляция» уже получила хождение в обыденном сознании и в каждом конкретном случае на нее остается только сослаться.

Распространенность «иллюзорных корреляций» в обыденном сознании вообще очень широка. В современных обществах большую роль в их распространении играют средства массовой информации: так, настойчивое повторение утверждения о том, что рост преступности связан с притоком иммигрантов, формирует в массовом сознании довольно прочную связку «преступники — иммигранты»; подобно этому могут возникать и такие «иллюзорные корреляции», которые связывают какое-либо негативно воспринимаемое качество с принадлежностью к национальной группе.

«Иллюзорные корреляции» приводят к двум важным следствиям в социальном познании: сверхдоверию и иллюзии контроля. На первом основаны многие предрассудки. Если несколько раз, идя сдавать экзамен, вы встретили продавщицу мороженого и экзамен оказался успешно сданным, вы легко свяжете успех и такую встречу. Иллюзия контроля может возникнуть, если неоднократно успешному действию предшествовала какая-то незначительная деталь. Вы заметили, что всякий раз, когда вы приходили на экзамен, надев любимый свитер, вы сдавали этот экзамен успешно. Отсюда недалеко до возникновения иллюзии контроля над ситуацией: я могу контролировать успех экзамена, всегда надевая этот свитер.

Таким образом, включение эффекта ожиданий, зависимости от прежней информации, построенной на ложных корреляциях, вновь делает человека заложником неизбежных искажений в познании социальной реальности.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 |