Имя материала: Психология социального познания

Автор: Андреева Галина Михайловна

Введение

 

Психология социального познания относительно недавно заявила о себе как о самостоятельной области психологической науки, хотя познание человеком окружающего мира — одна из сквозных проблем культуры. В ней легко просматриваются самые различные аспекты, которые соотнесены с двумя важнейшими сферами существования человека: со сферой осознания им той реальности, частью которой он является, осмысления связей как внешнего мира, так и своих связей с этим миром и, конечно, со сферой его деятельности в мире, немыслимой без такого осознания. Такой глобальный характер проблемы заставляет рассматривать ее в самых различных измерениях — в философии, искусстве, науке и в определенных областях практики. Естественно, что в каждом из этих измерений проблема обретает свой особый вид, диктует способы подхода к ней. Так складывается своя традиция анализа в каждой из перечисленных сфер. Специфическое решение предложено в психологии.

Само содержание термина «социальное познание» претерпевает здесь существенное изменение. В большинстве философских и социологических подходов речь идет о тех способах, методах, руководствуясь которыми можно изучить (познать) социальную реальность. Социальное познание в такой трактовке — это научное познание всей совокупности социальных явлений, отношений, фактов; задача и способы ее решения исследователями. Второй акцент, который в принципе также отмечался, — это познание социального мира обыденным человеком, непрофессионалом, познание им повседневной реальности своей собственной жизни. «Социальное познание» в данном случае — не научное знание, а то «знание», которое складывается в непосредственном жизненном опыте каждого человека. Последний выступает как «наивный психолог» или, в крайнем случае, как «наивный ученый» [130, р. 122].

Социальная психология категорически заявила о том, что ее интерес к социальному познанию связан с этим вторым возможным акцентом. Можно привести много причин того, что такой  подход стал особенно актуален во второй половине столетия. Усложнение общественной жизни, проявляющееся и в убыстрении социальных процессов, и в возникновении новых форм и «сечений» общественных институтов, и во все умножающихся бурных социальных изменениях, а порою катаклизмах, требует от обыденного человека, рядового члена общества достаточной степени понимания того, что же происходит вокруг.

Ориентация в окружающем мире, естественно, всегда была потребностью человека, но она резко возрастает в новой ситуации: ориентироваться в новом, сложном мире можно только умея более или менее адекватно интерпретировать наблюдаемые факты; без такой интерпретации легко утерять смысл как происходящего, так и своего собственного места в нем. Бурный темп социальных изменений, развитие средств массовой информации требуют от человека не только большей адаптации к социуму, но и умения «совладать» с новой ситуацией, т.е. оптимизировать деятельность в ней, следовательно, лучше понять, как соотносятся наши знания о мире с изменениями в нем. Таким образом, познание социального мира обыденным человеком становится специальным предметом исследования.

Самыми ближайшими «предшественниками» собственно психологии социального познания являются разделы общей психологии, посвященные исследованию познавательных процессов, в частности особая ветвь ее, заявившая о себе в последнее время, — когнитивная психология и социальная психология в той ее части, где изучаются проблемы социальной перцепции (межличностного и межгруппового восприятия), теорий когнитивного соответствия и атрибутивных процессов. Центральная идея, которая положена в основу исследований психологии социального познания, заключается в следующем: хотя познание человеком окружающего мира, потребность в этом познании так же стары, как и само существование человека, специфика познания окружающего социального мира не всегда достаточно четко обозначалась. Психология социального познания призвана восполнить этот пробел: она ставит своей задачей раскрыть механизмы, посредством которых человек осознает себя частью той социальной реальности, в которой он живет и действует, а также всю совокупность социальных факторов, которые обусловливают эти процессы. Иными словами, это вопрос о том, как человек строит образ социального мира или «конструирует» социальный мир. Под «конструированием» понимается приведение в систему информации о мире, организация этой информации в связные структуры с целью постижения ее смысла. Ее результатом является построение образа социального мира, который предстает перед человеком как определенная социальная реальность. По выражению У. Томаса, «если люди воспринимают некоторую ситуацию в качестве реальной, то она будет реальной и по своим последствиям» [см. 47, с. 66]. Следовательно очень важно проанализировать процесс, в ходе которого такая реальность «конструируется».

Одно из первых определений психологии социального познания делало акцент на исследование того, каким образом люди осмысливают свое положение в реальном мире и свои отношения с другими людьми. Иными словами, с самого начала существования этой области знаний подчеркивалась такая важнейшая черта социально-познавательного процесса, как получение знания о мире и осмысление его. Но как раскрыть смысл окружающего социального мира? Ответ на этот вопрос психология искала на протяжении всей своей истории. Два обстоятельства были раскрыты на этом пути.

Во-первых, было установлено, что психология — не зеркало, а потому познание не есть простое пассивное приспособление человека к внешнему миру. Более того: человек познает мир в зависимости от того, как он действует в нем, и вместе с тем действует в нем в зависимости от того, как он познает его. Значит, и в случае социального познания прежде всего необходимо вскрыть именно связь между познанием и действием человека. Во-вторых, сам процесс познания уже давно был истолкован тоже не как простое фиксирование внешних связей и отношений, но как своеобразная реконструкция их, а следовательно, как создание определенной внутренней картины мира, при построении которой роль того, кто ее строит, особенно велика. Об этом хорошо сказано у Е. Мелибруда: «Восприятие и понимание людей скорее напоминает процесс создания картины художником или фильма режиссером, чем записывание на магнитофон или процесс фотографирования» [71, с. 173].

Хотя все это может быть отнесено ко всякому познанию вообще, и в том числе к познанию физического мира, в отношении к познанию социального мира возникает целый ряд дополнительных условий и обстоятельств. Социальное познание есть всегда двусторонний процесс: воспринимаемый человек в тот же самый момент воспринимает и «воспринимающего», что исключено при восприятии, например, стола или какого-нибудь другого предмета. Воспринимаемый человек или какое-либо социальное действие изменчиво, что также отличает объект восприятия от физического объекта. Стол, который может фигурировать в качестве объекта восприятия в физическом мире, и через год будет тем же столом

(его старение не в счет), а вот человек через год может оказаться совсем другим. Поменять свой облик может и воспринятый некоторое время тому назад характер отношений между людьми, какой-либо социальный институт, политическая партия, массовое движение. Процесс социального познания поэтому намного сложнее, и возможности действительного осмысления социального мира в большей степени связаны с активным действием субъекта познания. Поиск смысла окружающего социального мира может быть осуществлен человеком только в процессе деятельного освоения им этого мира и при условии «умения» рисовать картину этого мира, что трудно, сопряжено со многими ошибками, но, как справедливо замечает Д. Майерс, «изысканный анализ несовершенства нашего мышления уже сам по себе является данью человеческой мудрости» [69, с. 149].

Вряд ли нужно говорить об огромном практическом значении такого рода исследований, особенно в современном сложном мире. Психология, если она хочет действительно помочь человеку ориентироваться в системе социальных связей, противоречий, должна описать и объяснить те особенности, которые свойственны человеку в постижении многообразия его отношений с другими людьми, социальными институтами, сложной мозаикой социальных явлений. Выявить, каковы психологические и социальные факторы, делающие адаптацию человека в современном мире успешной или, напротив, неуспешной, помочь ему «совладать» с обстоятельствами — значит оказать ему существенную практическую помощь для ориентации в нестабильном мире, в условиях радикальных социальных преобразований.

Изучение этих двух факторов и составляет фокус интереса психологии социального познания. А если учесть, что процесс «овладения» человеком социальной реальностью осуществляются на всем протяжении его жизни, то можно добавить и третий узел интереса — конструирование социального мира на разных этапах социализации. Психология социального познания примыкает в данном вопросе к психологии развития.

Что касается самого термина «психология социального познания» (в англоязычной литературе «социальное познание»), то он получил распространение с начала 70-х гг. В настоящее время имеется довольно обширная литература по проблемам этой области знания. В качестве специального раздела она включена во все учебники и руководства по социальной психологии, начиная с 80-х гг. Наиболее фундаментальный труд — «Социальное познание» С. Фиске и Ш. Тэйлор, вышедший в 1984 и 1991 гг. [124]. Как указывают сами авторы, книга явилась ответом на те затруднения («кризис»), которые обнаружились в социальной психологии в начале 80-х гг., и попыткой обрисовать некоторые новые подходы. Кроме этой работы, можно упомянуть книгу Ф. Серафика «Развитие социального познания в контексте» [148], работу В. Деннона «Социальное познание: новые направления в исследовании развития ребенка» [121]. По мере развития проблематики в ней, как, впрочем, и вообще в социальной психологии второй половины XX в., обозначилось некоторое противостояние американской и европейской традиций [117; 122].

В европейской социальной психологии развитие данной проблемной области связано прежде всего с именами А. Тэшфела и С. Московиси. Уже в работе А. Тэшфела и К. Фрейзера «Введение в социальную психологию», изданной в 1978 г. [154], основная проблематика психологии социального познания была обозначена в специфическом ключе. Предвосхищая более позднюю критику «американского» подхода, делающего акцент на изучение индивидуальных механизмов социального познания, в работе Тэшфела и Фрейзера были особо исследованы социальные детерминанты этого процесса. Развитие предложенных здесь идей содержится в фундаментальной работе под редакцией М. Хьюстона, В. Штребе, Дж. Стефенсона «Введение в социальную психологию» [130], являющейся сегодня основным европейским учебником по социальной психологии. Значительное внимание уделено проблемам психологии социального познания в социологической работе 77. Бергера и Т. Лукмана «Социальное конструирование реальности» [18]. Эта проблематика занимает прочное место на всех последних международных и европейских конгрессах по психологии и социальной психологии. Особое внимание ей уделяется в исследованиях членов Европейской Ассоциации Экспериментальной Социальной Психологии (ЕАЭСП).

Вместе с этим в традициях отечественной общей психологии давно не только представлены фундаментальные подходы к проблемам социального познания, но и проведены многочисленные экспериментальные исследования. К сожалению, они до сих пор не сведены воедино и часто просто «не прописаны» в терминах, принятых ныне в изучаемой области, хотя по глубине анализа не только не уступают современным исследованиям, но порою превосходят их. Настало время «организационного оформления» этой отрасли психологии и в нашей стране, что особенно актуально в период радикальных социальных преобразований.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 |