Имя материала: Психология социального познания

Автор: Андреева Галина Михайловна

Вместо заключения: психология социального познания на рубеже веков

История социальной психологии в ее современном варианте практически совпадает с историей XX в. Весь этот период характеризуется достаточно мучительным поиском своего предмета дисциплиной, по определению обладающей маргинальным статусом, поскольку она возникла на стыке двух наук. Это поиск привел в конце столетия к тому, что одна из составных частей социальной психологии заявила претензию на свой безусловный приоритет. Психология социального познания обрела к концу двадцатого столетия исключительный статус: она переживает настоящий бум. Внимание, которое обращено на нее в научном сообществе, впрочем, весьма специфично. С одной стороны, множится количество публикаций по проблематике этой области, обогащаются различные подходы и предложения, а с другой — с новой силой разгораются споры и дискуссии о самих принципах построения дисциплины. В этих дискуссиях порой нагромождается такое количество обвинений, что иногда возникает сомнение вообще в праве на существование как самой области исследований, так и предложенных в ней разработок.

В таком противоречивом внимании есть свой резон: амбиции, заявленные психологией социального познания, несут определенную «угрозу» целому ряду смежных областей психологии, а иногда претендуют вообще на исключительное место во всей системе психологического знания. Самое интересное, что апелляция к проблемам познания человеком социального мира характерна сегодня не только для значительного отряда профессиональных психологов, но свойственна и тем поискам, которые предприняты со стороны «соседей» (или — если угодно — со стороны другого «родителя») социальной психологии, т.е. со стороны социологов. В известном смысле увлечение данной проблематикой — вообще веха в развитии всей системы обществознания в конце текущего столетия.

Два рода обстоятельств, по-видимому, могут быть приняты в расчет при объяснении этого факта. Одно из них связано, несомненно, с особенностями трансформаций, которые характеризуют современную эпоху, заполненную бурными социальными изменениями, усложнением механизмов общественного устройства, новыми структурами поляризации мира. Один из самых видных представителей современного конструкционизма в социальной психологии К. Герген связывает необходимость нового подхода к социальному познанию непосредственно с глобальными изменениями в современном мире. Он, в частности, полагает, что предшествующие нормативы социально-психологического знания сложились в целом в «американском» варианте: социальная психология вообще и психология социального познания в том числе построены на принципах традиционного американского индивидуализма. Это предполагает, что существует единственный общепринятый вариант стратегии познания окружающего мира и индивид как субъект этой стратегии должен быть в центре внимания. Между тем двадцатое столетие выдвинуло на арену глобальных планетарных действий другие страны, народы, культуры, и сам этот факт требует признания разнообразных стратегий как социального действия, так и социального познания. Такова аргументация необходимости большего внимания к процессам именно особенностей конструирования образа мира как специфической стратегии его понимания.

Другое обстоятельство в большей степени связано с собственно психологическими потребностями современных обществ. Их усложнение, ускорение темпов общественного развития требуют от человека все большего и большего напряжения для осмысления происходящего, включая осмысление своих отношений с другими людьми. Проблема человеческого взаимопонимания становится одной из важнейших проблем современного существования человека. В определенном смысле эта проблема смыкается и с только что обрисованной картиной многополюсности мира: взаимопонимание необходимо устанавливать и с носителями совершенно отличных от собственных стратегий познания окружающей реальности. Кроме того, такое взаимопонимание само по себе является ценностью для человеческого общества, оно — абсолютно необходимое условие построения такой картины мира, которая обладала бы для всех его субъектов более или менее одинаковым значением. Представления о социальной реальности должны быть так или иначе разделяемы представителями различных социальных групп, культур, сообществ — без этого невозможно сколько-нибудь продуктивное взаимодействие ни в отдельной конкретной ситуации, ни в условиях глобальных процессов.

Достижение такого взаимопонимания возможно лишь посредством коммуникации. Ее субъекты — отнюдь не только политики и другие лица, принимающие решения. Ее субъекты — простые люди, выполняющие свои обыденные роли, решающие свои повседневные задачи, реализующие собственные способы конструирования социальной реальности. Следовательно, и с этой точки зрения прямой долг науки — исследование процессов освоения социального мира «обыденным» человеком. Вряд ли наука может снабдить каждого члена общества конкретными «рекомендациями», как надо познавать мир, но и простое описание того, как это на деле происходит, не такое уж малозначимое приобретение.

Знаменательным поэтому представляется оживление в системе наук об обществе таких концепций, как символический интеракционизм Г. Мида (в его современном варианте, предложенном Г. Блумером), этнометодология Г. Гарфинкеля, социальная драматургия И. Гофмана. Почти все из названных концепций находятся на стыке социологии и социальной психологии. Не случайно, кстати, в современных дискуссиях о «количестве» социальных психологии, вместо ранее называемых двух («психологической» и «социологической»), теперь говорят и о третьей, понимая под ней прежде всего символический интеракционизм в его самых широких проявлениях. Особенно отчетливо маргинальность проблематики социального познания проявляет себя в концепции П. Бергера и Т. Лукмана, специально посвященной конструированию социальной реальности.

Общим для всех этих концепций является попытка дать систематическое, в основном чисто теоретическое, изложение проблем, возникающих в области познания обычным человеком социального мира. В собственно психологической литературе эти же проблемы предлагаются на гораздо более операциональном уровне, как мы могли убедиться на основе материалов, приводимых в данной книге. Это соответствует общей традиции, существующей в системе психологического знания. Вместе с тем и в рамках данной традиции все чаще и чаще возникает потребность в более глубоком, именно теоретическом осмыслении накопленного эмпирического материала. Как можно видеть, в литературе по психологии социального познания достаточно часто цитируются социологические работы; во всяком случае именно на них делаются ссылки как на источник многих принципиальных идей. Это тоже лишняя иллюстрация как абсолютной популярности проблем социального познания, так и настойчивой необходимости их междисциплинарной разработки в современную эпоху.

Акцент, сделанный на теоретическую актуальность проблематики психологии социального познания, не должен затмить возможности практических приложений этой области знания. Коль скоро речь идет о стратегиях познания социального мира обыденным человеком, очевидно, что в любой сфере его практической деятельности «плоды» такой стратегии весьма значимы. Голосую ли я на выборах, читаю ли лекцию в университете, получаю ли какую-то справку в очередном «офисе», обращаюсь ли к продавцу в магазине, оказываю ли в качестве психолога-практика консультативную помощь клиенту — всюду я стою перед дилеммой — одинаково ли мы видим ситуацию с моим партнером по взаимодействию или, шире, сходна ли хотя бы в принципе сконструированная нами картина мира. Широта сферы, в которой для человека важна более или менее адекватная оценка окружающих его социальных объектов, позволяет заключить о безусловной значимости рассматриваемой области психологического знания.

Если справедлив высказываемый иногда в современных дискуссиях тезис о том, что будущая эпоха в значительной степени станет эпохой психологии, то тем больше оснований полагать, что именно психология социального познания займет лидирующее место. В самом деле, есть ли что более важное для человека в сложном сегодняшнем мире, чем ПОЗНАТЬ, что его окружает, какие ПЕРЕЖИВАНИЯ это окружение в нем вызывает и, наконец, как же в этих условиях следует ДЕЙСТВОВАТЬ. Не случайны, по-видимому, весьма оптимистичные высказывания исследователей о перспективах психологии социального познания в наступающем веке.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 |