Имя материала: Психология социальной работы

Автор: М.В.ФИРСОВ

2. взаимосвязь консультирования и практической социальной работы

 

Сравнительный анализ различных параметров психологического консультирования и практической социальной работы с клиентами/семьями (обозначаемой в зарубежной практике как «работа со случаем») позволяет выделить в них множество схожих элементов.

Практически идентичными являются этические принципы консультирования в той области социальной работы, которая относится к непосредственной работе с клиентами. К ним, в первую очередь, относятся такие ценности, как самоопределение, уважение к личности клиента, вера в способность человека к изменению, духовному росту и совершенствованию, поддержка прав клиента на самостоятельные решения и выбор (с этим связан и запрет давать советы), честность и справедливость.

Более частными характеристиками работы со случаем считаются: индивидуальный подход, выражение чувств, контролируемое эмоциональное включение, принятие клиента и ориентация на его ценности и нормы, доброжелательное и безоценочное отношение к клиенту, самоопределение клиента, конфиденциальность, разграничение личных и профессиональных отношений, включение клиента в процесс консультирования в рамках партнерских отношений.

В зарубежной литературе и профессиональных этических кодексах нередко в качестве ценностей социальной работы фактически обозначаются ее цели: способствовать социальной справедливости и социальному благоденствию, повышать качество жизни людей и противостоять различным формам дискриминации. При этом предполагается расширение количества доступных выборов, стимулирование активности и развитие способностей клиентов в плане самостоятельного принятия решений, и в целом — контроля над своей жизнью [5; 7; 14; 20].

Как отмечает Седен (Seden, 1999), существует шесть основных квалификационных требований к деятельности социального работника:

1)  осуществлять коммуникацию и вовлекать в деятельность;

2)  поддерживать и активизировать;

3)  обследовать, диагностировать и планировать;

4)  воздействовать и оказывать услуги;

5)  работать в организациях;

6)  повышать профессиональную компетентность.

При этом для налаживания эффективной практической социальной работы недостаточно обеспечить профессиональный административный и организационный контроль, четкую нормативно-правовую базу, необходимо также соблюдать условия, приведенные ниже.

Даже в ситуациях дефицита времени социальные работники должны овладевать базовыми консультативными навыками, что способствует более четкой и эффективной коммуникации.

Клиенты должны иметь право говорить о том, что они сами считают своими нуждами, и при этом быть услышанными, понятыми и воспринятыми с уважением.

Предлагаемые и оказываемые услуги должны быть согласованы с их потребителями и соответствовать их потребностям.

Нельзя считать хорошей практикой поспешное и навязанное оказание услуг: в долгосрочной перспективе это окажется менее эффективным и более дорогостоящим, нежели затраты большего времени и внимания на выслушивание и разговор с клиентом на начальной стадии собеседования и диагностики ситуации клиента.

Социальная работа представляет собой деятельность, в которой межличностное взаимодействие между потребителем услуг и теми, кто их оказывает, чрезвычайно значимо с точки зрения получения эффективных результатов.

В центре внимания практической социальной работы должны быть потребители услуг с их личностными ресурсами, мнениями и мотивами (естественно, при условии их соответствия нормам закона и этики).

В связи с этим становятся очевидными причины высокой значимости практических консультативных умений для всех уровней и направлений практической социальной работы.

Сердцевиной эффективной практической помощи являются взаимоотношения.

Уважение к другим является базовым этическим принципом как консультирования, так и социальной работы.

Работа с клиентами в разных фазах их жизненного цикла приводит социальных работников к необходимости осуществлять вмешательство в кризисных ситуациях и выполнять другие функции консультантов.

Как сами социальные работники, так и клиенты отмечают ценность и полезность использования в практике помощи консультативных навыков [33. — С. 13, 16 — 17].

Весьма важным представляется анализ структуры и содержания работы с клиентом в рамках процесса консультирования и практической социальной работы. Сравнение структурных моделей этих двух видов профессиональной деятельности — так называемой эклектической модели консультативного процесса Б.Е.Джиланда (В.Е.Gilland) |5. — С. 18] и общепринятой в мировом профессиональном сообществе модели социальной работы со случаем [35] — позволяет выявить почти полную их изоморфность (рис. 3).

 

Оценка

 

 

 

Закрытие

случая

 

 

 
 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Рис. 3. Практические модели работы консультанта и социального работника

 

Как отметил А. Кадушин (A. Kaduchin, 1990), собственно консультирование в принципе аналогично такому методу социальной работы, как терапевтическая беседа, имеющая своей целью инициирование изменений. Однако в нее включены элементы интервью — сбора информации (социальное исследование) и диагностической беседы (оценки и принятия решений о желательности предоставления той или иной услуги). Соответственно, целью терапевтической беседы является выявление изменений в клиенте и/или в его социальной ситуации для более эффективного социального функционирования, в частности помощи клиенту более эффективно взаимодействовать с проблематичной социальной ситуацией [27. - С. 13].

Практически идентичными являются также требования к личностным и профессиональным характеристикам консультанта и социального работника. Прежде всего, в данном контексте можно ориентироваться на структурное определение консультирования как «набора верований/убеждений, ценностей и поведенческих элементов».

Верования: особая форма взаимоотношений и контактирования, которые могут быть полезны клиенту и способствовать его личностному росту.

Ценности: признание значимости каждого человека, уважение личностной автономии и желательность саморегуляции и контроля над своей жизнью.

Поведение: слушание, ощутимая теплота, открытые вопросы, ободрение, предметность и конкретность, сочетание поддержки и противостояния, выбор стратегии для определения задач и плана действий [25. - С. 184].

В конце 1960-х — середине 1970-х гг. был поставлен под сомнение тезис К.Роджерса о том, что необходимыми и достаточными для успешного консультанта являются такие качества, как безусловное положительное отношение и принятие клиента, конгруэнтность, открытость и искренность, эмпатийность. Ряд авторов отметили, что эти качества являются необходимыми, но не достаточными. В частности, консультанты должны уметь обучать клиентов различным жизненным и стрессоустойчивым навыкам, иначе они могут не только не принести пользу клиентам, но и способствовать ухудшению их состояния.

Вообще выяснилось, что в таких помогающих сферах деятельности, как консультирование, психотерапия и обучение, качество межличностных отношений между профессионалом и клиентом гораздо важнее методологии помощи, которой придерживается специалист.

В конце 1970-х гг. в рамках ряда корреляционных исследований в области консультирования и психотерапии было обнаружено, что эффективность оказываемой помощи положительно коррелирует не только с эмпатийностью, уважительностью и искренностью консультанта, но и со степенью совпадения ценностных ориентации консультанта и клиента: чем она выше, тем более успешно проявлялась оказываемая помощь. Не обнаружено положительной корреляции успешности оказываемой помощи с полом, этнической принадлежностью и опытностью консультанта, а также тем, подвергался ли он сам ранее психотерапии. Наконец, эффективность оказываемой помощи снижается, если у консультанта есть собственные эмоциональные проблемы [25. — С. 175— 176].

К основным группам консультативных практических умений относят следующие: когнитивные, межличностные, навыки принятия решений, умение использовать имеющиеся ресурсы.

В базовые процессуальные умения входят: настройка на работу, наблюдение, эмпатия, активное слушание, установление и сохранение взаимоотношений, умение справляться с аффективными состояниями, баланс между опекой и контролем, рефлексия, поддержка, использование базовых ценностей и знаний. Некоторые авторы выделяют так называемые «центральные качества» — эмпатию, уважение и искренность плюс сбалансированное соотношение поддержки («теплое участие») и активизации (выработка нового ракурса видения клиента или ситуации) [24. — С. 30].

В проведенном Р. Кочюнасом обзоре зарубежной специальной литературы и нормативных документов [5. — С. 26 — 32] перечислены разнообразные профессионально желательные личностные характеристики консультанта: проявление глубокого интереса к людям и терпение в общении с ними; чувствительность к установкам и поведению других людей; эмоциональная стабильность и объективность; доверие к людям и способность вызывать доверие других людей; уважение ценностей и прав других людей; проницательность; отсутствие предубеждений; самопонимание; сознание профессионального долга; эмпатия, внимательность и чуткость (но не высокая сензитивность); умение выслушать, теплота и сердечность (но не сентиментальность); объективность (неотождествление себя с клиентами), высокий социальный интеллект, внутренний локус контроля, гибкость и отсутствие собственных серьезных проблем.

Интегративная модель личности эффективного консультанта должна включать такие характеристики, как аутентичность, открытость собственному опыту, развитие самопознания, сила характера, толерантность к неопределенности, личная ответственность, умение ставить реалистичные цели, способность к эмпатии.

В целом можно утверждать, что эффективный консультант — это прежде всего личностно и социально зрелый человек. Так, в перечень требований Британской ассоциации консультирования к подготовке консультантов входят:

самоосознание, зрелость и стабильность;

способность использовать и осознавать жизненный опыт;

способность работать с эмоциональными и интеллектуальными запросами;

способность выстраивать помогающие отношения;

способность быть самокритичным [20. — С. 73—74].

К особо вредным для консультанта чертам относят авторитарность, пассивность и зависимость, замкнутость, склонность использовать клиентов для удовлетворения своих потребностей, неумение быть терпимым к различным побуждениям клиентов, невротическую установку в отношении денег [5].

Кроме того, как отмечает Ф.Парслоу, для некоторых консультантов трудно (возможно, бессознательно) отказаться от власти и контролирующих функций, т.е. выйти из роли экспертов и помогать клиентам самоутвердиться [12. — С. 13].

Логхари и Рипли (Loughary and Ripley, 1979) выделили четыре типа нежелательных подходов в работе людей, претендующих на то, чтобы считаться консультантами:

1.  «Вы думаете, что это у вас проблема?! Давайте-ка я расскажу вам о своей!»

2.  «Я скажу вам, что нужно делать».

3.  «Мне это понятно, поскольку у меня однажды была точно такая же проблема».

4.  «Я все заботы возьму на себя».

Первые три подхода считаются однозначно непродуктивными, в то время как четвертый, хотя и предполагает непосредственные действия по решению проблемы и может быть применен при вмешательстве в кризисную ситуацию, не дает возможности клиенту освоить идеи и навыки, которые в будущем помогли бы ему самостоятельно справляться с вновь возникшими проблемами такого же рода [25. — С. 175 — 176].

Наконец, и консультанты (психологи и психотерапевты), и практические социальные работники нередко страдают от одних и тех же «производственных вредностей». К ним можно отнести, в первую очередь, навязанность общения, монотонию и психическое пресыщение из-за рутинности запросов и психологической «типажности» объективно сложных клиентов, невозможность эмоциональной разрядки во время работы и необходимость все время быть «в форме» (психологическая несвобода), наконец, постоянное соприкосновение с отчаянием, болью, страданиями и горем других людей. Все это может приводить к психологической истощаемости, «синдрому выгорания» и снижению степени удовлетворенности своей профессиональной деятельностью.

По-видимому, высокая степень совпадения различных структурных и инструментальных элементов консультирования и практической социальной работы объясняется, с одной стороны, общностью целей, задач и объектов профессиональной деятельности, с другой — тем фактом, что социальная работа является прикладной междисциплинарной отраслью, многое заимствовавшей из различных гуманитарных (обществоведческих и человековедческих) дисциплин.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 | 76 | 77 | 78 | 79 | 80 | 81 | 82 | 83 | 84 | 85 | 86 | 87 | 88 | 89 | 90 | 91 | 92 | 93 | 94 | 95 | 96 | 97 | 98 | 99 | 100 | 101 | 102 | 103 | 104 | 105 | 106 | 107 | 108 | 109 | 110 | 111 | 112 | 113 | 114 | 115 | 116 | 117 | 118 | 119 | 120 | 121 | 122 | 123 | 124 | 125 | 126 | 127 | 128 | 129 | 130 | 131 | 132 | 133 | 134 | 135 | 136 | 137 | 138 | 139 | 140 | 141 | 142 | 143 | 144 | 145 | 146 | 147 | 148 | 149 | 150 | 151 | 152 | 153 | 154 | 155 | 156 | 157 | 158 | 159 | 160 | 161 | 162 | 163 | 164 | 165 | 166 | 167 | 168 | 169 | 170 | 171 | 172 | 173 | 174 | 175 | 176 | 177 | 178 | 179 |