Имя материала: Психология социальной работы

Автор: М.В.ФИРСОВ

Психосоциальное консультирование как метод практической социальной работы

 

Интегративное понятие «психосоциальное консультирование» базируется, в первую очередь, на необходимости повышения эффективности помощи клиентам за счет интеграции, или синтеза, элементов психологических и социальных технологий.

Весьма примечательно, что идея интеграции все чаще звучит как в профессиональном сообществе консультантов и психотерапевтов, так и в среде социальных работников. Еще К. Роджерс указывал на целесообразность использования непрямого воздействия, или «средового» подхода. По его мнению, необходимо четко представлять себе не только те факторы, которые свидетельствуют, что в том или ином конкретном случае рекомендуется использовать метод консультирования, но также и те критерии, которые говорят в пользу непрямого воздействия. К таким критериям можно отнести следующие.

1.  Компонентные факторы, характеризующие ситуацию индивидуального приспособления, настолько неблагоприятны, что, даже изменив свои установки и достигнув инсайта, индивид не в силах с ними справиться.

2.  Индивид недоступен для консультирования в том смысле, что не удается обнаружить какие-либо средства, с помощью которых он мог бы выразить свои эмоции и проблемы.

3.  Эффективное воздействие на окружающую среду проще и эффективнее, чем прямая терапия. Это условие, видимо, является определяющим только тогда, когда порождающая проблему ситуация почти полностью относится к влиянию среды: неадекватная школьная программа, неблагоприятное место проживания, нетерпимый и некомпетентный воспитатель или какой-то иной фактор внешней среды, который порождает проблему.

4.  Индивид слишком молод или слишком стар, недостаточно развит интеллектуально, слишком нестабилен для прямого метода терапии.

5.  Консультирование может быть назначено как вспомогательная мера, тогда как основное внимание будет сосредоточено на изменении факторов внешней среды [15. — С. 86 — 87].

Отмечается также, что консультирование не может рассматриваться как замена «здоровых» систем, характеризующихся уважением к людям, открытыми, искренними и позитивными взаимоотношениями, включающими в себя сотрудничество и решение проблем. «Здоровые» системы так же важны для благополучия людей, как и консультирование. Поэтому консультанты не должны ограничиваться традиционным взаимодействием «лицом к лицу»: в багаже консультанта должны быть такие меры воздействия, как желание и умение работать в направлении системных изменений, включаться в «системы» и «властные структуры» [25. — С. 193].

Ряд авторов указывают на целесообразность и полезность использования в практике психотерапии концепции активизации клиента, широко применяющейся в социальной работе с целью развития способности клиента контролировать свою жизнь и отстаивать свои права. В частности, речь идет о помощи психотерапевта клиенту в плане использования им ресурсов поддержки со стороны окружающего его мира (семьи, друзей, социальных служб, добровольческих и религиозных организаций и пр.). Иначе говоря, в терапевтической работе необходимо использовать «естественный контекст» жизни клиентов.

При этом выделяется значительное количество факторов, общих для психотерапии и социальной поддержки как помогающих профессий. В данном контексте социальная поддержка/помощь рассматривается как метаконструкт, включающий в себя сети поддержки, поддерживающее поведение и субъективное ощущение клиентом этой поддержки. Если более конкретно, то социальная поддержка — это социальная деятельность, воспринимаемая как усиление (или подключение) межличностной помощи для преодоления стресса в виде эмоциональной поддержки, когнитивного реструктурирования или действенной помощи. Косвенно эффективность предоставляемой помощи повышается также вследствие повышения самооценки и ощущения эффективности процесса преодоления проблем. Еще конкретнее: социальная поддержка — это активное участие значимых других (дополнительный ресурс) в смягчении или преодолении индивидом своей стрессовой ситуации.

Психотерапевт, использующий местные и сетевые ресурсы, преследует одну из двух основных целей. Во-первых, психотерапевт заинтересован в том, чтобы помочь клиенту узнать новые альтернативы поведения, стиля жизни, взаимоотношений, убеждений или действий. Вторая цель использования местных и сетевых ресурсов — помочь клиенту включиться в виды деятельности, повышающие самооценку. К техникам достижения этих целей, т.е. взаимодействия между консультативными сессиями и естественным контекстом, можно отнести ведение дневника, контрактирование и ролевые игры. Конечная цель такого рода психотерапии — усиливать способность клиента к привлечению и использованию социальной поддержки [28. — С. 402 — 414].

С другой стороны, по мнению Т. Бамфорда (Т. Bamford, 1990), в рамках оказания социальных услуг следует использовать разнообразные консультативные навыки, особенно при работе с клиентами, нуждающимися в терапевтическом подходе для того, чтобы справиться с утратой, изменениями и адаптацией. В данном контексте социальная работа видится как взаимоотношения между социальными работниками и клиентами, в рамках которых социальные работники пытаются помочь клиентам лучше понять свои проблемы и собственные способности к изменениям, а также, в случае необходимости, используют социальные ресурсы для обеспечения процесса изменения.

С точки зрения К. Вудмэнси (C.Woodmansey, 1985), оказание социальных услуг нередко носит «индустриальный» характер, включающий в себя не столько консультирование, сколько бюрократические процедуры и инструктаж, в то время как многим клиентам, которые бывают тревожны, подозрительны или агрессивны в отношении тех, кто вмешивается в их жизнь, нужен как раз недирективный тип помощи, тем более что им нередко в принципе психологически трудно обращаться за социальной помощью [20. — С. 42—44].

Консультативные умения, по мнению Седена (Seden, 1999), должны способствовать эффективному достижению целей вмешательства в жизнь клиента в процессе социальной работы. При этом в рамках поддерживающих отношений, которые должны быть выстроены на принципах гуманизма и законности, следует относиться к клиенту с уважением, как к уникальной, а не патологической, личности.

В контексте психосоциального подхода воздействие начинается со сложной и многоплановой оценки и диагностики ситуации, требующей многосторонних знаний и умений, необходимых для понимания особенностей личности клиента, ценностных ориентации, прошлого опыта, семьи и внесемейной среды окружения, содержания запроса на помощь. Само вмешательство может также включать в себя работу не только непосредственно с клиентом, но и с другими референтными людьми, специалистами, социальными системами. В рамках такой работы социальный работник может играть роли (выполнять функции) консультанта, помощника, переводчика, посредника, адвоката, брокера, наставника и др., но все это — при активном участии клиента [16].

Психосоциальный подход направлен на снижение уровня стресса и устранение внутреннего или внешнего конфликта в рамках проблемной ситуации посредством длительных поддерживающих и обучающих отношений. В качестве инструментария используются две основные процедуры — поддержка и модификация.

Процедуры поддержки:

1. Вентилирование, прояснение (такое облегчение чувств и мыслей, которое позволяет подавленному клиенту сконцентрироваться на решении проблемы).

2. Реалистическое успокаивание (поддерживать контакт человека с реальностью; не обещать того, что не может быть выполнено; держать в фокусе оценку внешних фактов — все это усиливает способности клиента к ориентации в мире реалий).

3. Принятие во взаимоотношениях (клиент не должен защищаться против «плохих» чувств, повышать уровень критицизма в отношении себя, испытывать переутомление, ригидность, стыд по поводу наличия проблемы).

4. Логическая дискуссия (позволяет социальному работнику оценить способность клиента рассуждать и противостоять реальности без ухода в фантазию, симптомы физической болезни, пессимизм и т.д).

5. Демонстрационное поведение (можно применять в качестве примера устойчивости к фрустрации, установлению ограничений, видения перспектив, рассуждений — все это усиливает силу Я клиента, который может эти образцы скопировать и со временем интернализировать).

6. Предоставление информации (с целью повышения мотивации клиента на решение проблемы, поскольку это вселяет надежду, разделяет факты на те, что «внутри» личности, и те, что «снаружи», и предотвращает магические ожидания).

7. Предоставление советов и опеки (способствует расширению понимания, поддерживает собственные усилия клиента по сохранению контроля, уменьшает сомнения и страх перед неизвестным, внушает надежду и способствует возможностям для рефлексии, адаптации и готовности к тому, чтобы справиться с ситуацией).

8. Средовые воздействия (помощь с жильем, деньгами, защитой прав Добывая необходимые ресурсы, социальный работник показывает дополнительные способы решения проблемы).

Модифицирующие процедуры также направлены на снижение внешнего давления и на нахождение клиентом решения проблемы.

1. Рефлективное общение в целях усиления самопознания клиента; помощь клиенту в видении в новом свете его мнений, установок, поведения, чувств, прошлых травм, раннего жизненного опыта, когда взаимоотношения с социальным работником используются в качестве корректирующего эмоционального опыта.

2. Техники конфронтации предполагают акцентирование на характерных для клиента особенностях мышления, эмоциях/чувствах и поступках/поведении.

3. Техники прояснения, главным образом — интерпретация, например для активизации защитных механизмов [22. — С. 115 — 117].

В вышеприведенном перечне очевидно сочетание техник психологического консультирования и социальной работы. Следует также отметить, что в практической социальной работе с семьей широко используются методология и инструментарий системной семейной психотерапии.

Начиная с 1970-х гг., многие теоретики, разрабатывающие методики практической «социальной работы со случаем» (т. е. с индивидуумами и семьями), стали говорить о необходимости перехода от ориентации на потребности клиента к ориентации на решение проблем. В последнем случае речь идет не о «приспособлении» или «адаптации», а о том, чтобы помочь клиенту/семье более эффективно и удовлетворительно справляться с теми или иными проблемами жизнедеятельности или межличностных отношений. Именно в это время появился так называемый «проблемно-ориентированный подход», в рамках которого оказываемая помощь непосредственно связана с проблемами клиентов и их осознанным отношением к этим проблемам.

Проблемы порождаются неудовлетворенными потребностями и желаниями, и большинство проблем люди могут решить сами или хотя бы уменьшить их остроту. Но иногда принятие решенийблокируется состоянием психики клиента, его окружением или отсутствием средств. Социальный работник не склонен пессимистически рассматривать своих клиентов как жертв патологии или обстоятельств и верит в их способность преодолеть возникшие проблемы. Он должен помочь клиенту осознать свои проблемы и облегчить реализацию действий по их решению. Данная модель ориентирована в основном на настоящее, а не на прошлое и предполагает изучение психологического и ситуационного контекста данной проблемы. Нормативная продолжительность 8 — 12 консультативных сессий за 3—4 месяца.

В настоящее время за рубежом развивается очень похожее направление в психологическом консультировании и психотерапии — «краткосрочная психотерапия, ориентированная на решение проблем», с продолжительностью основного этапа работы от 3 — 4 до 7— 8 консультативных сессий.

Именно вышеизложенными факторами и объясняются требования Британского центрального совета по подготовке социальных работников [20. — С. 90]: социальные работники, в числе прочего, должны знать и понимать цели, методы и теории для следующих видов практики: консультирование, защита прав и интересов клиента, ведение переговоров, вмешательство в ситуациях кризиса, семейная терапия, социальное образование.

Для всех направлений практической социальной работы необходимы, по крайней мере, базовые консультативные навыки, хотя для всех социальных работников нет нужды быть способными осуществлять глубинное консультирование. К таким базовым навыкам можно отнести следующие:

•  направленное внимание, активное слушание, безоценочное принятие;

• перефразирование, отражение, суммирование и контроль;

• умение применять различные типы вопросов (в том числе ненаводящие, открытые) и альтернативные способы обратной связи;

• эмпатическое понимание, установление причинно-следственных связей, открытость;

•  стимулирующая проблематизация, конфронтация, работа с защитами;

• целеполагание, решение проблем, техники фокусировки;

• понимание языка тела;

• избегание оценочных и морализаторских суждений;

•  осознание границ, техники структурирования, способность конструктивно говорить на трудные темы;

• умение предоставлять обратную связь, владение техниками снятия напряжения, избегание враждебности и умение с нею справляться.

Все эти навыки, традиционно рассматриваемые в рамках консультативного процесса, необходимы и для социальной работы с различными типами случаев, с разными клиентами, в различных учреждениях и при надомном обслуживании [33. — С. 9 — 10].

В числе межличностных навыков и умений социального работника-консультанта должны быть способности:

выстраивать и поддерживать деловые/рабочие взаимоотношения;

работать с чувствами и осознавать их влияние на самих себя и других людей;

уметь работать с агрессивностью клиентов, их враждебностью и гневом, отчетливо осознавая риск для себя и других;

выявлять, понимать и интерпретировать поведение и установки.

Особого обсуждения заслуживает проблема психосоциальной работы с семьей, которую трудно осуществлять без специальной психологической подготовки в области семейного консультирования.

Семья и дети являются одним из центральных объектов социальной защиты и поддержки. Социально уязвимых семей и семей так называемой «группы риска» традиционно довольно много: семьи неполные и многодетные, в предразводной и послеразводной ситуациях, семьи с престарелыми, больными, инвалидами, алкоголиками и пр. Произошедшие в постсоветской России глубокие социально-экономические перемены привели к снижению уровня жизни больших групп населения, стрессу и, как следствие, к росту числа невротических реакций, депрессивных состояний и суицидов, конфликтности и дисгармоний в супружеских отношениях, нарушений поведения детей, вплоть до девиантного и делинквентного, и в целом — к ухудшению социально-психологической адаптированности семьи и отдельных ее членов.

В итоге дестабилизированная семья оказалась неспособна как социальный институт полноценно и качественно выполнять свои разнообразные функции; отсюда — снижение рождаемости, качества семейного воспитания, рост психосоматических заболеваний, преступности на семейно-бытовой почве, алкоголизации и наркотизации населения, в том числе молодежи, и других негативных явлений, в совокупности дающих картину ухудшения социального здоровья общества. Соответственно, резко возрос запрос семьи на помощь со стороны государства, в частности социальных служб.

В перечень должностных обязанностей социального работника и социального педагога входят разнообразные направления и виды деятельности, связанные с поддержкой и защитой семьи, — от работы в качестве социального статистика и администратора до функций просвещения и консультирования в сфере семейной педагогики и психологии. Однако на практике социальная и социально-педагогическая работа с семьей сводится главным образом к сбору данных о нуждающихся в поддержке семьях и распределению между ними тех или иных видов материальной помощи — продуктов, денег, лекарств, путевок, билетов и т.п., а также к организационной культурно-массовой работе. При этом не удовлетворяется характерный для подавляющего большинства клиентов/семей явный или скрытый запрос на психологическую поддержку, что объясняется, с одной стороны, изначально заложенной в социальной политике ориентацией на дистрибьютивный характер материальной социальной помощи, с другой — отсутствием межпрофессионального взаимодействия сотрудников социальных служб с практическими психологами и неподготовленностью большинства специалистов к интегративной психосоциальной работе с семьей.

Одним из наиболее распространенных подходов в странах с развитой и адресно дифференцированной социальной работой является системный (и близкий к нему структурный) подход, основанный на положениях из теории биологических систем Людвига фон Берталанфи и теорий коммуникации Дона Джексона и Грегори Бейтсона.

Согласно этому подходу, семья рассматривается как социально-психологическая система, имеющая определенную структуру с теми или иными подструктурами (например, «супруги», «дети», «бабушка и внук») и системой взаимоотношений, отражающейся в поведении всех членов семьи. Для семьи как системы характерны две потенциально противоречащие друг другу тенденции: тенденция к сохранению гомеостаза (стабильности) и тенденция к изменениям.

Следует отметить, что дестабилизация семьи может быть вызвана разными причинами (в мировой литературе подробно описаны типологии семейных кризисов), однако в контексте психосоциальной работы в первую очередь следует выделить такие типы кризисов, как «снег на голову» — шоковое состояние вследствие резко ухудшившегося положения семьи из-за каких-либо внешних обстоятельств (потеря работы, снижение уровня материального благосостояния, вынужденная миграция и пр.); «кризис опеки» — результат недееспособности кого-либо из членов семьи (новорожденный, хронически больной, инвалид или престарелый); «кризис развития», связанный с этапами развития семьи.

Типовая модель, обозначаемая как «цикл развития семьи», включает в себя шесть базовых этапов, через которые проходят подавляющее большинство семей (рис. 4).

Одной из наиболее характерных черт жизненного цикла многих российских семей является недостаточность или отсутствие физического и, главное, психологического разделения поколений (так, например, подавляющее большинство молодых семей продолжают жить вместе с родителями одного из супругов).

 

Рис. 4. Типовая модель развития семьи:

 

1 — стадия «монады» (добрачный период человека брачного возраста); 2 — вступление в брак; 3 — рождение первого ребенка; 4 — семья с ребенком/детьми подросткового возраста; 5 — «вылет последнего ребенка из родительского гнезда»; 6 — развод или смерть супруга(и)

 

В результате многие родители активно вмешиваются в личную жизнь своего взрослого ребенка на этапе выбора им спутника жизни, а в случае заключения брака фактически имеет место не образование новой семьи, а приход нового члена семьи в родительскую семью. На стадии рождения первого ребенка часто бывает неясно, кому принадлежат родительские функции — матери или бабушке, а впоследствии нерешенные детско-родительские проблемы обычно транслируются на взаимоотношения с собственными детьми. В серьезном кризисе могут оказаться супруги среднего возраста, нередко находящиеся «между молотом и наковальней»: с одной стороны, традиционные трудности взаимоотношений с ребенком подросткового возраста, с другой — груз ухода за беспомощными и/или больными стариками-родителями.

Вышеупомянутые и другие возникающие проблемы семейная система, стремясь сохранить состояние гомеостаза, часто пытается решить неадекватными способами, и у одного или нескольких ее членов появляется, в терминах системного подхода, «симптом». Им может быть психосоматическое заболевание, алкоголизация, упорное сопротивление трудоустройству, уход из дома, ухудшение поведения или школьной успеваемости ребенка, попытка суицида, насилие в семье, совершение правонарушения и многое другое, с чем приходится повседневно сталкиваться сотрудникам социальных служб. И поскольку социальный работник фактически пытается «лечить» симптом, имеющий высокую прагматическую ценность в качестве фактора, хоть и неадекватным образом, но сплачивающего семью, в результате неосознаваемого сопротивления клиента (семьи), эффективность помощи резко снижается, поскольку не устраняется причина «болезни», т.е. семейная дисфункция. Например, если взаимоотношения супругов дошли до предразводной стадии, то нередко в такой ситуации их ребенок или становится «плохим», или заболевает, или совершает попытку суицида, неосознанно пытаясь сплотить конфликтующих родителей в борьбе против возникшей проблемы.

Рис. 5. Модель психосоциального консультирования

 

На основании имеющегося мирового опыта можно предположить, что применение системного подхода в практике психосоциальной работы с семьей позволило бы резко повысить не только ее эффективность, но и экономичность за счет использования помимо социальных также личностных и семейных ресурсов [2; 17].

На основании вышеизложенного модель психосоциального консультирования клиентов/семей может быть представлена следующим образом (рис. 5). Этот вид профессиональной помогающей деятельности клиентам/семьям включает в себя базовые ценности, принципы, объекты, цели, задачи и методический инструментарий как психологического консультирования, так и практической социальной работы (ведения случая). При этом следует заметить, что психологическое консультирование — уже и глубже, ибо воздействие направлено только на личность/семейную систему, использование личностных/семейных ресурсов с целью помощи клиенту посредством фасилитации личностного роста, оптимизации психоэмоциональных состояний и межличностных отношений. Психосоциальное консультирование — шире, так как воздействует на мезо- и микросоциальное окружение, используя как личностные, так и социальные ресурсы с целью помощи клиенту в контексте социальной (ре)адаптации, реабилитации и концепции независимой жизни. Иначе говоря, психосоциальное консультирование имеет место тогда, когда оказываемая клиентам/населению помощь предполагает параллельное использование как личностных, так и социальных ресурсов.

Проведенный Седеном (Seden, 1999) опрос социальных работников — сотрудников социальных служб различного профиля и медико-реабилитационных учреждений, которым приходится использовать консультативные техники, — выявило следующую картину (табл. 6).

Таблица  6

 

Использование социальными работниками консультативных навыков

в повседневной профессиональной деятельности

 

 

Консультативный навык

 

Частота использования, \%

 

Всегда

 

Часто

 

Иногда

 

Никогда

Направленное внимание

71

29

0

0

Слушание

93

7

0

0

Активное слушание

57

43

0

0

Проявление эмпатии

28

64

8

0

Принятие

57

28

15

0

Искренность

28

57

15

0

Перефразирование

30

35

35

0

Отражение

30

34

36

0

Суммирование

38

38

24

0

Вопросы

20

60

20

0

Ненаводящие открытые вопросы

21

54

25

0

Стимулирующая проблематизация

7

43

50

0

Конфронтация

0

56

44

0

Установление причинно-следственных связей

7

53

40

0

Оперативная обратная связь

7

53

40

0

Работа с защитами

7

40

53

0

Целеполагание

28

36

36

0

Решение проблем

36

64

0

0

 

Использование в практической социальной работе консультативных навыков должно отвечать ряду условий. Прежде всего, социальный работник обязан четко осознавать содержание и пределы своей компетенции в области консультативных навыков, а также хорошо знать, куда можно направить клиента для получения более квалифицированной консультативной и психотерапевтической помощи (бесплатной или платной). При этом одна из задач социального работника — помочь клиенту избежать манипуляций и злоупотреблений [33. — С. 12 — 13].

Библиография

 

1. Алешина Ю.Е. Индивидуальное и семейное психологическое консультирование. — М., 1994.

2. Барнз Дж.Г. Социальная работа с семьями в Англии. — М., 1993.

3. Владимирова И. М., Овчинников Б. В. Методика психологического консультирования в социальной работе // Вестник психосоциальной и коррекционно-реабилитационной работы. — 1996. — № 2 — С. 14 — 30.

4. Гуслякова Л. Г., Кувшинникова В.А., Синцова Л. К. Сборник задач и упражнений по социальной работе. — М., 1994.

5. Кочюнас Р. Основы психологического консультирования. — М., 1999.

6. Линде Н.Д. Психотерапия в социальной работе. — М., 1996.

7. Мейер К.Х. Практика социальной работы: Обзор основных направлений // Энциклопедия социальной работы: В 3 т. / Под ред. Л.Э. Кунельского, М.С. Мацковского. - М., 1994. - Т. 2. - С. 301-308.

8. Меновщиков В. Ю. Введение в психологическое консультирование. — М., 1998.

9. Нельсон-Джоунс Р. Теория и практика консультирования. — СПб., 2000.

10. Немое Р. С. Основы психологического консультирования. — М., 1999.

11. Пахальян В.Э. Основные проблемы психологической практики в учреждениях социальной защиты и помощи // Российский журнал социальной работы. — 1995. — № 2. — С. 70 — 72.

12. Принцип активизации в социальной работе / Под ред. Ф. Парслоу. — М., 1997.

13. Рид У.Дж. Проблемно-ориентированный подход//Энциклопедия социальной работы: В 3 т. / Под ред. Л.Э.Кунельского, М.С. Мацковского. - М., 1994. - Т. 2. - С. 329-334.

14. Роджерс К. Взгляд на психотерапию: Становление человека. — М., 1994.

15. Роджерс К. Консультирование и психотерапия: Новейшие подходы в области практической работы. — М., 1999.

16.  Тернер Ф.Дж. Психосоциальный подход // Энциклопедия социальной работы: В 3 т. / Под ред. Л.Э.Кунельского, М.С.Мацковского. — М., 1994.-Т. 2.-С. 413-416.

17. Шапиро Б.Ю. Системный подход в психосоциальной работе с семьей // Системный подход в социальной работе / Сост.-ред. В.В.Колков. - М., 1997. - С. 104-108.

18. Шульман Л. Консультации//Энциклопедия социальной работы: В 3 т. / Под ред. Л. Э. Кунельского, М. С. Мацковского. — М., 1994. — Т. 2. — С. 31-34.

19. Щукина Н.П. Консультирование как метод социальной работы // Российская энциклопедия социальной работы: В 2 т. / Под ред. А. М. Панова, Е.И.Холостовой. — М., 1997. —Т. 1. — С. 265 — 270.

20. Brearly J. Counselling and social work. — Buckingham, 1995.

21.  Campbell P. H. The integrated programming team. — L., 1987.

22.  Coulshed V. Social work practice. An introduction. — 2-nd ed. — L., 1994.

23.  Culley S. Integrative counselling skills in action. — L., 1999.

24. Egan G. The skilled helper (5-th ed.). — Belmont, 1994.

25. Herbert M. (ed.). Psychology for social workers. — L., 1993.

26.  Heron J. Helping the client (3-rd ed.). — L., 1993.

27.  Kadushin A. The social work interview: a guide for human service professionals. — N.Y., 1990.

28. Kanfer F. H., Goldstein A. P. (eds.). Helping people change. A textbook of methods. — Boston, 1991.

29. McLeod J. An introduction to counselling. — Buckingham, 1994.

30. Nicolson P., Bayne R. Applied psychology for social workers (2-nd ed.). — L., 1993.

31.  Ovretveik J. Five ways to describe a multidisciplinary team // Journal of Interprofessional Care. — 1996. — № 2.

32. Payne M. Working in teams. — L., 1993.

33. Seden J. Counselling Skills in Social Work Practice. — Buckingham, 1999.

34. Sutton J., Stewart W. Learning to Counsel. — Oxford, 1998.

35. Zastrow Ch. Introduction to social work and social welfare. — Belmont, 1993.

 

Вопросы и задания

 

1. Какие основные виды помощи оказываются специалистами по социальной работе?

2. Что понимают под консультированием в практике помогающих профессий?

3. В чем основное различие консультирования и психотерапии?

4. Раскройте основные цели и задачи консультативной помощи.

5. Дайте характеристику основным школам консультирования.

6. Раскройте взаимосвязь консультирования с социальной работой.

7. В чем состоит специфика поддержки в психосоциальной работе?

 

Темы для докладов и рефератов

 

1. «Эклектические» модели консультативного процесса.

2. Консультативные модели социальной «работы со случаем».

3. «Транстеоретические» конструкты консультирования.

4. Психосоциальная работа и проблемы консультативного процесса.

 

Основные понятия:

запрос, интегративная терапия, клиент, клиническо-ориентированная психотерапия, консультирование, конфликтогенные зоны, личностно-ориентированная психотерапия, отреагирование, помогающие стратегии, психокоррекционное воздействие, психотерапия, самоактуализация, стрессоустойчивые навыки, целеполагание, эмпатическое слушание.

 

Рекомендуемая литература

 

1. Алешина Ю.Е. Индивидуальное и семейное психологическое консультирование. — М.: РИЦ Консорциума «Социальное здоровье России», 1994.

2. Барнз Дж. Г. Социальная работа с семьями в Англии. — М., 1993.

3. Владимирова И.М.,  Овчинников Б. В. Методика психологического консультирования в социальной работе // Вестник психосоциальной и коррекционно-реабилитационной работы. — 1996. — № 2. — С. 14 — 30.

4. Кочюнас Р. Основы психологического консультирования. — М., 1999.

5. Линде Н.Д. Психотерапия в социальной работе. — М., 1996.

6. Мейер К.Х. Практика социальной работы: Обзор основных направлений // Энциклопедия социальной работы: В 3 т. / Под ред. Л. Э. Кунельского, М. С. Мацковского. - М., 1994. - Т. 2. - С. 301 -308.

7. Нельсон- Джоунс Р. Теория и практика консультирования. — СПб., 2000.

8. Немое Р. С. Основы психологического консультирования. — М., 1999.

9. Пахаяьян В. Э. Основные проблемы психологической практики в учреждениях социальной защиты и помощи // Российский журнал социальной работы. - 1995. - № 2. - С. 70-72.

10.  Принцип активизации в социальной работе / Под ред. Ф. Парслоу. - М., 1997.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 | 76 | 77 | 78 | 79 | 80 | 81 | 82 | 83 | 84 | 85 | 86 | 87 | 88 | 89 | 90 | 91 | 92 | 93 | 94 | 95 | 96 | 97 | 98 | 99 | 100 | 101 | 102 | 103 | 104 | 105 | 106 | 107 | 108 | 109 | 110 | 111 | 112 | 113 | 114 | 115 | 116 | 117 | 118 | 119 | 120 | 121 | 122 | 123 | 124 | 125 | 126 | 127 | 128 | 129 | 130 | 131 | 132 | 133 | 134 | 135 | 136 | 137 | 138 | 139 | 140 | 141 | 142 | 143 | 144 | 145 | 146 | 147 | 148 | 149 | 150 | 151 | 152 | 153 | 154 | 155 | 156 | 157 | 158 | 159 | 160 | 161 | 162 | 163 | 164 | 165 | 166 | 167 | 168 | 169 | 170 | 171 | 172 | 173 | 174 | 175 | 176 | 177 | 178 | 179 |