Имя материала: Психология социальной работы

Автор: М.В.ФИРСОВ

Развитие социальной групповой работы в 1930-1940-е годы

 

В начале 1930-х гг. появляется особый вид образования, направленный на подготовку профессионалов для работы с группой. Такая курсовая подготовка развернулась во многих штатах, что позволило создать сеть курсов, обучающих групповой работе. В 1935 г. на Национальной конференции социальной работы (NCSW) в Детройте была создана секция по работе с группой. А в 1936 г. образуется Американская ассоциация изучения работы группы (AASGW), целью которой стало «разъяснение философии и практики работы с группой». Вместе с тем деятели групповой работы рассматривали ее как самостоятельный вид деятельности и не воспринимали как составную часть социальной работы. К 1938 г. она насчитывала более 400 профессионалов, ведущих подготовку в области групповой работы [2. — Р. 213 —214].

С 1937 по 1938 г. наблюдалась тенденция роста количества школ, специализирующихся в групповой работе, их число увеличилось от тринадцати до двадцати одной. С 1939 по 1955 г. выходил информационный бюллетень, который отражал специфику работы с группой по таким направлениям, как образование, сфера досуга, социальная работа.

Информационный бюллетень сыграл большую роль в становлении научного понимания групповой работы. Так, в исследовании Вавокие и Ньюстеттера (Wawokiye and Newstetter, 1938) были использованы социометрические методы для изучения взаимодействий в группе, ее влияния на отдельных индивидуумов. Большой блок проблем обсуждался на страницах бюллетеня, посвященных группе как диагностическому инструментарию, методу поддержки, в нем периодически обсуждались практические результаты групповой работы [3. — Р. 51].

Образовательная практика групповой работы данного периода вышла на определенные системные представления о ее сущности. В групповой работе стали видеть средство помощи отдельному человеку, способствующее его индивидуальному развитию, становлению его как гражданина, наделенного социальной ответственностью и общественной активностью.

Начинает формироваться философия деятельности, осмысление ее как некой системы, имеющей свои структурные характеристики. Так, Марагетта Виллиамсон (Maragetta Williamson) находит объединенную область практики групповой работы на основе общей идеологии деятельности методов и подходов к образованию. Она рассматривает группу как некий институт, который несет в себе не только функции обслуживания индивидуумов в агентствах, но является регулирующей системой, удовлетворяющей потребности человека, развивая в нем социальную ответственность [6. - Р. 246-247].

В указанный период наблюдается многообразие теоретических подходов к групповой работе. Можно выделить работы Г.Були, уделившего много внимания обоснованию образовательных аспектов групповой работы. Э.Харт видел необходимость развития индивидуальности через опыт группы. Г. Л.Койл в 1935 г. опубликовала исследование «Работа группы по социальному изменению», где она обосновывает групповой процесс как способ действия в особом направлении, приводящий к социальным изменениям в общественных отношениях.

В этот период, несмотря на то что социальная работа с группой признавалась профессиональным сообществом как самостоятельный вид деятельности, имеющий свои специфические методы и принципы работы с клиентом, тем не менее имелось много разногласий по поводу ее целей и функций. Одна группа исследователей считала, что групповая работа должна быть направлена на работу с людьми, имеющими проблемы в социальных отношениях. Другие своими основными задачами считали работу с «нормальными» людьми. Третьи видели главную задачу в области образования, четвертые — в области досуга. Различия намечались и в акцентах работы, здесь дискуссии велись о приоритетах социального действия и социальных изменений. Поэтому концептуальные различия касались индивидуального роста, социального регулирования и социального развития [2; 7; 1].

Тем не менее к середине 1930-х гг. групповая работа все чаще начинается рассматриваться как социальная работа с группой, имеющая определенные системные черты: она представляла собой определенную область деятельности, рефлексировалась как специфический помогающий процесс, имела свои методы изменения ситуации клиента.

Идентификация групповой работы с социальной работой была вызвана различными факторами: не только всей логикой развития данной деятельности, но и мировыми событиями.

Важным фактором в этом процессе явились события, произошедшие в 1930-х гг. в Германии. Нацистская Германия показала на примере, что групповая работа может не только развить индивидуальность, способствовать интеграции людей в обществе, но, с другой стороны, сформировать человеконенавистническое отношение у целого поколения. Все это не могло не заставить групповых работников всесторонне подойти к своему методу, рассматривать его не только в контексте проблем самопомощи.

Вместе с тем проблемы, связанные с реабилитацией участников войны, семейными отношениями, определили новые стратегии в практике групповой работы. Одним из таких направлений становятся подходы ментальной гигиены. Концепты ментальной гигиены расширяли метод, но они вносили диссонанс в практику групповой работы, которую вели юристы и врачи. Принципы терапии, входившие в теоретические конструкты, мало, по их мнению, были связаны с образовательной практикой и работой по демократизации общества.

Не могла не сказаться на расширении метода и такая тенденция, как включение групповой работы в психиатрическую практику помощи больным. Методы групповой работы находили применение в работе с апатичными или легко возбудимыми психическими больными. Те школы, которые вели подготовку профессионалов в области психиатрической социальной работы в обучающем процессе, все чаще стали применять не только индивидуальные, но и групповые формы обучения, представляя их как методы социальной работы [4. — Р. 77].

Все эти факторы позволили более широко подойти как к самой групповой работе, так и к социальной работе в целом, не сводя многообразие ее форм к методам индивидуальной работы. Именно с этих позиций на Национальной конференции социальной работы в Буффало Грэйс Логвел Койл (Grace Longwell Coyle) предложила более широко подойти к определению социальной работы, включив в нее работу с группой и в микросоциальной среде. Она, в частности, писала: «Большая часть наших трудностей в знании связана с ограничением, которое накладывает сочетание слов "социальная работа". Многие люди идентифицируют его лишь с помощью бедным или с некоторыми другими неприятными аспектами жизни. Моя собственная позиция в том, что определение социальной работы может быть расширено и пониматься как вовлечение сознательного использования социальных отношений в выполнение определенных функций сообществ. Индивидуальная работа, работа группы и организация сообщества имеют общее: в их основе понимание человеческих отношений. В то время как стратегии отношений, используемые в каждом методе, различны, философские основания подходов — те же самые: уважение индивидуальности и вера в демократию» [7. — Р. 32-33].

Процесс интеграции групповой работы с социальной работой закончился после Второй мировой войны. Работа с группой рассматривалась в контексте социальной работы как расширенной области практики.

К концу 1940-х гг. выходит много работ, посвященных практике работы с группой. Г. Л. Койл издает в 1947 г. две книги — «Опыт группы» и «Демократические ценности», в которых она обосновывает влияние работы в малых группах на развитие демократии. Одним из первых авторов учебников по работе с группой стала Харлей Трекер (Harleigh Trecker) в 1948 г. Работа носила теоретико-прикладной характер, имела большой иллюстративный материал относительно лидерства в специализированных группах: отдыха, досуга, образования, раскрывала аспекты групповой работы в микросоциальной среде. В 1949 г. выходит учебник Г. Риланада, он отражал все аспекты групповой работы на тот период, был снабжен богатым иллюстративным материалом — от наблюдений до административных процессов [2. — Р. 244].

В 1949 г. Ассоциация групповой работы официально утверждает'. определение стратегий в групповой работе: «Социальный работник группы дает возможность различным типам групп функционировать таким образом, чтобы взаимодействие групп и их программы вносили вклад в развитие индивидуума и достигали поставленных целей» [7. — Р. 45].

Цели имели достаточно широкий характер: они преследовали индивидуальное развитие, регулирование отношений между индивидуумами, индивидуумом и обществом, группой и обществом, ставили определенные задачи по развитию общественных отношений, определяли приоритеты по защите прав, свобод и индивидуальных различий.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 | 76 | 77 | 78 | 79 | 80 | 81 | 82 | 83 | 84 | 85 | 86 | 87 | 88 | 89 | 90 | 91 | 92 | 93 | 94 | 95 | 96 | 97 | 98 | 99 | 100 | 101 | 102 | 103 | 104 | 105 | 106 | 107 | 108 | 109 | 110 | 111 | 112 | 113 | 114 | 115 | 116 | 117 | 118 | 119 | 120 | 121 | 122 | 123 | 124 | 125 | 126 | 127 | 128 | 129 | 130 | 131 | 132 | 133 | 134 | 135 | 136 | 137 | 138 | 139 | 140 | 141 | 142 | 143 | 144 | 145 | 146 | 147 | 148 | 149 | 150 | 151 | 152 | 153 | 154 | 155 | 156 | 157 | 158 | 159 | 160 | 161 | 162 | 163 | 164 | 165 | 166 | 167 | 168 | 169 | 170 | 171 | 172 | 173 | 174 | 175 | 176 | 177 | 178 | 179 |