Имя материала: Профилактика наркотической зависимости у детей и молодежи

Автор: З.В.КОРОБКИНА

«алкогольная фетопатия» — внутриутробное поражение плода

 

Дети — наш суд на миру, наше зеркало,

в котором ум, честность, опрятность нашу —

все наголо видать.

В.Астафьев

 

«Грудной алкоголик» — может ли быть более страшное и такое невероятное словосочетание? Но, как свидетельствуют факты, этим термином народ определил реально существующее бедствие — врожденное заболевание алкоголизмом. В педиатрии это страдание определяется термином «алкогольная фетопатия», что означает внутриутробное поражение плода, при котором к моменту появления на свет ребенок хронически, подчас почти безнадежно болен.

 

Ф. Гайдук поведал о таком случае из своей практики: «Рожала женщина, которая, как я узнал позже, была хроническим алкоголиком и употребляла спиртное во время беременности. Родился мальчик. Случайно рядом с лицом новорожденного оказался тампон, смоченный спиртом. Каково же было наше удивление, когда мальчик вдруг всем телом, ручками, губами потянулся к ватке. Как объяснить все происходящее? А дело в том, что еще во время внутриутробного развития у ребенка сформировался синдром похмелья, присущий хроническим алкоголикам»1.

О высоком риске появления у родителей, употребляющих спиртные напитки, физически и психически неполноценных детей свидетельствуют многочисленные клинические наблюдения. Но когда риск наибольший? Когда пьет отец? Пьет мать? Оба родителя? Во всех трех случаях он достаточно высок. Накопленные наукой данные показывают, что алкоголизм отца обусловливает не столько физическое отставание ребенка, сколько неразвитие его мозга. Не менее тяжелы последствия потребления спиртного беременной женщиной, так как при этом происходит непосредственный контакт развивающегося плода с алкоголем. Снабжение плода всем необходимым для жизни идет через плаценту, которая обладает к тому же защитной функцией, избирательно пропуская одни вещества и задерживая другие. Однако способностью задерживать яды, в том числе и этиловый спирт, плацента не обладает. Алкоголь, принятый беременной женщиной, током крови доставляется в околоплодную жидкость, легко минуя плацентарный барьер. Там он циркулирует около двух часов, отравляя плод.

Последствия алкогольной интоксикации во многом зависят от того, в какой момент развития плод ее испытал. Доказано, что человеческий зародыш наиболее раним в течение первых трех месяцев, когда идет интенсивный процесс закладки важнейших внутренних органов и систем. Недаром в медицине этот период обозначен как «девяносто критических дней». Алкогольное отравление плода на этой стадии приводит к различным аномалиям развития, иначе говоря, к уродствам, недоразвитию или полному отсутствию ног и рук, сращению пальцев, незаращению твердого нёба, порокам развития половых органов...

Следует помнить, что и после первых двенадцати недель беременности плод беззащитен перед алкоголем. Все его органы и системы незрелы. Поэтому обезвреживание токсических веществ идет неполно, а физиологические преграды на пути вредоносных веществ функционально еще неразвиты. В силу этого алкоголь проникает в головной мозг плода в неизмеримо больших количествах, чем у взрослого человека. В результате может наблюдаться недоразвитие головного мозга, его водянка, мозговые грыжи... Такие дети если и не погибают в раннем возрасте, то на всю жизнь остаются умственно отсталыми.

По данным английских ученых, у 80 \% детей, родившихся от пьющих женщин, наблюдается слабоумие, эпилепсия и другие психические заболевания. Неполноценные дети у них рождаются в 3—3,5 раза чаще, чем у непьющих женщин от пьющих мужчин. Когда же алкоголь употребляют оба родителя, опасность появления на свет умственно и физически неполноценного ребенка еще больше.

Многолетние наблюдения, проведенные специалистами Медицинской школы при Бостонском университете, привели их к такому заключению: пока еще ни у одного из пьяниц не родился нормальный ребенок.

Необходимо помнить, что несчастье может принести и единственная в жизни рюмка спиртного, если она выпита непосредственно перед зачатием. В книге «Когда человек себе враг» Г. М. Энтин пишет о том, что даже однократное употребление спиртных напитков может оказать пагубное действие на половую клетку, готовую к оплодотворению, как на мужскую (сперматозоид), так и на женскую (яйцеклетку). Зачатие в тот момент, когда хотя бы один из родителей пьян, может привести к рождению неполноценных детей с различными физическими дефектами. При этом следует учитывать, что алкоголь в зависимости от принятой дозы может удерживаться в организме от 8 до 20 суток.

В 1968 г. была опубликована статья П.Лемуана, в которой впервые были описаны характерные признаки новорожденных при пьяном зачатии или при потреблении матерью алкоголя во время беременности, главным образом в первом триместре. После этого стало возможным говорить о «новом» открытии давно известных фактов. Так мир узнал об АСП — алкогольном синдроме плода. Не прошло и 20 лет после опубликования статьи П. Лемуана как АСП занял первое место среди всех причин умственной отсталости у детей. В 1982 г. он был признан самостоятельной единицей в международной классификации болезней. Сейчас от трех до девяти детей на 1000 рождаются с АСП, причем степень его выраженности зависит от количества употребляемого родителями алкоголя. При этом женщины несут наибольшую ответственность за формирование у ребенка алкогольного синдрома.

Знали ли раньше люди о страшной беде, к которой приводит «пьяное зачатие»? Знали. И боролись. В Древнем Риме казнили тех, кто пил до 30 лет, в Карфагене существовал закон, запрещавший пить вино в те дни, когда исполнялись супружеские обязанности.

Мудрым был свадебный обряд и у наших предков, категорически запрещавший пить спиртное молодым на свадьбе. Так что на заре цивилизации человечество гораздо активнее боролось за здоровье потомства, нежели в наше время.

Проблема АСЛ столь серьезна и трагична, что заслуживает более глубокого рассмотрения.

Итак, АСП ~ это особый тип сочетания врожденных дефектов, связанных с нарушением физического и умственного развития детей, определяемый как алкогольный синдром плода, алкогольная эмбриопатия и эмбриофетопатия, фетальный, или плодный, алкоголизм.

При исследовании частоты АСП в популяции женщин, больных алкоголизмом, установлено, что у 44 \% их детей определяется только задержка психического развития, а у 32—50\% — весь комплекс типичных проявлений АСП. Примерно каждый второй-третий ребенок у больных алкоголизмом женщин имеет признаки алкогольного синдрома.

По данным зарубежных исследователей, АСП — это не только итог алкогольной интоксикации матери в момент зачатия, во время беременности и предшествовавшего этому ее алкоголизма, но плата за алкоголизацию нескольких поколений, приводящая к вырождению потомства. В отечественной научной литературе о влиянии алкоголя на потомство приводятся признаки, по которым уже в первые дни после появления на свет ребенку можно поставить диагноз — АСП. У детей с таким диагнозом наблюдается тремор (дрожание головы, конечностей, языка, недостаточность дыхания, требующая искусственной вентиляции легких, повышенная раздражительность, гиперрефлексия, удлинение желтушного периода, плохой сон, затруднение сосания и глотания, моторная дискоординация, часто — гипотония мышц, судороги и другие отклонения от нормы. Некоторые из этих нарушений являются признаками абстиненции в результате лишения новорожденного алкоголя (в случае, если мать употребляла спиртное весь период беременности). Проявление синдрома лишения как стрессовой реакции значительно усугубляет имеющееся у ребенка поражение нервной системы.

Клинические проявления АСП многообразны. Наиболее типичны следующие: задержка физического развития (80—90\%), сопровождающаяся преимущественно отставанием в росте и диспропорциональным снижением развития жировой ткани; гиперактивность (54—56\%) и мышечная гипотония (40—42\%); дисфункция центральной нервной системы с нарушением умственного развития (93—95\%); черепно-лицевые аномалии типа микроцефалии — уменьшенного размера головы (84—88\%); короткий разрез глазной щели (92\%), уплощенность середины лица: низко сидящая переносица и короткая спинка носа, т. е. короткий широкий вздернутый нос, а также узкая и плоская верхняя губа, маленькая верхняя челюсть, маленький подбородок (41—65\%); узкая красная кайма губ (48—70\%); дефекты развития внутренних отделов глаза (49\%); эпикантус — складка у внутреннего угла глаза, образованная кожей верхнего века и прикрывающая слезный бугорок, как у представителей монгольской и некоторых негроидных рас (57—67\%); птоз —опущение верхнего века (24—48\%); косоглазие (10\%); расщепление нёба и верхней губы (62—76\%); аномалии суставов с ограничением движения (18—41\%); пороки развития сердца (30—49\%).

Различают три степени врожденного нарушения развития: легкую (I степень), среднюю (II степень) и тяжелую (III степень). У ребенка с АСП III степени обнаруживают практически все признаки, характерные для данной патологии.

По данным зарубежных авторов, заболевание I степени встречается наиболее часто — в 43,7 \%, II степени — в 33,8 \%, III степени — в 22,5 \% всех случаев рождения детей с АСП. Наиболее грубые аномалии развития, например расщепление нёба и верхней губы, встречается в основном при III степени заболевания, тогда как пороки сердца, как и психическая неполноценность, наблюдаются при любой степени тяжести АСП, хотя чаще и более выражение — у детей с тяжелой формой заболевания.

Повреждающее действие этанола на эмбрион связано с тем, что он легко проникает через плацентарный и гематоэнцефалический барьер плода, его содержание в крови матери и плода достигает одинакового уровня.

Анализ литературных данных показывает, что алкогольная интоксикация родителей может влиять на потомство тремя путями:

1) воздействием на половые клетки; 2) воздействием на развивающийся плод; 3) воздействием на постнатальное развитие организма. При столь глубоком разрушающем действии алкоголя на развивающийся организм возможность проведения терапевтических мероприятий в случае алкогольной эмбриопатии весьма ограниченна. Поэтому все лечебно-профилактические программы для этого контингента ориентированы прежде всего на раннее выявление таких детей и комплексное проведение психофармакологических и психотерапевтических, социально-терапевтических и медико-педагогических мероприятий.

Особое значение приобретает своевременная целенаправленная антиалкогольная пропаганда среди женского населения. Как показывают исследования, в большинстве стран лишь 5—18\% беременных женщин знают об опасности развития АСП при приеме алкоголя. В то же время известно, что даже простая информация о вреде алкоголя для женского организма и потомства оказывается эффективной.

В США была проведена сравнительная оценка результатов потребления спиртных напитков 1529 беременными в 1974—1975 гг. и 1423 в 1980— 1981 гг., т.е. спустя 6 лет после объявления в печати первого сообщения об алкогольном поражении плода. Оказалось, что во втором случае число женщин, употреблявших алкогольные напитки во время беременности, уменьшилось с 81 до 42\%.

О преступной неосведомленности в этом вопросе наших соотечественников свидетельствуют результаты опроса 800 молодых мужчин и женщин, проведенного в конце 80-х гг. XX в. «Литературной газетой». Выяснено, что почти для всех «радости любви» были связаны с сильным опьянением и что никто из опрошенных ничего не знал о возможных последствиях «пьяного зачатия». Однако несчастье, случившееся по незнанию, от этого не становится меньшим.

Характерно, что и в годы действия указа по борьбе с пьянством и алкоголизмом (1985—1987 гг.), когда проводилась широкая антиалкогольная пропаганда, многие воспринимали достоверную информацию о вреде алкоголя безотносительно к себе. И в настоящее время при самом доверительном общении с молодежью далеко не всегда удается убедить их в трагических последствиях «пьяного зачатия» и потребления алкоголя во время беременности. Слишком сильно наш народ запрограммирован на «культурное потребление» спиртного, пренебрегая фактами его перерождения в пьянство и алкоголизм.

Женщин, больных алкоголизмом, следует убеждать в необходимости воздержания от беременности до полного выздоровления. В случае наступления беременности у таких больных целесообразно искусственное ее прерывание. Только эта мера может предотвратить рождение детей с АСП. Некоторые авторы (наркологи и психологи) настаивают на том, что хронический алкоголизм женщины необходимо считать показанием к ее стерилизации.

В штате Нью-Йорк за 1984 г. родилось 7024 ребенка с АСП, годовые затраты на медицинское обслуживание этих детей составили 66 млн долларов. Хотя дети с АСП подвержены высокой смертности, уже имеются наблюдения за дожившими до 21 года. Ежегодные затраты на медицинскую помощь одному человеку с АСП в среднем составляют 6223 доллара, следовательно, за 21 год жизни на больного тратится 130 683 доллара. В целом на лечение всех больных с алкогольным синдромом плода в США по минимальным подсчетам, затрачивается 321 млн долларов в год, тогда как на исследование проблем, связанных с АСП, включая разработку ранней диагностики, требуется примерно сотая часть этих затрат.

Сведений о затратах на лечение детей с АСП в России нам найти не удалось.

Завершая откровенный разговор о воздействии алкоголя на человека, необходимо отметить важность самоконтроля по отношению к алкоголепитию.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 |