Имя материала: Профилактика наркотической зависимости у детей и молодежи

Автор: З.В.КОРОБКИНА

Превентивные меры в борьбе с наркоманией за рубежом и в россии. роль семьи и школы в профилактике подростковой наркомании

 

Преодоление накопившихся социальных проблем

исключает простой и легкий путь их решения.

И. П. Маров

 

Учитывая, что в настоящее время приобщение детей, подростков и молодежи к алкоголю, наркотикам и токсикоманическим средствам продолжается ускоренными темпами, необходимо проанализировать уже имеющийся зарубежный и отечественный опыт организации антинаркотической профилактики этой возрастной категории и определить наиболее перспективные ее направления.

В большинстве зарубежных стран борьба с наркотизацией подрастающего поколения имеет именно профилактическую направленность. Это прежде всего проведение антиалкогольных и антинаркотических консультаций и семинаров для несовершеннолетних. Как правило, на «социальных» семинарах детям демонстрируют фильмы антинаркотического содержания с последующим их обсуждением. Для дошкольников издаются красочные книги и брошюры, к которым прилагаются специальные руководства для родителей. Организуются выставки, проводятся беседы о трагических последствиях наркотизации детей и подростков. Доступно рассказывается о преимуществах здорового образа жизни.

В большинстве стран просветительные антиалкогольные, антитабачные и антинаркотические программы материально поддерживаются государством.

Для «трудной» молодежи создаются диагностико-селективные центры. В переводе на отечественную терминологию такой центр объединяет в себе элементы медицинского вытрезвителя и наркологического диспансера. Наряду с ориентацией на раннюю психосоциальную реабилитацию «трудных» подростков необходимым звеном в системе предупреждения правонарушений, алкоголизма и наркомании несовершеннолетних являются учреждения закрытого типа, изолирующие правонарушителей-подростков с психологическими дефектами, алкоголизмом и наркоманиями от общества и проводящие лечебные мероприятия в условиях психиатрического стационара. Примерами подобных учреждений служат медицинская школа для несовершеннолетних правонарушителей с психическими заболеваниями в Японии и экспериментальные юношеские психиатрические и наркологические клиники в США.

Мы назвали наиболее распространенные в мире варианты первичной и вторичной профилактики. Но наряду с этим в каждой стране в зависимости от темпов наркотизации молодого поколения разрабатываются и апробируются самые разнообразные антинаркотические программы, из которых выбираются и широко используются только наиболее эффективные в преодолении интереса несовершеннолетних к одурманивающим средствам.

Особенности первичной профилактики наркомании и токсикоманий рассмотрим на примере программ, действующих в США, Англии и России.

В Соединенных Штатах Америки начиная с принятия Закона о подростках в 1899 г. проблеме отклоняющегося поведения молодежи, в частности предупреждению наркомании, было посвящено множество дискуссий и разработано огромное количество программ профилактики.

Ученые всего мира считают наркоманию одним из частных случаев девиантного поведения, поэтому предупреждение наркомании и как следствие — делинквентности, признано одной из самых сложных проблем в науках об обществе.

После всплеска наркотизации молодежи в 60-е гг. XX в. большинство школ США активизировало борьбу с наркоманией. Единого мнения о методах предотвращения этого бедствия не было. Поначалу использовали традиционные антинаркотические программы, проводимые сотрудниками местной полиции. Подросткам рассказывали ужасные истории о бедах, которые обрушиваются на любого, кто хоть раз попробует наркотик, иногда показывали сильнодействующие наркотические и психотропные вещества, демонстрировали запах горящей марихуаны, чтобы дети знали, чего бояться. В больших городах к школьникам приходили иногда и бывшие наркоманы, рассказывали им, как просто «сесть на иглу» и сколь ужасна жизнь наркомана.

Надежды на то, что полученные знания уменьшат интерес тинэйджеров к алкоголю и наркотическому зелью, не оправдались. Проблема приобрела характер эпидемии. Широкомасштабные исследования показали, что «не существует какого-либо определенного типа подростка-наркомана: тут и обитатели беднейших гетто, и жители респектабельных районов, крупных городов и небольших поселков, цветные и белые, подростки, имеющие психологические проблемы и просто следующие «новой моде». Не существует и однотипных причин вовлечения школьников в употребление наркотиков.

Исследуя эти вопросы, ученые пришли к выводу, что эффективность превентивных программ зависит от выбранной цели, поэтому следующей ступенью антинаркотического образования стали программы, где целью ставилось не получение информации о наркомании, а выработка у подростков способности принимать решение, основанное на этой информации»1.

Одновременно с программой выбора ценностей были разработаны и программы альтернативы наркотикам. Например, для расслабления взамен наркотиков предлагались физические упражнения, а для повышения жизненной энергии — легкая атлетика, танцы. Для стимуляции чувств — прыжки с парашютом, для повышения уровня общительности — знания о психологических особенностях групп людей. А сторонникам развития спиритических взглядов вместо приема наркотиков-галлюциногенов рекомендовалось изучать религию.

Одним из примеров действия таких программ явились школьные магазинчики, обслуживаемые самими учащимися, а также шефство старших школьников над младшими. И та, и другая программы основаны на групповых усилиях подростков, их частых встречах и общении, что требует активизации умственных и физических сил. В 1978—1983 гг. эксперимент, проводившийся в городе Напа (Калифорния), совместил этот подход с антинаркотическим обучением. Поначалу результаты были весьма положительными:

снизилось потребление алкоголя, марихуаны, сигарет, особенно среди девушек, но спустя год после окончания эксперимента все вернулось на круги своя.

Поэтому в 1984 г. апробированные программы были подвергнуты серьезной критике, которая сводилась к следующим выводам:

• большинство превентивных программ не содержат адекватных оценочных компонентов;

• возрастающие знания о наркотиках не всегда формируют ожидаемое отрицательное отношение подростков к наркотикам;

• сугубо экспериментальный характер апробированных программ не позволил уделить внимание формированию у подростков методов сопротивления тем, кто склоняет их к употреблению наркотиков.

Лучшие программы по предотвращению наркомании среди молодежи отличаются широким диапазоном направлений работы, обеспечивающих решение проблемы девиантности в молодежной среде в целом. Для успешной реализации таких программ нужны объединенные усилия многих людей и организаций. Так, американские ученые выдвигают 7 основных категорий предупреждения: через семью, религию, школу, организацию досуга, полицию, судебные и законодательные органы.

Большую роль играют программы, ориентированные на ровесников, родителей, общины, в которых живут молодые люди. Поскольку мнение молодежного окружения имеет большое влияние на поведение несовершеннолетних, разработаны программы, ориентированные на «уличную молодежь». Обычно в такую программу включается взрослый координатор, организующий обсуждение различных вопросов и проблем, возникающих у подростков, например, при выборе альтернатив одурманивающим веществам, создании здорового климата в группе, развитии навыков общения и т. д.

Широкое распространение в США получил такой методический прием, как шефство. Его суть в следующем: старшие учащиеся дают младшим информацию о наркотиках, проблемах сохранения здоровья, а также по другим вопросам, более общим, но интересующим и тех и других. Опыт применения этого приема показал, что основное воспитательное воздействие он оказывает на молодых людей, выступающих в роли шефов. Гораздо меньшее влияние этот прием оказывает на подшефных.

Существуют также программы, ориентированные на соучастие в них ровесников. Основная цель создания таких групп — в принятии совместных решений и в серьезной работе молодых людей под руководством взрослых и без них. Такие группы поддерживаются молодежными службами информации. Их труд (уборка территории, другие виды физической работы) иногда оплачивается. Смысл создания таких групп — выработка необходимых трудовых навыков, достижение успехов в учебе, формирование положительного мнения о молодом человеке, его сверстниках и друзьях, школе.

Превентивные программы с участием родителей многоаспектны.

1. Информационные программы. С их помощью родители получают необходимую информацию о наркотиках, рекомендации о том, как себя вести, если выяснится, что их ребенок употребляет наркотические средства или психотропные вещества, узнают, как их обнаружить и к чему это может привести. Кроме того, программы информируют родителей о дозах различных наркотиков, применяемых подростками и молодежью. Основной же задачей программы является информирование родителей, с тем чтобы они могли влиять на отношение их детей к наркотикам с ранних лет, своевременно распознавать и устранять факторы, подталкивающие детей к потреблению алкоголя или наркотиков.

2. Программы практического обучения родителей методам профилактики наркомании помогают выработать навыки общения с детьми, умение принимать решение, определять уровень ограничений, вовремя сказать «нет» ребенку. Такой уровень подготовки может сформироваться в результате хорошо организованных теоретических и практических занятий (в форме деловых игр). Стабилизация и укрепление доверительных отношении в семье — одно из важнейших условий в решении наркопроблемы ребенка.

3. Существующие в США группы поддержки родителей могут оказать последним существенную помощь. Группы поддержки создаются из таких же, но более опытных родителей; они часто собираются вместе для обсуждения различных взглядов на причины и пути решения проблем, связанных с детьми, а также для определения предпочтительных действий в той или иной ситуации.

4. Программа «Семейное взаимодействие» призывает семьи к работе в союзе по выявлению причин распространения наркомании и алкоголизма и борьбе с ними. В сферу их деятельности входит также помощь в решении других семейных проблем, совместное противостояние опасностям. Эта программа спонсирует лекторов, снабжает родителей информацией, налаживает связи между подобными группами.

В крупных американских городах действуют сети анонимных пунктов доверия, оказывающих доврачебную консультационную помощь больным и их родственникам.

Помимо анонимных пунктов доверия антинаркотическую профилактику осуществляют различные реабилитационные центры.

Типичная реабилитационная система за рубежом — специализированные клиники, в которых больные наркоманиями живут от одного до трех лет, приобретают новую профессию, восстанавливают утраченные трудовые навыки. При реабилитационных центрах создаются предприятия, подсобные хозяйства, художественные промыслы. Все это позволяет больному рационально изменить ранее сложившиеся категории ценностей, порвать с бывшим криминальным окружением, сформировать установку на здоровый образ жизни в будущем. К моменту завершения пребывания больного в центре реабилитации ему подыскивают место работы и жилье.

Наркологи США в процессе исследования причин наркотизации школьников выявили неожиданную особенность, касающуюся контингента юных наркоманов. Оказалось, что в последние десятилетия XX в. число наркоманов среди подростков возрастало не за счет хулиганов с дурной наследственностью (как наблюдалось в 60-е гг.), а в результате наркотизации способных учеников. Одновременно была установлена и причина этого явления: способные дети постигают учебный материал без психического напряжения, а на фоне этой легкости не формируется способность к преодолению значительных психических нагрузок. Если же такой ребенок попадает в стрессовую ситуацию, требующую психических, а не интеллектуальных нагрузок, он оказывается беспомощным.

В каждом штате США, а в его пределах в каждой общине, разрабатываются свои программы профилактики наркомании у детей, подростков, молодежи. В программу входят интенсивные занятия: проведение бесед о пагубном влиянии алкоголя и наркотиков на организм, участие в дискуссиях под руководством специалиста, прошедшего спецподготовку по технике общения с подростками. В его обязанности также входит консультирование учителей, получение статистики и достоверных материалов по проблеме, обсуждаемой со школьниками.

Чаще всего занятия ведут в группах по 16 человек (не менее 12 занятий по 45 мин каждое). Большое внимание уделяется чувствам детей, их индивидуальности, нравственным ценностям, умению принять правильное решение в ходе обсуждения проблемы, касающейся наркомании. Одновременно организуются специальные семинары для родителей.

В Англии профилактическая работа ведется с учащимися начальной, средней школы и колледжей. В программе антинаркотического образования большое внимание уделяется педагогам и родителям, которым легче вовремя обнаружить интерес ребенка к наркотикам, а тем более их употребление. Английские наркологи не рекомендуют родителям в случае изменений в поведении ребенка сразу обращаться к врачам, а тем более возлагать большие надежды на их помощь. Гораздо целесообразнее создать доверительную, дружескую обстановку в общении с ребенком, позволяющую откровенно обсуждать любые интересующие его проблемы, в том числе и связанные с потреблением наркотиков. Это поможет выяснить, есть ли повод для беспокойства. В случае если опасения подтвердились, обращение к специалистам неизбежно.

Наряду с советами в области профилактики родителей и педагогов обучают приемам первой медицинской помощи в критических ситуациях.

Основная же профилактическая работа ведется с самими учащимися. В 1991 г. в Великобритании началась массовая образовательная кампания с целью определить уровень знаний у подростков о наркотиках и прежде всего о последствиях их употребления, включая и правовой аспект.

Основные пункты программы:

• коллективная работа; занятия проводятся в группах, что позволяет участникам подробно обсудить все варианты ответов на поставленные вопросы;

• занятия проводятся по следующей схеме: участникам выдаются специальные опросники, цель которых — выяснить, что подростки знают о наркомании вообще, об отдельных видах наркотиков, о последствиях их применения, о юридической ответственности за это; подростки должны сами отвечать на вопросы или выбирать подходящий по их мнению ответ из предложенных руководителем вариантов ответа. Выбор происходит в процессе общего обсуждения. Затем группам раздаются листы с правильными ответами и, если ответы детей с ними не совпадают или они с ними не согласны, начинается обсуждение спорных моментов;

• к некоторым занятиям учащихся просят подготовить наглядный материал по той или иной теме (вырезки из различных газет и журналов, альбомы, буклеты, плакаты, таблицы), представить сообщения на разные темы, касающиеся наркотиков, наркомании, наркоманов;

• на занятиях подросткам предлагается охарактеризовать стереотип наркомана, принимающего то или иное наркотическое или токсикоманическое средство;

• проверяется знание законов об ответственности за хранение и распространение наркотиков; учащиеся должны уметь идентифицировать класс того или иного наркотика по его названию; учащимся предлагают различные варианты ситуаций с наркотиками, свидетельствующие о нарушении законодательства. Требуется определить, кем и в какой степени нарушен закон, какая мера наказания предусмотрена за данное нарушение.

В рамках этой программы подросткам предлагают и практическую помощь. Их знакомят с местными организациями, в которые можно обратиться за помощью, и даже со специалистами, которые могут решить конкретную проблему.

В процессе занятий ребятам представляют специальные учебные материалы в виде настольных игр, разработанных и изготовленных специально для вышеназванной антинаркотической кампании фирмой «Такаде». Содействие в организации антинаркотического движения оказывают местные комитеты по здравоохранению и образованию. Для педагогов и родителей по определенным дням проводятся специальные занятия, дающие представление о целях и задачах этой кампании, а также обеспечивается методическая помощь

Подобные программы дают надежду на то, что молодые люди, зная все аспекты данной проблемы — медицинские, правовые, социальные, — сумеют сделать для себя правильный выбор и не поддадутся искушению ступить на путь, сойти с которого очень и очень сложно. А чаще — невозможно, в силу скоротечно наступающей развязки.

В России в конце XIX — начале XX в. сложилась достаточно эффективная система антиалкогольного воспитания школьников, включавшая следующие направления: культурно-просветительное, учебно-воспитательное и организационно-методическое. Каждое из направлений имело конкретные принципы, свои задачи, формы, методы и содержание. Среди конкретных проявлений подростковой девиантности в этот период наибольшую остроту приобрели проблемы детской наркомании и проституции.

Но особенно остро вопрос о детях-наркоманах встал в первые годы советской власти, когда число несовершеннолетних, принимавших наркотики, достигло 10\% от всего количества подростков, прежде всего беспризорных. В 1921 г. число беспризорных детей, срочно требующих помощи, определялось в 7,5 млн. Наркоматом здравоохранения в те годы были открыты специальные учреждения медико-педагогического характера — психоневрологические школы-санатории. В 1927 г. имелось 11 таких учреждений в Ленинграде, Воронеже, Саратове, Казани и некоторых других городах.

В школах-санаториях оказывалась медицинская помощь, проводилось специальное лечение и велось обучение несовершеннолетних по программам школ I ступени. Для занятий физическим трудом имелись столярные и переплетные мастерские, огороды, сады. Регулярно проводились культурно-массовые мероприятия, велась насыщенная идейно-политическая работа. Большинство детей, страдавших тяжелой формой наркомании, после лечения возвращались в массовую общеобразовательную школу, становились полноправными членами общества.

В 1925 г. было открыто детское клиническое отделение наркодиспансера для беспризорных несовершеннолетних наркоманов, работа которого носила в основном практический характер и заключалась в глубоком медицинском изучении контингента больных с целью дальнейшего их лечения и воспитания в соответствующих детских учреждениях.

Для подготовки квалифицированных специалистов в области наркологии в середине 20-х гг. были открыты курсы усовершенствования и подготовки работников этой области.

Антиалкогольная и антинаркотическая политика СССР, проводимая в 20—30-е гг., положительно сказывалась на состоянии алкогольно-наркотической проблемы в целом (в отношении несовершеннолетних — в частности) еще несколько десятилетий. Но постепенно темпы пьянства, алкоголизма и наркомании возрастали, хотя нельзя утверждать, что правительство не принимало соответствующих мер, направленных против наркотизации подростков.

В декабре 1980 г. Министерством здравоохранения СССР был издан приказ «О дальнейшем улучшении психоневрологической и наркологической помощи населению», предусматривающий организацию подростковых наркологических кабинетов в составе наркологических диспансеров. В соответствии с приказом, в стране, в основном в РСФСР, было открыто 69 таких подростковых кабинетов. Снижение темпов алкоголизации подростков предусматривал и приказ Министерства здравоохранения СССР от 25 июня 1985 г. «О мерах по преодолению пьянства и алкоголизма». Это способствовало введению должности участковых психиатров-наркологов, а также участковых медсестер и фельдшеров в штаты республиканского, краевого и областного наркологических диспансеров. В их задачу входило проведение антиалкогольной пропаганды и профилактической работы среди подростков. В соответствии с этим приказом в 1986 г. общее число подростковых наркологических кабинетов в 68 административных территориях РСФСР достигло 81. Соответственно выросли показатели привлечения к амбулаторному и стационарному обследованию и лечению подростков, злоупотребляющих алкоголем и другими интоксикантами. Тогда же выяснилось, что число подразделений наркологической службы для оказания помощи подросткам крайне недостаточно.

В отличие от 20-х гг. прошлого века, когда проблему отрезвления населения страны в целом и ее беспризорной молодежи в частности решало руководство страны, инициаторами борьбы с пьянством и наркоманией выступают руководители и общественность регионов. Почти нет городов, в которых не были бы разработаны и утверждены местными руководителями программы антиалкогольной и антинаркотической профилактики.

 

В Тюменской области основное внимание уделяется первичной профилактике наркомании, особенно у детей и подростков. С этой целью создана рабочая группа, в состав которой помимо представителей областного наркологического диспансера входят сотрудники центра «СПИД» и педагоги. Это направление профилактики реализуется на протяжении многих лет в форме постоянно действующих семинаров, проводимых сотрудниками наркологических служб в школах, училищах, техникумах для учащихся и педагогов, родителей, руководителей подростковых клубов, инспекторов из комиссий по делам несовершеннолетних, социальных педагогов и психологов детских домов и школ-интернатов.

С целью антинаркотического просвещения детей и подростков издаются листовки, буклеты, памятки, материалы для которых разработаны сотрудниками областного наркологического центра клинической иммунологии. Проводятся циклы передач по телевидению и радио об угрозе вовлечения детей, подростков и молодежи в потребление наркотических и токсикоманических средств. Публикуются статьи по проблемам никотиновой, алкогольной и наркотической зависимости, систематически проводятся «круглые столы» совместно с сотрудниками правоохранительных органов, а с кафедрой валеологии ТГУ — совместные семинары по проблеме злоупотребления психоактивными веществами.

Начиная с 1998 г. в Тюмени ежегодно проводятся акции «Молодежь против наркотиков». Ее задачи: информирование всех слоев общества об угрозе формирования химической зависимости у детей, подростков, привлечение внимания административных структур и общественных организаций к проблемам молодежи, к оказанию адекватной совместной помощи детям и подросткам, созданию условий для формирования здорового образа жизни.

Сотрудники областного наркологического диспансера разработали специальную целевую обучающую программу по первичной профилактике исходя из биопсихосоциальной модели природы заболевания. Она предназначена для подготовки специалистов из числа психологов, педагогов, социальных работников, воспитателей и других людей, работающих с детьми и подростками. Программа — прекрасное подспорье для просветительской работы с родителями, педагогами, инспекторами. Материал программы позволяет проводить уроки-тренинги с детьми от 7 до 17 лет, во время которых не только дается адекватная информация о различных наркотиках и последствиях их употребления, но и развиваются личностные, социальные, поведенческие навыки. Программа ориентирует детей и подростков на здоровый образ жизни, на выбор альтернатив наркотизации. Всего в Тюмени по этой программе подготовлено около 600 специалистов. Решается вопрос о создании на базе областного наркологического диспансера консультативного антинаркотического центра из представителей различных организаций.

В задачи центра входят следующие мероприятия:

подготовка специалистов по первичной профилактике;

выпуск специальной литературы, листовок, памяток и т.д.;

проведение постоянных, а не разовых городских антинаркотических мероприятий (дискотеки, марафоны, конкурсы);

координация работы со СМИ;

проведение социально-эпидемиологического мониторинга среди детей и подростков для объективной оценки ситуации, прогнозов, оценки эффективности начатых форм работы.

Вторичная профилактика (лечение) требует значительного вложения финансовых средств для создания:

детско-подросткового кабинета;

комплексных детско-подростковых центров;

условий для комплексного лечения больных (реабилитация как лечение) подростков с соответствующим кадровым обеспечением;

самостоятельного отделения для детей и подростков.

Вторичная профилактика — основное направление работы областного наркологического диспансера как лечебного учреждения. На начало 2001 г. на юге Тюменской области действовали областной наркодиспансер, 17 врачебных наркологических кабинетов, 1 кабинет анонимного лечения, 1 подростковый наркологический кабинет, кабинет экспертизы алкогольного опьянения.

В результате ограниченного бюджетного финансирования прекратил работу межрайонный наркодиспансер г. Ишима. Из-за отсутствия квартир для специалистов 7 территорий юга не укомплектованы психиатрами, нет наркологических кабинетов. Поэтому оказание наркологической помощи подросткам, начавшим потреблять наркотики, осуществляют фельдшеры-наркологи. В связи с небольшим числом мест для стационарного лечения больных наркоманией лечение ограничивается детоксикацией. Срок ожидания госпитализации — до 3 недель (ранее он превышал 30 дней). Лечение подростков проводится бесплатно как в амбулаторных, так и в стационарных условиях. Лечение — это комплексный процесс, включающий медикаментозные и немедикаментозные (психотерапия, физиолечение, лазеротерапия и др.) методы лечения.

Третичная профилактика (реабилитация) может быть эффективнее, если к ее проведению привлечены специалисты различных профессий: педагоги, психологи, социальные работники, представители религиозных обществ.

При организации оздоровительной работы среди молодежи в Тюмени исходят из следующего принципа: нельзя добиться успеха в работе с молодежью без качественного управления ею, без подбора квалифицированных, умных, порядочных наставников, без вовлечения в процесс всех возрастных групп — от ребятишек до их бабушек и дедушек.

В Тюмени систематически проводятся комплексные спартакиады с целью массового вовлечения учащихся школ в регулярные занятия физкультурой. Спартакиады включают соревнования по теннису, перетягиванию каната, армспорту, мини-футболу, баскетболу, подтягиванию на перекладине, гиревому двоеборью.

Коллектив специалистов образовательного учреждения № 70, выполняющего функции Городского научно-методического здоровьесберегающего центра, в котором работают педагоги, психологи, медики, интегрируя свои знания о ребенке, разработал целостную долгосрочную программу «Нет наркотикам!», включающую механизм формирования модели антинаркотического поведения в рамках исследовательского проекта «Комплексная реабилитация учащихся в условиях полифункционального образовательного учреждения».

Данная модель включает в себя несколько компонентов:

• воспитание ответственного отношения к жизни;

• формирование потребности вести здоровый образ жизни при вполне обоснованном отрицательном отношении к наркотикам;

• обучение детей умению строить свое персональное пространство, гармонично организовывать свою жизнедеятельность: продуктивно, разумно, интересно, красиво, свободно;

• наполнение воспитательного процесса общественно значимым, при-родосообразным, преобразующим содержанием, обеспечивающим информационно-культурную связь личности с обществом на основе передачи культурных, духовно-нравственных традиций и принципов;

• формирование психологической культуры, предполагающей свободу выбора в принятии решения и чувство ответственности за его содержание и исполнение; способность решать жизненные ситуации самостоятельно, умение находить оптимальное решение, используя право на ошибку и ее исправление; опыт взаимодействия с окружающими адекватно ситуации: обращаться в случае необходимости за помощью и советом к сверстникам и взрослым; уметь просить прощение, когда виноват; отстаивать свою точку зрения, если уверен в своей правоте; находить компромиссные решения и т.д.;

• воспитание индивидуальной культуры (формирование личностной системы ценностей, исключающей праздный, безынициативный образ жизни и т.д.);

• интеграция систем социального школьного и семейного воспитания с целью создания единого воспитательного пространства, обеспечивающего комплексное воздействие на каждого из субъектов воспитательного процесса.

Для успешного функционирования этой модели, по мнению ее разработчиков, необходимо соблюдение ряда условий прежде всего повышение психолого-педагогической компетенции семьи в вопросах профилактики наркозависимости, а также организация совместной деятельности семьи и школы, направленной на гармоничное развитие личности и пропаганду здорового образа жизни.

Какими же средствами формируется активная жизненная позиция детей и подростков?

Для решения этой задачи создана общественная организация «Сибиряк», где дети учатся демократии, формируют самоуправление, активно участвуют в принятии решений по развитию и функционированию образовательного учреждения, подготавливают и проводят акции, направленные на выполнение программы «Нет наркотикам!» и другие коллективно-творческие мероприятия.

Кроме того, функционирует дискуссионный клуб «Мы вместе», в деятельности которого участвуют учащиеся, их родители, специалисты школы. За подготовку заседаний клуба несет ответственность детская социологическая группа по изучению общественного мнения. Основные темы дискуссий: «Конфликты в школе», «Будущее без наркотиков», «Нужна ли школьная форма?» и т.д. Заседания ведет директор школы, психолог по образованию. Он следит за тем, чтобы дискуссия была корректной, и демонстрирует образцы ее проведения.

В школе множество творческих объединений и спортивных секций, систематически проводятся предметные олимпиады. Каждому школьнику предоставляется возможность реализовать свои способности в том или ином виде творчества или спорта. Учрежден даже настоящий орден «За особые заслуги перед школой и Отечеством» с вручением денежной премии. В зависимости от степени ордена она составляет от 300 до 1000 руб. А награду могут получить не только ребята, но и сотрудники школы: педагоги, медицинские работники, технический персонал и даже родители учащихся.

Осознание острой необходимости проведения первичной профилактики наркозависимости привело к объединению усилий семьи и школы, что, в свою очередь, стимулировало создание системы работы по формированию модели антинаркотического поведения учащихся.

Связь с родителями осуществлялась по нескольким направлениям, в первую очередь — на заседаниях «Маминой школы» — так называется традиционный недельный курс теоретико-практических занятий с родителями. Их цель — подготовка к взаимодействию семьи со специалистами образовательного учреждения по реализации поставленных задач гармоничного обучения и воспитания детей.

Помимо этого общение с родителями происходит на постоянно действующем семинаре «Слагаемые здоровья»; на заседаниях дискуссионного клуба «Мы вместе»; при совместной работе в процессе формирования модели антинаркотического поведения.

Создан Совет по профилактике правонарушений, предусматривающий работу родителей с родителями и учащимися школы. Проводятся традиционные мероприятия типа «Дни пожилого человека». Все это способствует превращению школы в культурный общественно значимый центр микрорайона.

 

Итак, мы рассмотрели состояние антинаркотической профилактики, в основном на примере трех стран: США, Англии и России (используя данные одного из ее регионов — Тюменской области1).

Сравнение программ первичной, и отчасти, вторичной профилактики детей и подростков, свидетельствует об идентичности многих направлений. Это прежде всего просвещение, в основе которого — достоверные сведения о видах одурманивающих веществ, о последствиях их употребления, о неизбежном и, как правило, очень быстром (по сравнению со взрослыми) формировании у подростков физической и психической зависимости, приводящей к разрушению здоровья и деградации. На занятиях по профилактике (за рубежом она начинается с дошкольного возраста) учат детей противостоянию любым предложениям «попробовать» то или иное зелье. Реализуются спортивные и досуговые программы, способствующие физическому и духовному развитию детей и подростков.

В программах каждой из сопоставляемых стран предусмотрена обязательная подготовка педагогов и родители для проведения профилактической работы с детьми и для раннего распознавания признаков наркотизации ребенка, если это случится.

Исходя из представленных материалов, можно сделать следующие выводы.

1. Любая самая успешная программа профилактики эффективна лишь до тех пор, пока она реализуется; поскольку на смену одному поколению приходит другое, профилактические меры должны проводиться непрерывно, не упуская ни одного поколения.

2. Весьма продуктивна антинаркотическая профилактика, проводимая старшими подростками в порядке шефства над младшими школьниками. И хотя в этом случае наибольший профилактический эффект проявляется у самих шефов, есть надежда: когда «подшефные» сами станут «шефами», проводимая ими антинаркотическая работа также окажет на них положительное влияние, а сама система формирования здорового образа жизни молодого поколения станет непрерывной.

3. Вне всякого сомнения, перспективны занятия, проводимые специально подготовленными педагогами в школах, когда материалы и выводы о наиболее перспективных направлениях борьбы с алкоголизмом и наркоманией обсуждаются и принимаются совместно с учащимися.

4. Исходя из нашего опыта, подтверждаем высокую эффективность применяемой в Англии практики самостоятельной подготовки учащимися наглядного профилактического материала к занятияем. Это могут быть графики уровня потребления психоактивных веществ в разные годы; стенгазеты, таблицы по теме занятий, альбомы, буклеты, вырезки из газет и журналов, сообщения о реальных последствиях потребления наркотиков детьми и молодежью, наблюдаемых самими школьниками; описание социального портрета пьяницы или наркомана; результаты анонимных опросов, проведенных самими подростками; об уровне потребления алкоголя самими учащимися, о степени вовлеченности их в курение табака и прием наркотиков; об их отношении к потребителям легких и тяжелых наркотиков и т.д.

5. Учащиеся должны знать законы их страны об ответственности за производство, хранение и потребление наркотиков, уметь определить степень нарушения законодательства и уровень наказания, предусмотренного за то или иное его нарушение.

6. Ни в одной из программ трех стран не учтена возможность школьного преподавателя любого предмета, предусмотренного учебным планом, ненавязчиво, но, тем не менее, весьма убедительно внести свой вклад в формирование отрицательного отношения школьников к психоактивным веществам.

Преподаватель любой учебной дисциплины может как бы между прочим обратить внимание своих учеников на печальные последствия алкогольно-наркотических пристрастий.

Возьмем, к примеру, такой предмет, как история. Разве можно упустить возможность поделиться с детьми сведениями об отрицательном отношении многих римских философов к винопитию. В Риме периода ранней республики «...рабам, женщинам и свободнорожденным юношам до 30-летнего возраста запрещалось пить вино;

нарушения же этого со стороны женского пола наказывались наравне с тяжелейшими преступлениями». Так римляне проявляли заботу о здоровье потомства. Пифагор, Цицерон, Лукреций, Сенека — все они отмечали негативное влияние пьянства на организм человека. Их отрицательные оценки последствий винопития, высказанные в те далекие времена, по большей части совпадают с современным научным обоснованием разрушительного действия алкоголя1.

Полезно обратиться и к историческим событиям в России, например, таким: в 1377 г. пьяное ополчение русских князей было наголову разбито татарским царевичем Арапшой на реке с характерным названием Пьяная. А в 1382 г. Тахтамыш сжег Москву — горожане и войско были сильно нетрезвы. В летописях сохранился подробный реестр выпивок и закусок на каждого дружинника — водки в нем не было. Ее просто в то время еще не существовало. Отсюда вывод: тот алкоголь, который содержался в пиве, браге и медовухе также губителен, как и тот, что в водке, а для того, чтобы опьянеть — надо просто побольше выпить этих так называемых «слабоалкогольных напитков». Задумайтесь, пожалуйста, об этом, уважаемые родители, и не очень-то радуйтесь тому, что ваши дети вместо водки и наркотиков пьют пиво прямо из бутылок в неограниченном количестве. Не помешает также напомнить о роли алкоголя в порабощении коренных народов Америки, Африки, Азии и спаивании народов Севера.

На уроках химии, биологии, анатомии, физиологии можно не только рассказать, но и продемонстрировать губительное влияние алкоголя на живые клетки (свертывание белка, обезвоживание живых тканей, утрата всхожести у злаков), привести данные И. М. Сеченова о поражении эритроцитов даже слабыми растворами этанола. Необходимо сообщить о том, что в любом алкогольном изделии помимо этилового спирта содержатся еще более ядовитые вещества — альдегиды, высшие спирты (сивушные масла), метанол, эфиры. А также о том, что промежуточным продуктом распада этанола в организме человека является ацетальдегид (уксусный альдегид), ядовитое действие которого в сотни раз выше, чем у этилового спирта. Необходимо привести сведения об отрицательном действии потребления спиртосодержащих изделий на все ткани и органы человека и по возможности осветить сущность самых распространенных болезней, возникающих в результате алкоголизации, таких, как цирроз печени, гастрит, тканевая гипоксия, болезни сердечно-сосудистой, центральной нервной и эндокринной систем. Особо отметить отрицательное влияние этанола на потомство.

На уроках географии целесообразно обратить внимание учащихся на следующий факт: к началу XXI в. из 6 млрд населения Земли около 1 млрд людей страдало от недостатка продуктов питания. В то же время огромные площади плодородных пахотных земель были заняты посадками винных (а не столовых!) сортов винограда, а также табачными плантациями. Не мешает также привести данные о площадях, занятых индийской коноплей — сырьем для получения марихуаны и гашиша, а также под посевами опийных сортов мака и плантациях коки. Стоит также сообщить, сколько продовольственного сырья (пшеницы, ячменя и других злаков, плодов и овощей) расходуется для получения этилового спирта и пива.

А преподаватели математики и экономики могут дать каждому ученику задание из области семейной экономики, а именно: определить в процентах расходы семейного бюджета на приобретение (или изготовление) спиртных изделий в месяц и в течение года и дать оценку степени целесообразности таких затрат.

Проверено, что к подобным заданиям школьники и студенты относятся с интересом, а самостоятельно сделанные ими выводы откладываются в памяти и положительно влияют на формирование трезвенных убеждений.

Как это ни странно, но во всех изученных нами материалах о профилактике наркотизма у детей и подростков практически отсутствует ориентация на «трудотерапию». Конечно, разнообразная творческая деятельность — это тоже немалый и очень нужный труд, но нельзя пренебрегать и необходимостью приобретения трудовых навыков, обеспечивающих физическое выживание. А в случае отклоняющегося поведения, например на стадии риска стать наркозависимым, труд — самое надежное средство противостояния соблазну. Напомним об отечественном опыте 20 — 30-х гг. прошлого века, когда именно лечение трудом помогло из малолетних беспризорных пьяниц воспитать достойных граждан России.

В этом плане интересен опыт Молодежного движения по борьбе с наркоманией — МОНАР, возглавляемого Мареком Катаньским. Этот известный врач-нарколог, убедившийся на собственном опыте в ущербности традиционной наркологии, в неспособности официальной медицины возвратить наркозависимых больных к здоровому образу жизни, считает, что труд, а тем более труд творческий, — необходимое условие преодоления тяги к наркотикам.

Приведем отрывок из его послесловия к книге «Дневник наркоманки», опубликованной после смерти ее автора Барбары Росек (М., 1990.-С. 103-113).

 

Когда я начинал работать с наркоманами, тогда методы терапии являли собой лишь продолжение системы отношений, господствующих и за пределами больницы. При таком положении и речи быть не могло о приобщении больного к процессу лечения. <...> В жизни самого наркомана в таких случаях ничего не менялось, не считая того, что он должен был отказаться от наркотиков, но и это... тоже было весьма относительно. От него ровным счетом ничего не зависело, ему все гарантировалось, исходя из принципа «только бы лечился». И он продолжал пребывать в бездействии, апатии. Я чувствовал, что так не должно быть, что этих людей необходимо пробудить к действию. Я пытался это сделать, но меня не переставали давить узкие рамки общепринятых схем. Тогда я решил преодолеть магические границы больничных стен. Это потребовало от меня смелости решиться на такие меры, как самостоятельность, совместное с пациентом управление и обсуждение всех вопросов, но в первую очередь — решиться на доверие к молодым.

Я знаю, как непросто отважиться на такие шаги в отношениях с нормальной молодежью, а ведь здесь речь шла о больных, не ведающих об элементарных жизненных принципах, не имеющих ни малейших организаторских и практических навыков. Многие из них — преступники. Я не мог знать заранее, чем это закончится, но все же пошел на риск, веря в то, что это единственный возможный путь.

Так появился первый Дом МОНАРа в Глоскове — небольшое помещение с хозяйственными пристройками и несколькими гектарами земли вокруг. Начало было трудным. Мы вдруг оказались предоставлены сами себе. Стали вылезать один за другим все пороки этих ребят, главные изъяны их воспитания. Недоверие вокруг нас сгущалось, все подозрительно и настороженно наблюдали за тем, что там «фанатик Катаньский» делает с молодежью.

Согласно теоретическим обоснованиям широко применявшейся и пропагандировавшейся у нас педагогике, все наше предприятие должно было провалиться уже на следующий день. Однако не провалилось! Вопреки всему, а может быть, именно поэтому, дело пошло. В комнатах появились первые, сделанные своими руками, необходимые для быта предметы, вечерами окна освещались светом уютных домашних ламп. По дому и во дворе стали мелькать хлопочущие по хозяйству, поначалу неумело, первые его обитатели. Кропотливо, день за днем возводился фундамент монаровского сообщества людей, вставших на путь возвращения к нормальной жизни.

Приходилось организовывать и решать буквально все, начиная с того, кто должен идти доить корову, а кто мыть посуду, и заканчивая выработкой правил о лишении права пребывания в нашем доме. Тогда я обнаружил, какие огромные пласты нереализованных возможностей таятся в этих отпетых наркоманах и какие чудеса может творить свобода самостоятельной деятельности. Мы начали с труда, и труд стал основой всей системы. Именно труд, потому что нужно было работать — не за вознаграждение, а просто чтобы была еда, чтобы огород приносил урожай, чтобы было тепло и чисто в доме. Честный труд для всех и одновременно для себя давал человеку право быть среди нас. Включившись с первого дня в общий труд, каждый приобретал право стать членом нашего сообщества. Постепенно складывался облик нашего дома, его климат, человеческие взаимоотношения. Мы повернулись лицом ко всему здоровому и естественному в жизни, к тому, что для многих сегодня — утопия. Мы, взрослые, пошли с молодыми на полное партнерство, разделяя с ними все хорошее и плохое, выполняя и вмешиваясь только тогда, когда видели, что они совершают ошибку. И делаем мы это не с позиции более сильного, а с позиции того, кто движим желанием помочь. Они это чувствуют, ибо все, что здесь происходит, делается в атмосфере домашнего тепла и доброжелательности. Мы вернули первоначальный смысл таким словам, как дружба, любовь, смелость, честность, искренность, терпимость, альтруизм, уважение к другому человеку. Мы жестоко осудили все, что определяет личность наркомана: нечестность, лень, лживость, безделие. Разумеется, в основу созидания новой личности — не наркомана — было положено обязательное и полное наркотическое и алкогольное воздержание.

Все вопросы, связанные с нашим Домом и сообществом, обсуждались вместе, и каждый имел право свободно высказать свое мнение. Конечно, произошло естественное размежевание позиций: на осуждающие и более одобрительные. Были определены условия для успешного лечения, а также последствия в случае их невыполнения. Конечно, все это звучит очень громко, однако достижение намеченных целей было, как вы, вероятно, догадались, отнюдь не легким делом.

Сегодня действует четырнадцать Домов МОНАРа, эксперимент стал системой.

Мог ли я ожидать этого?

Несомненно одно: я никогда не ожидал, что все это примет такой размах.

Когда от нас стали выходить первые выздоровевшие пациенты, я увидел, что целые толпы новых наркоманов тоже ждут помощи. К нам стали приходить письма от многих беспомощных и отчаявшихся молодых людей, которые поверили, что здесь они обретут свой единственный шанс.

В очередной раз я оказался перед необходимостью сделать нелегкий выбор: или продолжать узкую деятельность в одном «элитарном» центре. Или же выйти за его рамки и попытаться помочь также и другим, предлагая им свой опыт.

Реальность торопила. И я решился. Мы обратились ко всем людям доброй воли. К тем, кто хотел бы помогать наркоманам. Мы отвоевывали все новые и новые помещения, на которых прибивалась вывеска «МОНАР»...

...Откровенно говоря, охваченный собственным энтузиазмом, я и не предполагал, что будет так трудно. Я не ожидал, что помимо работы с наркоманами на мою долю выпадет еще и необходимость формирования взглядов их воспитателей, которым при всем их желании работать в МОНАРе приходится преодолевать в самих себе множество барьеров...

...Временами я чувствую себя виноватым в том, что мы слишком поспешно понаоткрывали столько центров, а я несу ответственность за них и за все, что в них происходит. Но, с другой стороны, я в то же самое время знаю о сотнях наркоманов, жаждущих попасть в МОНАР, и еще о тысячах других, кто погибает и требует немедленного лечения. Такова цена, которую мы теперь платим за многолетнее игнорирование этой проблемы. <...> Мне хочется вам сказать, что необычайно трудно помочь тем, кого дурная страсть уже превратила в рабов шприца или таблеток... Я могу лишь указать симптомы приближающейся болезни. Это безделье и праздность, скука, цинизм, позерство и недостаток доброжелательности, эгоизм, нежелание считаться ни с кем и ни с чем.

Распространенные среди молодежи потребительские и конформистские позиции приводят к тому, что в своем отношении к миру и к действительности они чрезмерно озабочены тем, чтобы обеспечить себе удобную, беспроблемную жизнь, требуя от взрослых гарантий всего того, что им, как они говорят, «причитается»... Я обращаюсь прежде всего к людям, которые хотели бы жить по-другому. Дорогие мои, я мечтаю, чтобы вы начали наконец что-то делать, чтобы в конце концов сломить эту всеобщую инертность...

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 |