Имя материала: Психологические аспекты зависимости

Автор: А. Е. Айвазова

Сопротивление

 

Мой сосед по старой квартире — алкоголик, всегда при встрече интересовался моим здоровьем. На мой же встречный вопрос он отвечал, мол, уж с чем с чем, а со здоровьем у него все благополучно. Каждый раз, слыша это, я не могла сдержать улыбку. Странное дело, зная о вреде злоупотребления алкоголем и наркотиком, зная о том, что не миновать последствий, добровольцев лечиться не становится больше. Даже когда признаки болезни не только налицо, но и «на лице», зависимый упорно не желает признавать себя больным. Ничего удивительного. Это еще один симптом болезни. У химической зависимости, как и других болезней, есть множество симптомов, по которым эту болезнь можно определить. В предыдущих главах я уже о них говорила. Но некоторым симптомам я хочу уделить особое внимание. И первый из них — сопротивление.

Никто и никогда не встречал не сопротивляющегося лечению алкоголика или наркомана. Это все равно, что отсутствие кашля при бронхите. Алкоголик или наркоман должен сопротивляться, иначе либо он не больной, либо обманывает вас.

Процесс сопротивления выглядит часто бурно и активно. Чем больше давление со стороны окружающих, пытающихся спасти зависимого, тем сильнее он сопротивляется. Что заставляет его это делать? Он не хочет выздороветь? Хочет. Не хочет лечиться? В принципе готов. Не понимает, что он больной? Но это уже и ежу понятно. Так в чем же дело?

Поставьте себя на его место. А теперь скажите вслух: «Я — алкоголик (наркоман)». Что вы чувствуете? Дискомфорт, не правда ли? Признать себя алкоголиком или тем более наркоманом — значит признать себя человеком, стоящим на самой низшей ступени социального общества, отбросом, изгоем. Это значит признать, что жизнь не удалась, что для общества ты пропал. Кто пойдет на это добровольно?

Еще одна причина сопротивления заключается в том, что отказ от химического вещества — это огромная потеря. Ведь оно столько давало человеку: ощущение любви, умение свободно общаться, забвение в горе, возможность расслабиться и многое, многое другое. Болезнь нашептывает: «Не расставайся со мной. Нам было так хорошо вместе». И это правда. Никто не начинает пить, чтобы причинить себе зло. Человек пьет ради удовольствия и выгод, которые дает алкоголь. Но когда зло начинает перевешивать эти выгоды, наступает решающий момент для очень важного решения, принять которое очень трудно. Смириться с потерей выгод бывает просто невозможно. Разрывая отношения с близкими людьми, которые стали в тягость, мы всегда испытываем боль. Пытаемся вспомнить что-то хорошее, что связывало. Пробуем начать все сначала, думая, что сможем еще все исправить. Но вещество не человек, оно не меняется, так же как не меняется организм, в котором произошли необратимые изменения. И лазейка «я смогу пить как нормальный человек» —- это ложь. Ложь, которой так много в этой болезни. Ложь, которая тоже является одним из основных симптомов заболевания.

Ошибочно думать, что алкоголику не стыдно за то, что он делает, что он не чувствует вину и угрызения совести. Наоборот, ему так больно, что он всеми силами старается скрыть это от всех, в том числе и от себя. Мы всегда защищаем рану, накладывая гипс или повязку Чем она серьезнее, тем толще защита. А так как чувствуем мы душой, то защищать приходится именно ее. И тогда человек достает доспехи, пытаясь себя защитить. Эти доспехи называются «психологическими защитами».

Разные психологи называют разное количество психологических защит. С психологами спорить трудно, уж больно наука сложная. Поэтому я приведу лишь несколько видов защит, встречающиеся наиболее часто.

Первая называется «преуменьшение». Звучит так:

— Я пью только по выходным.

— Я пью только вино (пиво, шампанское ...).

— Я пью только в компании.

— Я пью, но я же работаю.

— Я пью, но у меня же хорошая семья.

— Я могу бросить, когда захочу, я уже много раз это делал.

Человек как бы преуменьшает значимость происходящего тем, что преуменьшает количество выпитого или размер неприятностей. Поверив в сказанное, ему и окружающим становится легче: «Ну вот, все не так уж и плохо». Если бы вы знали, сколько раз мне приходилось это слышать не только от алкоголиков, но и от их жен и матерей. Думаю, вам тоже.

Другая распространенная защита — рационализация. Это не что иное, как объяснение причин своего пьянства. Тут можно писать тома. Уж какие только причины не придумывались алкоголиками, чтобы объяснить и оправдать свое пристрастие.

Это тот род оправданий, к которому прибегают, когда человек не прав. Пословица «оправдывается, значит не прав» относится именно к такому случаю. На самом деле человек пытается себя защитить. Наиболее типичные оправдания это: нервозность, стресс, трудная работа, глупый начальник, стерва-жена, неблагополучные условия жизни в стране... можете продолжить сами.

Проекция — еще один вид защиты. Про нее тоже есть пословица: «В своем глазу бревна не замечает, а в чужом соломинку видит». Алкоголик может сказать: «Все пьют, не я один». Или: «На себя посмотри». Или: «Я разве пью, вот сосед Колька — вот он пьет». Человек проецирует свои проблемы на других.

Это основные психологические защиты. Но проявлений у них множество. Это объяснения, оправдания, противоречие, сарказм, угрозы, нападки, согласие, комплименты, ерзанье, молчание, уход в себя, убегание, критичность. Окружающие видят со стороны превосходство, высокомерие, надменность, упрямство, вызывающее поведение, агрессию, фальшивость, безразличие, угрюмость, подозрительность, страдание, обидчивость. Все перечисленное скрывает такие чувства, как неадекватность, злость, печаль, боязнь, стыд, боль, обиду, чувство вины или одиночество.

Взяв в качестве основного героя алкоголика, я не забыла о наркоманах. Все эти проблемы, возникающие в жизни, в полной мере относятся и к ним. Трудностей и неприятностей у наркомана еще больше, чем у алкоголика, небольшие отличия есть во взаимоотношениях с окружающими и в отношении к себе. Они действительно небольшие и я о них расскажу в отдельной главе, посвященной наркомании. Когда в группе больных на сеансе групповой психотерапии сидели алкоголики и наркоманы вместе, это в большей степени раздражало именно наркоманов. Правда, только поначалу. Потом все соглашались с тем, что проблема-то у них одна. Поэтому и я в своей книге иногда говорю о тех и других вместе, а иногда разделяю. Чтобы облегчить вам дальнейшее восприятие материала, а себе — его изложение, далее я буду применять в основном слово «зависимый».

Итак, сопротивление — симптом болезни, который проявляется не только в самой болезни, но и в процессе лечения. Казалось бы, раз человек пришел лечиться сам, добровольно, то чего он сопротивляется? Однако не будем забывать, что мы имеем дело с очень сложной и хитрой болезнью.

Уже находясь в стационаре на лечении, зависимый может:

уклоняться от посещения лечебных мероприятий либо присутствовать на них формально, не работая;

объявлять о своей незаинтересованности в лечении или несогласии с формами лечения;

отказываться выполнять задания врача;

различными способами срывать лечебный процесс;

искать ошибки в лечении;

определять сам, что ему нужно лечить и как;

проверять на «крепость» персонал, сопротивляясь его указаниям;

приводить массу доводов в объяснении невозможности лечиться таким способом или в это время;

проспать лечебную процедуру;

может пожаловаться на зубную боль или головную боль, боли в животе и т. д. именно перед процедурой

и многое, многое другое, что создается болезнью.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 |