Имя материала: Психологические аспекты зависимости

Автор: А. Е. Айвазова

Напряжение

 

Давайте представим, что душа человека — это паровой котел. У каждого хорошо работающего котла есть шкала, на которой синим цветом отмечено допустимое давление, а красным — опасная зона. Задача состоит в том, чтобы вовремя через предохранительные клапаны выпускать пар, не доводя до возможного взрыва. У человека также есть допустимое количество напряжения, аналогичное давлению в котле, которое он способен выдерживать без особого ущерба для здоровья, а есть и опасная зона, которая может его погубить. У котла может сорвать крышку или он может взорваться весь, если уровень напряжения станет недопустимо высоким. Чтобы снизить риск, были созданы предохранительные клапаны, позволяющие выпустить пар.

Такие «предохранительные клапаны» человек создает для себя сам. Это способы канализирования отрицательных эмоций, поскольку отрицательные эмоции — естественные «отходы» негативных чувств, которые испытывает человек. Но отходы требуют регулярной и своевременной утилизации. Представьте, что было бы, если бы мы не убирали мусор или наш организм не избавлялся от переработанных веществ? Ужас! Вот такой ужас подчас творится в нашей душе. Чтобы дополнить картину, скажу еще и о том, что отходы не только складируются, но и начинают гнить, бродить и, соответственно, увеличиваться сами по себе. Я часто приводила пример, который наверняка знаком старшему поколению, тем, кто хорошо знает, что такое туалет на даче. Чаще всего это выгребная яма. Знаете, что будет, если бросить туда немного дрожжей? Правильно, содержимое всплывет. Отходы имеют одну важную специфическую особенность: они очень легко размножаются.

Теперь вы хорошо можете представить, что происходит в душе, если оставлять там негативные эмоции. И не надо потом удивляться, что вы чувствуете себя так, будто вас облили помоями.

Справедливости ради надо сказать, что красная зона у каждого человека разная. У кого-то она маленькая, у кого-то занимает почти всю шкалу. Первого рассердить или расстроить трудно, второй взрывается как порох. В случае химической зависимости мы имеем дело со вторым вариантом.

 В этой главе мы рассмотрим, что представляют собой «дрова», которые распаляют жар, поднимают давление в котле, а также что делать с ними. А в следующей — откуда берутся эти «дрова» и немного уделим внимания тому, как пользоваться предохранительными клапанами.

«Дровами» я назвала чувства, которые вызывают отрицательные эмоции. Именно они заставляют нас переживать и страдать. Но чувства — неотъемлемая часть человеческой души, и у них есть своя задача. Они оценивают то, что с нами произошло. И если возникает негативное чувство, это значит, что мы что-то сделали неправильно. Задача заключается в том, чтобы выяснить, что именно. Но об этом чуть позже. А пока вернемся к негативным чувствам.

Дело в том, что в процессе развития личности человек приобретает определенные черты характера, которые, как различные емкости, предназначены для определенных чувств. И тогда человек не просто испытывает обиду, как все нормальные люди, а становится обидчивым. Не просто жалеет себя, а становится жалким. Вот об этих изменениях в личности я и хочу поговорить.

Обида — первое чувство, которое иногда называют «виновником № I» химической зависимости.

Каждое чувство что-то с нами делает. И обида тоже. Есть один американский «ужастик», «Зубастики». Там маленькие сначала, постоянно голодные круглые монстры пожирают все, что попадается им на глаза. Туловище и голова у них — единое целое, главный орган — это рот, с огромным количеством острых зубов. Живут они, пока едят. Таким образом, вся их жизнь сводится к тому, что они только едят и растут. Обида похожа на этих существ: она постоянно голодна и требует еды. Сам человек уже и не помнит, на что или кого он обиделся, но обида, как зубастик, требует еды. И человек начинает искать разные поводы и становится чрезвычайно обидчивым.

На любого монстра есть управа. Можно справиться и с обидой. Как? Научиться прощать. По-настоящему, искренне и навсегда. Тогда красная зона на вашей шкале станет занимать гораздо меньше места.

Начинать нужно с себя. Оказывается, способность обижаться на других прямо пропорциональна обиде на себя. Внимательно прислушайтесь к себе, и вы обнаружите, что обижаетесь на себя гораздо чаще, чем думали. Обижаетесь, что не смогли чего-то, не сделали, не успели, не доросли или переросли, не стали тем, кем хотели, не удержали любимого, не выучили чего-либо, не смогли вспомнить, не удержались от соблазна, не съездили, не посадили, не похудели и т. д., и т. д., и т. д. — , длинный список ошибок, совершенных в жизни. Пожалуй, пора себя за них простить. Пора признать, что каждый человек имеет право совершать ошибки и учиться на них, а не винить себя. Вот, кстати, и следующее «полено» — чувство вины.

Это «зубастик-малыш», который грызет и грызет душу и вызывает огромное напряжение. Если вы совершили ошибку, то нечего себя винить. Да-да. Вам и так плохо, зачем же усугублять? Надо исправить то, что еще можно исправить, вынести из этого опыт («сын ошибок трудных») и жить дальше. Ведь чувство вины забирает столько энергии, сколько хватило бы на такое количество дел, что было бы чем гордиться, а не о чем-то сожалеть.

Нетерпимость — следующее качество, которое поднимает напряжение. И делает оно это не менее сильно, чем предыдущие. Нетерпимость заставляет человека выступать сразу в трех ролях: судьи, прокурора и палача. Прокурор обвиняет человека за то, что он, например, рыжий или ходит в шляпе. Судья выносит ему за это приговор. Например, он называет и велит теперь всем называть рыжего в шляпе «плохим», а то и вовсе уничтожить как ненужный элемент. А палач приводит приговор в исполнение. Палачу труднее всего. Всех рыжих не повесишь и шляпы со всех не снимешь. И всех не заставишь думать по приказу. Отсюда и напряжение — объять необъятное невозможно.

Взяв на себя такую сложную миссию, нетерпимый человек оказывается в очень трудном положении. Он пытается определить, что хорошо и что плохо, осудить и наказать. Одному человеку это явно не под силу — может быть, богу средней руки. А человек такую работу выполнить не в состоянии. Вот бедняга и мучается. Все силы тратит на то, что никогда сделать не сможет. Так и проходит жизнь. Ему тяжело еще от того, что он не может понять, почему нет удовлетворения и результатов работы. Ведь он столько делает, так старается, устает. Это как бег по кругу — движение было, а никуда не попал.

Нетерпимости можно противопоставить только одно — терпимость. Но прежде чем человек сможет стать терпимым, то есть научится принимать вещи такими, как они есть, и не оценивать их, нужно научиться терпеть. Это бывает больно, однако результат того стоит — не надо будет делать столько бесполезной, неблагодарной, а порой и опасной работы.

Гордыня — пожалуй, самое главное горючее, которое нагревает наш котел. Недаром она считается одним из самых тяжких грехов во всех религиях. Самая распространенная ошибка, с которой приходится сталкиваться, говоря о гордыне, это то, что ее путают с гордостью. А это совершенно разные вещи.

Гордиться можно только тем, чем реально обладаешь. И тут часто бывает, что человек не замечает своих достоинств. Он преуменьшает их. Чувство неуверенности в своих силах и способностях не позволяет человеку быть гордым, считать себя достойным того, чего стоишь. Гордыня же опирается не на реальные факты, а на мнимые. Она — как воздушный шар, надутый и раскрашенный под что-то реальное, например, под крепость. Издали кажется, что перед вами крепость, но чем ближе вы подходите, тем больше у вас сомнений. Так происходит с человеком с большой гордыней. Он тратит все силы на то, чтобы создавать иллюзию крепости. Ему нельзя близко подпускать к ней других людей, чтобы не заметили обмана. Он заводит стражу, цепных собак, роет ров и делает еще массу ненужных вещей и поэтому часто бывает агрессивным. Так он защищается от слабости.

Тем временем краска с надувной крепости осыпается, нужно подправлять. Все время кто-то норовит приблизиться, нельзя проспать. И тогда жизнь превращается в сплошной кошмар. Спать нельзя, а то вдруг шар сдуется или взорвется, и все увидят, что ты «дутый», не настоящий.

Обидно то, что настоящий есть, он жив, но забыт и заброшен. Тут бы направить все силы на то, чтобы вырастить его в сильного, здорового, умного и т. д. и т. д. Но нет — человек занят совсем другим делом. Есть настоящие мастера своего дела. Многим удается так искусно закамуфлировать надувной пузырь под замок или крепость, что распознать подвох бывает крайне сложно. И главная опасность заключается в том, что в определенный момент человек начинает верить сам, что его крепость реально существует. Это уже полный крах для того настоящего, который так и помрет без внимания. Обычно у таких людей только перед смертью наступает момент прозрения, в который они чувствуют, что прожили чужую жизнь. Если вас посетило это чувство раньше, значит вам повезло и у вас есть время, чтобы все исправить.

Отличить гордыню от гордости не трудно. Нельзя испытывать превосходство оттого, что папа у тебя крутой, что у тебя есть автограф «звезды», что глаза у тебя фиолетовые. Если в том, чем гордится человек, нет его заслуги, то это гордыня. Да и по-настоящему гордые люди не хвастаются своими достижениями. Они просто живут достойно. Не ставят себя в глупое положение, а если попали, то умеют посмеяться над собой. Не причиняют вред своему здоровью, а заботятся о нем. Уважают других потому, что уважают и ценят себя как личность, как человека, как создание природы. И еще они обладают одним важным качеством, которое и можно противопоставить гордыне, — смирением. Не путать с унижением. Смириться — это значит принять. Принять таким, как есть.

Смириться — это значит быть с миром. Вместе, а не врозь. Согласитесь, что каким бы он нам не казался, другого-то все равно нет. Поэтому глупо жить самому по себе, в выдуманном мире, в то время как жизнь проходит стороной.

Еще один враг спокойствия — это страх. Страх — самое сильное человеческое чувство. Это убийца, способный уничтожить все. Страх может убить в человеке все человеческое и превратить его в животное. Он может и вовсе лишить жизни. Но и с ним можно бороться. Как? Идти ему навстречу. Если вы сидите в темной комнате и боитесь, то силы ваши скоро кончатся. Единственное, что вы можете сделать — это пойти и включить свет. И тогда страх исчезнет. Он почти всегда кажется больше, чем реальная угроза. У страха глаза велики, потому что он не снаружи, а внутри нас. Нас не съест другой человек, если он, конечно, не людоед. Мы боимся придуманного образа жестокой учительницы, грозного начальника и многого другого только тогда, когда перестаем верить в собственные силы, которые не дадут нас унизить, уничтожить, запугать. Страх делает нас маленькими, беспомощными. И чем угроза больше, тем мы кажемся слабее. Мы перестаем верить, что останемся живы в этой схватке. И по большому счету всегда боимся одного — смерти.

Мы росли на сказках, в которых герой, преодолевая все немыслимые препятствия, доходит до цели и получает награду. Он боится, как и любой человек, но идет навстречу своим страхам. И только это делает его героем. И ничто другое. Все препятствия могут быть преодолимы, если справишься с самым главным — собственным страхом у себя внутри. И если веришь в то, что делаешь.

Получается, что вера — единственное, что можно противопоставить страху. Бог нужен именно для этого. Если он нас создал, значит, ему нет смысла нас уничтожать. Значит, это просто проверка на крепость или упражнение для развития. А мы испугались. Жизнь, которая приложила столько усилий, чтобы родился человек, вырос и стал бы продолжателем ее, не станет убивать свое творенье. Иначе бы все давно прекратилось.

Еще одно, на первый взгляд, безобидное чувство — саможалость. Она, как змея, пригревается на груди и сначала убедит в собственной безопасности, а потом ужалит и выпьет всю кровь. Жалость к себе ничего не дает, только забирает. Причем, начиная с малого, может довести до самоубийства. Мы с детства склонны путать жалость с любовью. Поэтому так поддаемся на ее уловки. Только любовь к себе дает энергию, а саможалость забирает. Конечно, в любви есть и доля жалости. Но человек, который жалеет себя и больше ничего не делает, просто упивается своим чувством вместо того, чтобы исправить ошибку, сделать выводы, подлечить раны и продолжать жить. Как только вы поняли, что начали себя жалеть, сразу остановитесь. Спросите себя, может быть, вам не хватает любви и внимания, а вовсе не жалости. Так и не тратьте на нее время. Сделайте для себя что-нибудь приятное. Это будет лучшим способом справиться с таким чувством, как саможалость.

Зависть — чувство, которое тоже может стать чертой характера, если с ним вовремя не разобраться. Завидуя, еще никто ничего не получал, а только терял — силу, энергию, радость жизни. Зависть точит, капля за каплей, причиняя человеку боль. Секрет зависти прост. Мы завидуем только тому, что потенциально могли бы иметь сами. А того, что нам невозможно иметь, мы просто не замечаем. Отсюда вывод: сделать так, чтобы обладать предметом зависти самому. Не отобрать у другого. Нельзя пришить себе чужие стройные ноги. Нельзя отобрать чужие достоинства или достаток. Но можно создать все это самому.

Критицизм. Критики — это люди, которые сами ничего не создают. Движет ими отнюдь не желание что-то улучшить. Это желание самому стать больше за счет уменьшения другого. Постоянно сравнивать себя с другими очень тяжело. Мы ведь все разные. А критиковать всегда легче, чем расти. Поэтому научитесь хвалить. И, конечно, начните с себя. Всегда найдется повод. Нужно только научиться его находить и признавать.

Вот, вкратце, и все «поленья». И чтобы давление в котле не поднималось до красной отметки, проще всего «не поддавать жару». Если вы научитесь справляться с перечисленными чувствами, то вам не грозят взрывы в собственной душе, после которых приходится собирать себя по кускам и долго залечивать раны. Помните: любой взрыв может оказаться смертельным, как инфаркт, например.

Именно напряжение является спусковым крючком для употребления психоактивных веществ. Ведь снять напряжение сразу и легко может алкоголь или наркотик. Но снять стресс помогает не только вещество. Хотя я не против и такого способа. Однако мы говорим о больном человеке, для которого нет синей шкалы, только красная. И он не умеет терпеть даже небольшого напряжения. Он сам его генерирует. И малейшее нагнетание обстановки, которое обычный человек переживет спокойно, для него уже сигнал тревоги. Он взрывается по любому поводу. Его единственный предохранительный клапан — это употребить как можно быстрее, пока не взорвался.

Сравнивать реакцию зависимого с реакцией здорового человека дело неблагодарное и бесполезное. Зависимый от химического вещества человек по-другому смотрит на мир, на людей. Он смотрит сквозь призму своей болезни, которая искажает все вокруг до неузнаваемости.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 |