Имя материала: Психология девиантного поведения

Автор: Клейберг Юрий Александрович

Вандализм: граффити

 

Вандализм — одна из форм разрушительного поведения человека. Большая советская энциклопедия (1971) определяет вандализм как «бессмысленное уничтожение культурных и материальных ценностей». Сходные толкования дают и другие современные отечественные справочники и словари (Советский энциклопедический словарь, 1989; Словарь современного русского литературного языка: В 20т. Т. 2.1991; Словарь иностранных слов, 1988).

Обращаясь к социально-психологическим и социологическим исследованиям, мы обратили внимание на более широкое толкование этого феномена. Говоря о вандализме, исследователи подразумевают разнообразные виды разрушительного поведения: от замусоривания парков и вытаптывания газонов до разгромов магазинов во время массовых беспорядков. Трудность в выработке определения состоит также в том, что индивидуальные, групповые и социальные нормы в понимании того, какие именно разрушения имеют деструктивный для общества характер, не совпадают.

Как констатируют многие исследователи, вандализм — преимущественно мужской феномен (А. Голдштейн, Дж. Говард, Д. Франсис и др.). Многочисленные исследования и статистические данные показывают, что большинство актов вандализма совершается молодыми людьми, не достигшими 25 лет. По данным выборочных обследований подростков, пик вандализма приходится на 11—13 лет (Д. Эллиот, М. Лебланк, М. Фрешетт, Р. Мейби, Д. Визенталь и др.). Вандализм занимает заметное место в структуре криминальной активности подростков 13—17 лет.

В общественном сознании существует определенный стереотип подростка-вандала. Разрушитель предстает примитивным существом с отклонениями в умственном и психическом развитии. Эти данные ассоциируются с низким социальным статусом семьи. Однако данные исследований, в том числе и наших по Твери и Кемерово, не подтверждают этого образа. Исследования не выявили корреляции между склонностью к вандализму у подростков и их принадлежностью к определенному социальному слою. Подростки-вандалы обладают примерно таким же уровнем интеллекта, как и их сверстники, однако успевают в школе гораздо хуже.

В некоторых исследованиях показано, что большинство «злостных» вандалов находятся в кризисной ситуации.

В общественном сознании вандализм часто предстает бесцельным, бессмысленным, немотивированным поведением. Выявление мотивов вандализма стало одной из главных задач социально-психологических исследований с момента появления первых публикаций по этой проблеме. Предлагаю вниманию читателей две мотивационные типологии вандализма.

Часто упоминается в литературе типология С. Козна. В зависимости от доминирующего мотива разрушения С. Коэн выделяет шесть типов вандализма:

1. Вандализм как способ приобретения. Основной мотив разрушения — материальная выгода.

2. Тактический вандализм. Разрушение используется как средство для достижения других целей (например, чтобы не допустить снижения цен, уничтожаются целые партии товара).

 3. Идеологический вандализм. Об идеологическом вандализме говорят, когда разрушитель преследует социальные или политические цели. Объект разрушения имеет ярко выраженный символический смысл. Например, за периоде 1917 г. разрушено 25—30 тыс. церквей и соборов, около 500 монастырей, уничтожено не менее 20 млн икон, около 400 тыс. колоколов.

4. Вандализм как мщение. Разрушение происходит в ответ на обиду или оскорбление.

5. Вандализм как игра. Это распространенная разновидность детского разрушения рассматривается как возможность поднять статус в группе сверстников и подросткового вандализма за счет проявления силы, ловкости, смелости.

6. Злобный вандализм. Представляет собой акты, вызванные чувствами враждебности, зависти, неприязни к другим людям к удовольствия от причинения вреда.

Другая классификация мотивов вандализма представлена Д. Кантером. Кроме уже рассмотренных мотивов мести и приобретения Кантер называет следующие причины:

1. Гнев. Разрушительные действия объясняются чувством досады, переживанием неспособности достигнуть чего-либо и могут быть попыткой справиться со стрессом.

2. Скука. Причина — желание развлечься. Мотивом выступает поиск новых впечатлений, острых ощущений, связанных с запретностью и опасностью.

3. Исследование. Целью разрушения служит познание (любопытство, желание понять, как работает система, — в детском возрасте).

4. Эстетическое переживание. Наблюдение физического процесса разрушения создает новые визуальные структуры, сопровождающиеся звуками, которые кажутся приятными.

5. Экзистенциональное исследование. Расшифровывая этот мотив, Кантор поясняет, что вандализм может выступать как средство самоутверждения, исследования возможности своего влияния на общество, Привлечения внимания к себе (яркий пример в истории — поступок Герострата, который сжег храм ради личной славы).

Однако существует оригинальная форма проявления девиантного поведения среди подростков и молодежи — граффити. В нашей стране этот феномен почти не изучен, очень мало публикаций, и то они носят в основном историко-этнографический характер. Социальные и психологические исследования граффити в нашей стране не проводились. Однако все же несколько фамилий следует назвать: А.С. Скороходова (1998, 1999), В. Седнев (1993), В.Н. Руденко (1997), Ю. Борисов (1995), Т.Е. Щепанская (1993). Вот и все ученые (насколько мне известно), которые что-либо писали о граффити.

Итак, термин «граффити» происходит от итальянского «graffito» и означает «нацарапанный», «проводить линии», «писать каракули». Первоначально этот термин относился лишь к древним надписям и употреблялся историками и археологами (см. труды: Высоцкий С.А. Киевские граффити XI— XVII вв. Киев, 1985; Медынцева А.А. Древнерусские надписи

Новгородского Софийского собора. М., 1978; Рыбаков Б.А. Русские датированные надписи X—XIV вв. М., 1964). Сейчас он обозначает всякую неразрешенную надпись, знак, сделанные любым способом на объектах общественной и частной собственности. Граффити составляют неотъемлемую часть пейзажа современных городов и сел, а также внутренней обстановки общественных зданий. Их можно обнаружить на стенах домов, заборах, скамейках, в транспорте, лифтах, на лестницах, в общественных туалетах, на столах и даже на памятниках культуры. Они выполнены всевозможными способами — мелом, ручками и карандашами, маркерами, краской, иногда выцарапаны или выбиты. Граффити содержат разнообразные сообщения, ругательства, изречения, рисунки и символы.

В современном мире граффити является одной из распространенных форм вандализма и наносит значительный финансовый и социальный ущерб городской среде во многих странах. По данным американских исследователей, в 1970 г. ущерб, нанесенный граффити станциям и вагонам метро Нью-Йорка, оценивался в 250 тыс. долл., в 1974 г. — в 2 млн долл.; в 1989 г. округ Лос-Анжелес, города Нью-Йорк и Сан-Франциско потратили на борьбу с этим явлением соответственно 50, 55 и 2 млн долларов. Какие-либо данные об ущербе от граффити в России мне неизвестны, но можно догадаться, что он немалый. Многообразие разрушений, происходящих в обществе, можно классифицировать в зависимости от степени их институционализированности (S. Cohen, 1973). При такой классификации поведение стихийных рисовальщиков займет промежуточную позицию между допускаемыми обществом ритуальными разрушениями в определенное время и определенных ситуациях (карнавалы, праздники) и теми видами поведения, которые являются проявлением девиантного поведения — вандализма (битье стекол, порча памятников). Граффити относятся к тому типу разрушений, ущерб от которых рассматривается как «неизбежные издержки» и институционализирован (т.е. он ожидаем), а деятельность по устранению надписей является рутинной обязанностью. Действительно, по сравнению с другими разновидностями вандализма (поджоги, осквернение памятников и др.) и насильственными преступлениями граффити представляют собой мелкие, незначительные, относительно безопасные проявления девиантного поведения человека. Но мелкие формы агрессии, к числу которых относится вандализм, получая положительное подкрепление, влекут за собой более Крупные. Это означает, что в той степени, в какой граффити выражают деструктивные (разрушительные) импульсы человеческой природы, они порождают усвоение агрессивных образцов поведения.

Городское пространство, насыщенное граффити, снижает психологическую и функциональную поддержку со стороны окружающей среды. Граффити, как и разбитые стекла, мусор и другие признаки неухоженности, воспринимаются как симптом деградации, вызванной ослаблением механизмов социального контроля, что порождает у людей беспокойство, чувство страха и уязвимости. Кроме того, ощущение беспорядка и упадка понижает порог сдерживания от деструктивных действий, а это, в свою очередь, увеличивает вероятность дальнейших разрушений. Некоторые виды граффити, например порча информационных стендов и знаков, особенно предупреждающих, препятствуют функциональному воздействию дизайна.

В то же время граффити выполняют и некоторые положительные социальные функции. Настенные рисунки и надписи — разновидность коммуникации, свободной от повседневных общественных ограничений в силу своей анонимности. Они являются способом выражения установок, конфликтов и проблем, большей частью подавленных и скрытых. Не случайно некоторые авторы отмечают психодинамическое значение граффити (Е.Л. Эйбл, Б.Е. Бекли, 1977; Дж. Бухнелл,1990).

Виды граффити. Настенные рисунки и надписи представляют собой весьма неоднородное явление — от детских каракулей до политических лозунгов, поэтому уместно привести некоторые классификации. Замечу, что эти классификации не являются строгими и абсолютными, но все же они помогают выделить различные формы рассматриваемого феномена.

Е.Л. Эйбл и Б.Е. Бекли (1977) различают публичные и личные граффити. К первым относятся городские надписи и рисунки, сделанные, как правило, на внешних сторонах зданий, заборах, деревьях, в метро и представляющие собой чаще всего сообщение о групповой идентичности. Вторые размещаются внутри зданий. К ним относят граффити в туалетах, на стенах общественных мест, столах, партах и т.п. Эти надписи чаще являются выражением личностных установок, эмоциональных состояний или внутриличностных конфликтов. Кроме того, в личных граффити в большей степени обнаруживается воздействие обстановки.

Рассматривая феномен городских надписей, М. Кокорев выделяет три вида (1992). Первый — содержательные граффити, т.е. надписи, содержащие эксплицитное сообщение разнообразной тематики. Второе —разрушающие граффити. Они появляются преимущественно на рекламных плакатах и стендах. Это знаки, нарушающие целостность и изменяющие содержание официального сообщения или образа. К ним относятся подрисованные усы и клыки, раскрашенные глаза, стертые или приписанные буквы и т.п. К третьему виду относятся специфические надписи, сделанные в стиле «хип-хоп» и принадлежащие к соответствующей подростково-молодежной субкультуре. Субкультура «хип-хоп» появилась в начале 70-х годов в Нью-Йорке и включает в себя музыку рэп, брейкдансинг и настенную живопись. Впоследствии эта субкультура распространилась не только в США, но и в большинстве европейских стран. Граффити в стиле «хип-хоп» представляют собой надписи и рисунки, выполненные чаще всего пульверизатором с краской. Наиболее распространенный вид — динамичные росчерки — автографы, украшенные различными символами (крестами, коронами, звездами, стрелами и т.п.). Однако встречаются и целые многоцветные картины большого размера, снабженные текстами. Рассматривая эти три типа надписей применительно к Франции, Кокорев отмечает последовательное их распространение, начиная с 60-х годов, и преобладание в последние годы граффити третьего типа.

В. Седнев собрал и классифицировал надписи и рисунки в общественном транспорте города Донецка (1993). Его классификация содержит три вида. К первому относится идентифицирующие надписи — имена, клички, места жительства или учебы, дата или цель поездки, номера телефонов. Второй вид образуют асоциальные надписи — нецензурные слова и символы в чей-либо адрес или без адреса. Третий вид представлен символическими граффити, относящимися к популярным музыкальным группам и исполнителям, а также наименованиям фирм, производящих обувь, одежду, аппаратуру.

Существует несколько эмпирических классификаций, группирующих надписи, найденные в зданиях и общественных местах. С.А. Высоцкий и А.А. Медынцева выделяют следующие разновидности средневековых граффити, обнаруженных в культовых сооружениях Киева: 1) благожелательные (начинаются словами «Господи, помоги...»; 2) поминальные; 3) в память об общественных событиях; 4) автобиографические; 5) относящиеся к фрескам и связанные тематикой храмовых росписей; 6) рисунки-кресты, магические знаки, изображения святых.

 Многочисленные исследования посвящены граффити в общественных туалетах школ, колледжей и университетов (И.Н. Ликка, А. Пачеко, А.А. Олову, Е. Отта, Л.А. Рудин, М.Д. Харлесс, Е. Уэлс, Д. Брейер и др.). Граффити, обнаруженные здесь, обычно сосредоточены на следующих темах: автографы, секс (сексуальные желания, предложения, комментарии), романтические отношения (выражения чувств к противоположному полу, не имеющие сексуального оттенка), оскорбления и грубые слова, наркотики, политика, религия, национальные отношения, философские изречения, юмор. Результаты исследований демонстрируют разное соотношение этих тем, но все-таки основную массу туалетных граффити составляют надписи, связанные отношениями с противоположным полом. Но здесь существуют еще и гендерные различия.

Мотивы рисовальщиков. Каких-либо специальных исследований (ни за рубежом, ни в России), посвященных изучению мотивов данного вида девиантного поведения, не проводилось, но на основании, изучения ценностей субкультур рисовальщиков и содержательных классификаций надписей и рисунков можно попытаться выстроить причины, побуждающие к созданию граффити.

Утверждение личностной или групповой идентичности. Граффити порождены желанием оставить след, сообщить о своем существовании, выразить привязанность. Знаки, подчеркивающие идентичность, составляют значительную часть надписей и рисунков. По данным В. Седнева (1993), на них приходится 50,3\% от общего количества.

Написание имен популярных исполнителей, спортивных команд и т.п. передает чувство причастности и симпатии, обозначает принадлежность к той или иной группе, приверженность к определенному стилю жизни. Субкультурная символика эмоционально наполнена. Как отмечают некоторые исследователи (в частности, Т.Б. Щепанская, 1993), идентифицирующие граффити насыщены чувствами гордости и радости. Особенность российских граффити состоит в том, что многие из них исполнены на английском языке. Объясняется это в первую очередь тем, что он является языком молодежной музыкальной субкультуры.

Многие исследователи отмечают ценность популярности и славы в субкультуре граффити (Д.Д. Брейер, М.Л. Миллер, М. Кокореф, Р. Лахманн). Желание достичь признания и уважения, особенно в пределах субкультуры, реализуется за счет количества, заметности надписей, их долговечности и месторасположения, которое подразумевает высокую степень риска в момент исполнения.

Протест против социальных и культурных норм. Граффити влечет порчу общественного или частного имущества, что само по себе является нарушением социальных запретов. Многие надписи содержат агрессивные сообщения с употреблением слов и символов, которые в большинстве культур являются социальным табу. Как отмечает Эйбл (1997), надписи и рисунки дают возможность человеку выразить его асоциальность одновременно на трех уровнях — поведенческом, вербальном и лингвистическом. Причем граффити представляют собой относительно безопасный для индивида способ заявить о своей оппозиции к социальным институтам.

 Стремление обозначить свою непринадлежность к господствующей культуре является важным фактором отбора субкультурных символов. При этом, как пишет Щепанская (1993), отбираются символы, максимально противоположные символам общепринятых ценностей. Так, для субкультуры российских хиппи в годы, когда религия подавлялась, были характерны образы, связанные с христианством. По мере утверждения церкви в качестве официально признанного института все большее распространение начали получать знаки чертовщины. Из этого следует, что значение символа, используемого граффити, не всегда выражает традиционно приписываемые ему установки.

Злобные реакции. Многие надписи представляют собой обидное или грубое высказывание в адрес конкретных людей, политических, этнических и других социальных групп, их лидеров, субкультур, социальных институтов. Подобные типы граффити содержат мотивы борьбы, соперничества и символического насилия.

Мотивы творчества. Некоторые граффити весьма изощрены по стилю. Встречаются целые картины. Усложненность стиля представляет собой не только средство достижения славы, но и самоцель. Многие рисовальщики считают себя художниками, придающими унылой и безликой городской среде красивый вид. Подготовка к раскрашиванию включает в себя долгие тренировки и упражнения по совершенствованию умений.

Сексуальные мотивы. Надписи и рисунки часто отражают сексуальные желания. Иногда граффити служат средством коммуникации, когда они расположены в определенных местах (например, в туалетах). Кроме того, познание сексуальности является важным мотивом детской граффити. Так, изучая надписи и рисунки в туалетах начальных школ Пуэрто-Рико, где учатся дети 6—11 лет, Лукка и Пачеко (1986) обнаружили, что более половины граффити связаны с сексуальной тематикой: комментарии по поводу гетеро- и гомосексуальных контактов, рекомендации, выражения сексуальных желаний, изображения половых органов. По мнению авторов, посредством таких надписей и рисунков дети исследуют поведение, соответствующее сексуальным ролям.

Развлекательные мотивы. Практически во всех эмпирических исследованиях граффити фигурирует категория «разное». В «разное» включают каракули, отдельные слова, которые нельзя отнести ни к одной из содержательных категорий. По-видимому, рисование является частью игры и само по себе доставляет удовольствие.

Таким образом, вандализм в целом и граффити как один из видов вандализма рассматриваются как разновидность подростково-молодежной девиантности и делинквентности. Этот подход не объясняет всех форм данного явления. Создание целостного образа данного феномена требует более широких обобщений и междисциплинарных комплексных исследований. Однако, несмотря на выраженный интерес к данной проблеме среди социальных психологов и социологов, крупных теоретических достижений здесь пока не наблюдается. Ни исследования агрессии, ни криминологические, ни работы в области девиантного поведения не привели к каким-либо развернутым концепциям вандализма, сопровождающимся последовательной эмпирической проверкой.

Гомосексуализм Гомосексуалисты есть и были независимо от нашего отношения к этому явлению, и не в наших силах их отменить. Это все равно что отказаться от восхода и заката солнца. Но для психологии — это до сих пор загадка, которую мы не можем до конца объяснить. Гомосексуализм (однополая любовь) был в древних культурах, греческой и римской, хотя сам термин был введен в научный оборот в 1869 г. венгерским врачом К.М. Бенкертом.

Под гомосексуализмом (и мужским — уранизм, гейизм, и женским — лесбиянство, сафизм) принято понимать сексуальное влечение к лицам своего пола.

До последнего времени считалось, что гомосексуализм — это следствие психологической травмы мужчины, его страха перед женщиной вообще и неправильного отношения к нему матери. 30 лет назад один немецкий ученый доказал, что гомосексуализм является внутриутробным нарушением развитием плода, появляющимся между 3-м и 4-м месяцами беременности. Если мать перенесла какое-то заболевание, чаще всего краснуху, то в результате появляется ребенок, у которого не сформирован центр влечения к противоположному полу.

Эта гипотеза подтверждена на лабораторных животных. Можно сказать, что 90\% гомосексуалистов являются «врожденными», а 10\% — «приобретенными». 84

 Поскольку гомосексуализм — явление непонятное, все, что касается его, окружено загадками и мифами. Один из них — что гомосексуалистов много. Их якобы 10\% среди мужчин, а иногда утверждают, что 14\%. Ученые считают, что настоящих гомосексуалистов от 1 до 1,5\%.

Еще один миф, связанный с гомосексуализмом, — это их близость к преступному миру. Это ничем не подтверждается, а вот что среди них много наркоманов — это правда. Жизнь гомосексуалистов гораздо сложнее, чем у гетеросексуальных мужчин. Сформировать прочную пару мужчине с мужчиной труднее. В традиционных отношениях женщина может снять психологическое напряжение, она мягче, терпимее. Здесь же много агрессии, драм, которые часто приходится подавлять наркотиками.

Гомосексуализм — это влечение, как правило, к очень молодым мужчинам. Гомосексуализм иногда близок к педофилии (влечению к детям). Пожилой любит молодого, например, а у молодых привязанности и чувства меняются, поэтому происходит столько драм и трагедий. Это не только сексуальное влечение, но и эмоциональное.

Отношение общества к гомосексуалистам остается агрессивным. Непонятно даже, почему их называют «голубыми» (или «розовыми» — у женщин), в этом еще одно предубеждение, презрительность. Гомосексуалисты встречаются среди людей, работа которых связана с общением — журналистов, учителей, артистов. Есть они и на заводах, но там, если узнают об этом, — обязательно побьют. Есть места, где к ним относятся терпимее, — в Лондоне, например. Туда гомосексуалисты съезжаются со всего мира. Это не значит, что там они чувствуют себя комфортно. Проблем везде много. Дискриминация существует при приеме на работу и т.д.

Гомосексуалистам трудно, потому что они не могут иметь детей, а законы запрещают им усыновление. В абсолютном большинстве стран их браки не регистрируются. Они всюду ощущают свою ущербность, хотя вреда, собственно, от них нет. Гомосексуализм из всех видов девиантного поведения, по-видимому, наиболее «биологичен». Высказываются сомнения, можно ли вообще его относить к отклонениям.

Думаю, что мы должны относиться к гомосексуалистам терпимо и сочувственно, должны понимать, что их жизнь сложнее. Нельзя же обвинять диабетика в том, что он диабетик, — это связано с его физиологическим состоянием.

Кстати, гомосексуалисты есть почти у всех приматов. У некоторых — даже больше, чем у людей, — до 10\% (гиббоны, шимпанзе, орангутаны). Гомосексуализм —это некая особенность, устроенная природой, настолько странная, необычная, что мы вряд ли поймем, почему есть 1—2\% мужчин и столько же женщин, которых не интересует противоположный пол.

В 1932 г. 3. Фрейд предложил гомосексуальную направленность полового влечения именовать инверсией. Однако этот термин не получил широкого распространения.

Каковы же причины гомосексуализма? Существуют множество объясняющих гомосексуализм теорий (см.: Старович 3. Судебная сексология. М., 1991 ;Кон И.С. Введение в сексологию. М., 1989; Свядощ А.М. Женская сексопатология. М., 1988; Palmer S., Humphery J. Deviant Behavior: Patterns, Source and Control. N.Y.; L.: Plenum Press, 1990).

Генетическая теория исходит из генетической обусловленности гомосексуальной направленности. При этом используются результаты наблюдения за однояйцевыми близнецами, эксперименты на рыбах и земноводных и т.п. Однако никаких достоверно установленных хромосомных отклонений у гомосексуалистов не выявлено.

Эндокринная теория основывается на отдельных наблюдениях, свидетельствующих о том, что нарушения функций коры надпочечников могут приводить к гомосексуальным тенденциям. Это относится как к выработке у женщин мужских половых гормонов, так и к превышению содержания эстрадиола у гомосексуалистов-мужчин. Однако никаких репрезентативных данных, свидетельствующих о гормональных различиях лиц с гомо- и гетеросексуальными влечениями, не имеется.

Существует немало концепций, объединенных пониманием гомосексуализма как приобретенного в результате действия социально-психологических и социальных факторов: случайные впечатления, соблазны, совращения, лишения доступа к лицам противоположного пола, культурные влияния, материнская гиперопека, страх сексуальной неудачи и т.п. С точки зрения А.М. Свядоща, врожденным гомосексуализмом является активный тип поведения у женщин и пассивный у мужчин, а ситуационным (реактивным) — активный у мужчин и пассивный у женщин (А.М. Свядощ, 1988, с. 95-107).

Исследования зарубежных и отечественных ученых позволяют сделать принципиальной важности вывод: «какими бы причинами (как правило, многими) не детерминировалась сексуальная ориентация, она не является делом свободного выбора и не может быть изменена произвольно» (И.С. Кон, 1989, с. 291), т.е. по одному лишь желанию человека. Если такое изменение и возможно, то оно требует интенсивной психотерапии и психокоррекции в сочетании с гормонотерапией при непременном сильном желании самого человека. Но и при этом успех лечения не гарантирован.

Вообще, сексуальное поведение и его направленность формируются под воздействием множества биологических, психологических, социальных факторов. Половая принадлежность индивида вовсе не столь очевидна и безусловна, как это представляется обыденному сознанию. Не случайно различают пол генетический, или хромосомный, гормональный, генитальный и основанный на нем гражданский (иначе паспортный, или акушерский) и, наконец, «субъективный» как половую аутоидентификацию субъекта. Возможны несоответствия между этими «полами» в силу каких-либо нарушений на какой-то ступени формирования индивида. Наглядной иллюстрацией сложности половой дифференциации служит гермафродитизм — двуполость, врожденная двойственность репродуктивных органов, когда пол индивида нельзя однозначно определить ни как мужской, ни как женский. А в случаях транссексуализма человек не только ощущает свою принадлежность к противоположному полу, но и упорно стремится к соответствующему изменению, в том числе хирургическим путем. Неосуществление желания сменить пол может привести транссексуалиста к самоубийству.

Что касается направленности полового влечения, то она может быть не только гетеросексуальной или гомосексуальной, но и бисексуальной (половое влечение к лицам обоего пола).

Очевидно, и гомосексуализм, и бисексуализм «нормальны» в том смысле, что представляют собой результат некоего разброса, поливариантности сексуального влечения, сформировавшегося в процессе эволюции рода человеческого. Если бы все иные формы, кроме гетеросексуальности, были абсолютно патологичны, они бы давно элиминировались в результате естественного отбора. О «нормальности» (в этом смысле) гомосексуализма свидетельствует и его относительно постоянная величина в популяциях (Я.И. Гилинский, 1993, с. 134).

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 |