Имя материала: Психология девиантного поведения

Автор: Клейберг Юрий Александрович

Глава 3 диспозиционное поведение личности

 

Поведение личности характеризуют три его составляющие: акт поведения, способ поведения и диспозиция поведения.

 Акт поведения охватывает актуальное изменение поведения индивида. Это — конкретный элемент поведения, который можно наблюдать и оценивать. Акт поведения всегда является результатом общего состояния индивида, который в течение определенного отрезка времени находится во взаимоотношении с другими индивидами (или группой индивидов) в определенных социальных ситуациях.

Способ поведения — постоянное, типичное для данной личности поведение. Способ поведения подразумевает привычную схему, «каркас» проявления поведения в определенных социальных ситуациях, его закономерность. Связь с актом поведения здесь очевидна, ибо способ поведения находит свое выражение в актах поведения. Следовательно, последние являются индикаторами способа поведения. Они образуют эмпирическую базу для суждения о характере поведения. Способ же поведения нельзя наблюдать непосредственно, он раскрывается посредством актов поведения. Способ поведения, как правило, постоянен.

Диспозиция поведения (от лат. dispositio — расположение) — готовность, предрасположенность субъекта к поведенческому акту, действию, поступку, их последовательности.

 Диспозиционное поведение — это определенное социальное поведение (в том числе и девиантное), основанное на предрасположенности личности к определенному восприятию условий деятельности.

 Диспозиционная концепция была предложена в 1975 г. В.А. Ядовым. Основная идея, лежащая в основе диспозиционной концепции регуляции поведения личности, разработанная В.А. Ядовым, заключается в том, что человек обладает системой различных диспозиционных образований, которые могут быть более низкого и более высокого уровня.  В.А. Ядов выделяет четыре уровня диспозиций. Первый уровень составляют элементарные фиксированные установки. Этот уровень означает регуляцию непосредственных реакций субъекта на актуальную ситуацию. Второй уровень — это наиболее сложные диспозиции, которые формируются на основе потребности человека в общении. Этот уровень регулирует поступки личности, осуществляемые в привычных ситуациях. Третий уровень имеет дело с такими диспозициями, в которых фиксируется общая направленность интересов личности относительно конкретной сферы социальной активности. На этом уровне регулируются уже некоторые системы поступков и социальное поведение. Четвертый уровень — высший уровень диспозиций — образует система ценностных ориентации личности. Он регулирует целостность социального поведения и деятельности личности.

В отечественной психологии проблематика диспозиции личности охватывает анализ ее отношений (В.Н. Мясищев), направленности (Л.И. Божович), проявления целостности психических свойств и процессов в установочной готовности (Д.Н. Узнадзе), а в зарубежной психологии наиболее близкие явления изучаются в понятиях личностных черт и аттитюдов (в английском языке — «set») (Г. Олпорт, Н. Рокич, М. Смит, У. Томас, Л. Тернстоун, Ф. Знанецкий и др.).

Явление установки начали изучать еще в прошлом веке (Фехнер — в I860 г.; Г. Мюллер и Шуман — в 1899 г.). Оно тогда было известно под термином «иллюзия веса». Затем в 1930 г. это явление исследовалось в несколько ином аспекте грузинскими психологами. Суть дела здесь состояла в следующем:

Если дать человеку в обе руки по одному заметно отличающемуся по весу предмету и попросить его поднять эти предметы ] 0—15 раз, взвешивая их, а потом дать испытуемому два одинаковых по весу предмета и поставить задачу сравнить их вес, то они будут восприниматься им как разные: в большинстве случаев испытуемому будет казаться более тяжелым предмет в той руке, где во время предварительных опытов был более легкий. Бывает и наоборот. Считается, что в первом случае имеет место явление контраста, а во втором —ассимиляции. Точно такие же явления были подмечены при исследовании иллюзий размера, объема, слуха, освещенности и т.д. Была доказана универсальность этого феномена, который в русском языке называли установкой. Позже стали писать и исследовать его в социальной действительности: отсюда пошло название социальная установка. Можно сказать, что этот процесс в психологии инициировал Д.Н. Узнадзе.

В психологии под установкой понимают сложившееся на основе прошлого опыта оценочное суждение человека по  отношению к физическому объекту, идее, индивиду, группе лиц. Индивидуальная психология рассматривает феномен установки с позиций отдельного субъекта, социальная психология — с позиций социальных групп. 

Традиционно социальную установку рассматривают как психологическую структуру из трех компонентов: эмоциональный компонент(«Какие чувства мы испытываем по отношению к объекту?»); поведенческий компонент («Как мы действуем по отношению к объекту?»); когнитивный компонент («Как реагирует наше сознание со своим опытом и знаниями на объект?»).

 К факторам, формирующим социальную установку, относят деятельность, поступок, поведение. В связи с этим А. Г. Асмолов видит в установке механизм стабилизации деятельности и подчеркивает, что установка внутренне включена в саму деятельность и порождается ею. Зарубежные психологи отмечают: установку формирует непосредственный опыт вербальной и невербальной коммуникации. При этом основную нагрузку несет «образ окружающих ребенка объектов и людей, копируя которых он в нерасчлененном, синкретическом виде усваивает определенный набор социальных установок».  Мы разделяем позицию исследователей, согласно которой социальные установки формируются в значимых для человека отношениях.

Американский психотерапевт С. Карпман разработал простую, но чрезвычайно эффективную диаграмму для анализа неконструктивных взаимоотношений — драматический треугольник. Ее идея заключается в том, что, вступая в болезненные взаимоотношения, люди играют одну из следующих ролей: Преследователя, Спасителя или Жертвы (см. схему). Преследователь — это человек, который унижает других людей, считая их стоящими ниже себя. Спасатель также считает других людей ниже себя, однако предлагает свою помощь, исходя из своего более высокого положения. Жертва ощущает свое приниженное положение и считает себя неблагополучным человеком, а обстоятельства — ужасными.

Многие социальные установки (аттитюды) формируются в детстве и воспринимаются детьми от своего ближайшего социального окружения. Дети моделируют свои аттитюды, копируя тех, кто им нравится, кого они уважают и даже боятся. Наблюдая за отношением родителей к различным событиям и явлениям, они формируют к ним собственное отношение. Особой привлекательностью для подростков и молодежи обладают поведение, внешний облик и аттитюды популярных певцов и актеров, которые нередко выступают безусловным образцом для подражания.

Аттитюды — динамичное и изменчивое явление. Каждый человек в течение жизни может иметь тысячи аттитюдов. Изменчивость и непостоянство аттитюдов, по-видимому, является одним из наиболее ярких проявлений противоречивости поведения человека. Но исследования и опыт показывают, что люди стремятся к достижению консистентности (соответствия) между различными аттитюдами, а также стараются устранять серьезные противоречия между аттитюдами и поведением. Это означает, что индивид пытается переосмыслить противоречивые отношения и согласовать их с поведением таким образом, чтобы они выглядели обоснованными и рациональными.

В конце 50-х годов американский психолог Л. Фестингер предложил теорию когнитивного диссонанса, способную объяснить связь между аттитюдами поведением. Когнитивный диссонанс — это несовместимость между двумя или более аттитюдами или между аттитюдами индивида и его поведением. Л. Фестингер утверждал, что любая форма диссонанса вызывает дискомфорт и индивиды всегда будут стремиться к устранению этого рассогласования. Иными словами, индивиды стремятся к состоянию равновесия, при котором когнитивный диссонанс минимален.

Разумеется, ни один человек не может полностью избежать диссонанса и внутренних конфликтов. Как же люди справляются с диссонансом? Л. Фестингер утверждал, что стремление к уменьшению диссонанса определяется следующими условиями:

— важностью элементов, вступающих в противоречие;

— степенью контроля, которым обладает индивид над этими элементами:

— выгодами, которые сулит оправдание или придание большей важности одному из конфликтующих элементов.

Реакция на диссонанс будет также определять степень воспринимаемого индивидом контроля над его элементами. Если индивид воспринимает диссонанс как результат неконтролируемых событий, то в этом случае его аттитюды вряд ли претерпят изменения. Характер разрешения диссонанса также определяется тем, какое вознаграждение или выгоду сулит то или иное разрешение внутреннего противоречия (А.Н.Занковский, 2000; В.В. Новиков, 2000).

Многочисленные исследования взаимосвязи аттитюдов и поведения подтверждают обусловленность поведения людей их социальными установками и отношениями. Но установки подразумевают оценку. Установка — это связь, создаваемая нами, между объектом и его оценкой.

Мы знаем, что поддаются наблюдению и оценке только конкретные (актуальные) акты поведения. По регулярно повторяющимся определенным актам поведения можно судить о способе поведения. Любой установленный способ поведения — это выражение диспозиции поведения.

Диспозиция поведения — это то, что «внутриличностно» детерминирует способ поведения. Закономерность духовного развития человека и его социального поведения зависит от внутренних условий, от приобретенных в процессе взаимодействия и общения диспозиций.

Следовательно, диспозиции ~ это внутренние детерминанты социального поведения, в том числе и видов его позиций. Это своего рода программа, алгоритм-план, являющийся содержательной структурой социальной нормы.

Механизмы формирования диспозиционной структуры личности включают взаимодействие мотивов и стимулов и формирование в процессе этого взаимодействия установок личности.

Механизм индивидуального поведения личности — это механизм, реализующий интересы. Элементами этих механизмов .выступают целенаправленная деятельность личности, осуществляющаяся на основе заранее разработанного плана и принятого решения и проявляющаяся в отношениях личности.

Охарактеризуем некоторые общие признаки функционирования и формирования диспозиций.

 1. Диспозиции, а вместе с ними и диспозиционное поведение человека формируются в реальном процессе жизнедеятельности людей. Это результат взаимодействий и отношений индивида с его социальной средой. Диспозиции возникают не на основе биологических, врожденных задатков или «структуры души человека», а приобретаются в процессе жизни индивида, являются следствием воспитания и социализации, отражением социального опыта человека.

2. Объективной системой формирования диспозиции и диспозиционного поведения является социальная среда, особенно социальные нормы и ценности общества. Функция социальных норм всех видов заключается в создании стабильного диспозиционного поведения.

Наблюдается зависимость диспозиционного поведения от объективных социальных условий, особенно от социальных норм того или иного общества или социальной группы. Об этом свидетельствуют многочисленные исследования. Однако эту зависимость нельзя понимать недиалектически — как механическое воздействие внешних факторов, как простое преобразование внешних условий во внутренние.

Диспозиционное поведение — это не просто трансформированная в поведении социальная норма. Социальная норма и личностная диспозиция — понятия качественно различные.

3. Диспозиции имеют функцию ориентации личности. Они ориентируют человека в выборе видов и форм социального поведения, гарантируя более или менее постоянное отношение к предметам, людям, социальным .нормам общества или группы. Диспозиции имеют тенденцию «делать» социальное поведение человека более генерализованным и стереотипным (С.Л. Рубинштейн).

4. Диспозиции оказывают селективное и детерминирующее воздействие. Ценность какого-то объекта или группы объектов влияет на отношение человека к этому объекту в целом, проявляясь в диспозиционном поведении.

Селекция и детерминация поведения по сути своей обусловлены: а) позицией отбора (селекции). Это происходит уже при восприятии и оценке социального объекта; б) обработкой информации, зависящей от позиции.

5. Структурная интеграция, а также ряд других моментов способствуют относительной инвариантности диспозиций и тем самым определяют возможный характер видов диспозиций и характер диспозиционного поведения в целом. С изменением структурной интеграции диспозиций изменяются также вероятность проявления конкретного социального поведения, его интенсивность и направленность,

Отдельный акт проявления диспозиции варьируется не только в зависимости от той или иной социальной ситуации, но и от актуального состояния внутренних условий системы, в которую интегрирована соответствующая диспозиция. Реакция человека в сложившейся ситуации всегда до некоторой степени зависит от актуального состояния всей структуры диспозиций.

Вышесказанное имеет большое значение для прогноза социального поведения человека в различных ситуациях и для формирования личности вообще и ее диспозиционного поведения в частности.

6. Диспозиции изменяются в процессе жизни человека. С возрастом под воздействием воспитания и культуры общества и социальных групп Диспозиционное поведение человека видоизменяется, укрепляется, принимает различные формы выражения, в том числе и девиантные. Особую стабильность и четкость выражения приобретают по мере взросления диспозиции морально-нравственных позиций, сформировавшихся в юношеском возрасте.

Как правило, чем раньше формируется Диспозиционное поведение, тем позиция оказывается стабильнее в последующей жизни.

С психологической точки зрения диспозиции состоят из ряда когнитивных и мотивационных подструктур (компонентов). Позиции никогда не могут носить только когнитивный (рациональный) или только мотивационный (эмоциональный) характер. Понимание диалектики когнитивных и мотивационных подструктур и их диспозиционный анализ имеют значение для исследования позиций, а также для понимания диспозиционного поведения человека в целом. Этот процесс не получил еще достаточного научного освещения.

Каждый конкретный акт оценки, в котором находит свое выражение позиция, обусловлен мотивационно и когнитивно. Такое толкование не вызывает разногласий у ученых.

Когнитивную подструктуру диспозиции следует понимать как совокупность знаний, накопленных познавательных (образных или мыслительных) представлений о том или ином социальном объекте.

 Знания оказывают непосредственное влияние на способ общения индивида с объектом. Но когнитивная подструктура не полностью детерминирует оценку. Оценка лишь отчасти является когнитивным процессом и основывается на знаниях. Мотив, как известно, ни по своей функции, ни по структуре не идентичен знанию (тем более системе знаний). Между оценкой социального опыта и изменяющимися знаниями не существует функциональной зависимости. Несмотря на одинаковые знания, оценка, например, моральных и юридических норм может быть совершенно разной. Исходя из этого, конечно же, не следует недооценивать или тем более  отрицать роль знаний, такой вывод был бы ошибочным.

Задача распространения знаний (разъяснения политических, моральных, правовых и других норм, закономерностен развития природы и общества и т.п.) состоит в том, чтобы научить правильно понимать и оценивать окружающий природный и социальный мир, дать ориентир для практического социального поведения членов социальных групп, общества. Адекватное понимание мира является необходимым условием правильного социального поведения.

Правильное понимание существа социальных процессов и явлений, как показывает практика, способствует стабилизации социальной позиции по отношению к соответствующему социальному объекту.

Мотивационную подструктуру следует понимать как своего рода «энергетическую силу» диспозиции. Оценка, которую человек дает социальному объекту, является выражением и результатом функции мотивационной подструктуры соответствующей диспозиции; мотивационная подструктура отбирает и детерминирует поведение человека по отношению к социальному объекту позиции. Без мотивов не существует оценивающего позиционного поведения. Мотивационные подструктуры диспозиции не существуют изолированно от когнитивных подструктур. Когнитивные элементы являются основой формирования структуры мотивов и носителями социального опыта.

Существует две формы оценки:

а) общая оценка может касаться объекта позиции, который сам по себе представляет определенную ценность. Он предварительно оценен обществом, социальной группой, учителями, родителями и т.п. Определенные политические, бытовые, культурные и другие события, определенные персонажи и их поступки в фильмах, литературе и т.п. получают предварительную оценку со стороны специалистов и других экспертов. Это облегчает индивиду выбор адекватной оценки социальных объектов (предметов, людей, событий и т.п.). Такова задача любой воспитательной и коррекционной работы;

б) общая оценка может касаться конкретного социального поведения индивида по отношению к объекту позиции. Все формы как сознательной позитивной оценки поведения со стороны общества, социальной группы, партнера и др. (похвала, признание, награда), так и отрицательная (порицание, критика) санкция служат тому, чтобы побудить того или иного индивида занять по отношению к социальному объекту такую позицию; которую общество, группа и т.п. считают правильной, одобряют ее.

В связи с этим необходимо выделить следующие признаки диспозиционного поведения личности:

— диспозиционное поведение прямо или опосредованно проявляется как социальное отношение с другими людьми (отдельными индивидами или человеческой общностью);

— диспозиционное поведение — это свободное социальное действие; осуществляя его, индивид предполагает его последствия, понимает (хотя и не всегда в полной мере) свою возможную ответственность.

Таким образом, личность в системе общественных отношений самоопределяется на основе выработанных ценностных установок и ориентации, занимая в обществе (социальной группе) определенные позиции и проявляя диспозиционное поведение. Именно позиции и диспозиционное поведение позволяют рассматривать вопрос об активном или пассивном отношении личности к миру, к конкретным обстоятельствам жизни и социальным ситуациям. Личность активно строит свою жизнь, формирует структурные компоненты своей внутренней целостности или, напротив, живет пассивно, конформистски, не формируя сознательно свое индивидуальное бытие.

Диспозиционная теория имеет целью представить социальное поведение как «матрицу» позиций с соответствующими этим позициям нормативными предписаниями поведения, выявить причины несоответствия реального поведения ценностным ориентациям личности и найти методы устранения такого несоответствия.

Важными моментами являются качественная характеристика самих ценностных ориентации, их динамика, степень соответствия прогрессивным тенденциям развития общественных и коллективных ценностей. С другой стороны, не менее существенным оказывается сама «матрица» позиций, принятая в данной культуре. В конечном счете за позициями скрыты социальные отношения, ценности и оценки. «Способность интегрировать в себе наибольшее количество социально значимых ценностей — вот что определяет меру богатства личности и степень ее творческой индивидуальности» (И.С. Кон, 1967).

Однако система ценностных ориентации личности, занимая промежуточное положение между внутренними установками и нормами социальной среды, между мотивационно-потребностной сферой и системой личностных смыслов, обеспечивает взаимодействие этих элементов более общей системы «человек».

С одной стороны, система ценностных ориентации является важным регулятором активности человека, поскольку она позволяет соотносить индивидуальные потребности и мотивы с осознанными и принятыми личностью ценностями и нормами социума (К. Роджерс, А.Г. Зравомыслов, Ф.Е. Василюк, В.Г. Алексеева, М.С. Яницкий). С другой стороны, система ценностных ориентации личности не только определяет формы и условия реализации побуждений человека, но и сама становится источником его целей (А.И. Донцов, Н.Ф. Наумова, М.С. Яницкий). По нашему мнению, тем самым система ценностных ориентации определяет жизненную перспективу, «вектор» развития личности, являясь важнейшим внутренним его источником и механизмом. Именно поэтому система ценностных ориентации личности является многофункциональным «психологическим органом» (Ф.Е. Василюк, Б.С. Братусь, А.Г. Асмолов).

Позиции и диспозиционное поведение теснейшим образом связаны с характеристикой ролевой теории личности. Социальные роли личности определяются многообразием видов деятельности, которые выполняет личность. В конечном счете они зависят от социальных отношений.

Понятие роли — одно из наиболее сложных в социальных науках — было введено в социальную психологию американским психологом и социологом Дж. Мидом. Этот термин был заимствован из сферы театра или обыденной жизни, где он использовался как метафора для обозначения ряда феноменов социального поведения.

М. Дойч и Р. Краусс провели анализ различных ролевых концепций и выделили три аспекта социального поведения, которые имеются в виду, когда речь идет о социальной роли:

— роль как существующая в обществе система ожиданий относительно поведения человека, занимающего определенное положение, в его взаимодействии с другими людьми;

— роль как система специфических ожиданий по отношению к себе человека, занимающего определенное положение, т.е. как он представляет модель собственного поведения во взаимодействии с другими людьми;

— роль как открытое, наблюдаемое поведение человека, занимающего определенное положение (статус).

Таким образом, социальная роль индивида тесно связывается с его статусом. Но в данном случае под статусом понимается не определенное положение индивида в системе социальных отношений, а субъективная категория, отражающая «организацию ролевых ожиданий», которые подразделяются на ожидания-права и ожидания-обязанности личности при исполнении той или иной роли.

Важно помнить и то, что социальная среда воздействует на функционирующую в ней систему отношений и поведения личности, которая избирательно воспринимает и перерабатывает эти воздействия в соответствии со своей внутренней Природой, а система отношений, в свою очередь, активно воздействует на среду сознательно или бессознательно, преднамеренно или непреднамеренно. Здесь налицо процесс взаимной детерминации и взаимной рецептивности.

Социальное поведение личности регулируется ее диспозиционной системой, образованной различными диспозиционными образованиями, зависящими от витальных (жизненных) и социальных потребностей и от уровня социальной ситуации (условий деятельности). Сказанное можно представить схемой, предложенной В.А. Ядовым:

с-д-п,

или ситуация (== условия деятельности) — диспозиции — поведение (= деятельность).

Эту схему можно конкретизировать очень важным для нашего исследования компонентом. А именно — девиантным поведением. Тогда схема примет следующий вид:

с-д-пд,

или ситуация — диспозиции — девиантное поведение.

Эта схема дает нам основание понять иерархическую взаимосвязь и взаимозависимость элементов (компонентов), входящих в социальную систему и характеризующих ее в целом, а также отдельно взятые компоненты этой системы.

Девиантное поведение как социально-психологический феномен должно рассматриваться, на мой взгляд, в контексте всей диспозиционной системы личности.

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 |