Имя материала: Психология личности

Автор: Асмолов Александр Григорьевич

Основные направления исследования темперамента в психофизиологии индивидуальных различий

В отечественной психофизиологии, а также в ряде зарубежных исследований темперамента  существует, как и в психологии личности в целом, больше поднятых спорных вопросов, чем полученных однозначных ответов. Вместе с тем благодаря исследованиям школ Б. М, Теплова и                                     В. Д. Небылицина, Б. Г. Ананьева, И. М. Палея и их учеников, В. С. Мерлина, Е. А. Климова и их последователей в современной психофизиологии, занимающейся изучением темперамента, выделился ряд различных проблем и направлений их решения.

От типов ВНД — к интегральным свойствам нервной системы. Первая проблема, по крайней мере по времени ее возникновения в истории изучения темперамента в отечественной психофизиологии, касается анализа его нейрофизиологических механизмов и разноуровневых биологических механизмов, обеспечивающих реализацию таких основных психодинамических параметров темперамента, как общая активность, эмоциональность и темп поведенческих проявлений индивида (В. Д. Небылицин). Уже сама постановка проблемы изучения биологических механизмов темперамента означает, что необходимо развести поведенческие проявления энергетики индивида — это психодинамические особенности темперамента, такие как темп, общая активность и эмоциональность, и реализующие их на самых разных уровнях индивида биологические механизмы. Пафос, связанный с постановкой этой проблемы, заключается в том, что в психофизиологии индивидуальных различий темперамент часто сводился к лежащим в его основе биологическим механизмам. Классические исследования И. П. Павлова заложили основы для изучения типов высшей нервной деятельности, обеспечивающих проявления темперамента, т. е. энергетику поведения.

«Следует полностью отдать должное научной мудрости И. П. Павлова сумевшего уловить в хаосе индивидуальных вариаций поведения и рефлекторного реагирования животных немногие определяющие факторы, а затем и выделить эти факторы как основные детерминанты поведения индивидуальности и как объекты экспериментального изучения. Вместе с тем необходимо все же сказать, что многие решения, найденные в павловской школе для проблем, возникших в ходе изучения нервной системы, кажутся сейчас неадекватными, не полностью обоснованными, либо просто преждевременными. Так, явно не подготовленным был переход от изучения свойств нервной физиологической организации к изучению типов высшей нервной деятельности, число которых к тому же оказалось ограниченным четырьмя. В. Д. Небылицин замечает, что целый ряд исследователей как бы задались целью разложить по некоторому симптомокомплексу физиологических качеств людей или животных непременно на «четыре» гиппократовских типа, а самому числу «четыре» был придан несколько мистический оттенок. Но дело не только и не столько в мистическом оттенке числа «четыре», ставшего ригидным стереотипом многих работ по типологии ВНД, а в том, что исследования по физиологии высшей нервной деятельности привели к исчезновению психодинамических характеристик темперамента, растворили эти характеристики в типах ВНД. Лишь впоследствии благодаря прежде всего исследованиям В. С. Мерлина психологический статус темперамента был восстановлен. Что же касается анализа нейрофизиологических коррелятов темперамента, то после выдающихся работ Б. М. Теплова миф о четырех типах ВНД, по крайней мере в советской психофизиологии индивидуальных различий, отошел в прошлое. В школе                   Б. М. Теплова вместо изучения типов ВНД началась интенсивная разработка представлений о свойствах нервной системы, являющихся реализаторами психодинамики человеческого поведения. От определения типов ВНД — к изучению свойств нервной системы шли исследования школы Б. М. Теплова. В этих работах уточнялись представления о силе, подвижности, уравновешенности (баланс, торможение и возбуждение) нервных процессов и их объективных индикаторов, а также были выделены такие новые свойства, как динамичность (легкость генерации возбуждения и торможения) и лабильность. Выделение этих новых свойств нервной системы стало важным шагом на пути изучения психофизиологии индивидуальных различий.

Основным вектором анализа нейрофизиологических реализаторов темперамента стало направление исследований, идущее от изучения частных свойств нервной системы к общим свойствам нервной системы, к ее «сверханализаторным» особенностям, обеспечивающим реализацию интегральных психодинамических проявлений темперамента и общих способностей (В. Д. Небылицин). Введя для выделения этих общих свойств нейроморфологический принцип, В. Д. Небылицин высказал предположение, что из трех основных функциональных блоков мозга — блока регуляции тонуса и бодрствования, блока приема, переработки и хранения информации, блока программирования, регуляции и контроля деятельности (А. Р. Лурия) — общие свойства преимущественно связаны с блоком программирования, регуляции и контроля. Данный блок связан со структурами лобной коры головного мозга, взаимодействующими с ретикулярной формацией, таламусом, гипоталамусом и рядом других подкорковых структур. В дальнейшем наряду с изучением общих свойств нервной системы, реализуемых блоком программирования и контроля, был поднят вопрос об исследовании интегральных проявлений функциональных характеристик нервных процессов, обслуживающих психодинамические феномены темперамента (В. М. Русалов, А. И. Крупнов,              В. Д. Мозговой). Объектом этих исследований стали прежде всего интегральные функциональные характеристики мозга — различные аспекты биоэлектрических процессов мозга (сверхмедленная активность и т. п.), анализируемые с помощью таких методик, как регистрация электроэнцефалограммы и т. п. Разработка физиологических механизмов, реализующих психодинамические особенности темперамента, продолжается. Вместе с тем при проведении этих исследований всегда следует помнить о печальном уроке истории, приведшем к подмене изучения темперамента анализом его нейрофизиологических реализаторов.

Критика «оценочного подхода» к темпераменту. Адаптивные возможности темперамента в процессе эволюции. Вторая проблема изучения темперамента — это изучение роли темперамента в процессе эволюции вида Homo sapiens, или, как иногда говорят, вопроса о месте темперамента в адаптащш индивида. Этот вопрос ни в коем случае не следует смешивать с оценочно-этическим подходом к анализу темперамента, который был подвергнут обстоятельной критике Б. М. Тепловым. В исследованиях                     И. П. Павлова, а особенно ряда его учеников (А. Г. Иванов-Смоленский и др.) нередко «сильному типу» нервной системы давалась оценка как «совершеннейшему из типов», «слабому типу» — как инвалидному и т. п., что влекло за собой глубоко ошибочное мнение о существовании «хороших» и «плохих» темпераментов, доставшихся человеку по наследству. За этим оценочным подходом стоял гомеостатический критерий эффективности приспособления организма к среде. Исследователи, занимающиеся анализом темперамента в контексте исследований профессионального отбора, с особой остротой ощутили не только мировоззренческую ошибочность «оценочного» подхода, но и его неправомерность в конкретно-научных исследованиях. В одних ситуациях деятельности слабый тип с присущей ему высокой чувствительностью может оказаться при овладении профессией куда более надежным «совершеннейшим» средством, чем сильный тип ВНД. В. С. Мерлин специально говорил о «равноценности свойств общего типа нервной системы» и широчайших возможностях компенсации человека с разными типами ВНД к различным видам профессиональной деятельности.

Оценочный подход к темпераменту противоречит и представлениям о «рассеивающем отборе», действующем в историко-эволюционном процессе и поддерживающем, сохраняющем самые различные вариации, которые в тех или иных конкретных ситуациях могут иметь эволюционный смысл. Одни проявления темперамента связаны с общей тенденцией к сохранению эволюционирующей системы, ее стабилизации, другие — с тенденцией к изменчивости этой системы, обеспечивающей большую адаптивную изменчивость в экстремальных критических ситуациях. Я. Стреляу подчеркивает необходимость изучения адаптивных возможностей темперамента в условиях конкретного социально-исторического образа жизни, В частности, адаптивные возможности слабого типа нервной системы, коррелирующие с высокой реактивностью индивида и повышенной чувствительностью в ситуации опасности, имеют вполне определенный эволюционный смысл, так как обеспечивают более быструю оценку слабых стимулов, а тем самым и мобилизацию индивида в экстремальной ситуации. Именно в таких ситуациях общая активность индивида как психодинамическая характеристика его поведения может способствовать эффективному освоению внешней действительности (В. Д. Небылицин), снабжать поиск индивида необходимыми энергетическими ресурсами. Эволюционный смысл поисковой общей активности выделяется также В. С. Ротенбергом: «У животных поисковая активность обеспечивает оптимальное приспособление к меняющейся среде... Уникальность потребности в поисковой активности заключается в ее принципиальной ненасыщаемости, ибо это потребность в самом процессе постоянного изменения. Отсюда вытекает ее биологическая роль для человека и животных. Поисковая активность — биологически обусловленная движущая сила саморазвития каждого индивида, и прогресс популяции зависит от ее выраженности». За понятием «общая активность», как отмечал В. Д. Небылицин, стоит прежде всего психодинамика импульса индивида к поиску, которая может выступать в любой сфере деятельности человека. Проблема адаптивных возможностей в онтогенезе таких психодинамических характеристик темперамента, как сензитивность, реактивность и активность, гибкость и ригидность, экстраверсия и интроверсия, эмоциональность (эмоциональная возбудимость), темп реагирования                         (В. С. Мерлин), тревожность и т. п., за которыми стоят существующие в историко-эволюционном процессе тенденции к сохранению и изменчивости систем, их дифференциации (сегрегациогенез) и интеграции (синтезогенез), ждет своего решения.

При решении этой проблемы вновь ощущается необходимость в междисциплинарном исследовании развития человека, в данном случае — сотрудничестве психологии, медицины и экологии. Новый подход к изучению конституции и темперамента разрабатывается в цикле исследований                        В. П. Казначеева.

Этот подход характеризуют следующие черты. Во-первых, в концепции В. П. Казначеева, развивающего идеи В. И. Вернадского и Н. И. Вавилова, с самого начала речь идет о функционально-адаптивной конституции индивида как представителя популяции, а не о морфофизиологических характеристиках отдельного человека. В этом принципиальное отличие подхода                                      В. П. Казначеева от попыток построения морфофизиологических конституций Э. Кречмера и У. Шелдона. Такого рода логика изучения конституции человека по духу близка к идеям А. Н. Северцова, проведшего различие между эволюцией образа жизни и морфофизиологической эволюцией. Во-вторых, в представлениях о конституции В. П. Казначеева содержится мысль о том, что именно конкретный экологический и социально-исторический образ жизни является предпосылкой возникновения особых типов темперамента как «функциональных органов» (Ухтомский) человека. Тем самым вместо дуалистической постановки вопроса о соотношении биологического и социального при изучении конституции у В. П. Казначеева намечается решение этой проблемы: конкретный социально-исторический образ жизни становится предпосылкой возникновения определенных адаптивных функциональных типов конституционного реагирования. В основу типологии конституций, по                         В. П. Казначееву, положен такой параметр конституции, как вид реагирования представителя той или иной популяции в экстремальных условиях. На материале изучения функциональных типов конституционного реагирования среди популяций людей в различных районах Сибири, Дальнего Востока и Крайнего Севера В. П. Казначеев выделил три типа реагирования: «спринтер», «стайер» и «смешанный тип» (рис. 6). Согласно концепции В. П. Казначеева «у людей с преобладанием стратегии 1 (тип «спринтер») регуляторные системы и системы обеспечения обладают большими резервами, большими возможностями их мобилизации, но относительно слабой регенераторно-синтетической функцией. У таких людей одновременное сочетание работы и восстановительных процессов выражено слабее... У людей же с преобладанием стратегии 2, напротив, резервные возможности и степень быстрой мобилизации невысоки, рабочие процессы более легко сочетаются с процессами восстановления, что обеспечивает возможность длительной нагрузки». Своим возникновением функциональные типы конституции, отражающие разные стратегии адаптивной перестройки индивида, обязаны именно социальному образу жизни, который приводит к появлению новых специфичных для человеческого вида механизмов эволюции. Цикл исследований В. П. Казначеева позволяет существенно продвинуться в понимании эволюционного смысла темперамента и представляет собой одно из перспективных направлений изучения природы конституции человека.

 

 

Рис. 6. Феногенетическая структура популяции по адаптивным конституциональным типам: «спринтер», смешанный тип и «стайер»

(по В. П. Казначееву. 1980)

 

Овладение психодинамическими характеристиками темперамента и проблема индивидуального стиля деятельности. Третья большая проблема изучения темперамента — это проблема учета и овладения психодинамическими характеристиками поведения личности в различных видах деятельности. Данная проблема ставится самой жизнью, так как при профессиональном отборе и обучении различным видам профессий, при воспитании. и коррекции поведения ребенка, а также в различных видах спорта требуется знание закономерностей преобразования психодинамических характеристик индивида, так как от них во многом зависит успешность, результативность деятельности субъекта. Над решением этой проблемы работают различные исследователи. В контексте изучения темперамента проблема учета и овладения психодинамическими особенностями индивида в исследованиях В. С. Мерлина и Е. А. Климова была связана с разработкой представлений о природе индивидуального стиля деятельности на материале овладения различными профессиями. В близком направлении шли работы                   К. М. Гуревича, Ф. Д. Горбова и их сотрудников. В связи со стремительным развитием спортивной психологии вопрос об учете и управлении человеком его психодинамическими свойствами в экстремальных ситуациях разрабатывался Б. А. Вяткиным, О. В. Дашкевичем, В. М. Мельниковым, Ч. Д. Спилсбергером, Ю. Л. Ханиным и рядом других исследователей. Специальное внимание изучению психической напряженности человека в зависимости от ее места в структуре деятельности было уделено Н. И. Наенко и О. В. Овчинниковой, выделивших два вида напряженности— операциональную напряженность и эмоциональную напряженность. Польский исследователь Я. Стреляу посвятил немало своих работ изучению оценки темперамента в процессе воспитания личности.

При всем разнообразии этих циклов работ они имеют в общепсихологическом плане несколько объединяющих их черт. Во-первых, в этих исследованиях психодинамические характеристики темперамента анализировались не сами по себе, а, как правило, в контексте реальной деятельности человека в экстремальных ситуациях. Во-вторых, в этих работах темперамент преимущественно рассматривался не как генотипическое образование, которое неизменно, и не как органическая предпосылка развития личности, а как «средство», которым необходимо обучиться управлять для достижения тех или иных результатов деятельности человека. В-третьих, из этих исследований следует, что психодинамические особенности темперамента в определенных пределах могут быть компенсированы и, следовательно, претерпевают изменения в ходе онтогенеза личности, а их выраженность во многом зависит от места в структуре деятельности личности. Отсюда не вытекает, конечно, что в ходе деятельности меланхолики «превращаются» в сангвиников, а экстраверты — в интровертов. Речь идет именно о компенсации индивидных предпосылок в процессе онтогенеза. Благодаря компенсации эти предпосылки не оказывают большого влияния на осуществление и успешность деятельности.

Психологическая природа закономерностей овладения субъектом свойствами темперамента, а также влияние индивидных свойств на способы деятельности, ее операциональные механизмы изучены в исследованиях                      В. С. Мерлина и Е. А. Климова. Для понимания закономерностей использования свойств темперамента как «средства» деятельности и компенсаторных возможностей личности имеет принципиальное значение введенное В. С. Мерлиным представление о «зоне неопределенности». При выборе средств и способов достижения цели действия у субъекта чаще всего имеется поле вариантов выбора средств, а не жесткая пригнанность какого-то одного способа достижения к стоящей перед человеком цели. Зона неопределенности в продуктивной деятельности предполагает, что человек может осознанно или неосознанно принять решение о выборе способа достижения цели с учетом следующих моментов: 1) оценки своих индивидуальных свойств, а тем самым собственных, связанных с этими свойствами возможностей предпочтения того или иного способа достижения цели; 2) рассогласования имеющихся способов деятельности с объективными требованиями задачи (например, легче выдернуть гвоздь клещами, чем руками); 3) зависимости от побуждающего характера цели действия (чем больше интенсивность побуждений, тем меньше возможность перебора разнообразных средств их достижения). Иными словами, при сильном голоде или жажде уже не до выбора, есть ли с фарфоровой тарелки или взять пищу руками. «Чем меньше рассогласованность свойств субъекта и чем однороднее условия ситуации, тем меньше зона неопределенности».

Представления В. С. Мерлина о компенсации были развиты в цикле исследований Е. А. Климова. Климовым была проанализирована зависимость между подвижностью нервных процессов и стилем работы у ткачих. Было показано, что успешность работы, производительность труда не зависят от психодинамических характеристик поведения, связанных с подвижностью нервных процессов, а проявляются в стиле выполнения деятельности, Благодаря зоне неопределенности инертный человек может выбрать, предпочесть те или иные стереотипы, благоприятствующие успеху (случай использования положительных приспособительных возможностей, имеющихся благодаря инертности нервных процессов); или же стараться все предусмотреть заранее, если объективные условия задачи требуют быстрой смены движений (случай компенсации индивидных свойств темперамента). Иными словами, личность владеет своими индивидными свойствами, подбирая в зависимости от их оценки, «означения» те или иные способы достижения целей. Подобные стратегии выбора и приводят в конечном итоге не только к стилю конкретной профессиональной деятельности, но и к формированию индивидуального стиля личности в целом. Под индивидуальным стилем понимается «...индивидуально своеобразная система психологических средств, к которым сознательно или стихийно прибегает человек в целях наилучшего уравновешивания своей (типологически обусловленной) индивидуальности с предметными ... условиями деятельности».

 

* * *

 

Таким образом, в психофизиологии индивидуальных различий можно выделить три следующие проблемы. Первая из этих проблем касается анализа органических механизмов (нейрофизиологических, биохимических), реализующих психодинамические особенности темперамента в поведении личности. Основное направление в разработке этой проблемы идет по пути от изучения типов ВНД — к анализу интегральных проявлений активации мозга, к исследованию общих свойств нервной системы (Б. М. Теплов, В. Д. Небылицин и др.). Вторая проблема касается изучения адаптивных возможностей темперамента в процессе эволюции. Она только поставлена, и экспериментальные пути ее анализа начинают намечаться (В. А. Алексеев,                  В. П. Казначеев, П. В. Симонов). В решении этой проблемы существенную роль может сыграть новая область изучения индивидных свойств человека — генетическая психофизиология или психогенетика, в репертуаре методик которой преобладает метод близнецов (И. В. Равич-Щербо). Третья проблема связана с изучением вопроса об овладении личностью особенностями темперамента как особыми «средствами» регуляции деятельности. Она приводит к исследованиям механизмов компенсации и индивидуального стиля деятельности в зависимости от характеристик темперамента. При ее разработке темперамент начинает исследоваться не сам по себе, а в режиме его использования личностью как субъектом различных видов деятельности                    (В. С. Мерлин, Е. А. Климов) и учитывается при воспитании личности. Перспективными в контексте этого направления также являются исследования, раскрывающие зависимость психической напряженности от ее места в структуре деятельности (Н. И. Наенко). Разработка теоретических представлений о зависимости от темперамента индивидуального стиля деятельности влечет за собой переориентацию в спортивной психологии, занимающейся изучением тревожности, стресса, психической саморегуляции в экстремальных ситуациях. В этой сфере прикладных исследований происходит переход к таким активным методам овладения индивидными свойствами, как «биологическая» обратная связь, аутотренинг и т. п., с помощью которых человек мог бы «означить» свои объективные физиологические состояния и тем самым обучиться использовать их как психологические средства саморегуляции.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 |