Имя материала: Психология личности

Автор: Асмолов Александр Григорьевич

Особенности мотивационно-смысловых отношений индивидуальности

Мотивационно-смысловые отношения индивидуальности личности обладают рядом особенностей. Центральная из этих особенностей — производность мотивационно - смысловых отношений от места человека, его социальной позиции в обществе и набора возможных мотивов деятельности, задаваемых этой социальной позицией. Детерминированность мотивационно-смысловых отношений социальной позицией и обусловленность этой позицией отношений деятельности субъекта определяют другие особенности их психологической природы:

опосредованность изменения мотивационно-смысловых отношений изменением лежащей в ее основе деятельности (принцип деятельностного опосредствования мотивационно-смысловых отношений индивидуальности);

недостаточность осознания личностного смысла для его изменения;

невозможность непосредственного воплощения личностного смысла в значениях.

Из принципа деятельностного опосредствования мотивационно-смысловых отношений вытекает, что перемена социальной позиции человека в мире влечет за собой переосмысление его отношений к действительности. В ряде случаев резкая перемена социальной позиции человека может привести к глубоким перестройкам всей совокупности личностных смыслов, порой драматически проявляющихся в таких феноменах, как феномены «потери себя» и утраты смысла существования.

Принцип деятельностного опосредствования личностных смыслов позволяет отграничить личностные смыслы от существующих на поверхности сознания субъективных переживаний вроде симпатий, антипатий, желаний, хотений и т. п., изменяющихся непосредственно под влиянием речевых воздействий. Подобные субъективные переживания, как и эмоции, выполняют функцию оценки личностных смыслов и тем самым способствуют осознанию субъектом его отношения к действительности. При несовпадении субъективных переживаний и личностных смыслов, например несовпадении антипатии к близкому человеку, возникшей в какой-либо прямо не затрагивающей мотивы субъекта ситуации, и личностного смысла этого человека изменятся, скорее, направленность и знак субъективных переживаний, чем личностный смысл этого человека.

В психологии представление о переживании используется в трех значениях: 1. Любое эмоционально окрашенное явление действительности, непосредственно представленное в сознании субъекта и выступающее для него как событие его собственной индивидуальной жизни. 2. Стремления, желания и хотения, непосредственно, представляющие в индивидуальном сознании процесс... осуществляемого субъектом выбора мотивов и целей его деятельности и тем самым способствующие осознанию отношения личности к происходящим в ее жизни событиям. 3. Деятельность, возникающая в ситуации невозможности достижения субъектом ведущих мотивов его жизни, крушения идеалов и ценностей и проявляющаяся в процессе преобразования психологического мира человека, направленном на переосмысление его существования (лингвистически производно от термина «пережить»).

В первом широком значении термина «переживание» восходящими корнями к интроспективной психологии сознания акцентируются такие особенности переживания, как непосредственная данность и принадлежность содержаний сознания субъекту. В советской психологии были преодолены присущие субъективистской трактовке сознания ограничения, заключающиеся в сведении переживания преимущественно к аффективным состояниям субъекта, резком отрыве представленного переживания знания о действительности от отношения субъекта к этой действительности, а также в изучении переживания вне контекста реального процесса жизнедеятельности субъекта. Характеристика того или иного психического факта как переживания указывает на укоренность данного факта в индивидуальной жизни личности         (С. Л. Рубинштейн).

Во втором значении раскрывается функция таких особых форм переживания, как стремления, желания и хотения в регуляции деятельности личности. Эти формы переживания отражают в сознании динамику борьбы мотивов, выбора или отвержения целей, к которым стремится субъект. Субъективно выражающийся в переживании тот или иной мотив прямо в них не содержится. Это и создает впечатление, будто сами переживания побуждают поведение личности. В действительности же переживания выступают как внутренние сигналы, посредством которых осознаются личностные смыслы происходящих событий, в сознании осуществляется выбор возможных мотивов и регуляции динамики поведения личности (А. Н. Леонтьев).

Третье значение термина «переживание» фиксирует его как ту особую деятельность, возникающую в критической жизненной ситуации, с помощью которой человеку удается перенести, как правило, тяжелые события, вернуть утраченную осмысленность существования. Подобного рода деятельность развертывается тогда, когда никакие внешние преобразования ситуации, никакое новое значение о ней не могут вернуть человеку смысл жизни (например, утрата близкого человека). Продуктом такой деятельности является происходящее вследствие переоценки ценностей, своего места в мире обретение смысла своего существования (Ф. Е. Василюк). Разработка этой грани проблемы переживания позволяет воплотить мысль о том, что сознание человека не только отражает объективный мир, но и творит его.

Итак, кардинальное отличие мотивационно-смысловых отношений от таких существующих на поверхности сознания образований, как субъективные переживания {желания, хотения и т. п.), изменяющихся непосредственно под влиянием вербальных воздействий, состоит в том, что изменение личностных смыслов и смысловых установок всегда опосредовано изменением деятельности, реализующей объективное отношение субъекта, к миру. Производность смысловых образований личности от порождающей их совокупности деятельностей, ее места в системе общественных отношений представляет собой центральную характеристику их природы, выражающую социальную детерминацию этих образований. Яркие факты, полученные в самых разных исследованиях по психологии личности, доказывают, что, только изменив социальную позицию субъекта, его место в системе общественных отношений, можно трансформировать смыслообразующие мотивы личности и ее установки. В зарубежной психологии проявления утраты психосоциальной идентичности личности, «потери себя» у возвратившихся с войны американских солдат при резких изменениях места в системе социальных отношений описаны Э. Эриксеном.

Динамика смысловых отношений личности не сводится тем не менее только к их изменению через смену социальной позиции личности. Эти отношения обладают и своим собственным движением, своей внутриличностной динамикой. Разгадку механизма внутриличностной динамики следует искать в той иерархической связи между смысловыми системами, возникновение которой и знаменует, собственно говоря, момент рождения личности. А. Н. Леонтьевым описана психологическая сущность феномена «горькой конфеты», за которым стоит полимотивированность, соподчиненность действий маленького ребенка. Конфликт между мотивом, побуждающим и направляющим деятельность ребенка, выражающую его отношение к взрослому, и мотивом получить награду приводит к тому, что достигнутая цель действия приобретает для ребенка резко негативный личностный смысл. «Несмотря на всю наивность, с которой проявляются эти первые соподчинения жизненных отношений, именно они свидетельствуют о начавшемся процессе того особого образования, которое мы называем личностью». Именно противоречие, а иногда и конфликт между находящимися в определенной иерархической связи мотивами личности выступает как механизм особого внутреннего движения в индивидуальном сознании: «Оно заключается в соотнесении мотивов друг с другом: некоторые занимают место подчиняющих себе другие и как бы возвышаются над ними, некоторые, наоборот, опускаются до положения подчиненных или даже вовсе утрачивают свою смыслообразующую функцию. Становление этого движения и выражает собой становление связной системы личностных смыслов — становление личности». Несмотря на важность выявления конкретных закономерностей внутриличностной динамики, разработка этой проблемы до сих пор находится в зачаточном состоянии. В настоящее время фактически единственной работой, посвященной экспериментальному изучению внутриличностной динамики смыслов, является исследование В. В. Столина, в котором разрабатываются представления о конфликтных смыслах как единицах самосознания личности.

При изучении внутриличностной динамики важно учитывать тот факт, что смыслы часто не осознаются. Неосознаваемые мотивы и смысловые установки личности представляют собой нереализованные предрасположенности к действиям, детерминируемые тем желаемым будущим, ради которого осуществляется деятельность к в свете которого различные поступки и события приобретают личностный смысл. О существовании этого класса неосознаваемых явлений индивидуальности стало известно благодаря исследованиям отсроченного постгипнотического внушения, приводящего к выявлению действия, импульс которого неизвестен самому совершившему это действие после выхода из гипнотического состояния человеку. Подобные явления в психопатологии, которые описывались как раздвоение сознания, симптомы отчуждения частей собственного тела, выполняемые в сомнамбулическом состоянии действий при истерии, и были обозначены термином «подсознательное» (П. Жане). Впоследствии для объяснения природы этих явлений, а затем и для понимания разноуровневых мотивационных структур личности З. Фрейдом было введено понятие «динамическое вытесненное бессознательное». Под бессознательным понимались нереализованные влечения, которые из-за конфликта с социальными запросами общества не допускались в сознание или изгонялись, отчуждались из него с помощью такого защитного механизма психики, как вытеснение. Будучи вытесненными из сознания личности, эти влияния образуют сферу неосознаваемых динамических диспозиций — скрытые аффективные комплексы, предрасположенности к действиям, активно воздействующие на жизнь личности и проявляющиеся порой в непрямых символических формах (юморе, сновидениях, забывании имен и намерений, обмолвках и т. п.). Существенная черта этих динамических проявлений состоит в том, что осознание личностью причинной связи нереализованных влечений с приведшими к их возникновению в прошлом травматическими событиями не приводит к исчезновению обусловленных этими влечениями переживаний (например, страхов), так как узнанное субъектом воспринимается им как нечто безличное, чуждое, происходящее не с ним. Эффекты бессознательного в поведении устраняются только в том случае, если вызвавшие их события проживаются личностью совместно с другим человеком (например, в психоаналитическом сеансе) или с другими людьми (групповая психотерапия), а не только узнаются ею. Особо важное значение для понимания этого класса проявлений бессознательного и приемов его перестройки имеют феномены и механизмы бессознательного в межличностных отношениях, связанных с установлением эмоциональной интеграции, психологическим слиянием взаимодействующих людей в одно нераздельное целое. К этим феноменам относятся эмпатия, первичная идентификация (неосознанное эмоциональное отождествление с притягательным объектом, например младенца с матерью), трансфер (возникающий в психоаналитическом сеансе перенос нереализованных стремлений пациента на психоаналитика, обеспечивающий их эмоциональное единение, некритическое принятие ими друг друга), проекция (неосознанное наделение другого человека присущими данной личности желаемыми или нежелаемыми свойствами). Во всех этих проявлениях бессознательного побуждающий субъекта мир и сам субъект представляют одно неразрывное целое.

Каждый человек может задать себе извечный вопрос «ради чего я живу?» и попытаться прорваться через завесу мотивировок к истинным мотивам своего поведения. Отвечая на подобные вопросы, человек каждый раз решает особую задачу, «задачу на смысл», результатом которой является осознание личностного смысла, подлинного «значения-для-меня», тех или иных целей и обстоятельств жизненного пути. В ходе решения «задачи на смысл» происходит внутренняя работа личности по соотнесению проявлений мотива в нескольких пересекающихся друг с другом плоскостях: в отношении мотива к преодолеваемым личностью ради его достижения внешним и внутренним преградам (побудительная сила мотива); по сопоставлению мотива с другими выступающими в сознании субъекта возможными мотивами той же деятельности; по оцениванию мотива в его отношении к принятым личностью нормам и идеалам; по соотнесению мотива с реальными с точки зрения личности ее возможностями, т. е. с воспринимаемым образом Я (реалистичность мотива); по сравнению собственного мотива с предполагаемыми мотивами других субъектов (социальная идентичность мотива) (В. В. Столин). Все эти проявления различных аспектов мотивации как в едином фокусе концентрируются в личностном смысле, отражающем отношение мотива к конкретным обстоятельствам и целям действий личности. Однако выявлением всех этих граней представленности мотива в деятельности и сознании «внутренняя работа» по осознанию смысла не заканчивается. Еще одним препятствием на пути осознания смысла является невозможность непосредственного воплощения личностного смысла в системе значений, в которых этот смысл в конечном итоге должен быть вербализован, а тем самым и коммуницирован для других. Муки творчества отражают всю трудоемкость движения от смысла к значению в индивидуальном сознании личности: «Когда же «задача на смысл» все же решена и речь идет об осознании наиболее общих смысловых образований, то уместно говорить о ценностях личности. Ценность, таким образом, это осознанный и принятый человеком общий смысл его жизни». Осознанные личностные смыслы, даже если они оказываются неприглядными и противоречащими разделяемым личностью нормам и идеалам общества, не изменяются от самого факта их осознания, что составляет важную характеристику природы этих мотивационно-смысловых отношений индивидуальности.

При раскрытии содержания понятия «мотивационно-смысловые отношения» следует учитывать движение как от деятельности к индивидуальному сознанию личности, так и от индивидуального сознания личности к деятельности. Оба этих движения отображают два взаимодополняющих плана проявления единиц анализа личности: план содержания и план выражения. Если рассмотреть исключительно функциональное развитие динамических смысловых систем, отвлекаясь от такого важного момента их становления, как выбор личностью тех или иных мотивов, обусловленных прежде всего ее социальной позицией в обществе, то основные моменты этого развития могут быть переданы следующим образом. Исходный пункт движения — это порождение «динамической смысловой системы» в процессе побуждаемой и направляемой тем или иным смыслообразующим мотивом деятельности. Осуществляемые посредством этой деятельности объективные отношения человека к миру интериоризируются и воплощаются в индивидуальном сознании в виде личностного смысла. Личностный смысл какого-либо действия или события и есть то, что мы находим в единицах структуры личности, рассматривая их в плане содержания. Иными словами, личностный смысл — это составляющая динамической смысловой системы, отражающая в индивидуальном сознании личности содержание ее отношения к действительности. На возникновении личностного смысла как бы заканчивается движение от деятельности к индивидуальному сознанию личности. С этого момента начинается жизнь личностного смысла в самом индивидуальном сознании и его обратное движение к деятельности. В каких формах сохраняется личностный смысл в сознании, когда приведший к его возникновению конкретный мотив еще не достигнут или же, напротив, уже достигнут? Ведь всем очевиден тот факт, что возникшее по ходу осуществления деятельности отношение к другому человеку, к себе или к случившемуся событию может остаться на долгие годы и даже превратиться в качество личности. Возникает вопрос о том, как отраженная в личностном смысле направленность по отношению к действительности или событию фиксируется во времени и принимает участие в регуляции деятельности субъекта? При анализе движения от индивидуального сознания к деятельности выделяется такая составляющая «динамических смысловых систем», как смысловая установка личности. Смысловая установка личности представляет собой форму выражения личностного смысла в виде готовности к совершению определенным образом направленной деятельности. Личностный смысл есть содержание установки. «Однако содержание установки не есть еще сама установка. О наличии последней можно говорить лишь в том случае, когда смысловой опыт, опыт отношения субъекта к определенному роду предметов, приобретенный в предшествующих действиях, в чем-то фиксируется, приобретает своего специального материального носителя и вследствие этого получает возможность актуализироваться до нового действия, предвосхищая его характер и направленность». Смысловая установка, включая эскиз будущей деятельности, может фиксироваться, существовать в латентной потенциальной форме во времени и актуализироваться, обусловливая наиболее устойчивые способы поведения в соответствующей ей ситуации. Именно смысловая установка определяет в конечном итоге устойчивость и направленность деятельности личности, ее поступки и деяния.

В поступках и деяниях экстериоризируется отношение личности к миру, осуществляются «личностные вклады» в других людей и сокровищницу духовного опыта человечества. Превращение личностного смысла в систему опредмеченных в мире культуры значений — последняя инстанция на пути движения от индивидуального сознания личности к продуктам ее деятельности. Ею и завершается процесс функционального развития таких единиц анализа структуры личности, как динамические смысловые системы.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 |