Имя материала: Психология общения

Автор: В.А.ГОРЯНИНА

9. общение и эмоции

 

Универсальная значимость эмоций в жизни и деятельности человека подчеркивалась многими исследователями на протяжении всей истории развития психологической науки. Р. Декарт утверждал, что «главное действие всех людских страстей» заключается в том, что они настраивают душу и тело человека, побуждают его к жизни. Функция побуждения или активации организма к действию стала одной из характерных особенностей эмоций. «Активационные» теории подробно описывают, как эмоции обеспечивают оптимальное возбуждение центральной нервной системы и ее подструктур, влияющих на состояние внутренних органов и организма в целом. Выразительные движения, сопровождающие эмоции, становятся тонко дифференцированным языком, с помощью которого животные и человек взаимодействуют друг с другом. Общие проявления эмоций и отдельные эмоциональные состояния имеют свои функциональные специфические характеристики, которые подробно описываются в работах А. Бергсона, П. Жане, З. Фрейда, Э. Линдеманна и других.

Известно, что эмоции различаются по качеству (модальности), интенсивности, продолжительности, глубине, генетическому происхождению, сложности и другим признакам. Затруднения в классификации эмоций связаны и с недостаточно четким различением «внутренних» и «внешних» оснований. Попытки преодолеть эту трудность предпринимали такие видные исследователи, как В. Вундт, Я. Рейковский, однако до сих пор в психологии проблема классификации эмоций считается неразрешенной.

Психологическая наука способна сегодня объяснить далеко не все тайны и загадки, возникающие при исследовании эмоций. Судя по литературе, уходящее столетие означено временным отступлением от комплексного исследования проблемы эмоций, обусловленным неудачами в попытках отыскать средства для объективного их изучения. Сегодня по этой проблеме гораздо больше вопросов, чем ответов. И поэтому исследование такого специфического аспекта, как эмоциональная составляющая общения, представляется и значимым, и актуальным.

В психологической науке известно и единодушно признано положение о том, что эмоции оценивают значимость происходящего и сигнализируют об этом субъекту, указывая на потребность, актуальную для той или иной ситуации. (Расхождения в воззрениях ученых обнаруживаются при уточнении вопросов, что именно и как именно оценивают эмоции и на какой основе происходит эта оценка.)

На основании указанного положения мы можем говорить об оценивающей, сигнальной и побуждающей функциях эмоциональной составляющей стереотипов межличностного общения. Известно, что в критических условиях, в частности в опасных, травмирующих, неожиданных ситуациях, возникают эмоции, которые вынуждают человека к неконструктивным стереотипным действиям. Бегство, оцепенение, агрессия и т. п. - это своего рода «аварийные» способы разрешения ситуаций, усвоенные человечеством в ходе его эволюционного развития. Состояния аффекта, провоцирующие такие способы общения, относятся специалистами к особому классу эмоциональных процессов. Однако не только аффекты, но и другие ситуативные эмоции (например, возмущение, гордость, обида, ревность и др.) могут служить «запускающими факторами» неконструктивных, часто нежелательных поступков. Если некоторые стереотипные действия не всегда оправдывают себя даже в типичных биологических условиях, то в человеческом общении их бессмысленность более чем очевидна. Особенно это характерно для сложившегося на протяжении миллионов лет стереотипа - немедленно удаляться от того объекта, который вызывает страх.

Здесь мы, по сути дела, сталкиваемся с дезорганизующей функцией эмоций. Однако следует учитывать высказываемое некоторыми авторами положение о том, что сама по себе эмоция дезорганизующей функции не несет. Нарушение конструктивного общения является не прямым, а побочным проявлением эмоций. Подобные негативные проявления вызваны тем, что эмоции участвуют в накоплении и актуализации индивидуального опыта.

Функция накопления, называемая П.К. Анохиным «закреплением-торможением», А.Н. Леонтьевым - «следообразованием», П. В. Симоновым - «подкреплением», свидетельствует о том, что эмоции оставляют в опыте человека следы, в которых закрепляются воздействия, их породившие. В эмоциональных экстремальных состояниях следообразующая функция проявляется особенно ярко. Поэтому вполне правомерно предположить, что в ситуации семейного конфликта следообразующая функция эмоций актуализируется по типу экстремальной ситуации. Эмоции актуализируют следы закрепленного опыта.

Здесь нам представляется значимым подчеркнуть, что в обычной ситуации эмоции, актуализируя следы прошлого опыта, помогают предвосхитить события и найти выход из сложившихся обстоятельств. Однако в критических ситуациях предвосхищающая функция эмоций может заблокировать эвристическую функцию: эмоциональная память порой выводит человека на неконструктивные стереотипы. При этом эмоциональные переживания составляют, согласно                      В. Вундту, синтезирующую основу образа, обеспечивая целостное и структурированное неадекватное восприятие ситуации, запущенное негативной эмоцией.

Ф. Крюгер в своих исследованиях также показывает связь между эмоциями и целостностью отражения. Однако в противоположность вундтовскому «атомизму», выводящему целостные образования из элементарных частиц,                  Ф. Крюгер развивает подход «от целого к части». Эмоциональные переживания, с его точки зрения, являются изначальным и единственным носителем и мерой целостности и создают единое мироощущение человека. Ярким примером эмоциональных синтезов, проявляющихся на уровне подсознания, могут служить аффективные комплексы, исследованные К. Юнгом.

А. Р. Лурия, развивая идеи эмоционального синтеза, показал, что совокупность образов, связанных с ситуацией, вызвавшей интенсивное эмоциональное переживание, формирует прочный мнемический комплекс. При актуализации хотя бы одного из элементов этого комплекса, зафиксированного в памяти, в сознании немедленно оживают и другие.

Несмотря на попытки психологов советского периода приписать чувственной ткани когнитивную природу, отдельные исследователи проводят в жизнь идею о том, что эмоции позволяют оснастить образ «общим фундаментом», на который проецируются, вступают в общение разнообразные познавательные образования. Здесь уместно будет процитировать положение С. Л. Рубинштейна о том, что целостный акт отражения «...всегда в той или иной мере включает единство двух противоположных компонентов - знания и отношения, интеллектуального и «аффективного», ...из которых то один, то другой выступает в качестве преобладающего».

В психологической литературе мы встречаем небольшое количество развернутых описаний эмоциональных состояний личности. Вероятно, это связано с тем, что не каждая эмоция может выступить в качестве определяющей всю структуру личности в целом, все ее параметры. Задачи нашего исследования побуждают остановиться на описании радости, интереса, тревоги, страха, гнева, фрустрации, апатии.

Радость, возникающая у человека вследствие осознания реализации своих возможностей, включающая в себя эмоциональные состояния возбуждения, интереса, активации, удовлетворенности, комфорта, ассоциируется с состояниями удовольствия, ощущением принятия окружающими, уверенностью в себе и спокойствием, а также с ощущением способности справиться с жизненными проблемами. Радость положительно влияет на все сферы личности — от когнитивной до психосоциальной, выполняет позитивные биологические и социальные функции, устанавливает связь между человеком и миром.

Интерес - эмоциональное состояние, мотивирующее перцептивно-когнитивную деятельность и поведение. Активаторами интереса выступают перемены, новизна, воображение, мышление и одушевленность. Выполняя энергетическую и мотивационную функции, интерес связан со способностью личности устанавливать социальные отношения, со стремлением к достижениям.

Тревога как психическое состояние, выражающееся в переживаниях опасения и нарушения покоя и как личностная черта, активирующая адаптивные механизмы человека, включает в себя ряд эмоциональных состояний: ощущение внутренней напряженности, гиперестезические реакции, собственно тревогу, страх, ощущение неотвратимости надвигающейся катастрофы, тревожно-боязливое возбуждение, переживание которых зависит от ситуационных и личностных факторов. Тревога стимулирует активность личности, побуждает к более интенсивным и целенаправленным усилиям; способствует разрушению недостаточно адаптивных поведенческих стереотипов, замещению их более адекватными формами поведения.

Страх как базовая эмоция человека, сигнализируя о состоянии опасности, зависит от многих внешних и внутренних, врожденных или приобретенных причин. Когнитивно сконструированные причины возникновения страха: чувство одиночества, отверженности, подавленности, угроза самоуважению, чувство неминуемого провала, ощущение собственной неадекватности. Последствия страха: эмоциональные состояния неуверенности, сильное нервное напряжение, побуждающие личность к бегству, поиску защиты, спасения. Основные функции страха и сопутствующих ему эмоциональных состояний: сигнальная, защитная, адаптационная, поисковая.

Гнев - одна из важнейших эмоций человека - может быть связан с печалью, депрессией, может взаимодействовать с эмоциями вины и страха. Причины: боль, голод, усталость, стресс, несправедливость, чувство физической или психологической несвободы, препятствие или задержка на пути к достижению цели, т. е. всякое ощущение дискомфорта. Истинные причины часто не осознаются. Осознаются обычно эмоциональные состояния разочарования и безнадежности. Выполняя адаптивную и мобилизующую функции, гнев готовит человека к действию. Действие же, совершаемое в гневе, представляет собой совместную функцию эмоционального переживания и когнитивной оценки ситуации.

Фрустрация - специфическое эмоциональное состояние, возникающее при столкновении с препятствием или сопротивлением, которые либо реально непреодолимы, либо воспринимаются таковыми. Состояние фрустрации достаточно неприятное, связано с большим напряжением. Оно вызывает агрессию - открытую, скрытую или смещенную. Фрустрация может усиливать мотивацию, побуждать человека к переосмыслению или корректировке целей.

Апатия - негативное эмоциональное состояние, сопутствующее гневу, страху, оказывающее негативное влияние на все психические процессы человека. Возникает при длительном напряжении, в случаях неудовлетворенности, разочарования, в личностно значимых ситуациях, при длительном непонимании со стороны окружающих, при конфликтах и одиночестве, при хронических стрессовых состояниях, а также в случае повторяющихся травмирующих или необратимых ситуаций. Две основные стратегии поведения в состоянии апатии: постоянный анализ ситуации и попытка заняться какой-либо деятельностью, т.е. эмоционально заглушить пережитое.

Вина - негативное эмоциональное состояние. Основанием для переживания вины является «неправильный» поступок. Обычно чувство вины напрямую связано с осознанием факта проступка или предательства собственных взглядов и убеждений. Кроме того, переживание вины может возникнуть в связи с безответственным поступком. Существует тесная связь между чувством ответственности и порогом переживания вины. Поводом для вины, как правило, становятся собственные действия человека или неспособность к каким-либо действиям. Несмотря на то что основной причиной вины является проступок, человек может чувствовать себя виноватым даже в тех случаях, когда на самом деле он не совершил никакого поступка или не имел возможности поступить иначе.

Вина стимулирует человека исправить ситуацию, восстановить нормальный ход вещей. Если человек чувствует себя виноватым, то у него возникает желание загладить свою вину или хотя бы принести извинения тому человеку, перед которым он провинился. Такое общение - единственно эффективный способ разрешения внутреннего конфликта, порожденного виной.

Обида. Во время общения между людьми очень часто чувство вины, возникающее у одного человека, оказывается непосредственно связанным с чувством обиды у другого, дополняя и перекрывая друг друга. В то время как противоположная сторона апеллирует к чувству вины в надежде получить дополнительные сведения у обиженного о неудавшемся общении, другая сторона активно генерирует возникающую обиду. Если же другой оказывается не способным к переживанию вины, тогда обида становится бесполезной, нефункциональной.

Обида является своеобразной формой деструктивного общения. Нанесение оскорбления, обиды вызывает острый аффект, который нередко ведет к ответному оскорблению действием. Обида возникает, когда задевается чувство собственного достоинства, человек сознает, что его унижают. Она соединяет подчеркнутую жалость к себе с не всегда осознаваемыми мстительными, агрессивными побуждениями. Весьма часто такой неадекватный способ реагирования на мнимое ущемление интересов и потребностей человека является выражением сильной эгоцентрической и инфантильной природы «страдальца».

Пространство действия обиды обязательно включает в себя два источника, двух людей (обидчика и обиженного), которые общаются друг с другом. Это пространство оказывается насыщенным сильными аффективными и эмоциональными стимулами, которые значительно изменяют деятельность людей, участвующих в общении, и серьезно разрушают это общение. При этом со стороны обидчика осуществляется своеобразная агрессия, основная цель которой - это стремление причинить психологическую боль другому человеку. А со стороны обиженного отмечается тенденция к внутреннему или внешнему переживанию нанесенной обиды. Обида вызывает гнев, направленный на себя или на другого человека. Переживание обиды - это тонкое душевное явление, которое определяется специфическими действиями обиженного, направленными на поиск причин возникновения отрицательных эмоциональных ощущений. Обида привносит напряженность и конфликт в общение. При дальнейшем развитии обиды, даже если она основана на реальной несправедливости, она не приносит ни удовлетворения, ни пользы человеку, а со временем становится своеобразной эмоциональной привычкой в виде хронической раздражительности и обидчивости. Постоянно ощущая себя жертвой несправедливости, человек начинает мысленно входить в роль субъекта, подвергающегося гонениям со стороны окружающих людей или же всего мира. В результате чувство обиды у человека формируется в стратегию общения, цель которой - сделать его собственные неудачи удобоваримыми, объясняя их пристрастным отношением и несправедливостью.

Жалость к самому себе. Хроническое чувство обиды неизбежно порождает жалость к самому себе, т. е. формирует одну из сильных эмоционально насыщенных привычек. Когда же обе упомянутые привычки достаточно прочно укоренятся, человек в их отсутствие уже перестает чувствовать себя удобно и нормально. Тогда он начинает в буквальном смысле искать несправедливого к себе отношения.

Сформировавшиеся привычки обижаться и жалеть самого себя идут рука об руку с невыразительным, неполноценным образом собственного Я. В своем воображении человек начинает рисовать себя ничтожной, достойной сожаления личностью, жертвой, которой сама судьба предопределила быть несчастливой.

С затаенной обидой вы просто не в состоянии вообразить себя самостоятельным, независимым и уверенным в своих силах человеком, не можете быть хозяином своей судьбы. Бразды правления переходят в руки других. Теперь они диктуют вам, как вы должны себя чувствовать, как поступать.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 |