Имя материала: Психология общения

Автор: В.А.ГОРЯНИНА

Ценность взросления и зрелости

 

Каждый человек, усваивает в ходе своего развития определенную систему общественных и культурных ценностей - через родителей, школу, друзей и т.д. Это могут быть обходительность, добросовестный труд, владение домом, приятное окружение, дружная семья, уважительное отношение к родителям и т.д. и т.п. Многие из этих ценностей скрыты, неосознанны. При этом одни ценности устойчивы и постоянны, другие изменяются в зависимости от ситуации и периода жизни. В гештальттерапии есть несколько ценностей, которые рассматриваются как предпочитаемые способы существования. Это взросление, ответственность, самоактуализация, аутентичность (гармония внутреннего содержания и внешнего выражения) и способность к контакту. Рассмотрим их поподробнее.

Взросление в гештальттерапии рассматривается как органический процесс. Это похоже на рост и созревание всего живого в природе. Когда, например, о фруктах мы говорим: «Они созрели», - мы подразумеваем при этом, что они имеют не только соответствующую зрелую форму, но и содержат в себе определенное количество веществ, соответствующих их зрелому состоянию. Вызревший плод содержит в себе не только мякоть, которой можно полакомиться, но и семя, способное при наличии земли, воды и солнца прорасти и стать плодоносным. Ф. Перлз аналогичным образом определяет взросление человека - как переход зависимости от внешнего ресурса к внутреннему. Взросление человека происходит медленнее, чем растений или животных, и освобождение от внешней зависимости длится достаточно долго. Первый внешний ресурс, от которого отказывается человек, - это надежность и теплота материнской утробы при рождении. Затем он отрывается от материнской груди, от поддерживающих рук контролирующих взглядов и т.п. Ранняя стадия физического развития - это достаточно успешное продвижение от внешней зависимости к внутренним ресурсам. Психическое взросление ускоряет освобождение от внешнего ресурса.

Поскольку человек - существо социальное, процесс взросления продолжается постоянно; абсолютно самодостаточным, свободным от общества не способен стать ни один человек. Но тем не менее постепенно человек становится все более самостоятельным, растет его ответственность за самого себя. Научившись ходить, мы постепенно обретаем эмоциональную и психическую автономию, развивая в себе чувство самоценности и овладевая внутренней мудростью. Однако наряду с обретением самостоятельности и независимости взрослая личность признает наличие ситуаций, когда необходима внешняя помощь или поддержка. При этом способность и готовность запросить такую поддержку осуществляются не манипулятивным, а непосредственным путем.

Взросление не простой и отнюдь не легкий процесс. Часто оно сопровождается психологическим дистрессом, вызванным тем, что постоянно человек сталкивается с необходимостью отказаться от ставшей привычной безопасной ситуации и решается предпринять нечто доселе несовершаемое, недоступное, пойти на риск, выйти за пределы привычного, надежного, но теперь уже недостаточного. Здесь борются две силы: некая готовность к новому и вместе с тем нерешительность, страх, желание остаться в старом качестве.

Гештальттерапия учит человека, переживающего период отсоединения, отрыва от прошлого, просить о помощи и принимать ее.

Рост самооценки, самоценности и осознанности, связанный с переживанием доверия к самому себе, сопровождается изменениями в самоидентификации. На ранних стадиях развития чувство идентичности возникает на основе той обратной связи, которую личность получает от значимых для себя людей. Их оценки служат зеркалом, глядя в которое личность идентифицирует себя с другими и одновременно конструирует самое себя. Это период созревания идентичности, которая достаточно далека от реальности и поэтому нуждается в подпитке. В период взросления происходит изменение внутреннего мира, развивается уникальность личности, истинная идентичность. И этот бесконечный процесс постоянного изменения и роста на протяжении всего жизненного пути ведет человека к новому знанию себя и новой осознанности. Новый опыт всякий раз требует все нового развития внутренних ресурсов и все большего доверия к собственной мудрости.

Итак, мы видим, что взросление включает в себя самоактуализацию и аутентичность (подлинную идентичность, согласованность внутреннего содержания и внешнего выражения). Помимо этих ценностей, широко признанных в гештальттерапии уже в 80-е годы, в последнее десятилетие признана как ценность и способность человека к открытому контакту. Каждая ценность сама по себе сложна и многообразна, поэтому заслуживает подробного рассмотрения.

Самоактуализация как термин впервые возник в работе Курта Гольдштейна в конце 30-х годов. Наблюдая за испытуемыми, перенесшими травму черепа, К. Гольдштейн пришел к убеждению, что поиск путей самосохранения и самосовершенствования никогда не прекращается.

В гештальттерапии самоактуализация становится возможной, когда человек идентифицирует себя с изменяющимся, растущим организмом. При этом чрезвычайно важно признать себя таким, какой ты есть, а не таким, каким ты хочешь быть. Такое признание высвобождает способность человека к собственному совершенствованию. Парадокс стремления к совершенству заключается в том, что движение в сторону недосягаемых ожиданий, как правило, оказывает ограничивающее воздействие на самого человека. Идентифицируя себя с представлениями о том, каким следует быть, человек останавливается на так называемой самоактуализации образа, а не на самоактуализации себя настоящего. Поскольку психически это связано с отрицанием себя реального, могут возникнуть ухудшения здоровья и даже серьезные психотические расстройства. Самоактуализация, по Ф. Перлзу, это организмический процесс, основанный на постепенном развитии личностных потенциалов через знание, осознавание и признание того, каков человек есть на самом деле.

Аутентичность - это очень важный аспект взросления. Термин «аутентичность» в гештальттерапии во многом совпадает со значением слова «конгруэнтность», что в переводе с французского означает гармонию внутреннего содержания и внешнего выражения, состояние согласованности чувств, мыслей и других составляющих внутреннего опыта человека с внешними формами выражения. Состояние конгруэнтности или идентичности внутреннего опыта и его внешнего выражения символизирует момент, когда гештальт завершен. Это типичное состояние взрослости в гештальттерапии.

При этом утверждается, что любые переживания, чувства, мысли, т.е. любое состояние внутреннего опыта человека, являются самоценными. Они есть результат того или иного выбора человека, сделанного при участии самосознания. Этот выбор может совпадать с ценностями, господствующими в обществе, частично расходиться с ними или совершенно не приниматься обществом. Аутентичная личность (т. е. личность, чей внутренний опыт согласован с внешними формами выражения) способна признать ценность и своих собственных взглядов, и мнение социума, даже если они не совпадают. Это доступно человеку в том случае, если он преодолел незавершенные гештальты, сформированные в его прошлом опыте, и вместе с тем не имеет каких-либо нереальных ожиданий,             т. е. если он свободен от прошлого и будущего, живет в ситуации настоящего, осознавая процессы своего собственного организма и сохраняя хороший контакт с окружающей средой.

Способность к контакту рассматривается в гештальттерапии как личностная сущность и как процесс. Сущность, или самость, в этом случае определяется как система контактов между индивидуумом и средой: взгляды человека, его верования, ценности, воспоминания взаимодействуют с осознанностью себя и своих границ. Когда человек функционирует полнокровно, то формирование и завершение гештальтов происходят непрерывно и плавно. Однако завершение не наступает, если человек теряет контакт со своим внутренним опытом или с окружающей средой.

Поясним это на простом примере. На работе вы вдруг вспомнили, что, уходя из дома, забыли выключить утюг. Вы мчитесь к телефону и просите оставшихся дома родных или соседей посмотреть, все ли в порядке, и выключить утюг, если он действительно включен. Услышав заверения в том, что ваша оплошность исправлена, вы можете спокойно вернуться к прерванной работе. Гештальт беспокойства завершен, и вы возвращаетесь к прерванному гештальту работы. Вы, таким образом, осуществили контакт со своим внутренним опытом - воспоминанием о забытом утюге и чувством страха по этому поводу. Вы не только осознали эти чувства, но и предприняли шаги по их устранению, что потребовало от вас контакта с окружающей средой. Незаконченный гештальт был завершен, и вы почувствовали облегчение. Пережитый эпизод становится фоном вашего жизненного опыта. Теперь вы можете вернуться к другому незавершенному гештальту - работе. Только теперь она может быть в фокусе вашего внимания или осознания.

Если по какой-то причине вы не можете оторваться от работы или дозвониться домой, чтобы снять возникшую опасность, беспокойство все равно будет присутствовать в вашем сознании и отвлекать ваше внимание от работы, что непременно скажется на ее продуктивности. Таким образом, у вас будет уже два незавершенных гештальта, существующих одновременно. Это означает, что у вас нет полноценного контакта ни со своим собственным внутренним опытом (вы игнорируете свое беспокойство, оставаясь на рабочем месте), ни с окружением (вы не можете сосредоточить свое внимание на деле).

Контакт сам по себе может быть разным, но он в любом случае приемлем и более полезен для организма, чем его отсутствие. Блокирование взаимодействия организма со своими внутренними ощущениями, потребностями или с внешним миром затрудняет формирование и завершение гештальтов и провоцирует нездоровые состояния: волнение, депрессии, манипуляции, нарушение границ контакта и т.п.

Итак, мы познакомились с основными понятиями и ценностями гештальттерапии. А теперь зададимся вопросом: «Что же с этим делать?» Попробуем использовать эту концепцию для диагностики продуктивности нашего стиля межличностного взаимодействия.

 

Ценность спонтанного общения*

 

Ребенок в раннем возрасте усваивает систему воспитания, основанную на установках «тебе следует», «ты обязан», «ты не имеешь права». Нарушение подобных предписаний обычно приводит к осуждению, наказанию, лишению любви или привилегий, даже если этот набор предписаний никогда не высказывается вслух. Выучив с детства, что естественные импульсы, движения и потребности нежелательны, не одобряются взрослыми, а иногда и просто опасны, многие учатся сдерживать их. При этом человек убежден: спонтанное поведение может привести к нежелательным последствиям. Формируется система самоконтроля, которая вступает в борьбу с процессом саморегуляции. Сознательный контроль занимает место свободной активности и спонтанного осознания.

Суть сознательного контроля состоит в подавлении свободного самовыражения. До определенной степени это необходимо каждому. Однако чрезмерное подавление рождает недоверие к своим потребностям и способностям, нарушение функционирования организма как целостной системы. Формируются непродуктивные стили взаимодействия: «Я бессилен», «Я - жертва», «Я не прав», «Со мной не все в порядке» и т. п. Обычно человек, находясь во власти подобных установок, затрачивает огромное количество энергии на избегание контакта со своей самостью и с другими людьми. Организм находится при этом в незавершенном состоянии. Процесс саморегуляции нарушается. Как определить это?

Вы, как и любой другой человек, знаете и умеете чувствовать целый спектр различных эмоциональных состояний. Постарайтесь найти на каждое из перечисленных ниже состояний отклик в своей душе и оценить, в каком состоянии вам приходилось чаще всего бывать в последнее время.

Бодрость, прилив свежих сил, уверенность в себе, спокойствие, радость жизни, ощущение того, что вы все можете.

Тихая светлая грусть, доброжелательность по отношению ко всем людям, надежда.

Разочарование, усталость, вялость, сонливость, измотанность, ощущение своей ненужности.

Озлобленность, страх, тревожность, безысходность, неудовлетворенность, раздраженность.

Если в последнее время вам все чаще приходилось испытывать отрицательные чувства, то значит, ваша врожденная саморегуляция несколько расстроилась.

Мы уже знаем: если цикл спонтанного формирования - завершения гештальта нарушен, блокада на любой стадии посылает незавершенный материал в фон опыта и затрудняет начало нового цикла. В результате развиваются стереотипы, которые становятся привычными и ведут к переживанию дискомфорта. Одна из задач гештальттерапии - анализ всего фонового материала личности, поиск заблокированного звена, прерванного этапа в гештальтцикле. При этом выясняется и осознается, где и как человек прервал цикл формирования и завершения гештальта. Сделать это лучше всего с помощью компетентного специалиста.

Однако мы можем и самостоятельно осознать некоторые аспекты своего незрелого поведения, обусловленного неконструктивными установками, сформированными в результате нарушения гештальтцикла. И еще - прочувствовать возможность зрелого поведения. Для этого необходимо научиться различать разные уровни своего поведения:

уровень «клише», где действия автоматизированы и стереотипны;

уровень «ролей», где человек старается манипулировать другими и получить от них защиту, поддержку (вспомните в этой связи «игры» Эрика Берна);

уровень «тупика», когда человек чувствует себя беспомощным и лишенным внешней опоры;

уровень «внутреннего взрыва» или «смерти», когда в ситуации полного отчаяния человек справляется с ситуацией самостоятельно. «Умирают» при этом старые неконструктивные установки, срывая с себя «маски», а личность предстает в своей истинной сущности и, осознавая ценность самоактуализации, аутентичности и контакта, учится следовать им, постепенно обретая настоящую зрелость.

Уровень «клише» - необходимый компонент нашего общения. Когда мы здороваемся со знакомыми и близкими, желаем им «всего доброго» при расставании, покупаем подарок новорожденному, говорим «спасибо» за оказанную услугу, мы действуем именно на этом уровне. Эти формулы общения, или «клише», упорядочивают нашу жизнь и упрощают многие ситуации.

А вот уровень «ролей» уже не так прост и не всегда конструктивен. Социальная роль как элемент структуры личности задается тем, что, попадая в определенную структуру отношений с другими людьми в том или ином качестве (преподавателя, жены, матери, ученика и т.п.), человек сталкивается с определенными требованиями, которые неизбежно и неминуемо предъявляются к тому, кто попадает на это место, с системой ожиданий, что в определенной ситуации он будет себя вести определенным образом. Основой, на которой формируются эти роли, являются социальные нормы. Нормы - это некоторые ограничители, задающие конкретные установления, которым нужно следовать и которые можно выполнить или не выполнить. При этом в каждой большой или малой социальной группе существует своя система норм, порождающая свою систему ролевых ожиданий. Человек, как правило, является носителем ролей, связанных с нормами разных социальных групп, к которым он принадлежит (педагог, директор, мать, жена, и все это - один человек). Порой эти нормы предъявляют человеку взаимоисключающие ожидания, что порождает так называемый ролевой конфликт.

Необходимо различать два класса ролей: конвенциальные и неформальные. Конвенциальные роли - это шаблоны, которым должен следовать любой человек, оказавшийся в данной ситуации: профессиональные роли (учителя, продавца, милиционера), роли пассажира, покупателя, семейные роли и др. Неформальные роли - это тоже некоторые устойчивые шаблоны, связанные с ожиданием от человека определенного поведения, но они не являются общими для всех требованиями, они более вариативны, зависят от того, какой человек выполняет эту роль. Например, конвенциальная роль матери может дополняться неформальными ролями заботливой матери, работающей матери и т. д.; конвенциальная роль члена трудового коллектива - неформальными ролями лидера, знатока, марионетки, критика и т. д. По сути, неформальная, или персональная, роль - это роль самого себя. В гештальттерапии речь идет как раз о неформальной роли, например, когда к человеку предъявляют ожидания, что он будет вести себя так же, как вел и раньше в подобной ситуации. Если он будет вести себя иначе - пусть так, как полагается, так, как другие, но не так, как этого ждут именно от него, возникает дискомфорт в межличностных отношениях и, весьма вероятно, конфликты. В определенном смысле мы являемся рабами собственного образа.

Однако каждый человек может прекрасно знать систему ожиданий, которые к нему предъявляются, но при этом не соглашаться с необходимостью им следовать. Причем нередко, особенно в подростковом возрасте, человек не желает следовать роли просто из принципа, чтобы самоутвердиться, показать, что он есть нечто большее, чем просто роль.

Если обратить внимание на тонкости внутреннего отношения к ролям, то можно говорить о внутреннем принятии ролей, когда человек полностью со своей ролью сливается и выполняет ее уже как бы автоматически, или просто об «игрании» роли, когда человек ее просто изображает. В первом случае роль овладевает личностью, а во втором - личность овладевает ролью, используя роль как инструмент, как средство для перестройки своего поведения в различных ситуациях.

Если человек пользуется ролью осознанно и решает при этом какие-то необходимые задачи, это его право. Если же он «играет», не осознавая ни цели «спектакля», ни его сценария, то рано или поздно он столкнется с негативными переживаниями, «расплатой», а иногда и с драматическим финалом. Неосознанная «игра» или поведение на уровне роли - это незрелое поведение. Определить его можно по беспокойству - состоянию, которое организм менее всего способен переносить. Ф. Перлз считал, что беспокойство - это недостаток веры в то, что человек может справиться с ситуацией в будущем или недостаток индивидуальной системы ресурсов. Переживаемое как волнение, иногда возникающее без всяких видимых причин, беспокойство блокируют возможные действия. Энергия, необходимая для конкретных творческих дел, уходит на бесполезные обдумывания, не связанные ни с настоящим опытом, ни с будущим.

Например, учительница волнуется по поводу того, как она проведет открытый урок в конце месяца или чем она будет кормить сегодня своих детей и мужа. Эти чувства мешают ее непосредственной работе в течение недели или дня. Беспокойство будет уходить и снова возвращаться, и это будет непременно сказываться на ее контакте с учениками, на последовательности изложения нового материала и т. п.

С точки зрения гештальттерапии волнение и беспокойство — это умственные прыжки в прошлое или будущее, в то время как тело остается в настоящем. Тем не менее беспокойство влияет на настоящий момент, на все, что происходит в физической и психической сферах человека, на все его физиологические, мысленные, вербальные и невербальные реакции. Интенсивное беспокойство заводит человека в «тупик», откуда выбраться он может сам или с помощью специалиста. Но в любом случае это будут два пути: либо подавление беспокойства и возвращение на уровень «ролей», либо «взрыв», т.е. освобождение от старых установок и восхождение к зрелости.

Взросление личности предполагает осознание особенностей своего контакта и устранение причин, блокирующих нормальный контакт. Развивая новые взаимоотношения, получая доступ к заблокированным ранее способностям, человек изменяет свои ценности, установки, обретает другие навыки, т. е. расширяет границы своего Я. Или он может отказаться от того, во что раньше верил, разрушить прошлые отношения, забросить то, что раньше умел и любил делать. И в этом смысле можно говорить о сокращении или сужении границ Я.

В гештальттерапии существует четыре потенциально нездоровых психических процесса, которые представляют собой то или иное нарушение границ контакта Я с окружающим миром. Это интроекция, проекция, ретрофлексия, слияние. Ф. Перлз называл их невротическими защитными механизмами, приостанавливающими здоровое функционирование организма. Вслед за З. Фрейдом он понимает защиты как механизмы, позволяющие скрыть от сознания все факты, ему неприятные, не совместимые с его ценностями.

Все эти процессы естественны для любого человека. Они блокируют энергию, защищают образ Я, препятствуют адекватному восприятию, искажают чувства и портят благоприятные взаимоотношения. Беспокойства, страхи, фобии и другие симптомы являются результатом этих процессов.

Прежде чем перейти к описанию типичных нарушений границ контакта Я с окружающим миром, следует охарактеризовать используемое в гештальттерапии понятие граница Я. Каждый человек разделяет в опыте Я и не-Я: принадлежащие Я мысли, чувства, действия и внешние события и мысли, чувства, действия других людей. Защитные механизмы рассматриваются как разные виды нарушения этой границы.

При размытости этой границы работает невротический механизм слияния: человек отождествляется с группой, считает, что все думают и чувствуют так же, как и он, не может действовать на основе собственных побуждений, принимать на себя ответственность.

Механизм ретрофлексии означает такой дефект границы Я, когда эта граница смещается слишком близко к центру Я и человек начинает относиться к себе как к другому человеку. В этом случае типичны самообвинение, стыд за себя, постоянное предъявление требований к себе типа «я должен владеть собой». Негативные чувства по отношению к другим людям неправильно понимаются ретрофлексирующим человеком, как направленные на самого себя.

Интроекция - склонность присваивать и ощущать как свои собственные установки мнения, убеждения других людей без попытки их критики и изменения. Такие «интроекты» как бы не перевариваются, остаются чужеродными телами. В этом случае самостоятельной личности сформироваться очень трудно, потому что человек не успевает прислушаться к собственному мнению, будучи занят усваиванием чужих идей, их примирением. Самыми распространенными интроектами являются родительские поучения о том, как «дóлжно» себя вести, воспринятые без рассуждения.

Проекция прямо противоположна интроекции. Если последняя - попытка представить внешние для Я моменты как внутренние, то проекция, напротив, помещает причины и ответственность за происходящее внутри Я во внешний мир. В этом случае человеку может казаться, что мир враждебен или равнодушен к нему, в то время как это он часто холодно относится к себе, или человек склонен обвинять другого в «плохих» чувствах по отношению к себе, в то время как он сам их испытывает. По словам Ф. Перлза, «интроектцирующий индивидуум делает то, что от него хотят другие, проецирующий делает другим то, в чем он сам их обвиняет, человек, находящийся в патологическом слиянии с миром, не знает, кто кому что делает, ретрофлексирующий делает себе то, что он хотел бы сделать другим».

Цель гештальттерапии - «наведение порядка»: выявление нарушений границ Я и восстановление способности к конструктивному контакту.

 

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 |